Богатый лексикон — путь к успеху

Принято вычислять, что убогая и косноязычие обращение — показатели невысокого положения и недалёкого ума человека в обществе. И наоборот, богатый словарный запас, умение строить сложные фразы считаются атрибутом человека солидного, хорошего, преуспевающего. Похоже, такое убеждение небезосновательно.

Чем больше словарный запас ребенка, тем выше возможность того, что он преуспеет в жизни. По словам американского педиатра Сьюзен Каниса-рес, богатый лексикон содействует более стремительному формированию письма и навыков чтения; такому ребенку будет легче получать образование школе и общаться как со сверстниками, так и со взрослыми. В следствии из него вырастет человек с высоким интеллектом, соответственно, и с хорошими возможностями в жизни. Дабы увеличить словарный запас ребенка, родителям необходимо сделать собственную обращение максимально богатой и ясной. С детьми необходимо как возможно больше общаться и просматривать им вслух книги -особенно нужны стихи.

Праздник детства

Взрослый человек владеет над ребенком многими преимуществами. Из них самое основное — самостоятельность, относительная свобода выбора. Так как ребенку все предписано — не запрещаеться либо не разрещаеться старшими. А взрослый может ложиться дремать, в то время, когда захочет, может без всяких последствий ковырять в носу а также произносить такие словечки, за каковые малыша обязательно отшлепают. Исходя из этого дети и грезят стать взрослыми, наивно полагая, что взрослая судьба — это нескончаемый праздник. Им невдомек, что дело обстоит совсем напротив: взрослая судьба — это, в большинстве случаев, монотонная череда будней, которая только иногда прерывается праздниками. Прожив на свете много лет, взрослые ко всему привыкли, практически ничему не удивляются и находят мало предлогов для эйфории. В этом отношении преимущество именно в собственности детям. В то время, когда прожито очень мало, ежедневно обещает новые открытия, впечатления и неизведанные возможности. Исходя из этого возможно заявить, что детская жизнь — это собственного рода нескончаемый праздник, потому что дети еще не приобщились к унынию взрослых будней. Но взрослые приложив все возможные усилия стараются навязать детям собственный образ судьбы, полагая, что в этом и состоит возмужание. В итоге им это в обязательном порядке удается. И армию взрослых пополняют все новые новобранцы, для которых кончился праздник детства.

Действительно, находятся единицы, каковые, хоть им и не удается уклониться от общей повинности, лишь делают вид, что смирились с казарменным бытом нового мира. Дабы избежать трибунала, им приходится отдавать честь генералам армии взрослых и маршировать в общем строю. Но в глубине души эти счастливчики сохранили детское чувство праздника, умение честно радоваться и конкретно удивляться. Из них получаются поэты и художники, философы и музыканты. И в случае если б не они, то во взрослой суете вовсе не стало бы праздничных дней, и только воспоминания всплывали бы время от времени среди смутных образов детства.

Высокомерно взирая на детей с вершин собственного жизненного опыта, мы, взрослые, учим их жить по отечественным законам — вычислять деньги, выполнять приличия, подчиняться тем, кто посильнее. А время от времени вычисляем своим долгом организовать для детей праздник. Не смотря на то, что более глупого выражения тяжело придумать. Так как праздник нельзя организовать. Он наступает сам собой, в то время, когда в каждом из нас просыпается ребенок, открытый для чуда и радости. А организованный праздник — это, в большинстве случаев, «мероприятие» с ритуальным сценарием. В случае если мы пробуем тот же сценарий навязать детям, то ничего не получается. Настоящий детский праздник наступает тогда, в то время, когда мы не навязываем им отечественные ритуалы, а помогаем радоваться жизни так, как они сами замечательно могут, а мы в большинстве собственном в далеком прошлом разучились.

Человека любого возраста нет ничего, что радует так очень сильно, как благородная любовь тех, кто самому тебе дорог. Праздник — это фейерверк во имя любви. Как сама любовь, он не может быть запланирован и организован. Праздник — это не то, что нужно, в противном случае, что хочется.

Но отчего же то, что должно, по определению, радовать всех участников, частенько не оправдывает их ожиданий? В предпраздничные дни мы давимся в обезумевшей толпе перед прилавками с ритуальной дребеденью, а позже обижаемся, что отечественные подарки не позвали восхищения. Сутки напролет крошим салаты и печем пироги, каковые позже еще семь дней, заветренные и черствые, будем доедать всей семьей. А по окончании торжественной суеты перед отходом ко сну тайком с облегчением вздыхаем: все прошло, как надеется, и наконец закончилось. А как, кстати, надеется?

Испокон веку человек тяжёлыми трудами добывал хлеб собственный насущный. В том и состояли будни, в которых труда было большое количество, а хлеба иногда недоставало. Праздник все менял местами. В данный редкий сутки о труде возможно было забыть и предаться праздности (обратим внимание, как похожи эти родственные слова). А центральным моментом всякого праздника был пир, в то время, когда возможно было позволить себе покушать большое количество и вкусно. Позже, испытав блаженную сытость, люди развлекали себя всяческими увеселениями, а по сути дела — играми: плясали, пели, дурачились, говорили забавные истории. С древних времен данный ритуал дошел до наших дней в неизменном виде. И детям мы его в том же виде, в большинстве случаев, и преподносим. И довольно часто удивляемся, что у них он особенного восхищения не вызывает. А удивляться тут нечему. Так как дети живут собственной судьбой, над которой, вопреки отечественным стараниям, еще не властны взрослые законы. Начать с того, что современный ребенок избавлен от необходимости труда в классическом понимании этого слова. У него, само собой разумеется, имеется собственные обязанности, и для ответа многих задач приходится прилагать упрочнения. Основная обязанность — слушаться старших и стараться как возможно лучше делать то, что они велят. И никакой праздник данной обязанности не отменяет. Само собой разумеется, в праздник возможно и поиграть. Как, но, и в каждый. Исходя из этого в рамках сложившегося ритуала красный сутки календаря для ребенка, по сути, слабо отличается от всех остальных дней. Возможность вкусно покушать, к счастью, сейчас для большинства детей также явление будничное. В о т и получается, ч т о ни от каких обязанностей мы ребенка не освобождаем и никаких особенных привилегий не даем.

Но остаются еще подарки. Опять прислушаемся к звучанию слова: презент — это то, что достается бесплатно, за это не нужно расплачиваться. Но ребенок и без того ни за что не платит. В любой будний сутки он может взять и шоколадку, и игрушку, и что угодно еще — в зависимости от настроения своих родителей. Праздник ничего по существу не меняет, лишь родители становятся чуть щедрее. К тому же презент иногда теряет собственный основное свойство и преобразовывается в собственного рода плату, вернее, предоплату — в основном за хорошее поведение и послушание.

Обратите внимание: самые сногсшибательные и безумно дорогие подарки дарят детям в тех семьях, где родители нечасто вспоминают об их потребностях и по большей части заняты собой. Дорогие подарки значительно чаще становятся торжественной компенсацией за отсутствие заботы и каждодневного участия. Но как нереально наесться либо выспаться на месяц вперед, так запрещено и от самого дорогого подарка испытать радость, сравнимую с постоянной эйфорией общения с родными людьми.

Что такое праздник для взрослых? Это осетрина и шампанское на столе, возможность потанцевать вместо того, дабы трудиться. Ясно, что детям так настоящий праздник устроить не удастся. Но так как имеется же что-то еще? Непременно. Это возможность побыть самим собой, отвлечься от правил и обязанностей, прекратить усмехаться и засмеяться наконец от души. И не менее важно — взять настоящие подарки как знак благородной любви, а не как церемониальные подношения либо будничные взносы. Все это мы можем обеспечить детям, если будем помнить, что их мир глубоко необычен и весьма не похож на отечественный. Праздник — самое броское свидетельство отечественной любви к детям. Но настоящая любовь — ежедневна, и праздник может только выделить ее, а не воздвигнуть на один сутки на безлюдном месте.

Взрослый может сделать вид, что он радуется, в случае если знает, что так сейчас положено. Ребенок честнее, он этого еще не может. Он радуется честно. И самое громадное наслаждение приобретает от того, чего хочется ему самому. Себе мы это по праздникам разрешаем. Так из-за чего не дать добро детям? Лишь нужно сперва честно разобраться, чего же им хочется. Согласимся себе: не так уж довольно часто мы это делаем, полагая, что сами лучше знаем потребности ребенка. А вдруг присмотреться повнимательнее к его поведению и прислушаться к его словам? Тогда и презент станет желанным, и развлечение не превратится в очередное развивающее упражнение. Возможно, для каждого из нас праздник в том и состоит, что в данный сутки больше не запрещаеться и меньше не разрещаеться. И это, возможно, будет главным девизом любого праздника.

Само собой разумеется, тяжело рекомендовать родителям, что может порадовать их ребенка. То, что для одного — броское, запоминающееся событие, для другого обыденно и привычно. В этот самый момент никто не разберется лучше самих своих родителей. Самый надежный метод — обратиться к воспоминаниям собственного детства. Так как в памяти остаются по-настоящему большие события. Вы чуть ли припомните, как давным-давно в предновогодний вечер уплетали салат «оливье», теснясь за столом с бессчётными взрослыми гостями. А что осталось в памяти как чувство праздника? Возможно, это была прогулка по заснеженному парку, в то время, когда отец говорил что-то весьма радостное и занимательное? Либо поход в кукольный театр, по окончании которого захотелось собственными руками смастерить забавную куклу? Любой отыщет в памяти собственный. Но, думая о собственном ребенке, помните, что он — плоть от плоти вашей и очень многое принимает так же, как вы в его годы. Что бы вам тогда хотелось взять в качестве подарка? Само собой разумеется, «Лего» и Барби тогда не знали, не смотря на то, что игрушки были неизменно и лишь чуть изменились по форме, но не по сути. Сейчас отечественные возможности неизмеримо расширились, но главные потребности не изменились. Каждому нужно ощущать себя нужным и любимым независимо от своих достоинств и заслуг. Праздник случается тогда, в то время, когда ощущаешь это особенно очень сильно. Мы грезим о том, дабы нам подарили это чувство. И дети грезят о том же. В отечественных силах им это дать.

Родные и весьма родные

В то время, когда мы говорим о самых родных для нас людях, то прежде всего имеем в виду собственных детей. Но, говоря о близости, мы часто упускаем из виду буквальное значение этого слова. Так как отечественные дети близки нам не только душевно, но и пространственно. С ними мы живем бок о бок и в буквальном смысле всегда соприкасаемся. Казалось бы, таковой тесный контакт — надежный залог обоюдного расположения и взаимопонимания. Однако редко найдется семья, где родители не имели бы предлога посетовать на непослушание детей, на обоюдные обиды.

детей и Взаимоотношения родителей — это громадный материк, и эксперты по детской психологии, наверное, изучили его на протяжении и поперек. Но кроме того для них тут имеется неосвоенный уголок, где таятся необъяснимые загадки.

А большая часть своих родителей в том направлении просто не заглядывают, предпочитая держаться на освоенной равнине. Эта терра инкогнита — невербальное (бессловесное) общение.

Многие из нас разглядывают воспитание как поучение, в первую очередь словесное. И часто бывают поражены, что дети неправильно принимают, казалось бы, простые и ясные слова. Да и мы сами далеко не всегда понимаем намерения и настроение ребенка, упускаем из виду те чуть заметные подробности поведения, каковые иногда красноречивее всяких слов.

Пара лет назад австралийские психологи изучили две группы матерей. У одних дети довольно часто капризничали, бывали непослушными. Матери второй группы на собственных детей практически не жаловались, по причине того, что те по большей части вели себя прекрасно. Весьма интересно было распознать ту манеру, в какой общаются со собственными детьми те и другие. Оказалось, что матери в первой группе реже наблюдали в глаза своим детям, чаще говорили неприязненным тоном, давали указания с громадного расстояния (более чем двух метров) и весьма редко наклонялись либо приседали рядом с ребенком, дабы поболтать с ним.

Давайте совершим маленькую познавательную прогулку по данной неосвоенной территории. Как знать, возможно, тут мы отыщем ответы на те вопросы, каковые казались неразрешимыми.

Начнем с того, о чем уже шла обращение в первых строчках, -с пространственной близости. Поспешные выводы тут недопустимы, потому что отечественное отношение к близости очень противоречиво. Разглядим для примера, как заполняется автобус либо поезд метро на первой остановке маршрута. В случае если пассажиров по крайней мере в два раза меньше, чем мест в салоне, то они, вероятнее, разместятся так, дабы избежать яркого соседства между собой. Садиться рядом начнут только тогда, в то время, когда салон заполнится более чем наполовину. Такое поведение не распространяется на супругов, своих родителей с детьми либо легко друзей, едущих совместно. Они, конечно, предпочтут разместиться рядом. Другими словами для них расстояние имеет иное значение.

Из этого несложного наблюдения направляться очевидный вывод: около каждого из нас существует некое пространство, которое мы стремимся поддерживать в неприкосновенности. Только обстановка многолюдья вынуждает нас согласиться с нарушением его границ, или мы сами, сблизившись с человеком в психотерапевтическом смысле этого слова, стремимся к близости пространственной — впредь до дружеского либо амурного объятия.

Для ребенка близость с родителями не только естественна, но и очень желательна. Выходя с мамой из дома, кроха хватается за ее руку. Так он чувствует себя комфортно и безопасно. В случае если же, забранный за руку, он, напротив, желает вырваться, то это не имеет возможности не встревожить. Нельзя исключать, что он частично потерял веру в маму как надежную опору.

Действительно, с таким выводом не нужно торопиться в пору возрастного кризиса, что начинается на рубеже трехлетнего возраста. Это в полной мере обычное и закономерное явление, выражающееся в повышенном рвении к самостоятельности. Но и в эту пору ребенок все же не так отдаляется от своих родителей, дабы возможно было вести обращение об отчуждении. А вот если он вправду избегает пространственной близости и всегда стремится уклониться от контакта, тут имеется над чем задуматься: отчего ему лучше в стороне, чем рядом?

О подлинно родных отношениях самый красноречиво свидетельствуют обоюдные прикосновения. С самого начала судьбы ласковые материнские руки дарят младенцу до тех пор пока еще неосознанное чувство покоя и уверенности. А вдруг мать обижена и раздражена, ее перемещения становятся резкими, смогут кроме того причинить боль.

В возрасте 3-4 месяцев у ребенка появляется броская эмоциональная реакция на появление родного человека: при приближении материнского лица кроха радуется, лепечет и протягивает к нему ручки. Став постарше, ребенок ласково прижимается к тому из родных, кто берет его на руки. Но в случае если его захочет приласкать незнакомец, кроха инстинктивно постарается его оттолкнуть и вырваться.

Так с самого раннего возраста человек сигнализирует окружающим о собственном отношении к ним. Интерес и симпатию он высказывает мягким касанием либо поглаживанием, а рассердившись, может толкнуть либо ударить. Данный несложный репертуар сохраняется всю жизнь, подчеркивая значение слов, а иногда и заменяя их.

С возрастом у ребенка все более оформляется рвение к независимости и, в известном смысле, к неприкосновенности. Дети достаточно терпимо относятся к обоюдным прикосновениям среди сверстников, но прикосновения взрослых их злят. Они принимают их как подчеркивание детского статуса и исходя из этого ревностно защищают границы собственного личного пространства.

Но для ребенка помладше прикосновения выступают как близости и важный знак заботы. Дети старшего возраста кроме этого нуждаются в таком общении. Так что не нужно опасаться поцеловать собственного ребенка перед сном, обнять -даже просто так, легко по настроению. Китайцы говорят: «В случае если желаешь вырастить злую собаку, ни при каких обстоятельствах не гладь щенка». Ясно, что данный рецепт имеет и обратную силу, причем, очевидно, не только для псов.

Громадное значение имеют не только прикосновения, но и жесты. Они должны быть правильными, усиливающими значение слов либо подчеркивающими важность сообщённого. К примеру, указав рукой на одежду, валяющуюся на полу, вы подкрепляете собственную просьбу убрать за собой.

Слушая ребенка, проследите, не сложены ли у вас руки на груди, что придает вам отстраняющий, «закрытый» вид. В большинстве случаев это указывает, что вы не расположены благожелательно воспринять то, что вам говорят. И напротив, расслабленные, легко отведенные от туловища руки говорят о том, что вы открыты для доверительного беседы.

Ладони отечественных рук хорошо подходят чтобы закрывать лицо. Во многих жестах, направленных на собственное лицо, присутствует желание что-то скрыть. Так, количество жестов «рука — лицо» заметно возрастает при попытках солгать. Наряду с этим чаще вторых видятся следующие перемещения: прикрытие рта — быть может, при помощи касания носа (жесты маскировки), потягивание за мочку уха (имитация самонаказания), потирание щеки, касание либо поглаживание подбородка, бровей либо волос (самоуспокаивание при помощи символической ласки).

Подобно зажатие ушей (пускай и неявное) символизирует рвение воспрепятствовать поступающей звуковой информации, нежелание слышать.

Подпирание головы рукой свидетельствует желание защищенности и покоя. Поглаживание лица либо прикладывание костяшек кисти к губам являются сигналами , высказывающие рвение к нежности.

Пальцы, сжатые в кулак, конечно трактовать как враждебный жест, потому, что кулак — это простейшее орудие для удара. Но будем помнить, что сжатый кулак демонстрирует кроме этого хватательное воздействие. Такое положение (без всяких агрессивных позывов) может принимать рука человека, хотящего попасть в широком смысле за что-то ухватиться. Понаблюдайте, как ведут себя дети в цирке, в то время, когда наблюдают на головокружительные кульбиты эквилибристов либо прыжки хищников. Детские кулачки непроизвольно сжимаются, чтобы хоть символически за что-то ухватиться в рискованной и пугающей обстановке.

Самой ясной частью тела есть конечно же лицо. Дети мгновенно выявят подавляемый бешенство по сжатым губам, насупленным бровям. А вот ухмылка свидетельствует прямо противоположное — одобрение, похвалу, любовь. Очевидно, если она искренняя.

Эмоциональное отношение может передать не только выражение лица. Перемещение головы — кивок либо откидывание назад — показывает ребенку, что вы эмоционально расположены к нему, готовы успокоить и поддержать. В обязательном порядке применяйте эти перемещения на протяжении доверительного беседы с ребенком — они окажут помощь ему раскрыться.

Выражение глаз кроме этого есть замечательным средством общения. Кроме того если вы осуществляете контроль интонации голоса и выражение лица, взор может выдать то, что вы желали бы скрыть. Исходя из этого пристально смотрите за тем, что говорят ваши глаза, а не только ваши губы.

Крайне важно наблюдать ребенку в глаза, близко согнувшись к нему либо присев рядом, дабы появляться практически на одном с ним уровне. Ответить взором на взгляд время от времени не редкость достаточно для того, чтобы ребенок осознал — вы ему доверяете, одобряете его действия, цените его упрочнения. И напротив, в то время, когда вы отводите взор, кроме того без злого умысла, это вероятно значит неодобрение либо нетерпение.

Но не редкость, что визуальный контакт дает противоположный итог. Дети постарше в таковой ситуации время от времени ощущают неловкость, а дети кроме того негодуют на старших за попытку «влезть им в душу».

Не смотря на то, что интонации речи запрещено в полном смысле отнести к бессловесному общению, это однако также очень важный компонент согласия. Манера сказать оказывает помощь детям верно оценивать суть ваших слов. В случае если голос звучит вяло, то ваши слова вряд ли будут восприняты ребенком действительно. В случае если указание дается нерешительным, чуть ли не просительным тоном, то выполнения возможно по большому счету не дождаться…

Какие конкретно книги просматривать дабы красиво сказать. Как развить обращение и обучиться сказать красиво.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: