Аристократия (aristocratie)

Власть лучших (aristoi) либо тех, кто считается лучшими. Этимология слова растолковывает, из-за чего направляться различать олигархию и аристократию – власть отдельных людей, выделяемых независимо от их личных преимуществ. На практике, но, оба понятия демонстрируют тенденцию к слиянию в одно вследствие того что, во-первых, ни при каких обстоятельствах запрещено с уверенностью сообщить, кто как раз может принимать во внимание лучшим, а во-вторых, вследствие того что через чур мелка возможность того, что они возьмут доступ к власти. Любая власть, именующая себя аристократией, на деле имеется олигархия.

Архетип (Archetype)

Принципиальная (arkhe) модель (tupon) либо кроме того финал ная форма, копией которой якобы есть настоящая реальность. Таковы идеи у структуры и Платона коллективного бессознательного у Юнга. Архетип – собственного рода идея, предшествующая мысли и служащая ей моделью. Но существуй такие модели в действительности, разве необходимо было бы мыслить?

Аскеза (Ascese)

Упражнение (askesis) . Возможно физическим, но ставит перед собой духовную цель. Диоген, к примеру, раздевшись среди зимы донага, прижимался к обледенелой статуе. Он изнурял собственный тело, дабы укрепить душу. Как аскеза воздействует на дух? Пологаю, что никак: духу нет дела до аналогичных мелочей. Вот из-за чего подлинные гиганты духа ни при каких обстоятельствах не позволяли завлечь себя в ловушку аскетизма. Рекомендуется к потреблению в умеренных количествах.

Аскетизм (Ascetisme)

Аскеза, возведенная в разряд жизненного правила либо теории. В качестве правила аскеза – явный перегиб, в качестве теории – явное заблуждение. Наслаждение способно научить нас значительно большему.

Аскетический Идеал (Ascetique, Ideal -)

По Ницше, порождаемый недобросовестностью и злобой идеал реакционных сил, талантливых существовать лишь против кого-то либо чего-то. Аскетический идеал преображает страдание в кару, существование в виновность, смерть в спасение, наконец, волю к власти в «волю к уничтожению». Это успех нигилизма – рвение спасти жизнь методом ее отрицания. Согласно точки зрения Ницше, этот идеал торжествует в христианстве, и во всех духовных и бледных атеистах рахитах, каковые «все еще верят в истину» («К генеалогии морали», III). Наровне с сифилисом и алкоголем, это, как утверждает Ницше, одна из трех «язв», пожирающих Европу.

Ассерторический (Assertorique)

По Канту, один из трех модусов суждения, в частности тот, что соответствует категории существования либо несуществования. Ассерторическое суждение – это суждение, содержащее утверждение либо отрицание относительно реальности информируемого факта; констатация того либо иного факта. Ассерторические суждения отличаются от проблематических (содержащих высказывание о возможности) и аподиктических (утверждающих необходимость) суждений (Аподиктическое суждение ).

Атараксия (Ataraxie)

Отсутствие беспокойства, душевный покой. Древние греки (особенно Эпикур и стоики) именовали атараксией безмятежность.

есть ли атараксия чисто отрицательным состоянием, как это практически в любое время принято полагать? Не обязательно. Отсутствие беспокойства в этом случае свидетельствует присутствие судьбы и всего остального, и это присутствие позитивно так, как вероятно. Наличие отрицательной приставки а- не должно нас обманывать: атараксия высказывает не лишение, а полноту. По Эпикуру, это наслаждение душевного спокойствия, по Эпиктету – счастье в действии.

В один момент атараксия свидетельствует опыт приобщения к вечности, «потому что совсем не похож на смертное существо человек, живущий среди бессмертных благ» (Эпикур, «Письмо к Менекею»). Вот из-за чего атараксию как духовный опыт можно считать аналогом блаженства (Спиноза) либо нирваны (буддизм).

Атеизм (Atheisme)

Главное значение термина выражено отрицательной приставкой а- . Быть атеистом значит существовать без всевышнего (a-theos) : или по обстоятельству неверия ни в одного всевышнего, или по обстоятельству утверждения несуществования всех всевышних.

Следовательно, атеизм существует в двух формах: в форме неверия в Всевышнего (негативный атеизм) и в форме веры в то, что Всевышний не существует (хороший а также воинствующий атеизм). Это или отсутствие веры, или вера в отсутствие. Или отсутствие Всевышнего, или отрицание Всевышнего.

Первая из этих двух форм атеизма достаточно близка к агностицизму, отличаясь от него лишь более светло выраженной позицией отрицания. Агностик не разделяет ни веры, ни неверия: он сомневается, задается вопросами, колеблется и отказывается делать выбор. В великом метафизическом «соцопросе» в графе «Верите ли вы в Всевышнего?» он выбирает клеточку «Не имею собственного мнения». Атеист на тот же самый вопрос отвечает решительным: «Нет». Чем он наряду с этим руководствуется? Это, само собой разумеется, сильно зависит от личности атеиста, но в общем и целом главным мотивом для него значительно чаще выступает нежелание поклоняться кому бы то ни было. Атеист не так большого мнения о мире, человечестве и самом себе, дабы признать правдоподобие версии о том, что все это создано Всевышним. Через чур уж данный мир полон кошмаров, а человек через чур несложен и несовершенен. Значительно разумнее допустить, что во всем «виновата» материя, а существование судьбы – всего лишь итог случайности. К тому же образ всеблагого и всемогущего Всевышнего (Всевышнего-Отца!) так соответствует самым замечательным и самым инфантильным из отечественных жажд, что нечайно появляется вопрос: быть может, он был намерено придуман с целью успокоить и утешить нас, вселить в нас необходимость и веру повиноваться? Всевышний по определению имеется лучшее из всего, на что мы можем сохранять надежду, и это-то совершает его в отечественных глазах странным. Нескончаемая, всемогущая любовь, любовь, которая посильнее смерти и всего на свете… Через чур уж это прекрасно, дабы быть правдой.

Атеист предпочитает не убаюкивать себя сказками, а лицом к лицу встречать ужас, горе, отчаяние, одиночество и свободу. Это не означает, что он отрекается от всякого спокойствия, всякой эйфории, всяких законов и всякой надежды. Это значит только, что все перечисленное он вычисляет чисто человеческим и существующим лишь и только в данной жизни. Хватает ли ему этого? Далеко не всегда и далеко не всецело. Действительности достаточно лишь тому, кто готов ограничиваться одной действительностью. Эту свойство мы и именуем мудростью, которая имеется святость атеистов.

Атом (Atome)

Этимологически атом – неделимая частица, либо частица, подвластная лишь умозрительному делению; неделимый элемент (atomos) материи. В этом смысле знают атом Демокрит и Эпикур. Современным ученым хорошо как мы знаем, что это не так. Они обучились дробить атом, высвобождая энергию. Но атомизм от этого нисколько не пострадал, по причине того, что философии нет дела до этимологии.

Атомизм (Atomisme)

Физическое либо метафизическое учение, растолковывающее сложность и порядок мира случайным сотрудничеством элементарных частиц (атомов, и кварков, прочих бозонов и лептонов). Претендуя на истину в последней инстанции, атомизм выступает как одна из форм, и, возможно, самая радикальная, материализма. Атомизм пробует растолковать высокое через низкое, дух через материю, порядок через хаос. В этом смысле он противостоит религии, как атомы противостоят монадам.

Атрибут (Attribut)

Все то, что возможно сообщено о субъекте либо субстан ции, в противном случае говоря, все то, что возможно ему (либо ей) атрибутировано (в данном значении лучше использовать термин «предикат»). Но в первую очередь атрибут – это какое-либо значительное, другими словами составляющее сущность, уровень качества. Так, по Спинозе, двумя известными нам атрибутами субстанции либо Всевышнего являются протяжённость и мышление – на фоне бесчисленного множества вторых, не известных нам, атрибутов. Но все эти различия, уточняет Спиноза, носят «только умозрительный темперамент»: атрибуты реально различаются между собой не больше, чем они отличаются от субстанции («Приложение, содержащее метафизические мысли», часть I, часть 3 и глава II, глава 5; см. кроме этого Герульт, «Спиноза», т. I, §§ XIV–XV). Атрибуты не являются чем-то внешним по отношению к субстанции; они составляют самую ее сущность («Этика», часть кожный покров, определение 4), которую высказывают по-различному («Этика», часть I, теорема 10, схолия), наряду с этим оставаясь все той же субстанцией, содержащей «те же самые вещи» («Этика», часть II, теорема 7, схолия). протяжённость и Мышление не являются ни предикатами субстанции, ни точкой зрения на субстанцию, но самим бытием субстанции. Довольно часто говорят, что эти атрибуты параллельны (по причине того, что причинно-следственные цепочки выстраиваются в одном и том же порядке, не смотря на то, что любая из них остается свойственной тому либо иному атрибуту: ни тело не воздействует на идею, ни мысль – на тело). Но в действительности все эти параллели перемешаны и слиты в одну-единственную параллель, которая и имеется сама природа: «субстанция мыслящая и субстанция протяженная составляют одну и ту же субстанцию» («Этика», часть II, теорема 7, схолия) – как в человеке тело и душа сущность одно да и то же («Этика», часть III, теорема 2, схолия). тела и Союз души представляет собой фальшивую проблему, появляющуюся как следствие непонимания их тождества. То же самое касается и альянса атрибутов: они не нуждаются в объединении, по причине того, что ни при каких обстоятельствах не существовали раздельно.

Аутентичность (Authenticite)

Правда о себе, наедине с собой. Аутентичность – уровень качества, обратное недобросовестности. направляться ли из этого, что она есть синонимом добросовестности? Я бы заявил, что это ее более современное и более претенциозное наименование, не смотря на то, что полного совпадения этих двух понятий все же нет. Быть добросовестным значит обожать истину больше, чем себя. Поддерживать аутентичность, в глазах отечественных современников, это скорее обожать истину о себе. «Be yourself» (будь собой (англ.). – Прим. пер. ), как говорят американцы. На смену морали пришла психология, на смену религии – мысль личного развития. Вы утверждаете, что я трус, скотина и эгоист? Не спорю, но я честно признаю это, и вы не имеете возможность отрицать, что я заслуживаю одобрения как человек правдивый! Я – то, что я имеется, и разве я виноват, что не могу быть кем-то вторым? Такова моя аутентичность! Аутентичность в этом смысле представляется очень эргономичной добродетелью, что заставляет без шуток усомниться в правомерности ее причисления к добродетелям. Это добросовестность Нарцисса либо честный нарциссизм. Но никакой добросовестностью нельзя оправдать все на свете. У современных философов, в частности у Хайдеггера и экзистенциалистов, аутентичность скорее обозначает статус сознания, отдающего себе отчет в собственном одиночестве (в отличие от отсутствия аутентичности безличного «они»), в собственной свободе (в отличие от недобросовестности) и обреченного на смерть и страх, т. е. на небытие. Большое количество шума из ничего.

Афазия (Aphasie)

Патологическое неумение сказать, вызываемое скорее обстоятельствами неврологического либо психологического, чем физиологического, сенсорного либо моторного характера. В противном случае говоря, афазию приводят к мозга, а не заболевания органов слуха либо голосовых связок.

Не нужно путать афазию с одноименным термином, введенным Пирроном. Aphasia у Пиррона свидетельствует не неспособность, а нежелание сказать, по причине того, что говорящий не видит в том никакой необходимости.

Афазия – колония, замыкающая человека в молчании; aphasia – свобода, открывающая двери темницы. В том и в другом случае речь заходит о молчании, но это различное молчание – одно стоит вне слова, второе по большому счету находится по ту сторону слова и включает в себя все вероятные слова.

Аффект (Affect)

Распространенное научный термин и название для обозначения эмоций, страстей, желаний и эмоций – всего того, что затрагивает нас как приятным, так и неприятным образом. Но так как тело также способно ощущать, сообщите вы. Само собой разумеется. Но аффект – это что-то наподобие отклика на происходящее с телом и создаваемое телом. Тело ощущает – душа переживает, и это переживание и имеется аффект.

Чем была бы боль, если бы ее некому было волноваться? Чисто физиологической реакцией, но никак не болью в собственном смысле слова. То же самое возможно сообщить и об наслаждении. В это же время удовольствие и боль – два главных аффекта. Что такое радость? Наслаждение для души. Что такое скорбь? Страдание души. Желание? Расхождение в это же время и вторым, вызванное настоящим либо мнимым противопоставлением первого и второго. Вот из-за чего Фрейд именует принцип наслаждения великим законом эмоциональной судьбе человека.

«Под аффектами я разумею состояния тела (corporis affectiones) , каковые увеличивают либо уменьшают свойство самого тела к действию, помогают ей либо ограничивают ее, а вместе с тем и идеи этих состояний» («Этика», часть III, определение 3). Существование не есть абсолют: мы существуем более либо менее, в зависимости от силы аффектов, и стремимся, дабы они проявлялись с большой силой. тело и Душа составляют единое целое. В случае если что-то происходит в душе, оно в один момент происходит и в теле, и напротив. Аффект – выражение этого единства, выражение усиления либо ослабления отечественной способности к действию и существованию. Это жизненное упрочнение (conatus) , разглядываемое со знаком «плюс» либо знаком «минус». Аффекты смогут обнаружить выражение в страстях (в то время, когда плюс и минус не зависят от нас либо зависят только частично) и поступках (в то время, когда мы сами являемся их адекватной обстоятельством; «Этика», часть III, определение 2). Любая радость хороша, но не все эйфории стоят друг друга.

Monemvasia traditional village, Peloponnesian riviera: top attractions | exotic Greece


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: