Бессознательное и проективные методики

В этом разделе мы остановимся на самый, пожалуй, дискуссионной проблеме, проблеме, горячо обсуждаемой в течении всей истории проективной техни- ки: отношение проективных методик к бессознательному психологическому.

Возможно ли пробраться в бессознательное психологическое, применяя проективные методики? Занимаясь поиском ответа на данный вопрос, отыщем в памяти для начала клас- сическое определение проекции, посмотрев, к примеру, в «Энциклопедию психоана- лиза»: «Проекция — это защитный механизм, применяемый бессознательной сфе- рой Я, при помощи которого чувства и внутренние импульсы, неприемлемые


6.4. Бессознательное и проективные методики 30 9

в целом для личности, приписываются внешнему объекту и тогда попадают в со- знание, как поменянное восприятие внешнего мира».

Механически перенося созданное в психоанализе познание проекции на сущность процесса, реализующегося в проективных методиках, можно считать их одним из способов проникновения в бессознательное. Таковой перенос психоана- литического истолкования проекции на проективные методики лежит у истоков прочно укоренившегося в умах многих психологов мнения о том, что одна из важ- нейших изюминок проективного подхода — его направленность на обнаруже- ние бессознательных изюминок, черт личности.Это вывод определяло от- ношение к проективному подходу в советской психологии, всячески избегавшей изучения неосознаваемых форм психологической активности по обстоятельству «идеологиче- ской несостоятельности» фрейдовского учения. Критика проективных методик значительно чаще скользила по поверхности, наивно ассоциируя их с психоанализом. Предстоящие, более широкие трактовки явления проекции и сопутствующие им изучения обычно оставались незамеченными и практически не оказывали влияние на сложившиеся представления.

Сообщённое относится не только к работам советских психологов. За границей и сейчас, кроме того в трудах известных психологов, проективные методики рассматри- ваются как направленные на изучение бессознательного. Этому в большой степе- ни содействовало да и то, что многие клиницисты на Западе, обучавшиеся работе с проективными методиками в 1940-е и 1950-е гг., были воспитаны в традиции по- клонения психоанализу и обширно применяли его для интерпретации резуль- татов собственных изучений. В конечном итоге же, как пишет Дж. Экснер (Ехпег,

1986), только единичные проективные методики разрабатывались в опоре на пси- хоанализ.

Линдсей (Lindzey, 1961, р. 45) пишет о том, что это «инструмент, полагаемый самые чувствительным для обнаружения скрытых либо бессознательных аспек- тов поведения». А. Анастази разглядывает проективные методики как самые эффективные процедуры для обнаружения скрытых, завуалированных либо нео- сознаваемых сторон личности1. Проективные методики, так, выступа- ют в роли «приемов объективации бессознательного.Так ли это?

Предлагаемый испытуемому стимул, не обращая внимания на всю его неопределенность, носит объективный темперамент («пятно», сюжет и т. п.), владеет определенными изюминками, включаемыми, как мы уже знаем, субъектом в созданный образ либо обстановку. К примеру, при интерпретации таблицы V методики Роршаха (по форме изображение напоминает летучую мышь с развернутыми крыльями) боль- шинство психически здоровых обследуемых относительно легко устанавливают сходство изображения с имеющимся в опыте образом летучей мыши. Подобные интерпретации в известной степени обезличены и являются по большей части показа- телями реалистичности восприятия, в них нет проекции.

Тут уместно напомнить читателю о том, что понятиям «бессознательное» и «неосознанное» при-

дается различный суть в разных психотерапевтических учениях. К сожалению, авторы упомянутых определений проективных методик не пишут о том, имеется ли в виду фрейдовское бессознатель- ное либо что-то иное.

310 Глава 6. Проективная техника

Следовательно, нельзя полагать, что процесс структурирования стимула обна- руживает только неосознаваемое. Наоборот, уменьшение влияния струк- туры (до известного предела1) ведет к развернутому поиску соответствия — процессу активному, сознательному. В этом сложном ходе, без сомнений, реа- лизуются и ранее организованные, воображающие как бы свернутые, а поэто- му и неосознаваемые программы организации поведения, создающие готовность к восприятию явлений и объектов действительности в известном ракурсе, отно- шении значительного и несущественного. К примеру, преимущественное выделе- ние части либо целого предложенного стимула, его формы либо цвета и т. д.

Проекция в таком понимании — это проекция организации поведения на опре- дроблённом уровне, что возможно назвать «молярным»и высказать предположение, что наряду с этим как процесс проекции, так и установки, в нем проявляющиеся, находятся вне сферы осознаваемого.

Рассмотренный нами случай проекции возможно отнесен только к создан- ной Роршахом и родным к ней проективным методикам. Данный процесс принято определять как структурная проекция,направляться отличать от проекции тематиче- скойили аффективной,которую можем замечать в ТАТ и производных от нее методиках (проекция на человеческие стимулы). В центре внимания исследова- теля, трудящегося, к примеру, с ТАТ, находятся не элементарные структурные компоненты личности, а в первую очередь содержательные характеристики. Возможно ли в аналогичных случаях сказать о проявлении неосознаваемых психотерапевтических установок?

Раскрытие «Я» при тематической проекции происходит методом наделения осо- бенностями собственного поведения, чертами характера действующих лиц расска- за, созданного по картине ТАТ. Но мы имеем дело уже с иным, нежели ранее, уровнем организации поведения. На первый замысел выступает фактически содержа- тельный нюанс проекции (это находит собственный отражение и в том, что мы выяснив- ем: в первом случае — как переживает субъект, во втором — что переживает).

Имеющиеся изучения все более убеждают в том, что при тематической проекции субъект приписывает (в случае если это происходит) осознаваемые им особенности и черты. На этом, назовем его «молекулярным»,уровне проекции, очевид- но, обращение может идти лишь о неосознанности процесса проекции.Таким обра- зом, в проективных методиках обнаруживаются два типа проекции: структурная и тематическая. Структурная проекция связывается нами с преимущественной объективацией неосознаваемых установок. При тематической проекции по большей части актуализируются осознаваемые индивидом элементы его поведения либо те, каковые не рефлексируются сейчас, но смогут быть поняты. Вне осознания находится лишь процесс проекции.

К примеру, упорно повторяющаяся в рассказах по изображениям ТАТ тема жизненных неудач разрешает предположить их у данного лица, но не дает права заявить, что эти неудачи не осознаются. Что же касается роли неосознаваемых

Неопределенность стимула, как наиболее значимый показатель проективного подхода, обязана пребывать в

определенных границах, устанавливаемых, в большинстве случаев, эмпирически. Выход за эти границы дела- ет стимул тщетным.

6.4. Бессознательное и проективные методики 311

установок в этом ходе, то, разумеется, мы можем проследить их влияние ско- рее на уровне формирования образа, нежели раскрытия его содержания.

В связи с обсуждаемым появляется еще один сложный, дискуссионный вопрос. Возможнолиобнаружениезащитныхмеханизмовспомощьюпроективногоподхо- да? Отыщем в памяти, что в психоанализе проекция выступает в качестве механизма за- щиты, применяемого бессознательной сферой «Я».

Ясно, что воображать себе продукцию, взятую посредством проективных методик только как отражение конфликта между «Я» и бессознатель- ным — заблуждение. В проективных методиках, как мы и стремились продемонстрировать это ранее, процесс проекции отличен от его психоаналитического истолкования. И все же отвлечемся на некое время от проективных методик и поставим вопрос более обширно. Располагаем ли мы сейчас экспериментальными подтверждения- ми защитного характера проекции?

Проделанный уже упоминавшимся нами ранее Д. Холмсом (Holmes, 1978,

1981)детальный анализ тех изучений, в которых демонстрируется защитный темперамент проекции, разрешил ему сделать в полной мере обоснованное заключение о том, что нет сколь-нибудь убедительных доказательств этого явления. Те работы, ко- торые в большинстве случаев рассматриваются в качестве подтверждающих предохранительную функцию проекции, методически несостоятельны. Основной их порок — отсутствие дока- зательств того, что обследуемые, владея некоей негативной чертой, не осо- знают ее наличия.Подчеркивается, что та либо другая «черта» личности навязыва- ется в опыте, а правильнее, навязывается состояние. Разбирая предохранительную функцию атрибутивной проекции, Д. Холмс кроме этого приходит к точке зрения о том, что изучения, подтверждающие данный феномен, малоубедительны (изучения, в которых стремятся продемонстрировать стрессоослабляющую функцию атрибутивной про- екции). Но допускается действительность защитной функции проекции по отноше- нию к побуждениям, импульсам, с большим трудом поддающимся сознательной коррекции (а не чертам, особенностям личности!), т. е. речь заходит о побуждениях довольно низкого структурно-генетического уровня.Мы предполагаем, что именно на этом уровне было сформулировано психоанализом положение о проекции как защитном механизме, в будущем перенесенное на уровень линия, особенностей лич- ности. Исходя из сообщённого направляться трактовать и упомянутые выше иссле- дования Дж. Халперна (см. раздел 6.1) как подтверждающие защитный темперамент проекции на уровне побуждений.

Возможно, направляться дать согласие с Д. Холмсом в том, что защитный эффект про- екции возможно специфичен для определенных типов личности. Социально- психотерапевтические изучения говорят о том, что тенденция приписывать соб- ственные качества либо состояния вторым людям самый выражена у лиц, отли- чающихся слабым проникновением и малой самокритичностью в собственную личность. Экспериментально подтверждается, что лица (обычные), использу- ющие проекцию в защитных целях, в особенности довольно часто и деятельно прибегают к сравне- нию с социальными стандартами при самооценке, и прежде всего это относит- ся к отрицательным чертам личности. Защитный механизм проекции растолковывает- ся при таких условиях как искажение процесса социального сравнения.Приписывая

312 Глава 6. Проективная техника

отрицательную линии вторым на базе сравнения, возможно минимизировать либо отрицать ее у себя.

Наконец, находит подтверждение и известное клиническое наблюдение, сви- детельствующее о том, что больные параноидной шизофренией склонны к защи- те при помощи проекции. В работах последнего времени уточняется, что данный защитныймеханизмнаиболеесвойствененреактивнымбольнымипочтиненаблю- дается при постоянной формы течения заболевания.

Вывод Д. Холмса о недоказуемости защитной функции проекции относитель- но линия, изюминок личности приводит к со стороны его оппонентов. Дискуссия по данной проблеме между Д. Холмсом и Г. Шервудом на страницах Psy- chologicalBulletin в 1980-е гг. — одна из немногих и заслуживает внимания. Г. Шер- вуд, реинтерпретируя изучения, ранее анализировавшиеся Д. Холмсом, счи- тает их в полной мере удовлетворительными методически и подтверждающими защит- ную функцию проекции. Такое прочтение результатов одних и тех же работ произошло вследствие того что эти ученые вкладывают разное содержание в понятие хорошей проекции.

Д. Холмс отталкивается от ортодоксального психоанализа в понимании пред- посылок механизма проекции (обладание негативной чертой при отсутствии ее осознания). В этом случае, вправду, экспериментально необходимо доказать: а) наличие черты; б) ее неосознанность. Убедительно сделать это до тех пор пока никому не получалось. Исходя из этого, ряд исследователей, а в их числе и Г. Шервуд, отка- зываются от введения параметра осознанности в динамику процесса проекции.

Г. Шервуд предлагает заменить его параметром «признание»с полярными чертями: самоприписывание — отрицание.Соответственно при хорошей проекции имеет место отрицаниенегативной черты, а при атрибу- тивной — самоприписывание(рис. 6.5)1.

Рис. 6.5.Атрибутивная проекция — самоприписывание

Г. Шервуд,которыйстремитсядоказатьзащитнуюфункциюатрибутивнойпроекции,конечно, обсуждает те случаи, в то время, когда проецируются осознаваемые негативные черты, свойства. Но атри- бутивнаяпроекция,каквидноизраздела2.1,неограничиваетсялишьосознаниемипроецировани- ем только негативного.

6.4. Бессознательное и проективные методики 313

Г. Шервуд вычисляет хорошую и атрибутивную проекцию взаимодополня- ющими механизмами, каковые действуют на противоположных полюсах двух параллельных и дихотомических измерений: а) признание(с полярными: само- приписывание — отрицание); б) человек-мишень(с полярными: положительно — отрицательно оцениваемым лицом). Создатель выдвигает предположение о том, что атрибутивная проекция связана со свойством оценивать и усваивать отрица- тельную данные о собственной личности и есть обычным процес- сом, не обязательно служащим защите «Я». Хорошая проекция — это, в случае если так возможно сообщить, более «патологический» процесс, потому что говорит о неспо- собности дать согласие с отрицательной информацией о себе.

Так, заключает Г. Шервуд, выводы Д. Холмса о недоказанности феномена защитной функции проекции будут честны в том случае, если предположить бессознательность механизма этого явления. Отказ от понятия бес- сознательного в объяснении механизма проекции очень показателен и есть следствием разочарования, которое постигло исследователей, пробовавших объек- тивировать его в опыте.

Результаты этих работ, само собой разумеется, запрещено конкретно перенести на процесс проекции, осуществляющийся в проективных методиках. самоё важное в упо- мянутых тут изучениях то, что теоретическое звено, которое, казалось бы, прочно сковывало защитные механизмы с бессознательным, не выдержало испы- тания временем на прочность.

Осознавая, за Ф. В. Бассиным (1971), психотерапевтическую защиту в качестве механизма обычного и обширно обнаруживаемого не только при конфлик- та между сознанием и «бессознательным», но и при столкновении в полной мере осозна- ваемых аффективно насыщенных установок, мы думаем, что проективный под- движение к изучению личности формирует благоприятные условия для проявления за- щитных механизмов «Я». Однако рассмотрение проекции только в качестве защитного механизма по отношению к проективным методикам заводит нас в методический тупик. В то время как познание проекции как личностного ком- понента восприятия позволяет изучения тех приемов, способов защиты

«Я», к каким прибегает индивидуум.

В проективных методиках защитные механизмы, как мы полагаем, смогут акту- ализироваться на двух уровнях, каковые возможно обозначить как «перцептивный

и «содержательный.Уровень перцептивной защиты обрисован в бессчётных изучениях «нового взора» (см. об этом в разделе главы 6, посвященном тео- ретическому обоснованию проективного подхода). Отметим, что сущность этого яв- ления пребывает в разнообразные искажениях, которым подвергаются стимулы, рас- сматриваемые по тем либо иным обстоятельствам в качестве негативных, страшных. Время от времени это невозможность вербализации стимула («потеря языка») либо его игно- рирование.

Как пример сошлемся на одно из отечественных наблюдений. Испытуемая, лег- ко трактуя первые шесть таблиц методики Роршаха, нежданно, по окончании про- должительной паузы, отказывается дать ответ на VII таблицу. Отказ от интерпре- тации данной таблицы наблюдался и на этапе опроса («Полностью ни на что не похо- же»). Углубленный анамнез разрешил установить, что обследуемая в последнее

314 Глава 6. Проективная техника

время испытывает кое-какие трудности, которые связаны с интимной судьбой, а при- знать себя их источником она не хочет. Включение защитного механизма в виде окончательного отказа от интерпретации было спровоцировано одной из подробностей изображения, сходной по виду с organa genitalia feminina.

При обследовании посредством теста тематической апперцепции (ТАТ) различ- ные случаи «неузнавания», искажения стимула смогут быть показателями перцеп- тивной защиты. Однако не все перцептивные отклонения объяс- няются действием защитных механизмов. Тенденция к тому, дабы не «видеть» угрожающее либо нежелательное, не есть неспециализированной изюминкой людей. В свя- зи с этим занимательны эти Н. А. Аминова (1981), предположившего, что инди- видуальные различия в функциональной асимметрии полушарий головного моз- га выступают в качестве фактора, предопределяющего темперамент когнитивной стра- тегии индивида по отношению к раздражителям, оцениваемым как угрожающие. Оказалось, что у лиц с менее выраженным уровнем активированности левого по- лушария более довольно часто отмечается эффект по типу перцептивной защиты. Нако- нец, необходимо учитывать и специфичность проявления перцептивной защиты в раз- ных видах проективных методик.

Содержательный уровень актуализации защитных механизмов можем просле- дить на примере ТАТ и родных к ней проективных методик. Но и на этом уровне нереально без дополнительного углубленного изучения, руковод- ствуясь только внешними показателями, сказать об обнаружении защищаемых «Я» территорий. Наделение персонажей, окружающих храбреца рассказа по ТАТ, отождествляе- мого рассказчиком с самим собой, негативными личностными изюминками вов- се не свидетельствует нежелание отечественного испытуемого признать их у себя. Для того чтобы рода сюжетные линии рассказов разрешают только предположить воздействие защитных механизмов, и эти догадки нуждаются в проверке.

Примером не хватает корректных рекомендаций по обнаружению защит- ных механизмов может служить прекрасно узнаваемая в психодиагностике работа Д. Рапапорта с соавторами (Rapaport et al, 1946/1968). Для обнаружения защит- ных механизмов в вербальной продукции, взятой посредством ТАТ, этими американскими психологами предлагается анализ так называемых формальных черт построения рассказа. Эти характеристики выделяются методом со- поставления взятого рассказа с задачами, определенными для испытуемого инструкцией, и объективным значением картин ТАТ. Приводятся случаи фор- мального следования инструкции при отсутствии развития сюжета (с целью за- щиты от появления тягостных чувств, которых, быть может, не удастся избежать при создании более созданного варианта рассказа), детального описания кар- тины, в то время, когда, как пишут эти исследователи, любой ее фрагмент употребляется для обеспечения ухода от нежелательных чувств, мыслей, воспоминаний.

Нетрудно заметить, что тут мы имеем дело с чрезмерно широким истолкова- нием механизма защиты, растворением его в приспособительной деятельности.

«Механизм создания рассказа по картине делается неизменно механизмом защиты; так же как и в жизни, человек склонен выбирать предохранительную позицию, организовы- вать собственную жизнь, выбирать место в мире, руководствуясь лично различ- ными границами вероятных и неосуществимых для него действий» (Rapaport et al.,

1946/1968, p. 415).

6.5. Проективные методики либо «объективные тесты»? 315

Диагностика механизмов защиты посредством проективных методик не имеет возможности осуществляться лишь на базе имеющихся в бессчётной зарубежной ли- тературе формальных показателей защиты. Они должны быть трактованы на базе отечественного знания личности, ее углубленного психотерапевтического изучения.

Татьяна Храмова. Проективные методики, интерпретация и применение


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: