Байтопия: между двумя небесами

У вас нет денег, дабы заплатить за обед?

Никаких неприятностей, парни. Отечественной

крыше в далеком прошлом требуется починка.

-Кендия, хозяйка гостиницы на Байтопии

Невежды именуют Байтопию Двойным Эдемом, и в какой-то степени они вправду правы. Два слоя этого замысла расположены приятель наоборот приятеля, и вместе с тем приятель под втором, как если бы один из них был отражением другого в каком-то громадном зеркале. Но зеркальное отражение в конечном итоге оказывается всего лишь иллюзией; в действительности, приятель наоборот приятеля находятся два разных слоя, поделённые синевой неба. Самые высокие горные пики, каковые вздымаются с противоположных слоев, медлено переходят приятель в приятеля, формируя огромные каменные колонны, соединяющие слои. Странник может взобраться по этим горам, если он достаточно ловок, но наряду с этим ему необходимо будет не забывать следующее: В то время, когда он пересекает границу между слоями, гравитация изменяется в противоположную сторону. В случае если странник не хватит осмотрителен, то он может упасть вниз с горы, по которой он только что карабкался вверх.

Два слоя, Дотион и Шаррок являются центрами ремесла и коммерции Внешних Замыслов. Большинство товаров и продуктов, продающихся на рынках этих замыслов (и хорошей части Внешних Земель, да и Сигила) производится жителями Байтопии. Практически, бизнес есть движущей силой этого замысла.

Любой рубака занимается лишь тем, что он либо она обожает делать. Эта философия относится ко всему, и потому товары, производящиеся тут, являются в равной степени продуктом любви к работе и бизнеса. В следствии этого, этика работы на Байтопии вправду весьма сильна, и те, кто не разделяют эту этику, сталкиваются с очень холодным отношением к ним со стороны местных обитателей. Авантюристы, в большинстве собственном, считаются бездельниками и лентяями, каковые бессмысленно скитаются по свету, не делая ничего нужного. Помимо этого, тут не бывает подачек. В случае если странник испытывает недостаток в чем-то, то ему окажут помощь, но в случае если у рубаки легко мало денег, то ему нужно будет отработать собственный обед и крышу над головой — на Байтопии не обожают кредитов.

производство и Сельское хозяйство являются сущность этого замысла. Оба слоя отличаются огромными материалами и природными богатствами, но местные города нельзя назвать нечистыми либо чересчур многолюдными. Тут нет громадных шестерней Механуса, закрывающих небо. Высокие башни не испускают облака вонючего дыма, а фабрики не сбрасывают ядовитые вещества в ручьи. Байтопия остается чистой и нетронутой, поскольку её ремесленники, мастера и простые обитатели настойчиво трудятся в несложных, практически деревенских условиях.

Производство — это прекрасная вещь, но оно исчезает зря в том случае, если его не поддерживает торговля. Работа каждого мастера остается незаконченной , пока он не отыщет того, кто в ней испытывает недостаток. Товары, произведенные тут — и считающиеся одними из лучших вещей, каковые когда-либо изготовлялись на замыслах — распространяются по всей Великой Дороге, поскольку их уровень качества вправду ценят везде.

Торговые караваны довольно часто пересекают данный замысел, получая тут товары для перепродажи. Торговые поселения испещряют оба слоя, делая функции священных мест для представителей всех рас мультивселенной, каковые признают цивилизованный, легитимный бизнес. Бариауры, аазимары, гномы, тифлинги а также культурные иллитиды, занимающиеся торговлей, путешествуют по лугам и лесам Байтопии, стремясь реализовать собственные товары либо обменять их на местные изделия.

Конечно же, тот факт, что ни один из Великих Дорог не соприкасается с Байтопией, пара усложняет жизнь планарных торговцев. Им приходится надеяться на порталы, ведущие из Сигила, и ворота, расположенные в городе Торговые Врата, что находится на Внешних Почвах. Кое-какие уверены в том, что сам замысел хочет усложнить задачу тем рубакам, каковые в другом случае имели возможность бы на него с Иггдрасиля либо сойти с одного из судов, приплывших по Реке Океанус; в итоге, Батойпия основана на труде и старания. Эти мыслители уверены в том, что путешественники сами должны отыскать путь, ведущий ко мне. Другие говорят, что эти дураки легко через чур много думают; Великие Пути не соприкасаются с Байтопией вследствие того что они с ней не соприкасаются — вот и все.

На торговли и каждый центр ремесла находится собственная область нетронутой дикой природы, которая превышает его как минимум втрое. Многие дикие животные являются в полной мере обыденными, но тут видятся и волшебные существа — а кое-какие из них кроме того смогут воображать опасность. Огромные шерстистые животные являются неповторимыми для этого замысла, и тут довольно много огромных разновидностей простых зверей. Добавьте к этому капризных жителей широких лесов, и тогда вы осознаете, что путешествие на просторах Байтопии — особенно с полезным грузом — ни при каких обстоятельствах не есть по-настоящему надёжным.

Два слоя этого замысла, Дотион и Шаррок, владеют одним, неповторимым небом. Тут нет солнца либо какого-либо другого источника света; днем небо броский свет. Ночью на небесах нет луны; все дело в том, что небесное сияние до минимума. Кое-какие рубаки говорят о звездах, сияющих в небе, но в конечном итоге это всего лишь огни нависающего над их головами слоя.

Дотион отличается приятным ландшафтом и умеренным климатом. Тут попеременно сменяются все времена года, но наряду с этим на Дотионе ни при каких обстоятельствах не бывает через чур жарко либо через чур холодно, через чур дождливо либо через чур сухо. Пастбища, прозрачные ручьи и пологие холмы и реки являются главными составляющими местного ландшафта. Странники смогут встретиться тут с рэйнджерами, охотниками, рыбаками, пастухами, лесорубами а также друидами. Везде, где появляются постоянные поселения, появляются стада животных, призванных кормить местных обитателей, и, благодаря хорошей погоде, тут довольно много ферм.

Данной коммерции и слой производства. Устойчивый поток товаров с завидной регулярностью выходит из мастерских и магазинов свободных жителей этого замысла. Хорошая погода делает этих людей дружественными и полными энтузиазма, а их любовь к работе разрешает им добиться огромных удач. Кроме того если они не создают товары, то тогда уж совершенно верно реализовывают их. Торговые поселения появляются в самых неожиданных местах, и сделки всех масштабов и видов заключаются за порцией еды, выпивки, либо легко в ходе удовольствия вечерним ветерком.

Самым громадным торговым поселением этого слоя есть многолюдный город Йеоман. Большинство товаров, производящихся на Байтопии, и главные торговые фирмы, занимающиеся этими товарами, находятся как раз тут, либо, хотя бы, минуют данный город перед тем, как отправиться куда-нибудь еще. Йеоманом правит Конклав Гильдии, что смотрит за тем, дабы дела велись нормально и честно.

Со своей стороны, Шаррок отличается более неспокойной погодой и не таким ровным ландшафтом, как его более спокойный близнец. Природные условия этого слоя оказали влияние и на его обитателей, каковые со своей стороны являются более свободными, жёсткими и неспокойными. Конечно же, тут живет не так много людей, как на Дотионе, и потому местные города значительно меньше и находятся на большем расстоянии друг от друга. На Шарроке весьма частые и широкие леса, да и сама почва есть жёсткой и каменистой, в следствии чего сельское хозяйство начинается тут не так уж удачно. Вместо этого, рубаки этого слоя предпочитают заниматься добычей руды, леса и камня, кузнечным делом, плавкой металлов, резьбой и помолом по камню. Солидная их часть отдает данной работе всю собственную энергии и время, не смотря на то, что они предпочитают делать это под почвой либо хотя бы под крышей, дабы избежать резких погодных трансформаций.

Шаррок есть слоем производства и ремесла. Тут довольно много природных достатков, в особенности залежей полезных минералов и большинство материалов, применяемых на фабриках Байтопии, добывается как раз тут. Их добывают жёсткие и работящие люди, каковые живут и трудятся на этом слое. Тут так же возможно встретить нескольких ремесленников, в особенности тех, каковые предпочитают быть поближе к источникам производственных материалов, дабы выбрать себе что-то получше.

Путешествие согласно этому плану возможно достаточно страшным, поскольку погода довольно часто изменяется от солнечной к сумрачной, причем делает это без мельчайшего предупреждения. Нехорошие дороги, чуть заметные среди неровного ландшафта, так же не очень-то оказывают помощь в аналогичных обстановках. Исходя из этого, остаются лишь реки, каковые, но, смогут вынудить побледнеть кроме того самого отважного знатока. На Шарроке практически столько же рек, ручьев и потоков, как и на Дотионе, но тут они значительно меньше, стремительнее и глубже, причем они частенько обрушиваются водопадами, прерываются порогами либо скрывают в собственных глубинах подводные камни, талантливые проломить днище кроме того самой прочной лодки. В случае если рубака желает совершить путешествие по водным дорогам Шаррока, то ему лучше отыскать себе умелого проводника — а умелые проводники постоянно стоят дорого.

В случае если странник примет решение посетить оба слоя Байтопии, то он обязан приготовиться к тому, что на пути ему встретится довольно много гномов. Быть может, это разъясняется тем, что тут живет гномий пантеон либо же этому народу этот замысел. В любом случае, по причине того, что такое много представителей данной расы деятельно трудится на этом замысле, многие чужаки путают байтопианские товары с гномьими товарами — да, вправду многие местные товары производятся гномами, но это еще не свидетельствует того, что это единственные ремесленники Двойных Небес.

Ни одна из фракций либо сект не сделала Байтопию собственной штаб-квартирой, не смотря на то, что их представители довольно часто посещают данный замысел по разным делам. Думается, словно бы тут весьма нравится Скрытым, каковые с завидной регулярностью приходят ко мне из Элизиума. Законопослушные и хорошие представители Ордена Солдат Замыслов сейчас довольно часто взывают тут к вечной борьбе со хаосом и злом, набирая все новых и новых последователей. Ходят слухи о том, что их влияние на данный законный замысел сейчас очень усилилось.

Заклинатели приобретают определенные преимущества на Байтопии. Ограничения волшебства тут значительно менее большие, чем где-либо еще на Великом Кольце. Посильнее всего ограничены элементальные заклинания; заклятья, вызывающие большие трансформации ландшафта так же действуют тут не отлично, поскольку это не нравится самому замыслу.

Достопримечательности

Кинь сеть и поймаешь гнома, так говорят рубаки. На этом замысле вправду создается чувство, словно бы гномы тут везде. В случае если у странника достаточно хорошие отношение с мелким народцем, то он может посетить Золотые Бугры, где обитают их всевышние. Необходимо подчеркнуть и другие занимательные места, в частности Забавную Башню, выстроенную титаном; кладбище баку; Центральный Шпиль, что уж совершенно верно заинтересует тех странников, каковые желают отыскать самый легкий метод путешествия между Дотионом и Шарроком; логово адамантинового дракона (в случае если рубака вправду смел); и город Йеоман, где возможно приобрести и реализовать фактически все, и где за час возможно скопить целое состояние. В случае если путешественник ищет работу, то кто-то в обязательном порядке отправит его в Йеоман.

Странствующий Треант

(Место)

На дороге ведущей из Торговых Врат в Йеоман, самые везучие караваны смогут натолкнуться на Гостиницу Странствующий Треант. Эта гостиница есть красивым местом, в котором возможно промочить пересохшее горло и разрешить отдохнуть ездовым животным. За тарелками и кружками с прохладными яствами делается понятна истина многих вещей, начиная политикой и прибылью, и заканчивая предательством. Помимо этого, тут выпивка и прекрасная пища, чистые постели, а цены не так уж громадны.

Как видно из заглавия, Странствующий Треант есть огромным треантом, что скитается по почвам Дотиона. Его ни при каких обстоятельствах нельзя встретить в одном месте два раза, и иногда странникам приходится кидаться за ним в погоню для того, чтобы получить еду и питье. Его высота превышает 80 футов, а ширина в самой широкой точке достигает 25 футов, и кличут этого треанта Крепким Стволом. В его огромном стволе и, частично, на широких ветвях находится трехэтажное строение, которое делает функции гостиницы. Крепкий Ствол требует от своих гостей соблюдения всего одного правила — никакого огня.

В Странствующем Треанте нет конюшен либо каких-либо дополнительных пристроек (так как треант уже давно покинул бы их сзади), и потому странники привязывают собственных скакунов к близлежащим, неразумным деревьям. Первый этаж гостиницы простроен из камня, и находится в основании полого ствола треанта. В данной части гостиницы распложен неспециализированный зал с огромным баром и очаг, что горит посредством волшебного камня, что создаёт лишь тепло, но не пламя, кухня, где готовятся лишь блюда и салаты из холодного мяса, две личных помещения для встреч, лестница, ведущая к подвалу, расположенному в корнях, и еще одна лестница, но сейчас уже ведущая наверх. Вода попадает в отель через корни треанта, и потому её кроме того не приходится набирать!

Второй этаж находится в естественных полостях в ствола, усиленных посредством лучшего и самого крепкого байтопианского дуба. (Все внутреннее убранство так же произведено из данной древесины). На этом уровне гостиницы находится 12 личных помещений для гостей, окружающих громадной, неспециализированный зал для отдыха. В личных помещениях находятся мягкие кровати с перинами, окна, сундуки с замками, зеркала и ночные горшки. В общем зале имеется лишь сундучки и тюфяки.

На третьем этаже живет хозяин гостиницы, партнер Крепкого Ствола и основной менеджер гостиницы, Элесор Фаджай. Ходят слухи о то, что Фаджай был паладином Кири-Джолита, всевышнего справедливости с праймового мира, что начал скитаться по замыслам по окончании того, как не оправдал надежды собственного всевышнего. Он объединился с Крепким Стволом пара лет назад, и сейчас Странствующий Треант преуспевает. Те, кто не забывают старое заведение, считают, что по окончании прихода Фаджая оно вправду стало значительно лучше, в особенности учитывая то, сколько новых разновидностей экзотичной выпивки сейчас подается в его стенках. (Кое-какие говорят, что именно выпивка стала причиной падению паладина, но это уже совсем вторая история).

В отеле подают множество холодных блюд, местных фруктов и овощей, и, что есть основной визиткой Странствующего Треанта, огромное количество всевозможного вина, пива и ликёра из разных уголков мультивселенной. Грог Асгарда, эль Пропасти, вина Арбореи и Аркадии, местное гномье пиво, Настой Лимбо и фактически невообразимые смеси Ощущающих — все это и другое ожидает странников, желающих поэкспериментировать.

Маленький подвал, расположенный среди корней треанта, по слухам содержит пара очень любопытных предметов, да и по большому счету это место есть практически волшебным. Необыкновенный мороз заполняет подвал, защищая продукты от разложения и порчи, и поддерживая напитки холодными так, что создается чувство словно бы бы они хранились в зимнем ручье. Поговаривают, что в этом волшебном холоде прячутся и другие предметы — зелья, книги, артефакты и, кроме того, оружие и доспехи. Фаджай отказывается сказать об этом, а Крепкий Ствол разрешает спускаться к своим корням лишь собственному менеджеру.

Каменный Свод

(Место)

Самым громадным городом Шаррока есть Каменоломня, подземное поселение, расположенное в старом карьере, в котором сейчас ведутся деловые операции, которые связаны с резьбой по камню и ювелирным делом. Тут правят гномы, поклоняющиеся Флэндалу Стальнокожему. Тут так же обитает много свирфнеблинов, людей, дворфов, мало халфлингов и пара земных псевдоэлементалей, подчиняющихся жрецам Стальнокожего. В случае если странника не тревожит то, что между ним и небом находятся камня и тонны земли, то он отыщет в этом городе много занимательного.

В каменистых пустошах, рядом от туннелей Каменоломни находится огромная каменная арка, выточенная яростными ветрами Шаррока. Первоначально арка была частью горной гряды, которая с того времени была фактически стёрта в пух и прах, и сейчас на её месте осталась лишь эта конструкция из красновато-коричневого камня. Обитатели Каменоломни именуют арку и окружающие её почвы собственной собственностью, не смотря на то, что только бог ведает, чем она так их заинтересовала. Около нет вторых городов, и немногие существа отваживаются поселиться среди местных, обнажённых скал и камней.

Высота арки достигает примерно 20 футов, в то время как ширина равна 10. Арка подверглась сильной эрозии, и потому на нее возможно кроме того постараться взобраться, не смотря на то, что для чего страннику делать это остается тайной. Кроме того в самом узком месте, диаметр камня формирующего арку, достигает нескольких фунтов, и вызывающе большие сомнения, дабы она в недалеком будущем планировала обрушиваться. Наряду с этим на арке нет никаких знаков, рун либо букв. И не смотря на то, что она думается не более чем занимательной достопримечательностью, рубаки Каменоломни почему-то продолжают всеми силами цепляться за неё.

Ходят слухи о том, что Каменный Свод в конечном итоге есть чем-то наподобие портала, не смотря на то, что до сих пор никто не видел его в действии. По крайней мере, это относится надежных рубак. Один безумный гном-скалолаз, которого кличут Данвиром, говорит, что рубаки Каменоломни применяют Каменный Свод тайно и через разные промежутки времени. Конечно же, данный пьяница кроме того не догадывался, чем это разъясняется, и уж тем более он не знал, к кому либо чему ведет эта арка. К числу вторых догадок относятся следующие: Каменный Свод есть вратами, ведущими на Дотион (в случае если это так, то путешествие с одного слоя на другой стало бы значительно более легким); знатоки Каменоломни смогут определять место назначения Каменного Свода посредством разных ключей (в этом случае все эти ключи должны храниться где-то в Каменоломне); это врата, ведущие в Сигил (странник может сделать вывод, что все ворота на Великой Дороге ведут в Город Дверей, если он расспросит тех, кто живет поблизости); грабители и бандиты караванов применяют эти врата для стремительного перемещения, передавая жителям Каменоломни часть награбленного в обмен на доступ к вратам; только немногочисленные злые рубаки смогут разобраться в том, как трудятся врата, и обитатели Каменоломни присматривают за Каменным Сводом в качестве хранителей, стремящихся не допустить вторжение зла на Байтопию.

Карцери: В Темнице

Я вижу это так. В случае если я не могу уйти,

но не сможешь и ты.

-Райдан Варн, проситель

Время от времени легко нужно (либо, по крайней мере, так говорят) закрыть некоторых дураков для их же блага и для блага оставшейся вселенной. Единственный вопрос пребывает в том, куда возможно посадить рубак, каковые через чур сильны для простой клетки?

Ответ несложен — Карцери, замысел-колония, куда ссылают величайших преступников мультивселенной, и где им суждено всегда платить за собственные правонарушения. (Воистину несправедливым есть то, что один из величайших инструментов закона есть замыслом, предрасположенным к хаотичной стороне Великого Кольца). Большинство сосланных не имеет какой-либо надежды на освобождение, потеряв все шансы искупить собственную вину еще весьма и весьма в далеком прошлом. Ко мне в большинстве случаев бросают и тех, кому не повезло появляться в руках неприятелей, взяв наряду с этим пара лицемерных заявлений о том, что так будет лучше для всех. Конечно же, Карцери есть замыслом зла, и это значит, что большинство местных арестантах не слишком-то интересуется общим благом. Они появлялись тут из-за себя, а не для вторых.

Люди, каковые живут тут, являются раздражительными предателями того либо иного рода. Данный замысел отражает их извращенные стремления и желания, и любой из них в большинстве случаев выясняется на том слое, что оптимальнее отвечает той либо другой разновидности предательства.

Карцери есть колонией, и вряд ли кто-то усомнится в этом. Более того, это место возможно назвать Колонией с громадной буквы, учитывая то, сколько выдающихся существ находится тут. Самыми ответственными из них являются Титаны, первые великие революционеры. Они появлялись тут по воле Олимпийцев, и они неустанно ищут метод вырваться из этого. Орды менее могучих существ заполняют данный замысел, и все они сетуют на собственную судьбу. Они питают зависть к любому рубаке, что находится на свободе, и свободные существа, каковые оказываются на этом замысле, так же смогут стать арестантами, потому что местные пленники с удовольствием объединятся против до тех пор пока еще свободных странников, каковые приходят ко мне с вторых замыслов.

Говорят, что колония сильна так, как могуча воля её хранителя. В случае если это так, то множество рубак имело возможность бы вырваться из этого стремительнее, чем им думается. Но они видят, что кроме того могучие Титаны не смогут порвать собственных оков, и потому они неспешно принимают то, что имеется, иногда делая несмелые попытки вырваться из этого, но, в итоге, забывая о них.

Карцери напоминает нитку кроваво-красных жемчужин, висящих в нескончаемой ночи. Любой из шести слоев Карцери занимает собственный место на данной нитке. Самый верхний слой есть первым; все остальные лежат под ним. Однако, когда странник оказывается на одном из слоев, он не видит ни единого показателя вторых слоев, расположенных около него. Создается чувство, что любой слой находится на собственной нити, протянувшейся в бесконечность. Сферы внешних слоев расположены достаточно близко друг от друга. Внутренние сферы находятся дальше друг от друга и поделены чёрной пустотой, в которой бушуют сильные ветра. Создается чувство, что именно из-за давления вторых слоев, внутренние сферы остаются небольшими.

Конечно же, учитывая существование этих сфер, самим собой разумеющимся есть то, что найдутся путешественники, желающие изучить их. Единственной проблемой, стоящей на их пути, выясняется то, что сферы находятся в сотнях, тысячах а также сотнях тысяч миль друг от друга, в особенности на внутренних слоях. Так как же странник сможет перемещаться между ними?

Ну, в первую очередь, он может поискать портал. Но неприятность в том, что их мало, они расположены на большом растоянии друг от друга и, помимо этого, яростно оберегаются обитателями этого замысла. В случае если рубака не желает платить большую цену, которая не всегда измеряется в деньгах, он может поискать второй способ перемещения по Карцери. Если он хорошенько расспросит местных обитателей, он может отыскать кого-то, кто изобрел новейший и эргономичный способ путешествия между сферами. К числу некоторых из них относятся кожаные воздушные шары, огромные суда, поднимающие странника в атмосферу и опускающие его, подобно перышку, на другой сфере (по крайней мере, так говорят; в конечном итоге на сферах довольно часто видятся следы кораблекрушений) и другие выдумки. Страннику будет значительно легче отыскать собственный путь через вакуум.

Карцери складывается из шести слоев, но лишь первые пять в конечном итоге дешёвы странникам. Кое-какие путешественники добирались до последнего слоя — либо, по крайней мере, говорили так – и, судя они утвержают, что это не то место, которое странник захочет посетить. Не смотря на то, что, сложно по большому счету отыскать человека, что в здравом уме захочет отправиться на Карцери.

Любой слой залит тусклым, красным сиянием, что исходит от поверхности сфер. В небе нет ни солнца, ни звезд, не смотря на то, что близлежащие сферы, расположенные на том же слое, испускают красный свет и прекрасно видны в небесах лежащих по соседству сфер. Помимо этого, на верхних слоях Карцери практически светло за счет того, что сферы в том месте находятся достаточно близко друг от друга. Наряду с этим на нижних слоях, соседние сферы напоминают редкие вспышки света во тьме.

Первый слой, Отрис, изломан и изрезан болотами и каналами, каковые еще не один год назад были порождены эрозией, водами Стикса и других ядовитых рек, каковые текут среди болот. Тут находятся огромные сферы, поделённые довольно маленьким расстоянием, которое не превышает 100 миль, и горы смогут приблизить странника еще ближе к его цели.

Катрис, второй слой, складывается из алых джунглей и неровных равнин, кислотная флора которых пытается отравить каждого, кто подходит к ней через чур близко. Третий слой, Минетис, есть пустыней, продуваемой всеми ветрами, суровость которой стократ страшнее всех пустынь Прайма. Местный песок напоминает матовое стекло, и любой порыв ветра порождает новую бурю. Любой дурак, что постарается дышать тут без какой-либо защиты, . Но у этого имеется и хорошая сторона — между местными сферами так же дует достаточно сильный ветер, и потому попасть из сферы в сферу на этом слое будет достаточно легко.

Колотис, четвертый слой, есть почвой отвесных гор и глубоких ущелий. Но его сложно назвать эдемом для скалолазов; на крутых утесах сложно оценивать расстояние и высоту, а многочисленные чудовища и постоянные лавины делают это место только ожесточённым и неприятным.

Пятый и шестой слои, Порфатис и Агатис, практически являются малоизвестной территорией. По слухам на Порфатисе находится храм Океана, наполовину похороненный в холодном, кислотном море, которое чуть освещено далекими сферами. Агатис, в конечном итоге, еще хуже; ходят слухи о том, что это всецело скованный льдом слой, на котором практически нет света, а просители практически вмерзли в почву. Это страшное место, которого фактически нереально достигнуть.

Самыми известными из всех жителей Карцери являются гехрелеты, страшные существа, каковые по слухам происходят от разлагающихся трупов тех, кому не посчастливилось умереть на этом замысле. Волшебники замыслов частенько призывают их к себе на работу и, время от времени, дураки с Прайма сами того не зная, вызывают одного из этих монстров в собственные мелкие, комфортные мирки. Они являются ожесточёнными и хищными, и подчиняются одному, величайшему гехрелету: Апомпсу, прародителю данной расы и младшему всевышнему.

По слухам тут находится форпост Революционной Лиги, не смотря на то, что, учитывая склонность и скрытность к политическим играм, которой отличается эта самая неспокойная из фракций, это весьма сложно проверить. Однако, мрачная и тягостная природа Карцери отлично отвечает философии Анархистов, и, вероятнее, они как минимум заинтересуются этим местом.

Волшебство не через чур изменчива тут, не смотря на то, что заклинателю лучше смотреть за тем, что происходит около. Все дело в том, что заклинания постоянно приводят к самому злому результату, и это значит, что страннику лучше применять тут лишь самые благотворные заклятья. В любой другой ситуации, заклинания отражают природу замысла — дурак, что желает наложить заклинание школы Гаданий, обязан будет принести собственного товарища в жертву и прочесть будущее в луже его крови. Но, это не верно уж страно, учитывая то, что Карцери есть замыслом лжецов и предателей.

Достопримечательности

Мириады занимательных мест разбросаны среди зла и беспросветности Карцери. Самым выдающимся из них есть гора Отрис, легендарный дом Титанов, каковые были закрыты в том месте за собственную наглость. Почва Охоты представляет собой дикий котел активности, расположенный на Колотисе. Где-то в том месте по слухам находится совершенная колония для тех, кто был чересчур неудобным для ответственных людей Сигила, не смотря на то, что никому до сих пор не удалось найти её.

Обрисованные ниже места смогут обеспечить странника определенной услугами и информацией, не подвергая его наряду с этим чрезмерной опасности. По крайней мере, так говорят. Так ли это в действительности предстоит определить самим мироходцам.

Фетафон

(Город)

Фетафон возвышается на равнинах Катриса, подобно громадному нарыву, далеко от душных джунглей, занимающих солидную часть этого слоя. Это место постоянной и монотонной работы, смешанной со звериной жестокостью; лишь жестокость и работа смогут вызвать у местных отбросов общества что-то хорошее от скуки.

Фетафоном правит дурак, именуемый Джеком де Книссом, что на первый взгляд не думается чем-то выдающимся. По слухам он есть просителем, но в действительности он через чур цивилизован для них. В его глазах иногда вспыхивают огоньки сумасшествия, как если бы ему была узнаваемая некая страшная истина, о которой он опасается сказать. Он не будет говорить с чужаками, в случае если прежде не убедится в том, что они не воображают для него опасности — и он окружил себя звероподобными стражами чтобы предохранить собственную персону от вероятных нападений.

Строения Фетафона выстроены посредством древесины и лиан, каковые обитатели города берут из близлежащих джунглей. Целый данный город напоминает раздувшегося паука, устроившегося над смердящей грязевой ямой, которая испускает ядовитые газы и вонь. Газы вырываются в атмосферу достаточно нерегулярно, но страннику лучше смотреть за маслянистыми пузырями, формирующимися под поверхностью топи, поскольку они наполнены спорами, вызывающими смертельную заболевание легких.

Фундаменты муниципальных строений уходят глубоко в топь. Прочные сваи, доставленные ко мне из близлежащих джунглей, поддерживают строения, каковые соединяются между собой посредством веревочных мостов. Лучшие мосты снабжены древесными перекладинами — но их весьма и мало, поскольку постройка моста есть очень дорогим удовольствием.

Все дело в том, что веревочные мосты являются лучшей защитой города. Любой чужак, что придет ко мне с недобрыми манерами, будет мгновенно отрезан от оставшегося селения, поскольку обитатели Фетафона мосты, ведущие в том направлении, где он находится. Несчастному останется лишь погибнуть, поскольку строение, лишенное помощи вторых строений, начинает медлительно погружаться в грязь. Однако, он может утешаться тем, что другие люди случайно появлявшиеся рядом с ним, так же погибнут. В итоге, это Карцери.

Считается, что де Книсс заключил контракт с фарасту, живущими в топях. Они являются последней линией защиты города, и за собственную работу они, якобы, иногда забирают нескольких обитателей Фетафона. Только бог ведает, так это либо нет, но создается чувство, что гехрелеты решили покинуть данный город в покое.

Обитатели города, за малыми исключениями, являются самые цивилизованными жителями этого слоя. Но, это указывает не так уж большое количество, учитывая то, что обитатели Катриса фактически постоянно отдаются своим звериным инстинктам. Обитателям этого города удается чуть лучше держать себя в руках, но они все еще смогут вцепиться зубами в странника из-за мельчайшей обиды либо веревочный мост только из неприязни к кому-либо.

Красивое место, не правда ли? Все это усложняется тем, что Фетафон есть одним из немногих источников осветительного масла на целом слое, и одним из лучших на целом замысле. Более того, местные обучились очищать масло так, что стали производить ароматные масла и другие, не меньше полезные вещи. Масло есть одной из немногих обстоятельств, по которой кто-то по большому счету ко мне приходит — сложно представить, что кому-либо захотелось бы с местными страшными жителями.

Хорошее место, не правда ли?

Дом Мостов

(Место)

На большом растоянии в горах Колотиса находится портал, разрешающий безопасно покинуть Карцери. Чтобы достигнуть его, страннику нужно будет миновать извилистые ущелья, спускаясь в каньоны, глубина которых достигает нескольких миль, и лишь после этого достигнуть маленькой пещеры, по окончании чего он, наконец-то, окажется в маленьком коридоре, что выведет его в громадный зал, где и находится портал.

Когда странник достигнет портала, ему может показаться, что все его неприятности решены. Это не верно. Он находится на маленьком уступе, нависающем над почвой — на высоте около полумили, в то время как внизу расстилается сам зал, занимающий около пяти миль. Практически, в случае если путешественник не хватит осмотрителен, то он может упасть вниз, шагнув навстречу смерти.

Пол огромной пещеры усыпан осколками костей. Кое-какие из них напоминают человеческие, в то время как солидная их часть с легкостью имела возможность бы вместить маленькую крестьянскую семью, покинув им наряду с этим еще одну помещение про запас. Они устилают всю поверхность пещеры, создавая что-то наподобие шипастого ковра, что пронзает каждого, кому не повезет упасть вниз — исходя из этого в случае если несчастных не убьет падение, то это уж совершенно верно сделают кости. Но кроме того костяной ковер — это еще не самая необыкновенная вещь, которую смогут найти тут странники.

Эта честь в собственности мертвым телам, каковые свисают с огромных, потрепанных конопляных канатов, прикрепленных к потолку. Эти тела воистину огромны; величина каждого из них от головы и до пяток превышает 200 ярдов. Их объединяет одно — горло у каждого из этих существ бережно перерезано каким-то громадным мечом.

Большинство рубак уверен в том, что эти гиганты были представителями в далеком прошлом уже вымершей расы, которая предшествовала всей известной смертным истории. Со времени их существования на замыслах прошло очень много лет. Тела все еще покрыты плотью, которая лишь начала разлагаться. Запах разложения заполняет пещеру, и множество падальщиков жадно пожирает эти тела.

К числу этих падальщиков относятся и кое-какие работящие просители, каковые решили выстроить селение среди гниющих тел. Между телами натянуты мосты, и на любой подходящей ля этого части тела мертвецов были возведены строения. Люди, живущие тут, без каких-либо неприятностей поедают плоть гигантов – для них это легко бесплатное пропитание. Наряду с этим они являются злобными и странными, и не обожают чужаков — что есть весьма неприятным, поскольку единственный метод миновать пещеру и достигнуть портала на противоположной её стороне — это пройти под висящими телами и через лес костей.

Большинство местных обитателей реагирует на подобные попытки весьма очень плохо, и они уже привыкли скрываться между пальцев ног гигантов, а после этого обрушиваться на головы странников. Время от времени они промахиваются и разбиваются насмерть. Время от времени они уносят с собой в могилу еще кого-то.

В Доме Мостов нет организованной милиции; местные делают все, что желают. В случае если тут совершается какое-то страшное правонарушение, то обитатели Дома Мостов выбирают одного из них, что оптимальнее подходит на роль преступника, и сбрасывают его вниз. Это нельзя назвать правосудием, но этого вполне достаточно для них. Помимо этого, интересным странникам направляться быть тут весьма осмотрительными — множество местных обитателей обожает следить за тем, как очередной бедолага падает вниз, и потому в особенно неинтересные дни они смогут придумать множество историй о придуманных правонарушениях, в случае если это окажет помощь им развеселиться. Тут на удивление мало демонов — говорят, что они избегают огромных мертвецов из-за старого страха, что они питают перед ними.

Ходят слухи о том, что данный город помогает какой-то серьёзной цели, но немногие способны осознать, что это за цель. Создается чувство, что, сделав мертвые тела местом проживания — что стало вероятно методом убеждения местных обитателей в том, что они способны получить от них определенную пользу — кто-то желает обеспечивать то, что они не оживут. Конечно же, эта мысль подразумевает то, что в конечном итоге гиганты не погибли, а просто спят. Сковав их тела желаниями и верёвками, бедолаги, каковые обитают тут, в конечном итоге удерживают этих гигантов — независимо от того, хорошие они либо злые — от скитаний по замыслам. Это имело возможность бы жителей Дома Мостов — так как они скорее погибнут, чем сделать что-то для вторых.

Что же по поводу портала, то он не воображает ничего особого. Все, что необходимо рубаке, это кость, благодаря которой он активируется, по окончании чего странник может свободно добраться до Сигила.

СУРА ‘КАХФ’ В ПЯТНИЦУ ПРОЩАЕТСЯ ГРЕХИ МЕЖДУ ДВУМЯ ПЯТНИЦАМИ — АЛЛАХ ПРОЩАЕТ И ДАЕТ МИЛОСТЬ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: