Античный этап истории естествознания

Имеет хронологические рамки: 8 в. до н.э. (начало эры античности, Греция) – 5 в. н.э. (финиш Западной Римской империи) и является попыткой растолковать мир, как единое целое с позиций натурфилософии(от-сюда второе наименование этапа, см. выше) – исторически первой формы фило-софского знания, философии природы, учения о природе в её целостности в рамках первого же рационального типа мышления – натурфилософского либо созерцательного.

Не столько по географическим заглавиям появлявшихся в течение анти-чного этапа центров научных знаний, сколько по возраставшей в хроноло-гическом порядке сложности(см. выше), а, следовательно, и достовернос-тиэтих знаний, этот этап принято дробить на четыре периода в него – ионийский (милетский), афинский, александрийский и древнеримский. Так, первые представители ионийской либо милетской школы (7–5 в. до н.э.) началом (первоэлементом) всего сущего – космоса(в переводе с греческого, «порядок», «гармония»), частью которого есть и человек – вычисляли или конкретную природную стихию – воду (Фалес), воздушное пространство (Анаксимен) либо пламя (Гераклит) – или некую туманную и как следует неопределяемую субстанцию «апейрон» (Анаксимандр). Их ученики полагали мир уже более сложной комбинацией, в частности, четырех (почва, вода, воздушное пространство, пламя – Эмпедокл), либо пяти (плюс эфир, пифагорейская школа) нескончаемых и вечных стихий либо элементов.

В рамках афинского периода (5–4 в. до н.э.) на смену концепции милет-ских «стихий», как первоначала мира, приходит мысль атомистического стро-ения материи Левкиппа – Демокрита. В соответствии с ей, атомы (греч. atomos – не-делимый) составляют материальную базу Вселенной. Атомы вечны, и Все-ленная, складывающаяся из пустоты и атомов между ними, кроме этого вечна и беско-нечна. Атомы находятся в постоянном перемещении, перемещаются в несложен-ранстве. Их различия по размерам, положению и форме обуславливают раз-ные свойства грамотных из атомов тел. Атомы недоступны для человечес-кого восприятия. Все предметы материального мира образуются из атомов, как из букв слова. Концепция атомизма являет собой первый переход от кон-тинуального (базирующегося на непрерывности первичных «стихий») пони-мания материи к её дискретному, т.е. прерывистомупониманию, но, как будет продемонстрировано ниже, не последний и не только в таком направлении.

Вершиной не только афинского периода, но и всего древнего этапа есть картина мира Аристотеля, либо, что совсем логично, антич-ная картина мира. Именем же как раз этого древнегреческого мыслителя она названа вследствие того что имеет собственной научной парадигмой аристотелевскую динамику – его учение о перемещении тел в пространстве.

Тела (вещи), по Аристотелю – это формы и соединение материи («Ма-терия формируется, форма материализуется» – приписываемая ему образная трактовка данного тезиса). Наряду с этим материя данной вещи есть, со своей стороны, формой для материи тех элементов, из которых эта вещь состоит. Переходя так вглубь вещества, к все более несложным телам (по-добно тому, как, к примеру, идут от строения к кирпичам, из которых оно сло-жено, от кирпичей к составу глины, из которой они изготовлены, от глины к количеству и названиям образующих её химических соединений, от формул этих соединений к входящим в них химическим элементам и т.д.), приходят к некой абстрактной «первоматерии».

Первоматерия лишена всякой формы, качеств и всяких свойств, это субстанция, не имеющая, подобно анаксимандровскому апейрону (см. выше), никакой определенности. Но, соединяясь с несложными формами (рис. 1.7), она образует первоэлементы (в том месте же), из которых состоят все тела. Перво-элементы в мире находятся в определенном порядке, что задает структуру Вселенной (космоса). В её центре находится первоэлемент почвы, что образует отечественную планету. Почва – центр Вселенной, она неподвижна и имеет сферическую форму. Около Почвы распределена вода, после этого воздушное пространство, потом пламя. Пламя простирается до орбиты Луны – первого небесного тела, выше которого расположен надлунный, божественный мир. В нашем мире (не-бе) иные тела – небесные – состоят уже из другого, пятого первоэлемента – эфира(эту категорию Аристотель заимствует у пифагорейцев, вторых пред-ставителей той же милетской школы, см. выше), что, в отличие от вышеуказанных четырех земных, неизменен, другими словами не имеет возможности переходить в другие первоэлементы.

Первоматерия (содержание)
Её несложные формы (теплое, холодное, сухое, мокрое)
Первоэлементы (содержание земных тел): Пламя (теплое + сухое) Воздушное пространство (теплое + мокрое) Вода (холодное + мокрое) Почва (холодное + сухое)
Структура мира (Вселенной, космоса)

Рис. 1.7.Иерархия материальных совокупностей по Аристотелю

В божественном, надлунном небе существует только один вид перемещения – равномерное постоянное круговое перемещение небесных тел. Они вращают-ся около Почвы по круговым орбитам, будучи прикрепленными к матери-альным, сделанным из эфира, вращающимся сферам. По степени удаления от Почвы расположены приятель за втором сферы Луны, Меркурия, Венеры, Солнца, Марса, Юпитера, Сатурна и сфера неподвижных звезд. За последней нахо-дится перводвигатель – Всевышний, что придает перемещение подвижным сферам. Это перемещение – самоё совершенное, по причине того, что у него нет ни начала, ни финиша, оно всегда и неизменно.

Перемещение в подлунном, земном мире, напротив, несовершенно, пос-кольку подвержено трансформациям, и имеет конец и начало. Перемещения земных тел бывают естественными и насильственными. Естественное дви-жение – это перемещение тела к собственному месту, к примеру, тяжелого тела, состоя-щего из первоэлементов почвы и (либо) воды, вниз, а легкого, образованного первоэлементами воздуха и (либо) огня – вверх. Естественное перемещение про-исходит само собой, оно не требует приложения силы. Все остальные движе-ния на Земле – насильственные, требующие применения силы. «Всё, что на-ходится в движении, движется, благодаря действию другого тела» – ос-новной принцип динамики Аристотеля.

Громадны заслуги этого мыслителя и в других областях знания – он тво-рец формальной логики (теории умозаключений, учения о доказательстве, действенном и поныне), создатель первой в истории науки классификации живых организмов. Как значим вклад Аристотеля, к примеру, в биоло-гию, возможно делать выводы по словам Дарвина, что сказал: «Линней и Кювье были моими всевышними, но все они лишь дети по сравнению со стариной Арис-тотелем». Но все это меркнет перед созданной им древней картиной мира – первой трактовкой мироздания в целом, базирующейся пока не на ма-тематической, а на словесной логике, но такой безукоризненной, что эта картина просуществовала более двух (!) тысяч лет, и лишь в восемнадцатом веке уступи-ла место картине мира Ньютона. Неверна – не означает, ненаучна – вот её основной суть. С одной стороны, картина мира Аристотеля принципиально отличается от современной естественнонаучной картины мира – она, к при-меру, базируется лишь на континуальной концепции, отвергая атомизм (дискретное познание этого же мира). «Природа не терпит пустоты» – выс-казывание Аристотеля, прямо противоположное взорам того же Демокри-та. Но иначе, она, что совсем поразительно, предвосхитила не-которые сложнейшие представления современной физики. Так, по Аристоте-лю, звезды – это бестелесные, нематериальные тела, исходя из этого сфера звезд не имеет пустоты, потому, что пространство неизменно всецело заполнено мате-рией. В том месте, где нет материи, нет и пространства, утверждает Аристотель, а эта идея не что иное, как принципиальное положение неспециализированной теории относительности (начало 20 века!) – что геометрия пространства образова-на их скоростями и массами (Эйнштейн). Зависимость особенностей пространства от скорости перемещения тел в нем Аристотель, кстати, также допускал.

Последние два периода древнего этапа имеют неспециализированное отличие от выше рассмотренных первых двух, заключающееся в том, что с них начинается постепенная и до тех пор пока что только частичная «математизация» аристотелевской, т.е. в целом так же, как и прежде философской картины мира. Применение математики в качестве нового «языка» науки, как уже неоднократно иллюстрировалось выше, значительно повышало эффективность последней при ответе теоретических и, что особенно принципиально важно, уже и прикладных задач. Так, с александрийским периодом (4–3 в. до н.э.) связаны достижения и имена как раз математиков. Это, с одной стороны, математик-теоретик Евклид, создатель геометрии как единого и цельного учения. Современные книжки, по сути, до сих пор пересказывают его великий труд «Начала», складывающийся из 13 книг, любая из которых выстроена по единой логической схеме. Влияние «Начал» испытали на себе фактически все наибольшие ученые мира. Эйнштейн счи-тал, что «это произведение мысли дало человечеству уверенность в себе». С другой – это математик-практик, а, правильнее, изобретатель-механик Архимед, что открыл закон плавучести и правило рычага тел, изобрел червячную передачу, выстроил планетарий, считавшийся вершиной правильной механики тех лет. Участвуя на протяжении Пунических войн в обороне Сиракуз от римлян, Ар-химед выстроил автомобили, каковые разрешали сыпать на осаждавших стрелы и камни весом до 500 кг, и захватывать, поднимать в атмосферу и топить кормою суда. При помощи зеркал ему удалось зажечь римские суда, сфо-кусировав излучение Солнца. Сомневаясь в таковой возможности, греческие физики провели в 1973 году опыт, что дал в принципе положи-тельный итог.

Завершает древний этап развития естествознания древнеримский пе-риод (1 в. до н.э.–2 в. н.э.) и его важнейшее достижение – универсаль-ная математическая теория астрономических явлений Птолемея. Она позво-ляла просчитывать траекторию видимого перемещения известных в то время планет с высокой кроме того по нынешним меркам точностью (погрешность менее 10′) и базировалась на аристотелевских представлениях о центральном положении Почвы во Вселенной, круговом характере перемещений небесных тел и т.д. (см. выше). Как раз исходя из этого геоцентрическую совокупность Вселенной Аристотеля, математически строго обоснованную Птолемеем, время от времени именуют ещё Аристотелево-Птолемеевской совокупностью и вычисляют ядром первой естественнонаучной картины мира.

Итогом древнего этапа развития естествознания нужно считать происхождение науки как обособленной сферы духовной культуры. Появляет-ся такая же особенная группа, специализирующаяся на получении новых знаний. Эти знания в первый раз сводятся в совокупность – философскую картину ми-ра в целом, потому, что до тех пор пока естественные науки являются частью натурфило-софии (философии природы), в силу чего ученые древнего периода были энциклопедистами, т.е. носителями как гуманитарного, так и естественнона-учного знания. Наука спорадически демонстрирует собственные возможности прак-тического применения, но возможности коммерциализации научного зна-ния обществу ещё непонятны и исходя из этого не пользуются спросом.

2.4 Древняя философия: Сократ, Платон, Аристотель — Философия для бакалавров


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: