Безупречность. работа над безупречностью на разных этапах

Работа над безупречностью – это долгий процесс. Она начинается на начальной стадии психоэнергетической дисциплины, на том уровне, где главная задача содержится в обучении самому принципу «выслеживания самого себя». Суть сталкинга себя на начальной стадии нагуалистской дисциплины – осознание осознания, либо то, что в некоторых восточных школах духовного развития именуют «внимательность».

На втором этапе сталкинг себя обучается трудиться с конкретным психологическим содержанием. Тут мы обретаем полезное знание – мы определим, что, с позиций успехи безупречности, все психоэмоциональное поле возможно поделить на три неравные части: 1) на поле безупречности (т.е. поле эмоций и чувств, для которых характерно отсутствие производных и страха смерти от него страхов, отсутствие всех форм ЧСВ и жалости к себе), 2) поле небезупречности и 3) нейтральную часть.

Поле безупречности весьма содержательно. Возможно, любой за собственную жизнь имел хотя бы один «энергетический всплеск», на протяжении которого испытал что-то наподобие «покоя и» возвышенной отрешённости. В эти моменты реагирование на внешние стимулы делается иным, не-стереотипным и не-автоматическим. В случае если что-то подобное случилось с нами хоть раз в жизни, мы на долгое время запоминаем это переживание. Таковой опыт делается драгоценным ресурсом, значимость которого очевидна, в случае если мы начинаем трудиться над безупречностью.

Нужно иметь в виду, что ресурс безукоризненных эмоций и чувств значительно больше, чем нам думается. Любой из нас систематично переживает отсутствие страхов, эмоции жалости и собственной важности к себе, но не рефлексирует по этому поводу. каждое утро и Каждый вечер мы проходим через так именуемые «транзитные» состояния (в то время, когда засыпаем либо в то время, когда пробуждаемся). В эти периоды тональ пассивен и не может генерировать эмоции и чувства, относящиеся к базальным комплексам. Так, любой человек, будучи осознающим существом, обладает достаточным опытом переживания безупречности. Неприятность в другом! Мы не обучились сочетать осознанность и безупречность. Стоит человеку выйти из бессознательного состояния (сна, гипнотического транса, сильной интоксикации и т.п.) – и включаются психотерапевтические механизмы, управляющие базальными комплексами. Каждое утро, когда сознание всецело пробудилось, все эмоции, эмоции, реакции выясняются в той либо другой мере обусловлены этими комплексами.

Механизм данной обусловленности весьма несложен. Мы можем осознавать себя лишь в ситуации полноценной активности всех высших психологических функций. А это обозначает «включение» того описания мира, в котором человеческий вид живет уже пара десятков тысяч лет. Ценности, значения, смыслы, входящие в описание мира, машинально активизируют ужас смерти, ЧСВ, жалость к себе, потому, что в этом описании постоянно присутствует самый главный компонент – описание самого себя.

Вторую часть – поле небезупречности – обрисовать несложно. Тут сосредоточены все переживания, каковые появляются в ходе реализации базальных комплексов – все эмоции, эмоции, реакции. Эта часть психологического поля определяет поведение и поступки большинства людей. Она завлекает солиднейшую часть психологической энергии. О ней больше всего думают и говорят. На данной части, в большинстве случаев, сосредоточено внимание простого человека.

Третья – нейтральная – часть психологического поля содержит множество навыков и значительный объём информации (начиная с несложных – скажем, умения просматривать либо вычислять и заканчивая наивысшими достижениями в опытной области). Человек неминуемо проводит какую-то часть времени в нейтральной части психологического поля, независимо от темперамента, интересов и профессии. В противном случае он бы катастрофически страдал от энергетического истощения.

Сталкинг себя – работа, которая осуществляется не только на первом и втором этапе. Это нужная часть практики впредь до завершения процесса психологической изменении (в соответствии с разглядываемой 12-этапной модели дисциплины – до 10 этапа). На каждом следующем этапе сталкинг себя высказывает себя по-новому.

Людская психика весьма подвижна. Кое-какие ее области скоро изменяются, даже в том случае, если субъект не занимается целенаправленной практикой самотрансформации. При же применения психоэнергетической дисциплины нагуализма обстановка в психологического поля субъекта может изменяться с громадной скоростью – и эти неизбежные трансформации нужно понять. А чтобы понять, их нужно выследить. Как раз исходя из этого сталкинг себя делается постоянным компонентом нагуалистской практики на любом этапе приближения к третьему вниманию.

Посредством сталкинга себя мы можем смотреть за трансформацией соотношения между тремя полями, обрисованными выше. Данный метод особенно актуален, пока мы проходим первые четыре этапа практики. На пятом этапе, именуемом «Тотальный сталкинг», главная работа по достижению безупречности завершается. Это – выдающееся событие. Оно так существенно, что разделяет целый нагуалистский Путь на две части – до обретения безупречности и по окончании. Трудясь над достижением безупречности, мы смотрим за тем, как трансформируется поле небезупречности – как изменяются эмоции, реакции и эмоции, прежде бывшие небезупречными. Уже на четвертом этапе практики («Свидетель реагирования и безупречного восприятия») психологический материал, составлявший поле небезупречности, изменяется так, что внимание начинает распределять его между оставшимися двумя областями. Часть эмоций, реакций и эмоций всецело трансформируются и становятся частью поля безупречности, вторая часть трансформируется частично – и попадает в нейтральную часть психологического поля.

После достижения «Тотального сталкинга» (т.е. пятого этапа в соответствии с данной модели) внимание сталкера всегда поддерживает новое состояние. Помимо этого, сталкинг себя используют с целью достижения как следует иных целей в области психологической саморегуляции: для выслеживания сверхслабых сигналов, поступающих от психоэнергетического фона; для выслеживания самого режима восприятия, дабы так обучиться произвольно его изменять. Выражаясь языком дона Хуана, мы используем силу сталкинга себя чтобы обнаружить «места силы», выяснять «символы духа», подмечать иные подробности, недоступные обычному восприятию, либо конкретно для смещения точки сборки.

Психотехника

Сталкинг себя требует сильного и прекрасно контролируемого внимания. Исходя из этого психотехнический нюанс первого этапа дисциплины содержится в освоении двух основных навыков работы с вниманием – концентрации и деконцентрации.

Очевидно, попытки выслеживать собственное психологическое поле сами по себе усиливают свойство к концентрации. Но значительно чаще этого не хватает. Дабы добиться успеха в психоэнергетической дисциплине, нужно уделять большое внимание психотехническим процедурам. В нагуализме психотехники не имеют сакрального либо мистического значения. Это упражнения, цель которых – усилить и развить конкретные функции психики.

Но результатом аналогичных «упражнений» делается обретение очень необыкновенного опыта. Опыт для того чтобы рода в течении столетий рассматривался как мистический. Изменение диапазона и качества восприятия, вызванное психотехническими приемами, трактовали как «нисхождение благодати», «общение с потусторонними силами» и т.д. Такие замечательные направления ориентальной мысли, как индуизм, даосизм и буддизм, применяли психотехнику в качестве главного инструмента успехи высших состояний человеческого духа. Благодаря их тысячелетним упрочнениям кое-какие виды психотехники были отшлифованы до небольших подробностей и стали восприниматься адептами чуть ли не как религиозный ритуал.

Цель нагуализма – Свобода, и исходя из этого мы стремимся избегать ритуалов и догм. Кроме того в начале психоэнергетической практики не нужно забывать, что техника – лишь инструмент. Мы имеем право творчески доходить к ответу поставленной задачи, экспериментировать, кроме того создавать личные способы. Основное – помнить о цели, которую мы поставили перед собой. А цель психотехники на начальной стадии – усилить, как это быть может, свойство к концентрации и деконцентрации внимания.

Традиционно работа с концентрацией внимания начинается с визуальных техник, потому, что визуальный канал восприятия предоставляет людской психике самое насыщенное и дифференцированное информационное поле. Наряду с этим принципиально важно учитывать главную задачу этого этапа дисциплины, которая содержится в формировании сильного осознания, талантливого в будущем оказывать влияние на другие области психики, на энергетику и на соматику.

Дабы добиться отделения осознания «Наблюдателя» (в будущем – Сталкера, Свидетеля, Делателя) от замечаемого и выслеживаемого поля, практик обязан сперва получить опыт устойчивого переживания большой сосредоточенности внимания на фоне глубокой релаксации физического тела. Это – первый ход при освоении любого навыка, касающегося сферы психологической саморегуляции. Данный опыт есть основополагающим. Он нужен чтобы практик обучился выделять фигуру из фона и напротив – заканчивать автоматическое выделение конкретной фигуры самостоятельно. Во втором случае фигура делается фоном. Человек, вольно обладающий этим умением, легко входит в состояние неделания любого типа.

Напомню, что управление вниманием в Действительности (нагуале) имеется не что иное, как управление энергетическим полем. Мы склонны забывать о том, что осознание и внимание – не совершенные понятия, а настоящие «энергетические факты». Эта мысль так далека от привычного описания мира, что непрерывно вытесняется сознанием – , пока мы не получим однозначный эмпирический опыт, безоговорочно подтверждающий ее истинность. Трудясь с концентрацией и деконцентрацией внимания, помните, что мы управляем настоящими энергетическими потоками, и отнеситесь к тренировке соответствующим образом.

При выборе объекта концентрации направляться учитывать энергетический нюанс работы внимания. Не применяйте для тренировки внимания объект, вызывающий «нехорошие» ощущения, ассоциации, мысли, ощущения в теле. То же касается места: если оно вам чем-то не нравится, прислушайтесь к собственной интуиции.

Я не буду обрисовывать способы тренировки концентрации. Они в далеком прошлом созданы и прекрасно обрисованы в бессчётных работах – от древних трактатов по Йоге, где приводятся способы концентративной медитации, до современных работ по психологической саморегуляции.

Желаю подметить только то, что мне думается самоё важным в связи с достижением психоэнергетической Трансформации. При работе с концентрацией и деконцентрацией внимания мы должны не забывать, что имеем дело только с вниманием. В этом всякий смысл упражнений. Трудясь с концентрацией и деконцентрацией, помните, что при выполнении любой психотехники отечественная задача – максимально отделить мышечные напряжения и иные телесные функции (если они не являются объектом концентрации) от работы внимания. Добиться этого возможно лишь в состоянии глубокой релаксации. Так, обучение глубокому расслаблению тела в обязательном порядке входит в любой психотехнический комплекс, целью которого есть управление вниманием.

Так, начало психотехнической работы в нагуализме содержится в двух одинаково серьёзных для предстоящего прогресса практика действиях:

1) в отделении психологической активности от физиологической (перемещение внимания от перемещения мышц, и др.);

2) в постепенном освоении главных каналов восприятия.

Мы начинаем осваивать концентрацию внимания с визуального канала (зрения) и на этом – самом несложном – примере обучаемся обращаться с некоторыми собственными психологическими функциями как с особенными органами, каковые в будущем будут развиваться и усиливаться.

Подобным же образом мы развиваем свойство к концентрации внимания, в то время, когда переключаемся на другой канал сенсорных сигналов. Потому, что сосредоточенность на зрительном поле для нас привычна и ближе всего к тому, что возможно назвать стереотипным поведением, то и эффект от таковой сосредоточенности – мельчайший.

Намного занимательнее трудиться с аудиальной или кинестетической концентрацией, другими словами сосредоточением внимания на слухе либо осязании. В большинстве случаев, человек значительно хуже поймёт то, что он слышит, и еще хуже поймёт то, что он осязает. В случае если же речь идет о проприоцептивных ощущениях (т.е. об ощущениях внутреннего пространства организма – тканей, конкретных органов и т.д.), то тут осознанность совсем низкая.

Во всех этих занятиях основное – не забывать, что концентрация внимания ни за что не должна смешиваться с физическим либо физиологическим напряжением. Где бы ни был объект концентрации (вне тела либо в него), какой бы сенсорный канал мы ни фокусировали (зрение, слух, осязание) сосредоточение внимания никак не должно оказывать влияние на состояние его органов и тела. Тело остается спокойным и расслабленным, внимание – максимально сосредоточенным, собранным, активным и сконцентрированным.

В случае если практик смог достигнуть предельной концентрации внимания на избранной точке зрительного поля или на поле ощущений избранного сенсорного канала, сохраняя большую расслабленность физических либо физиологических функций – он выполнил психотехническую задачу, стоящую перед ним на начальной стадии практики.

Работа над релаксацией и работа над концентрацией внимания должны происходить в один момент. И чем более искусными в релаксации мы станем, тем действеннее для нас будут техники по управлению вниманием – концентрация и деконцентрация. Данный навык после этого распространится на все применяемые психотехники и повысит их эффективность.

Но нагуалист обязан обучиться руководить вниманием (входить в состояние концентрации либо деконцентрации), а также, и на фоне отсутствия релаксации. Это, очевидно, непросто.

Пара лет требуется на то, дабы выработать в собственной психике навык проигнорировать мышечные напряжения и простую моторику. Таким же образом человек обучается проигнорировать сенсорные сигналы (визуальные, аудиальные), каковые попадают в его перцептивное поле и отвлекают внимание от избранного объекта концентрации.

Свойство руководить своим вниманием безо всякой релаксации в предстоящей практике совсем нужна. Мы можем позволить себе релаксацию только на первом и на втором этапе дисциплины, другими словами в первые 1,5 года.

Совершенно верно таким же методом практик начинает работу над деконцентрацией внимания. У нас в стране данный психотехнический подход самый детально и шепетильно создан Олегом Георгиевичем Бахтияровым[10].

Но, не обращая внимания на относительную разработанность деконцентративных способов, мы должны учитывать специфику тех целей, каковые ставит перед собой нагуализм. Известная «походка Силы», обрисованная в одной из книг Кастанеды, есть очень успешной психотехнической «уловкой», достигающей результата за счет деконцентрации внимания на визуальном поле. Связь между ОВД и деконцентрацией внимания обнаруживает любой, кто хотя бы пару раз испытал на практике «походку Силы».

Так, деконцентрация – не просто один из способов управления вниманием. Это – психотехника, тесно связанная с остановкой внутреннего диалога, соответственно – со всеми режимами поменянного восприятия (тем, что в кастанедовском описании именуется состояниями со «смещенной точкой сборки»). Помимо этого, деконцентрация внимания дает практику телесный и психологический ресурс, на что возможно опираться, начиная практику того либо иного неделания.

В целом деконцентративное состояние, будучи по собственной сути полной противоположностью простому, «концентративному» состоянию сознания, порождает множество вопросов экзистенциального характера. Это своеобразное состояние воодушевляет на размышления о природе сознания (либо осознания) и о природе человека по большому счету.

С психотерапевтической (психотехнической) точки зрения, деконцентрация внимания разрешает нам почувствовать собственное осознание в настоящей возможности. Благодаря ей мы обретаем опыт «второй стороны» психологического бытия – того, что символически возможно назвать «Пустотой», «Фоном», «Хаосом» и т.д.

Существование осознания делается особенно выпуклым и явным за счет того, что мы обретаем возможность «разглядеть» себя осознающего не только в привычном состоянии, где осознание распределяет внимание между некоторым числом фигур, созданных посредством концентрации внимания, но и в совсем другом состоянии – в том месте, где фигуры отсутствуют, потому, что внимание рассредоточено по всему полю принимаемых сигналов.

Потому, что вся психоэнергетическая дисциплина нагуализма выстроена на способности практика четко отделять «Я» (осознание) от вторых психологических феноменов, деконцентрация внимания получает особенный суть. Благодаря данной психотехнике практикующий может, наконец, подметить так называемый «психологический фон» и понять самого себя как что-то хорошее от фона.

Простой человек всецело отождествлен с собственным осознанием и исходя из этого не может его поменять. В случае если ему заявить, что существует дисциплина, цель которой – усиление осознания, он, вероятнее, просто не осознает, о чем идет обращение. Я уже сказал выше, что человек постоянно сливается с той психологической функцией, которую он сейчас делает. Если он думает, то он – это его размышления. Если он тревожится, злится, радуется – он отождествляет себя с этими эмоциональными феноменами. Его «Я» (осознание) проявляет себя достаточно редко и в эмбриональной форме. С таким осознанием тяжело трудиться.

Благодаря деконцентрации внимания, создающей внутреннюю возможность, осознание делается одной из фигур, каковые возможно вычленить. С данной фигурой возможно трудиться, как с любой другой – усиливать, ослаблять, расширять либо сужать. Осознание, как это и предполагается в нагуализме, делается инструментом (орудием) особенного рода. Его особенность содержится в том, что оно имеет внутреннюю (в этом случае – психологическую) природу и обращено на самого себя. Оно может произвольно (т.е. подчиняясь собственной воле либо намерению) усиливать себя, что и есть задачей первого этапа психоэнергетической дисциплины.

Это видео поменяет Вашу жизнь. У меня нет слов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: