Анализ взаимодействий в действии.

Мы обрисуем главные этапы обычного случая анализа сотрудничеств, на котором будут видны кое-какие его особенности, ответственные в клинической практике. Числа в следующем ниже тексте отсылают к дискуссии в конце раздела.

Эмбер Арджент [54]пришла к врачу Трису, выписавшись из нового психиатрического отделения Основной поликлиники Аркадии, куда ее поместили из-за сильной депрессии, сопровождавшейся, как полагал ее домашний доктор врач Нейджел, наклонностью к суициду. Направляя мисс Арджент на психиатрическое лечение, врач Нейджел указал, что она не оплатила собственный счет, не смотря на то, что на последнем месте работы хорошо получала в качестве секретаря. Врач Нейджел решил не прибегать к юридическим мерам, а вычеркнул пациентку из собственной записной книжки (1).

Мисс Арджент бережно явилась на первый прием к врачу Трису, дружелюбная, общительная, привлекательно одетая и никоим образом не мрачная, чего он ожидал по отзыву врача Нейджела (2). Планируя усесться на стул в его кабинете, она ухитрилась легко споткнуться о скамеечку для ног. Она не ушиблась, не пострадала кроме этого мебель; но по выражению ее лица видно было, что врач Трис провинился, поставив скамеечку в этом месте. Врач Трис не реагировал на это происшествие, а скоро свел разговор к вопросу: Для чего вы тут? Она ответила самым прямым образом: Меня все время выгоняют с работы, значит, я что-то делаю не так, как нужно. Врач Трис согласился с этим, выяснив, что она лишилась работы не меньше двадцати пяти раз. Лишиться работы двадцать пять раз – уже достижение, но еще более любопытно, что с таким послужным перечнем она любой раз обнаружила новую работу. Она была высококвалифицированным секретарем, так что неприятность ее не была связана с деловыми качествами.

Договор был сформулирован легко: Я желаю сохранить хорошую работу не меньше года. Доктор дал согласие, что это, по-видимому, разумный договор, и заявил, что готов вместе с ней изучить ее проблему и помогать ей в сохранении работы (3).

Тогда как врач Трис выяснял подробности ее биографии, она внезапно взглянуть на него и сообщила: Откуда вы забрали таковой галстук? Еще через пара мин. она захотела пересесть на другой стул и, передвигая мебель, согнулась в направлении врача Триса. Он осознал, что она это сделала намеренно, дабы себя продемонстрировать (4).

По окончании подробного дискуссии ее эмоциональных проблем и физического состояния врач Трис назначил групповое лечение. На следующем приеме ей были разъяснены ключевые принципы анализа сотрудничеств (5), и она была приглашена на занятие группы, складывавшейся из восьми участников и планировавшей раз в неделю на полтора часа.

К этому времени врач Трис заключил , что мисс Арджент – одинокая дама, и что ее любимый метод взаимоотношений – игра называющиеся Дай мне пинка, в которой она провоцирует осуждать ее либо сказать ей грубости, что заменяет ей более приятные либо амурные отношения с людьми. Это подтвердилось на первом же занятии, в то время, когда она познакомилась с другим участником группы, Рексом Бигфутом, [55]весьма одаренным исполнителем игры Попался, сукин сын. Она прервала его, в то время, когда он развивал собственный любимый предмет, высказывая неприязнь к собственной матери, на что он ответил, повернувшись к ней: А вы не могли бы помолчать, пока не услышите все до конца?

Достаточно было нескольких мин., дабы мисс Арджент и господин Бигфут составили команду для совместной игры, потому, что Дай мне пинка и Попался, сукин сын – дополнительные игры (6). Заключенный в ней Ребенок стремился взять пинки, а заключенный в нем Родитель наслаждался , раздавая их, совершенно верно так же, как мать его имела обыкновение несправедливо наказывать либо пинать его, в то время, когда он был мелок (7). В итоге, нашлись желающие пнуть ее и не считая Рекса. Другие члены группы в течение получаса в конце занятия обсуждали, подходит ли Эмбер для группового лечения и, например, для их группы. Врач Трис увидел, что в течение данной дискуссии она легко радовалась (8), и сообщил ей об этом.

Врач Трис: Вы, думается, наслаждаетесь от того, что происходит.

Мисс Арджент: Они меня не испугают.

Господин Бигфут: Тебя и пугать не следует, деточка!

Врач Т.: А это как вам нравится?

Мисс А.: Он страшен.

Затем другие члены группы смягчились и решили относиться к ней терпимее. На одном из следующих занятий она поведала о собственной неизменной проблеме – как ее отовсюду выставляли пинком, как ее выгоняли из школы и удаляли с уроков, как все это началось в начальной школе и длилось впредь до колледжа, откуда она также ухитрилась быть изгнанной благодаря постоянных пререканий с администрацией. Она ухитрилась кроме этого быть изгнанной из отряда девочек-скаутов и развелась с двумя мужьями. Что касается истории с домашним доктором, то она заявила, что именно перед наступлением депрессии доктор сказал о ее счете и предлагал прервать лечение и перевести ее в недорогую клинику, если она не имеет возможности себе позволить у него лечиться. Она превосходно осознавала, что возьмёт от него в точности данный пинок, в случае если представится ему как прекрасно оплачиваемая служащая, а после этого не уплатит по счету. Как она сказала, это был последний удар перед депрессией (9). Врач Трис сделал вывод, что наступил подходящий момент для прекращения игры.

Врач Т.: Как видно, вы приобретали пинки со всех сторон.

Мисс А.: Как раз так и было.

Врач Т.: Каким же образом, вы планируете получить пинок от меня?

Мисс А. (смеясь) :Но я вовсе этого не желаю.

Врач Т.: А из-за чего бы вам не оплатить ваш счет заблаговременно?

Доктор растолковал ей, что она может избежать пинка, приняв кое-какие меры. Ее Взрослый с этим дал согласие, и она сообщила врачу Трису, что уплатит ему вперед, дабы сделать неосуществимой игру Дай мне пинка на финансовой земле, которая удалась ей с врачом Нейджелом. Но, она продолжала эту игру по вторым предлогам. Она прерывала разговор с особым провоцирующим выражением лица, проливала кофе на ближайшего соседа и разрешала себе другие вызывающие выходки (10). Она показалась врачу Трису похожей на мелкую девочку, пробующую сохранить невинное выражение лица, в то время, когда всем ясно, что она виновата. Один из участников группы проницательно увидел, обращаясь к ней: У вас таковой вид, словно бы вы только что испачкали собственную пеленку (11).

Врач Т.: В то время, когда у вас в первоначальный раз было такое чувство?

Мисс А.: Не помню, дабы я пачкала пеленки, но вспоминаю, что все в доме портила. в один раз я скинула на пол пепельницу с окурками, и мать весьма на меня злилась.

Врач Т.: какое количество вам было лет тогда?

Мисс А.: Три года.

Это было, как она утверждала, самое раннее воспоминание ее детства (12). Она сообщила потом, что единственным методом привлечь интерес матери было сделать какую-нибудь шалость в ее присутствии, по окончании чего мать бранила ее либо колотила. Ту же линию она продолжала и позднее, приобретая нелестное внимание вместо любви. Это доставляло ей некое мрачное удовлетворение и давало ей возможность ощущать себя хотя бы живой, но такая жизнь была несчастливой. В конечном итоге ее Ребенок подсчитывал пинки, накапливая их, как финансовые жетоны, и светло было, что она собиралась в один прекрасный день обратить их в капитал, покончив суицидом, как это практически и произошло по окончании эпизода с врачом Нейджелом. Исходя из этого врач Трис сделал вывод, что игру нужно прекратить. Он внес предложение ей вовсе не сказать в группе, в случае если нечего сообщить. Она это давала слово и практически 14 дней не сказала. в один раз она опять принялась осуждать Рекса Бигфута. Он начал было отвечать, но врач Трис прервал его, сообщив Эмбер: Что же дальше? – Ох, – вскрикнула она, – я принялась за это опять! И она засмеялась, а вместе с нею и другие (13). После этого она изумленно осмотрелась и задала вопрос: Как же я смогу привлечь к себе внимание, если не буду напрашиваться на пинки?

Рекс, у которого было в данный сутки хорошее настроение, сообщил: Обязан же быть какой-то второй метод, на что Эмбер ответила: А понимаете, вы в действительности не таковой уж нехороший человек, Рекс, легко вы время от времени рассказываете грубо. У Рекса был затем смущенный вид, как словно бы его поймали на плохом поступке (14).

Затем первого, еще робкого прозрения, Эмбер начала скоро изменяться. Она начала одеваться в более броские и привлекательные платья; она утвержает, что кое-какие мужчины в ее учреждении задерживались сейчас у ее стола и в первый раз за пара лет нашлись желающие видеться с нею. К Январю была достигнута поставленная цель – постоянная работа. Но она посещала группу, дабы лучше определить себя (15). Ее сценарий, либо подсознательный замысел судьбы, был выстроен на принятом в юные годы ответе: Отрицательное внимание лучше, чем никакое. На одном уровне (вслух) мать сказала ей: Выходи замуж и будь радостна, а на втором, скрытом уровне: Делай пакости, и я буду обращать на тебя внимание. Она утвержает, что врач Трис заставлял ее перейти к противоположному поведению: Ты не должна делать пакостей. Сверх того, от вторых участников группы она выяснила, что может интересовать людей собственными хорошими качествами и что ей вовсе незачем прекословить им, дабы привлечь их внимание. Так, она купила свойство приобретать хорошие переживания вместо отрицательных. Ее Ребенок взял разрешение испытывать новые эйфории, и у нее появился новый взор на судьбу: Я буду нравиться людям, в то время, когда они заметят, как я прекрасна.

В центре внимания была неприятность ее пакостей (16). По окончании полутора лет лечения она почувствовала, что может сейчас жить по-новому без помощи со стороны. В конце она задала вопрос товарищей по группе, нравится ли она им больше в собственном новом виде, и все они ответили: Да. Дорогая ухмылка, которой она ответила на их одобрение, свидетельствовала о ее снова полученной способности принимать хорошие переживания (либо золотые жетоны, как их именуют в группах анализа сотрудничеств) вместо словесных пинков (именуемых нечистыми коричневыми жетонаминаправляться;). Она осознала, что нечистые коричневые жетоны возможно обменять только на ужасные вознаграждения наподобие самоубийства, в это же время как золотые жетоны смогут доставить ей более радостные призы.

Мы обрисовали, как Эмбер Арджент обучилась распознавать состояния Эго (Родителя, Взрослого и Ребенка) у самой себя и других, разбирать сотрудничества в соответствующих состояниях Эго и обнаруживать скрытые ловушки в невинных с виду сотрудничествах, переходящих в игры. Прибавим кое-какие замечания об анализе сотрудничеств, поясняющие лечение этим способом; они относятся к отмеченным числами местами прошлого текста.

1. Врач Трис упорно интересовался тем, из-за чего она прекратила лечиться у прошлого доктора, тем самым взяв полезную данные о ее перспективах лечения и излюбленных играх. При Эмбер одной из ответственных изюминок была финансовая игра, и он приготовился к таковой возможности.

2. Больные, страдающие депрессиями, довольно часто приобретают временное утешение от госпитализации либо от попытки суицида, потому, что они инкассируют так часть собственных ветхих жетонов и, в некоем смысле, начинают заново, накапливая собственные трудности. Они смогут успокоиться кроме этого, решив обратить собственные жетоны в наличные в скором времени, так что видимое улучшение вероятно значит в конечном итоге подготовку к суициду.

3. Такая отчетливая цель редко видится у больного на столь ранней стадии; это радостное предзнаменование для финала лечения. Потому, что договор был в полной мере ясен, пациент и врач не были вынуждены тратить время на подготовительные меры и несущественные предметы.

4. Замечая за поведением больного, доктор четко выявит его игру. Первый же провокационный маневр его настораживает, второй дает основания для предположения, а третий дает чувство уверенности, что он определил игру.

5. Анализ сотрудничеств придает ответственное значение обучению больного, потому, что это усиливает его Взрослого и оказывает помощь больному освоиться в группе умелых людей, уже осознающих, что происходит.

6. Забавно замечать, как скоро люди находят партнеров, играющих в ту же либо в дополнительную игру.

7. При диагнозе состояний Эго доктор обязан доказать, что предпосылки вправду были. Дабы установить, что Рекс носил в себе пинающего Родителя, нужно было продемонстрировать, что один из его настоящих своих родителей в действительности раздавал пинки.

8. В случае если больной в некотором роде радуется, в особенности в то время, когда эта ухмылка неуместна, возможно с уверенностью высказать предположение, что он играется в собственную любимую игру.

9. В случае если диагноз любимой игры верен, то окажется, что больной разыгрывает эту игру не только в группе, но и вне ее.

10. В случае если больной перестает разыгрывать игру в одной ситуации, он может продолжать ее в других случаях. Дабы излечить его от игры, вся совокупность игры должна быть оторвана с корнем.

11. Тут поведение прослеживается до его корней, уходящих в детство.

12. Это вспоминается не сходу. Самым ранним воспоминанием, о котором больной говорит сначала, возможно, к примеру, ширма. Дабы найти начальную обстановку, в которой случилась передача игры (в этом случае, по-видимому, при обучении туалету), необходимы психоаналитические способы, к примеру способ свободных ассоциаций.

13. Хохот прозрения появляется в тот момент, в то время, когда Взрослый больного поймёт, что он до сих пор делал и как именно его Ребенок чуть ли не всю жизнь водил его за шнобель. Хохот данный – весьма хороший показатель.

14. Тут видно, в чем состоит сокровище групповой терапии. По мере того как улучшалось состояние Эмбер, ее новая установка по отношению к Рексу вынудила его осознать, что грубость его была всего лишь маской, закрывавшей некую помеху в его поведении.

15. По окончании исполнения начального договора больной может заключить новый для предстоящего продвижения.

16. На определенном уровне анализ сотрудничеств сливается с психоанализом в собственном интересе к самым ранним переживаниям больного.

Структурный анализ Эрика Берна


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: