Бедствия, порождаемые половой распущенностью

До тех пор пока ты не стёр с лица земли до самого корня похотливую привязанность собственную к даме, до тех пор дух твой будет привязан к земному, как сосунок-теленок привязан к собственной матери.

Люди, захваченные похотью, мечутся, как заяц в западне. Когда они завязли в путах похотливой страсти, они уже на долгое время не выбьются из страданий.

Буддийская мудрость

Ночная бабочка летит на пламя, по причине того, что не знает того, что обожжет крылья; и рыба глотает червяка на удочке, по причине того, что не знает того, что это портит ее. А мы знаем, что блудная похоть возможно опутает и погубит нас, а все-таки отдаемся ей.

Как светляки над болотом заводят людей в трясину, а сами пропадают, так же обманывают людей красоты половой похоти. Люди запутаются, сломают себе жизнь. А в то время, когда опомнятся и посмотрят назад, то уже нет и показателя того, для чего они погубили собственную жизнь.

По Шопенгауэру

ПРЕСТУПНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ГРЕХУ БЛУДА СО СТОРОНЫ КАБИНЕТОВ министров, РУКОВОДЯЩИХ Судьбой ЛЮДЕЙ

Чтобы светло осознать всю безнравственность, все антихристианство жизни христианских народов, достаточно лишь отыскать в памяти о том, что везде допускается и упорядочивается кабинетами министров положение дам, живущих развратом.

Среди богатых людей сложилось поддерживаемое фальшивой наукой убеждение о том, что половое общение нужно для здоровья и что так как женитьба не всегда вероятна, то и половое общение вне брака, не обязывающее мужчин ни к чему, не считая финансовой платы, имеется дело совсем естественное. Убеждение это до таковой степени стало неспециализированным и жёстким, что родители, по совету докторов, устраивают разврат для собственных детей; правительства же, единственный суть которых пребывает в заботе о благосостоянии собственных граждан, учреждают разврат, другими словами разрешают существование сословия дам, долженствующих погибать телесно и душевно для удовлетворения распущенности мужчин.

Сказать о том, полезно либо вредно для здоровья мужчины половое общение с дамами, с которыми он не будет жить, как супруг с женой, все равно что сказать, полезно либо вредно человеку для его здоровья выпивать кровь вторых людей.

БОРЬБА С ГРЕХОМ БЛУДА

Человеку, как животному, необходимо бороться с другими существами и плодиться, дабы расширить собственную породу; но как разумному, любящему существу, ему необходимо не бороться с другими существами, а обожать всех, и не плодиться, дабы расширить собственную породу, а быть целомудренным. Из соединения этих двух неприятных стремлений: рвения к борьбе и к стремления и половой похоти к целомудрию и любви, и слагается жизнь человека такою, какою она должна быть.

Что делать чистым девушке и юноше, в то время, когда в них пробудилось половое чувство? Чем руководиться?

Выполнять себя чистыми и стремиться к все большему и большему целомудрию желаний и мыслей.

Что делать девушке и юноше, подпавшим соблазнам, поглощенным мыслями о беспредметной любви либо о любви к известному лицу?

Все то же: не попускать себя на падение, зная, что такое попущение не высвободит от соблазна, а лишь усилит его, и все так же стремиться к большему и большему целомудрию.

Что делать людям, в то время, когда они не осилили борьбы и пали?

Наблюдать на собственный падение не как на законное удовольствие, как наблюдают сейчас, в то время, когда оно оправдывается обрядом брака, и не как на случайное наслаждение, которое возможно повторять с другими, и и не как на несчастье, в то время, когда падение совершается с неровней и без брачного обряда, а наблюдать на это первое падение как на вступление в неразрывный брак.

Что делать женщине и мужчине, вступившим в брак?

Все то же: стремиться совместно к освобождению себя от половой похоти.

Основное средство борьбы с похотью — это сознание человеком собственной духовности. Стоит человеку отыскать в памяти, кто он, чтобы половая страсть представилась ему тем, что она и имеется: унизительным животным свойством.

Борьба с половой похотью нужна. Но нужно заблаговременно знать всю силу неприятеля, не обольщать себя обманчивой надеждой на скорую победу: бой с этим неприятелем не редкость тяжелый. Но не нужно падать духом. Пускай будут падения все-таки не унывай. Ребенок, в то время, когда обучается ходить, падает много раз, ушибается, плачет, снова поднимается и снова падает, но наконец-то все-таки выучивается. Не падение страшно, а страшно оправдание падения, страшна та неправда, которая выставляет эти падения либо чем-то роковым, неизбежным, либо чем-то красивым и высоким. Пускай, идя по пути к освобождению себя от скверны, к совершенству, мы по слабости и собьемся с него, все же будем всеми силами стараться идти по нему. Не будем говорить, что грязь — отечественный удел, не будем «философски» либо «поэтически» лгать, оправдывая себя, — будем твердо не забывать, что это имеется зло и мы не желаем делать его.

Наживин

Борьба с половой похотью — самая тяжёлая борьба, и нет возраста и положения, не считая первого детства и самой глубокой старости, в то время, когда человек был бы свободен от нее. И потому взрослому и не пожилому еще человеку, как мужчине, так и даме, нужно постоянно быть настороже против неприятеля, выжидающего лишь эргономичного случая нападения.

Все страсти зарождаются в мыслях и поддерживаются мыслями. Но никакая страсть не поддерживается и не улучшается так мыслью, как страсть сладострастия. Не останавливайся на сладострастных мыслях, а отгоняй их.

Как в пище приходится людям в воздержании обучаться у животных — имеется лишь, в то время, когда голоден, и не переедать, в то время, когда сыт, так приходится людям и в половом общении обучаться у животных: так же, как животные, воздерживаться до полной зрелости, приступать к общению лишь тогда, в то время, когда неудержимо влечешься к нему, и воздерживаться от полового общения, когда показался зародыш.

Один из самых верных показателей того, что человек совершенно верно желает жить хорошей судьбой, это — строгость к себе в половой жизни.

БРАК

Прекрасно человеку не касаться дам, но, чтобы не было блуда, любой имей собственную жену, и любой имей супруга.

Кор. VII, 1-2

Христианское учение не дает одинаких правил для всех; оно во всем лишь показывает то совершенство, к которому нужно приближаться; то же и в половом вопросе: совершенство — это полное целомудрие. Люди же, не осознавая христианского духа, желают неспециализированного для всех правила. Вот для таких людей и придуман церковный брак. Церковный брак вовсе не христианское учреждение, по причине того, что, разрешая в известных условиях половое общение, оно отступает от христианского требования: рвения к все большему и большему целомудрию.

Брак — это обещание двух людей, женщины и мужчины, иметь детей лишь друг от друга. Тот из двух, кто не выполняет этого обещания, делает грех, от которого неизменно ему же самому не редкость хуже.

Чтобы попасть в цель, нужно бить дальше ее. Так и чтобы брак был неразрывен и оба супруга оставались верны друг другу, нужно, дабы оба стремились к целомудрию.

Весьма ошибаются те люди, каковые считаюм, что идеальный над ними обряд бракосочетания освобождает их от необходимости воздержания в половом общении с целью достижения и в брачном альянсе все большего и большего целомудрия.

В случае если человек будет, как это не редкость среди нас, видеть в половом общении, хотя бы в браке, удовольствие, то неизбежно попадет в разврат.

Сожительство, результатом которого возможно деторождение, имеется подлинный, настоящий брак; всякие же обряды, заявления, условия не составляют брака и употребляются большей частью чтобы признать из многих сожительств лишь одно браком.

Так как в подлинном христианском учении нет никаих поводов для учреждения брака, то люди отечественного христианского мира, не веря в церковные определения брака, ощущая, что это учреждение не имеет основания в христианском учении, и вместе с тем не видя перед собою, закрытого церковным учением идеала Христа — полного целомудрия, остаются по отношению брака без всякого управления. От этого-то и происходит то кажущееся сперва необычным явление, что у народов, признающих религиозные учения значительно более низкого уровня, чем христианство, но имеющих правильные внешние определения брака, домашнее начало, супружеская верность несравненно жёстче, чем у так называемых христиан. У народов, признающих более низкие, чем христианское, вероучения, имеется определенное наложничество и многомужество и многоженство, ограниченное известными пределами, но нет той полной распущенности, проявляющейся в наложничестве, многомужестве и многоженстве, царящей среди людей христианского мира и прячущейся под видом мнимого единобрачия.

В случае если цель обеда — питание тела, то тот, кто съест сходу два обеда, достигнет, возможно, громадного наслаждения, ноне достигнет цели, потому что оба обеда не переварятся желудком. В случае если цель брака имеется семья, то тот, кто захочет иметь большое количество мужей и жён, возможно, возьмёт большое количество наслаждения, но ни в каком случае не будет иметь оправдания брака и главной радости брака — семьи. Хорошее, достигающее собственной цели, питание не редкость лишь тогда, в то время, когда человек не ест больше того, что может переварить его желудок. Совершенно верно так же и хороший, достигающий собственной цели, брак не редкость лишь тогда, в то время, когда супруг не имеет больше жен, а супруга больше мужей, чем какое количество их необходимо чтобы верно воспитать детей, а это вероятно лишь тогда, в то время, когда у мужа одна супруга, а у жены один супруг.

У Христа задали вопрос: возможно ли человеку оставлять жену и брать другую? Он на это заявил, что этого не должно быть, что человек, сойдясь с женой, обязан соединиться с нею так, дабы они двое были как одно тело. И что таков закон Всевышнего, и что то, что Всевышний соединил, человек не должен разделять.

На это ученики заявили, что жить так с женой через чур тяжело. А Иисус сообщил им, что человек может и не жениться, но что в случае если человек не женится, то он обязан жить чистой судьбой.

Чтобы брак был разумным и нравственным делом, необходимо:

Во-первых, не думать, как сейчас считаюм, что каждому человеку, женщине и мужчине, необходимо обязательно вступить в брак, а, наоборот, думать, что каждому человеку — женщине и мужчине — оптимальнее соблюсти чистоту чтобы нет ничего, что мешало дать все собственные силы на служение Всевышнему.

Во-вторых, наблюдать на вступление в половое общение кого бы то ни было и с кем бы то ни было, как на вступление в неразрывный брак.

В-третьих, не наблюдать на брак, как сейчас, как на разрешение удовлетворения плотской похоти, а как на грех, требующий собственного искупления, состоящего в исполнении обязанностей семьи.

См. Мф. XIX, 4-7

Разрешение в браке для двух людей различных полов жить половой судьбой не только несогласно с христианским учением о целомудрии, но прямо неприятно ему.

Целомудрие, по христианскому учению, имеется то совершенство, к которому характерно приближаться человеку, живущему христианской судьбой. И потому все то, что мешает этому приближению к целомудрию, как разрешение в браке половых сношений, неприятно требованиям христианской судьбе.

В то время, когда на бракосочетание наблюдают как на освобождение со времени совершения брака от рвения к целомудрию, то брак делается не средством ограничения похоти, а, наоборот, поощрением ее. К сожалению, как раз так и наблюдает на брак большая часть людей.

Поразмыслите 10, 20, 100 раз, перед тем как жениться. Связать собственную жизнь с судьбой другого человека половой связью — дело великой важности.

Лев Толстой. ПУТЬ СУДЬБЫ. Отдел 8. Половая похоть.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: