А «этот» — сам с усам и в даль свою глядит

С иронией и без того энтузиазма.

Так кто тебе милей? Два различных индивида

Объединяет их мечта одна — Таврида…

Два я, не смотря на то, что они по-различному смотрят
На мир и на себя, на закат и море.

а имеется и третий я – смотрю на тех двоих
курю и кофе выпиваю и придумываю стих

(2008)

****
В сутки, в то время, когда тараканы ушли, неизвестно куда
аки обры провалились сквозь землю, как словно бы их не было вовсе
в то время, когда за горизонт их последние скрылись стада
наступила печальная, продолжительная, мокрая осень

Обещаний возвратиться никто не покинул из них
неожиданно, в молчанье, в молчанье, в молчанье
шорох ножек их, лапок – волною нагрянул и стих
Кто их видел последним? Где слышали их и встречали?

Жили рядом, — плодились, искали тепло и еду
и казалось нам — всегда и неистребимо их племя что они – ни при каких обстоятельствах, ни за что, никуда не уйдут
вот, поди ж ты – ушли. Кроме того их зафигачило время.

Остаётся сейчас – вспоминать о соседстве прежнем
и гадать, куда скрылись они, как печальные ети?
возможно, что сейчас — все они в измеренье втором?
возможно – глубоко под землёй, иль по большому счету не на данной планете?

***

В то время, когда ударили морозы,

В то время, когда сковало сердце льдом

В то время, когда все отечественные слёзы, позы

Под горлом поднялись как будто бы ком

Мы испугались данной стужи

И растеряли гордый вид.

Над нами Кошмар Тёмный кружит

И Кошмар с нами говорит.

***

Погиб приятель, друг. Пара лет, как-то так
Мы не общались, практически, всё у нас нет времени было…
Жил по соседству. В общаге , где вечный бардак.
Лишь, пожалуй, уж лучше бардак, чем могила.

Был одинок он. Болел, говорят, не легко.

Зная о том, что его уже очень сильно накрыло

Думал я «нужно бы, к себе домой зайти…». Но, увы, не зашёл.

Ну а сейчас – уже поздно о том. Переехал от нас он. Могила.

Довольно глупо – не довольно глупо, — а стал уж в далеком прошлом примерять

Каждую смерть собственных ветхих и новых знакомцев

Я на себя… И сейчас примеряю снова…

Сутки – ослепительный, летний, пропитанный северным солнцем

Как он прозрачен, как свеж он, и как он оптимален!

Но чувствую, затылком, как смерть подбирается с тыла.

Хочется верить, что ты ни при каких обстоятельствах не погибнешь.

Всё, что угодно – всё лучше, чем могила и смерть

***

Куда уехал цирк, родное шапито?

Куда девались все красивые маркизы?

Сейчас и мы — не те, и всё около — не то

Идём по судьбе, как будто бы по карнизу.

Один неверный ход и – вниз ты загремишь

И полетишь в том направлении, откуда нет возврата

Желал попасть в Париж?

Шалишь, мой дорогой друг, шалишь

То будет, в лучшем случае, Саратов.

Златые тут огни и Жёлтая гора

И прошлое под толстым слоем пыли

вечера и Жара, всё те же, что день назад

Но кто ты? О тебе в далеком прошлом забыли.

На сотню новых лиц, привычное – одно

И с этим как-то тяжело примириться.

А память бродит в нас, как скисшее вино

И тени мимо ходят вереницей.

Уходят окончательно – приятели, любовь, запой

И привидениями мир погибший полон

А сам ты стал брюзглив, как ветхий господин По
И каркаешь, как тот дурной Ворон.

***

Отчизна тянет к себе как магнит
Наподобие нет места для прошлых обид
Ты возвращаешься с криком ура
А в сердце зияет дыра
В чертову тёмную эту дыру
Время летит Ты стоишь на ветру
Глядя беспомощно как через неё
Прошлое спешит твоё
Всё что ты не забывал до данной поры
Улицы люди дома и дворы
Всё улетает навек в никуда
Вот тебе радостно, да?!
Нечего, нечего больше терять
ты рот открыв остаёшься находиться
Временем взятый на наглый гоп-стоп
Всё утратив, остолоп

***

Кто в лес ушёл, кто по гроба —
Все врозь мы разбрелись…

У каждого собственная будущее,

Такая вещь — жизнь.

Давай хлебнём на посошок

И горе — не беда.

У нас от судьбы отечественной шок
Произошёл окончательно.

***

Собственных выясняешь по цитатам,

По фразочкам, кинутым вскользь,

Услышанным где-то, когда-то,

В второй ещё жизни наверно,

В которой, легки и упрямы,

Мы лезли на приступ весны.

Цитаты, цитаты, — как шрамы

Той неспециализированной радостной войны.

Я ехал на родину. Ехал,

И прыгало сердце в груди.

Я слышал, как прошлого эхо

В голове непутёвой гудит.

Вагонного тормоза скрежет.

Качнулся и замер состав.

А вот и вокзал, и всё те же

Родные, в натуре, места.
………………………………………

Сообщи-ка мне, дядя, а что же,

А что стало с нашим полком?

Кого ещё встречу тут? Может,

И плакать пора мне по ком?

Вот где – отыщешь в памяти – тот-то? – А убыл

И в перечнях не значится днесь.

Прошёл через пламя он и трубы

Да в воду вошёл – вышел целый.

Куда он укрылся во мраке,

В том направлении нам нырнуть не дано,

То знают только рыбы и раки,

Исследуя омута дно.

— Да хорошо?! А другие все-то?

— Кто как, – дядя молвил, – кто как…

Те — также все канули в Лету,

А эти — свернули в кабак,

Кого-то — ищи в чистом поле,

Кого — под могильной плитой,

Кто в люди отправился невольно,

А кто-то — в отстой и зверьё.

Невесело, дядя! А как же

Радостные песни полка?

Ужель позабыли их кроме того

Бойцы, отлежавши бока,

До тех пор пока пировали и выпивали

Во славу будущих побед?

— Да, песни мы те позабыли,

А новых-то песен и нет.

А где отечественные все маркитантки?

— Хе-хе! Эк, ты отыскал в памяти о чём!

Забудь! С этим глухо, как в танке,

Не выманить и калачом

Из теплых их нычек и норок,

И не оторвать от мужей.

Новая тату у Николь либо Дети сами сделали татушку/ Видео для детей


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: