Благоприобретенное (acquis)

Акциденция, продолжающаяся во времени; то, что случается (другими словами не есть ни свойством, ни субстанцией) и сохраняется в этом виде. На практике благоприобретенное значительно чаще противопоставляют врожденному. Благоприобретенное – это то, что мы приобретаем благодаря воспитанию, истории и культуре, а не по наследству и не от природы.

Неприятность врожденного и благоприобретенного особенно остро дискутировалась в 1960–1970-е годы. Тогда показалась тенденция вычислять врожденное свойством «правого» толка, по определению толкающим человека к консерватизму и заставляющим его оставаться глухим к призывам политики, истории и справедливости. Наоборот, благоприобретенное относили к числу «левых» качеств, открывающих дорогу действию, прогрессу и переменам. Один из еженедельников разместил статью, озаглавленную «Даров не существует». Это был левый еженедельник. Второй посвятил всю первую полосу проблеме передачи по наследству умственных свойств. Это был правый еженедельник. Две полуправды, и одинаковая неточность. В действительности благоприобретенное не меньше реально, чем врожденное, и без того же возможно несправедливым.

Любой более либо менее сложный человеческий феномен находится как бы на стыке того и другого. К примеру, свойство к речи у нас врожденная, но умение сказать на том либо другом конкретном языке имеется что-то благоприобретенное. А как обстоит дело с талантами и умственными способностями? Очевидно, и ум, и талант подразумевают некую биологическую подоснову, другими словами что-то врожденное, но для их развития нужны история, развитие, воспитание, другими словами что-то благоприобретенное. Кому-то выпадает шанс взять и то и другое, кому-то – несчастье не иметь ничего.

Если бы Моцарта не учили музыке, он ни при каких обстоятельствах не написал бы собственные оперы. Но если бы меня научили всей всемирный музыкальной культуре, я все равно не стал бы Моцартом. Врожденное и благоприобретенное выступают в неразрывной связи, время от времени взаимно усиливая, время от времени уравновешивая, а иногда и мешая друг другу. Человек рождается человеком, а позже им делается. К отдельному индивидууму это относится в той же мере, что и к виду в целом. Естественная история – часть неспециализированной истории, как история – часть природы. Так что в конечном итоге благоприобретенным есть все, среди них и врожденное.

Благопристойность (Bienseance)

Свойство либо мастерство пристойно, т. е. прилично, вести себя на людях либо, как довольно часто говорят, прекрасно держаться, что требует известных самоконтроля и усилий. Благопристойность относится не столько к морали, сколько к вежливости; не столько к методу быть, сколько к умению казаться; не столько к добродетели, сколько к внешним приличиям. Благопристойность исключает поведение, шокирующее окружающих.

Диоген, публично предававшийся мастурбации, очевидно нарушал правила благопристойности. Но, для него это был собственный личный метод добродетельного бытия.

Благоразумие (Prudence)

Не следует сводить благоразумие к несложному рвению избежать опасности, a fortiori (тем более – лат. ) – к некой рассудочной и расчетливой трусости. Кроме этого не нужно, вопреки Канту, путать благоразумие с несложным житейским эгоизмом. Философский суть термина «благоразумие» – отражает одну из четырех средневековья добродетелей и главных античности, без которой три остальные (храбрость, умеренность, справедливость) слепы и неизвестны. Благоразумие это мастерство выбора наилучших средств, ведущих к осуществлению заведомо благой цели. Дабы поступать по совести, мало хотеть быть честным; дабы поступать добродетельно, мало быть храбрым, умеренным и честным (потому что возможно совершить ошибку в выборе средств). Заберём, например, политику. Большая часть правителей хотят хороша нам и отечественной стране. Но как осуществить это желание? Вот где корень множества оппозиций, как на уровне правительства, так и на уровне рядовых граждан. Второй пример – родители. Практически все они хотят своим детям хороша. Увы, этого жажды через чур мало, дабы быть вправду хорошими родителями! Необходимо еще знать, как воспитать детей, как сделать их жизнь хорошей либо оказать помощь им сделать собственную жизнь хорошей. О том, что все этого желают, не следует и сказать! Но вот каким методом этого добиться? По-настоящему важный вопрос содержится, так, не в цели, а в средствах. Что следует сделать и как как раз? Любящие родители ищут ответа на него, но одна любовь дать его не в состоянии. Свойство обожать еще не освобождает нас от необходимости быть умными. Вот из-за чего благоразумие нужно. Аристотель сказал, что это добродетель ума либо мастерство жить и функционировать максимально умно.

К этому толкованию близко подходит и обширно распространенное познание благоразумия. Глупость практически в любое время страшна, и это очень известно военным и политикам. Все они стремятся к победе, но это рвение не имеет возможности заменить собой стратегию и тактику. То же самое относится к торговцам и промышленникам. Все они стремятся к прибыли, но кроме этого рвения нужно еще знать, как ее взять. С докторами дело обстоит совершенно верно так же. Все они желают, дабы их больные поправлялись, но этого жажды не хватает, дабы исцелять людей. Благоразумие определяет не цели, как подметил Аристотель, но средства. Иными словами, оно не выбирает цель, оно показывает путь, каким направляться идти к цели, в случае если наука и техника бессильны оказать помощь. Благоразумие – это что-то наподобие практической мудрости (phronesis) , без которой неосуществима настоящая мудрость (sophia) . «Благоразумие, – подчеркивает Эпикур, – дороже кроме того философии. От благоразумия случились все остальные добродетели» (Письмо к Менекею), да и сама философия. Но откуда берется само благоразумие? Из разума (осуществляющего выбор средств), при условии, что он поставлен на работу жажде (осуществляющему выбор цели). Благоразумие не царствует (оно имеет суть, лишь будучи поставленным на работу чему-то), но правит как раз оно. Оно не заменяет собой ни одной второй добродетели, но командует всеми, диктуя выбор средств (см. Фома Аквинский, «Сумма теологии», вопрос 57, § 5 и вопрос 61, § 2). И пускай это не самая высокая добродетель, она – наровне с храбростью – одна из самых нужных.

Благословение (Benediction)

Хорошее слово, талантливое обратить слово в добро. Неточностью было бы через чур верить в силу благословения, т. е. ожидать от него немедленного практического результата – конкретной помощи либо защиты. Хорошие слова не избавляют от необходимости хороших дел.

Mister You — \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: