Будьте безмолвными, закройте глаза.

Почувствуйте, что ваше тело всецело застыло.

Смотрите вовнутрь.

Прямо на источник вашей жизни.

Проникайте глубже, без всякого страха.

Лишь на этом пути человек может отыскать себя как Будду.

Это единственная живая дорога, которая ведет вас

В ваш космический дом.

Без всяких колебаний идите дальше и дальше.

Попытайтесь собрать все ощущения тишины, блаженства

И благословления.

Как сделать это более ясным, неизвестно…

Расслабьтесь, ощущайте, что тело и ваш ум отделены от вас.

Вы лишь наблюдатель.

Сейчас, в то время, когда вы наблюдатель, вы — Будда.

Определите собственную буддовскую природу, она просто зеркало —

Отражает все, но остается нетронутой.

Нет ничего, что оставляет следа на вашем наблюдении.

Зеркало остается безлюдным.

Эта пустота может в любую секунду сделать мелкий

Прыжок, и вы окажетесь на втором берегу.

Легко в какую-то секунду вы и целое станете единым.

Это слияние — настоящая цель религиозности.

Красивый вечер…

К сожалению, так мало людей способны наслаждаться им.

Но мы должны распространить данный пламя, эту

Прохладную тишину, легко как бриз по земле.

Это молчание будет чревом, из которого родится новый человек.

Вы прокладываете путь.

Неизвестно…

Возвращайтесь.

Но возвращайтесь как Будды, с громадным преимуществом,

С милостью, с молчанием.

Последние пара мгновений легко собирая, вспоминая,

Накапливая впечатления о ваших мгновениях тишины.

Вы должны оставаться Буддой все двадцать четыре часа.

Это не воздействие, это ваша природа.

Это должно выражаться во всех ваших действиях,

В ваших словах, в вашем молчании, в ваших песнях, в ваших

Танцах.

Но вы остаетесь наблюдателем. Буддой.

* * *

— О’кей, Маниша?

— Да, любимый Мастер.

— Можем мы праздновать превращение всех в Будду?

— Да!

Глава 6. ПРОНИКНОВЕНИЕ В КОАН

Сентябрь 13, 1988

Отечественный Любимый Мастер,

Букко сообщил:

В начале вы должны пробраться в коан.

Коан — это какое-то глубокое изречение патриархов.

Его действие в нашем мире различий заставляет

человека наблюдать внимательнее и прямее, дает ему силу,

в то время, когда он стоит на краю берега реки.

В последние два-три года я обсуждал в моих беседах

три коана: Ваше подлинное лицо перед тем, как появились

отец и ваша мать, Сердце, Будда, и Нет сердца, нет Будды.

Для того, кто сталкивается с буйством смерти и жизни,

эти коаны уносят прочь песок связей с миром и открывают

золотое сокровище, которое было тут сначала,

вечные корни всего существующего.

Но, в случае если по окончании трех либо пяти лет попыток решить коан,

сатори все еще нет, тогда он должен быть отброшен, в противном случае

он может стать невидимой цепью около вас.

Кроме того эти классические способы смогут стать лекарством,

которое может отравить.

По большому счету говоря, медитация нужна, но, в случае если по окончании трех

либо пяти лет эта настоятельная необходимость

все еще поддерживается насильно,

напряжение делается вредным, и это важное

положение. Многие в таковой ситуации падали духом

и в следствии совсем бросали это.

Древние говорили: Время от времени скоро, время от времени медлительно,

время от времени прямо идя по следу, время от времени отдыхая в стороне.

Букко продолжал:

Итак, данный возвышающийся над остальными Мастер

заставлял людей на таковой стадии отбрасывать коан.

В то время, когда он отброшен и напряжение дремало, в должное время они

поражали цель и осознавали, что такое их подлинная природа,

как следствие ответа коана.

В концентрации на коане наступает время пробуждения духа

изучения, время разрыва цепляющихся привязанностей,

время яростного броска вперед и время, в то время, когда порох намокает

и кипение заканчивается.

С момента прихода в Японию данный возвышающийся

над вторыми

Мастер заставлял учеников всматриваться в коан,

но, в то время, когда они посвятили этому достаточно времени,

он рекомендовал им отбросить коан прочь.

Дело в том, что многие люди получали успеха,

если они сперва имели опыт борьбы с коаном, а позже

уменьшали упрочнения, но кое-какие получали успеха, в то время, когда

не прилагали необыкновенных упрочнений.

Итак, правило содержится в том, что те, кто еще не

всматривался в коан, в обязательном порядке должны сделать это, но те,

кто поработал над этим достаточное время,

должны отбросить его.

На протяжении Зазена они выбрасывают его совсем. Они дремлют, в то время, когда

время дремать, идут, в то время, когда время идти, сидят, в то время, когда время

сидеть и без того потом, как словно бы они ни при каких обстоятельствах не были и

привычны с Дзеном.

Маниша, перед тем, как я буду обсуждать, что говорит Букко, я обязан растолковать, что означает коан.

Это что-то похожее на головоломку, которая не разрешиться — она принципиально нерешаема. К примеру, как вы смотрелись перед тем, как вы появились — нет пути ответа данной задачи, негде отыскать ответ. Либо коан — самый узнаваемый — звук хлопка одной ладони. Но так как одна ладонь не имеет возможности рукоплескать; для этого нужна вторая рука.

Исходя из этого сперва вы должны осознать значение коана. Это такое утверждение, которое не имеет ответа, а Мастер дает его ученику, дабы тот медитировал над ним и отыскал ответ. С самого начал ученик знает и мастер знает, что нет возможности отыскать ответ. Но это великая стратегия: в то время, когда ум не имеет возможности отыскать ответ, а медитация должна быть весьма напряженной, со всей энергией, сконцентрированной в коане — ум чувствует себя практически бессильным. Он наблюдает тут и в том месте, приносит тот ответ либо данный и приобретает удары от Мастера за то, что принес неверный ответ.

Любой ответ неправилен, по причине того, что само назначение коана не в том, дабы дать ответ; его назначение в том, дабы утомить ваш ум до таковой степени, дабы он прекратил бороться. Если бы был ответ, ум бы его отыскал. Но в этом случае не имеет значение, весьма вы умный либо не весьма — любой ум не сможет отыскать ответ. Но, конечно, он пробует опять и опять. И ученик приходит каждое утро повидать Мастера, сообщить ему, что ему удалось отыскать за двадцать четыре часа. Сначала ученики считаюм, что, возможно, они смогут разобраться в коане…

Ученику дали коан о хлопке одной ладони. Он услышал звук ветра, проходящего через сосны и поразмыслил: Возможно, это — звук хлопка одной ладони. Он помчался к Мастеру, дабы дать ему ответ, но опоздал он кроме того открыть рот, как был побит. Он сообщил: Ну это уж через чур! Я не сказал еще ни слова.

Мастер ответил: Не имеет значение, сообщил ты что-то либо нет, ты планировал что-то сообщить.

Ученик начал: Но, по крайней мере, вы должны были бы сперва это услышать…

Но Мастер растолковал: Не имеет значение, что бы ты ни сообщил, это будет неверно. Иди и медитируй!

В то время, когда ученики привыкли, они уже не спешили к Мастеру с ответами. Они знали, что ответа нет. В то время, когда ум знает, что ответа нет, он прекращает борьбу. И вся стратегия тонкая: нужно отодвинуть ум; утомившийся, исчерпавший себя, у него не остается жажды больше функционировать.

В тот момент, в то время, когда вы откладываете ум в сторону, вы выходите в мир медитации. С коаном ничего не нужно делать, коан утомить ум.

Букко весьма практичный Мастер; большая часть дзенских Мастеров не столь практичны. Они говорят со собственных пиков сознания; Букко говорит, стоя на той же почва, что и вы. Следовательно, он оказывает помощь значительно больше, чем великие Мастера. Букко знает, что кроме того если они будут кричать, их не осознают, лучше спуститься в чёрную равнину и поболтать с людьми так, дабы они осознали, что ум ненужен во внутреннем путешествии. В этом соль: ум — препятствие, а не помощь, стенки, а не мост.

И Букко весьма чувственно входит в подробности — ни один второй Мастер не излагает их — а также даёт предупреждение, что способ не дает стопроцентной гарантии. Ни одно устройство не дает таковой гарантии, сам способ может стать препятствием.

В начале вы должны пробраться в коан, — говорит Букко. Коан — это какое-то глубокое изречение патриархов. Его действие в нашем мире различий заставляет человека наблюдать внимательнее и прямее, дает ему силу, в то время, когда он стоит на краю берега реки.

Ваш ум весьма шаткий, он качается, как на волнах. Коан концентрирует всю вашу энергию. С ним нельзя работать равнодушно, это страшно. Необходимо выложиться всецело, дабы ум был легко истощен, так скоро, как это вероятно.

Мастера Дзен на опыте узнали, что большой период — это три года — если вы не устали за три года, это значит, что вы не вкладывали собственную энергию в это. Вы сохраняли энергию, вы не взялись за дело по-настоящему. В другом случае в один миг вы бы светло заметили: ответа нет. А именно, в то время, когда у вас чувство отсутствия ответа, ум отпадает в сторону. Вы входите в пространство вашего существа.

Но если вы делаете это кое-как, по окончании трех лет покажется опасность… и в случае если у вас все еще не получилось, лучше кинуть коан. Сейчас он будет не помогать, а мешать и мешать. Он стал легко привычкой. Вы сидите без звучно, и вместе с остальными мыслями, каковые приходят и уходят, одна идея все время тут: Что такое звук хлопка одной ладони? Но вы не всецело сконцентрированы так, дабы был лишь коан и ничего больше.

Букко говорит:

Коан — это какое-то глубокое изречение патриархов. Его действие в нашем мире различий заставляет человека наблюдать внимательнее и прямее…

Вы прикладываете всю собственную энергию в одну точку, дабы сделать сознание прямым, как стрела — дабы оно не распылялось во всех направлениях, часть в том месте, а часть тут, часть в прошлом, а часть в будущем, и вы трудитесь над коаном так, дабы кроме того мельчайшая частичка не ушла куда-нибудь. В другом случае вы ни при каких обстоятельствах не придете к завершению, наоборот, это станет привычкой. Вы станете трудиться над коаном всю жизнь, но он не принесет вам медитацию.

Итак, в случае если в течение трех лет коан не отброшен умом сам по себе и вы не вошли в Бытие, в тишину Бытия, где нет ни вопроса ни ответа — тогда прекратите коан. Не разрешайте ему преобразовываться в привычку: не разрешайте ему стать ментальной обусловленностью.

Во-первых, нужно вынудить вас наблюдать внимательнее и прямее и дать вам силу, в то время, когда вы стоите на краю берега реки.

В последние два — три года я обсуждал в моих беседах три коана: Ваше подлинное лицо, перед тем, как появились отец и ваша мать…

Ваше подлинное лицо не только до вас, но в то время, когда ваша мать и ваш отец не появились. И нет метода отыскать, где вы были и что было вашим подлинным лицом…

Второй — Сердце, Будда. Отыскать сердце, которое имеется Будда.

И третий — Нет сердца, нет Будды. Он применял эти три коана. Существует тысяча и один коан — все, что не решаемо, что выглядит замечательно, но в то время, когда вы начинаете трудиться с этим, вы обнаруживаете, что подошли к концу дороги; она не ведет больше никуда.

Для того, кто сталкивался с буйством смерти и жизни, эти коаны уносят прочь песок связей с миром и открывают золотое сокровище, которое было тут сначала, вечные корни всего существующего.

Коан может выполнять чудеса, не смотря на то, что это легко техника. Вопрос лишь в том, как тотально вы вынудите целый ваш ум быть связанным с коаном все двадцать четыре часа. Это не что-то такое, чем возможно заняться часок и забыть об этом.

Это монастырский способ. Запомните, что существуют личные способы, каковые вы имеете возможность практиковать везде, и существуют монастырские способы, вы имеете возможность трудиться с ними лишь в монастыре, где вы имеете возможность медитировать все двадцать четыре часа, где нечего больше делать, не считая медитации.

Коан — это монастырский способ. Если вы сможете положить в него всю собственную энергию, не покинете ни кусочка сознания снаружи, как это вошло у людей в привычку… Они ни при каких обстоятельствах не покинут все. Для безопасности, для крайней необходимости, они что-то придерживают. Они ни при каких обстоятельствах не вкладывают все, что в них имеется, в способ.

Я слышал, в один раз Мулла Насреддин был пойман путешествующим без билета. Контролер был удивлен, по причине того, что Мулла открыл все собственные чемоданы, разбросал вещи по собственному купе, и в итоге он так пробовал его отыскать… Он посмотрел в любой карман, не считая одного кармана на левой строчке собственного пальто. Контролер увидел это и сообщил: Ваши упрочнения обосновывают, что, само собой разумеется, у вас имеется билет, но он, по всей видимости затерялся, по причине того, что вы везете с собой так много багажа. Исходя из этого не нервничайте, в то время, когда вы выйдете, вы поищете его. Но я желал бы задать вам один вопрос: Вы взглянули везде, но из-за чего вы не взглянуть в вашем левом кармане?

Мулла сообщил: Не рассказываете о нем!

Контролер сообщил: Но из-за чего? Если вы ищете, тогда из-за чего вы оставляете один карман?

Он ответил: Это моя единственная надежда, что он находится в том месте. В случае если его в том месте нет, тогда ясно, что его нет нигде. Я не могу убить надежду. Сперва я обязан взглянуть везде.

И он не только наблюдал в собственных чемоданах, он начал искать и в чужих! Контролер сообщил: Хватит! Это не твои чемоданы. Ты что, сумасшедший? Ты не желаешь взглянуть в кармане, где, я думаю, и лежит билет, а начинаешь открывать чужие чемоданы?

Мулла сообщил: Я буду сперва искать в мире, лишь как последнее прибежище, в то время, когда все другое будет осмотрено, я проверю мой левый карман. Это моя единственная надежда!

Люди неизменно что-то оставляют и ни при каких обстоятельствах не ставят все на карту. Да и то, что они оставляют, держит их поделёнными. Они не смогут быть цельными, они остаются сложенными из двух частей: одна часть вовлечена, вторая не вовлечена.

Исходя из этого первое, что приносит коан, это то, что заставляет вас наблюдать вперед, показывая на единственную цель, как стрела. В случае если это выполнено, ваш ум не так долго осталось ждать утомится. Но если вы станете сохранять мало энергии, ваш ум постоянно будет восстанавливать себя. Сохраненная энергия ни при каких обстоятельствах не разрешит вам так утомиться и без того исчерпаться, что вы коан и рассказываете: Я сыт по горло, кончено. Это довольно глупо — не может быть никакого звука хлопка одной ладони! В данный опустошающий момент разум останавливается — усталый, всецело насытившийся. А в то время, когда ум останавливается кроме того на мгновение, в мгновение ока вы выясняетесь на втором берегу.

Для того, кто сталкивается с буйством смерти и жизни, эти коаны уносят прочь песок связей с миром и открывают золотое сокровище, которое было тут сначала, вечные корни всего существующего.

Весьма простое устройство, в случае если его верно применять, оно может открыть космическое сокровище — ваш окончательный дом.

Но, в случае если по окончании трех либо пяти лет попыток решить коан, сатори все еще нет, тогда он должен быть отброшен.

Он тот, кого я именую сочувствующим Мастером. Букко весьма связан с учеником — он не просто говорит окончательные истины, он практически идет вместе с ним, как товарищ по путешествию, давая предупреждение его о каждой яме.

Но, в случае если по окончании трех либо пяти лет попыток решить коан, сатори все еще нет, тогда он должен быть отброшен, в противном случае он может стать невидимой цепью около вас.

Вам может показаться, что это что-то наподобие мантры, религиозного ритуала — вы делаете ежедневно. Ничего не происходит, но возможно в один раз вы накопите хватает добродетели… Но какую добродетель вы имеете возможность накопить, думая о коане, таком, как коан о звуке хлопка одной ладони?

Это не мантры, каковые вы повторяете всю вашу жизнь, это полностью научные способы. Но человек обязан применять их всецело, в противном случае не нужно стараться, по причине того, что, делая спустя рукава, вы ни при каких обстоятельствах не подойдете к воротам. Вы станете повторять вашу чепуху, по причине того, что это чепуха, вы должны напоминать себе, что то, что вы повторяете — это чепуха. Не существует звука хлопка одной ладони и нет лица, которое вы имеете возможность отыскать перед тем, как появились ваши родители.

Это не загадки, каковые вы имеете возможность решить, имея громадный интеллект. Они выглядят, как загадки, но это не загадки; это легко вздор. Но вздор способен утомить ум. Лишь вздор может сделать это — с чем-нибудь рациональным ум справится, с чем-нибудь разумным ум справится, с чем-нибудь логичным ум справится. Лишь что-то абсурдное… Ум не имеет возможности совладать с абсурдным, человек может сойти с ума, но не примет решение эту проблему. И перед тем, как сойти с ума, вы должны бросить ее.

Не забывайте, что ваш коан ничего не принесет вам, если вы станете трудиться с ним спустя рукава, либо сделает вас Буддой, если вы станете трудиться с ним тотально, вкладывая все собственный сердце. Целый вопрос в тотальности и настоятельности.

Перед тем, как коан стал целью, чем-то связывающим, он должен быть отброшен.

Кроме того эти классические способы смогут стать лекарством,

которое может отравить. По большому счету говоря, медитация

нужна, но в случае если по окончании трех либо пяти лет

эта настоятельная необходимость все еще поддерживается насильно,

напряжение делается вредным, и это важное положение.

Это может сделать вас безумным. Лишь поразмыслите: пять лет ночь и день человек думает о звуке хлопка одной ладони. Он сойдет с ума! Он может попасть в такую психотерапевтическую обстановку, что он захочет остановить все это, но не сможет этого сделать. В него все не будет прекращаться: Что такое звук хлопка одной ладони? Перед тем, как уснуть, его последней мыслью будет: Что такое звук хлопка одной ладони? да и то же самое не будет прекращаться всю ночь в подсознании.

Букко проясняет это: Не забывайте, что кроме того лекарство может стать ядом. Его срок хранения может закончиться, оно не должно употребляться вне собственных временных пределов, вы должны трудиться так тотально, дабы закончить перед тем, как срок действия истечет.

На каждом лекарстве стоит дата, по окончании которой лекарство негодно к потреблению. Для каждого способа имеется временные пределы, и, если вы желаете почувствовать вечное в себе, тогда не медлите, идите стремительнее перед тем, как срок действия данной техники закончится.

И постоянно помните, что данный способ имеется чепуха, для него нет ответа. Он не рекомендован для ответа, его цель пребывает в том, дабы опустошить ваш ум. Исходя из этого положите всю вашу энергию, дабы ваш ум истощился скорее. Чем стремительнее он опустошится, тем стремительнее придет реализация, трансцендентальное, откроется дверь ваших вечных сокровищ.

По большому счету говоря, медитация нужна, но, в случае если по окончании трех

либо пяти лет эта настоятельная необходимость все еще

поддерживается насильно, напряжение делается вредным,

и это важное положение. Многие в таковой ситуации

падали духом и в следствии совсем бросали это.

Древние говорили:

Время от времени скоро, время от времени медлительно, время от времени прямо идя по следу, время от времени отдыхая в стороне.

Букко продолжает:

Итак, данный возвышающийся над остальными Мастер заставлял людей на таковой стадии отбрасывать коан. В то время, когда он отброшен и напряжение дремало…

По причине того, что вы двигались на полной скорости, ваш ум становился все напряженнее и напряженнее и был направлен в одну точку в течение нескольких лет.

Букко говорит: Я говорю своим ученикам, что сейчас время покинуть коан и дать уму мало охладиться.

… напряжение дремало, в должное время они поражали цель и осознавали, что такое их подлинная природа, как следствие ответа коана.

В то время, когда ум успокоен, это практически то же самое, что он отставлен в сторону. В одном случае будет неожиданное просветление, а в другом то, что возможно назвать постепенным просветлением.

Я не использую коаны по той несложной причине, что вы не живете в монастыре. Это в собственной базе монастырский способ. Не смотря на то, что никто не разделял раньше так способы. Мои саньясины живут в мире, они не смогут положить всю собственную тотальность в медитацию двадцать четыре часа. Для них достаточно положить собственную тотальность в нее на пара мин., отхлебнуть глоток их вечности, их бессмертности, легко дабы уловить проблеск корней. И не продолжайте это, пускай это далеким эхом, окружающим вас. Как запах — в то время, когда вы проходите через сад роз, даже если вы не касаетесь роз, ваша одежда будет пропитана их запахом.

Вы находитесь в миру, и я желаю, дабы любой из моих саньясинов был в миру. Я не желаю, дабы вы были в монастыре, по причине того, что монастырь отнимает все двадцать четыре часа и разрушает вашу свойство творить; большая часть людей устают так, что они оставляют один монастырь и идут в второй. Это постоянное явление в Японии: люди, утомившиеся от одного монастыря, идут в второй. И потому, что им не приходится заботиться о чем-либо — едой их снабжает монастырь, — единственная их работа — это концентрация на коане, исходя из этого либо они становятся сыты по горло монастырем и уверены в том, что что-то неправильно в коане, по причине того, что прошло три года, но ничего не произошло, либо они становятся безумными. Их тотальность и настойчивость движется в фальшивом направлении, и они сходят с ума.

Это случается неизменно в дзенских монастырях. В действительности в каждом дзенском монастыре имеется помещения для монахов, каковые сошли с ума. Но их способ возвращения сумасшедшего монаха в мир весьма несложен. психология и Современная психиатрия должны изучить данный способ, по причине того, что то, что они не смогут сделать в течение десяти лет, делается в монастыре за 20 дней. В действительности нет никаких особых приспособлений, легко в монастыре в уединенном месте, на берегу реки, скрытый в зарослях бамбука, стоит маленькой домик. Человека оставляют тут и не разрешают ему ни с кем сказать. Никто не проходит мимо этого домика, не считая человека, что ежедневно приносит еду. Но ему не дано разговаривать с жителем домика, а тому также не не запрещаеться, не разрещаеться кроме того жестикулировать либо здороваться.

В течение 20 дней сидеть без звучно, ни с кем не говорить, ничего не делать… ум неспешно охлаждается. То, что психоанализ не имеет возможности сделать за 15 лет, в дзенских монастырях делалось в течение тысячи лет для тысяч монахов.

Никто не посещает его в течение этих 20 дней; человека одного. Сперва он говорит сам с собой, позже медлительно, по мере того, как напряжение уходит, он успокаивается. Красивая сцена: бамбук, река и ни одного человека около. И в то время, когда он успокаивается, он возвращается в монастырь.

Но в любом случае человек не должен так использовать способ, дабы он стал причиной сумасшествию. А обстоятельство, из-за чего люди сходят с ума от определенного способа, пребывает в том, что они стараются быть умными. Они оставляют какое-то количество энергии про запас — в левом кармане — исходя из этого они ни при каких обстоятельствах не цельные. А если вы не цельный, ум нельзя отбросить. Исходя из этого тотальность — настоящее назначение, цель коана.

Я не использую данный способ, и я не советую кому-нибудь второму применять его, если он не живет в монастыре, где не имеет мирской работы, где он всецело зависим от общества. Но в то время, когда вы зависимы от общества, вы не имеете возможность быть мятежным. Как раз исходя из этого Мастера Дзен достигали Буддовости, но их Буддовость не есть восстание; это не революция.

Я желаю, дабы мои будды были восставшими. Но вы имеете возможность восстать, лишь если вы не зависите от общества. Если вы свободны в собственной работе, в собственных доходах, вы имеете возможность восстать против всех ортодоксов.

Это весьма ловкая политика, не смотря на то, что вероятно непреднамеренная, в то время, когда богатые люди, императоры, все жертвуют монастырям. Для них это весьма комфортно: они получают духовную добродетель, открывая банковский счет на небесах. А иначе, эти люди уже ни при каких обстоятельствах не восстанут. Они искалечены всецело; они забыли, как что-то делать. От них ничего не нужно, лишь сидеть и медитировать над коаном, что есть нелепым.

Случайно — и я сообщил бы лишь случайно — кто-то может стать просветленным через коан, по причине того, что нужно повторять его в течение по крайней мере трех лет, быть всецело вовлеченным в него.

Не забывайте отличие, выйти из ума не означает выйти за пределы ума. Выйти из ума легко. Многие люди сходили с ума без всяких коанов, не смотря на то, что быть может, у них был собственный личный коан. Возможно, это деньги, возможно, дама либо мужчина. Они делают себя безумными, все время думая об этом.

Я знаю человека, что сделал себя безумным из-за денег. Он был так влюблен в деньги, что легко нереально поверить. В случае если у вас в руке была сторупиевая банкнота, не смотря на то, что она и была вашей, он старался коснуться ее, легко, дабы ее почувствовать. И у него кроме того оказалась слюна на губах!

Я подружился с этим юношей, и в то время, когда мы приходили ко мне, я давал ему пара банкнот, . Он был так радостен. Я слышал, что в итоге его было нужно посадить в сумасшедший дом, по причине того, что создалась непростая обстановка. Он начал воровать, он начал занимать, но ни при каких обстоятельствах не отдавал, и в итоге об этом определил целый город. И он ни при каких обстоятельствах не брал что-нибудь, по причине того, что было нужно бы отдавать деньги. Деньги были его всевышним — они всевышний многих людей, это их коан. Это кроме этого, как коан, нерешаемо: какое количество бы вы их не имели, вы желаете еще больше. Это не решаемо. Кроме того самый богатый человек в мире не удовлетворен своим достатком, он желает большего.

В концентрации на коане наступает время пробуждения духа

изучения, время разрыва цепляющихся привязанностей,

время яростного броска вперед и время, в то время, когда порох намокает

и кипение заканчивается.

С момента прихода в Японию данный возвышающийся над вторыми

Мастер заставлял учеников всматриваться в коан, но, в то время, когда они

посвятили этому достаточно времени, он рекомендовал им отбросить

коан прочь. Дело в том, что многие люди получали успеха,

если они сперва имели опыт борьбы с коаном, а позже

уменьшали упрочнения…

Исходя из этого я говорю, что Букко весьма практичный и прагматичный преподаватель. Он не похож на Бодхидхарму: ваша — голова и мгновение слетает с плеч от ударов меча. Он более рабочий. Он говорит, что кроме того если вы не достигли сатори — просветления, это оказывает помощь вам горячим. И в случае если температура недостаточна, дабы испариться, он говорит вам: Охладитесь, киньте это. Его опыт пребывает в том, что кроме того маленькое нагревание и после этого охлаждение дает определенное пространство между двумя состояниями. И через эти ворота, через маленькое знакомство с отличием между возбужденным умом и охлажденным, человек может прийти к успеху стремительнее, чем в то время, когда он прикладывает необыкновенные упрочнения. Возможно кто-нибудь может достигнуть просветления таким методом, но я не сообщил бы, что это главный способ, это возможно случайностью.

Я не использую коаны по большому счету, по причине того, что мои люди вкладывают всю собственную тотальность в медитацию на пять мин. и этого достаточно. После этого легко воспоминание об этом будет трансформировать их жизнь. А погружение вовнутрь на пара мин. не сделает никого безумным. Вы имеете возможность идти так глубоко, как это только возможно, со всей вашей тотальностью, по причине того, что вы понимаете, что Неизвестное сидит тут, и Оно не разрешит вам выйти за пределы. Когда вы подошли близко к пределу, где вы имеете возможность утратить ваш ум, барабан Неизвестного срочно вернет вас назад.

Нам не требуется терять собственный ум, мы должны выйти за пределы ума и применять его в этом пространстве. Ум — это хороший механизм, мы не против него. Мы просто не желаем, дабы он господствовал, был хозяином. Мы желаем, дабы отечественное сознание было хозяином, а ум распоряжениям, был слугой.

Букко говорит:

Итак, правило содержится в том, что те, кто еще не

всматривался в коан, в обязательном порядке должны сделать это, но

те, кто поработал над ним достаточное время, должны

отбросить его. На протяжении Зазена они выбрасывают его совсем.

Они дремлют, в то время, когда время дремать, идут, в то время, когда время идти, сидят,

в то время, когда время сидеть и без того потом, как словно бы они ни при каких обстоятельствах

не были и привычны с Дзеном.

Эта часть сама по себе весьма прекрасна. Она может оказать вам огромную помощь. В то время, когда вы делаете медитации, делайте их тотально. Забудьте всю землю, как словно бы на эти пара мин. мира не существует: лишь вы и это пространство, к которому вы двигаетесь со скоростью света, какстрела, дабы поразить какой-то малоизвестный центр вашего существа.

Легко соберите ощущения, радость, счастье и возвращайтесь. Возвращайтесь с вашей Буддовостью, как с запахом около вас. И тогда замечайте — в вашей повседневной жизни, делая все что угодно — уголком глаз, не забывайте. Вы имеете возможность рубить дерево либо таскать колодезную воду и вы Будда. Не смотря на то, что никто не видел Гаутаму Будду рубящим дерево либо таскающим колодезную воду — его обожали так много учеников, что они рубили дерево для него и таскали для него колодезную воду .

, пока около вас не собралось пара Будд, вам нужно самому рубить дерево и таскать воду. Но помните, что вы Будда. Это хорошая возможность, , пока остальные Будды не начнут рубить для вас дерево!

Последнее утверждение замечательно:

Будьте Буддой, но не будьте эксгибиционистом. Не пробуйте убедить остальных, что вы Будда — это то, что делают сумасшедшие. Достаточно того, что вы сами понимаете, что вы Будда. Вам не требуется убеждать соседей, что вы в действительности Будда.

Я посещал сумасшедшие дома…

Один из моих друзей был губернатором штата и он выдал мне разрешение: я имел возможность посещать любой сумасшедший дом в штате либо любую колонию, в то время, когда бы я не захотел. В противном случае весьма тяжело обнаружить сумасшедших.

Вы не имеете возможность поменять их вывод, какое бы вывод у них не было. Если они считаюм, что они паровоз, они будут двигаться перед вами со звуками поезда. Они не волнуются о том, что вы тут стоите… они направляются куда-то. Они — это паровоз, и вы не имеете возможность убедить их в обратном.

Я задал вопрос сумасшедшего, что вел себя так: У вас имеется какие-нибудь пассажиры?

Он сообщил: Я легко паровоз, и я маневрирую. Я не направляюсь куда-то, из одной помещения в другую. Я легко паровоз, я не забочусь о пассажирах!

И он сказал это без шуток. Я сообщил: Прекрасно было бы прицепить к вам вагоны.

Он сообщил: Мне не нравится эта мысль. Из-за чего я обязан тревожиться о вагонах и пассажирах? Мне достаточно прекрасно с самим собой. И он ушел.

Управляющий сообщил: Мы пробовали, но ничего не оказывает помощь.

Вы не имеете возможность поменять ум сумасшедшего. Я говорю это по серьёзной обстоятельству: не имейте ум, что не может быть поменян. Таковой ум у фундаменталистов — у христианских фундаменталистов, таких, как Рональд Рейган. Вы не имеете возможность поменять их ум, и это показатель сумасшествия. Умный человек неизменно открыт трансформациям, в случае если ему приведен лучший довод. Вы не имеете возможность поменять фундаменталиста: если он решил, то это решение навечно.

Нет метода убедить кроме того и Иисуса: Ты не сын всевышнего. Тысячи людей пробовали сделать это: Послушай, к чему данный ненужный шум! Ты выглядишь как клоун, сидя на этом осле, сопровождаемый нескольким идиотами и провозглашая, что ты единственный рожденный сын Всевышнего. Ты уничтожаешь отечественную религию! Иудеи весьма старались убедить его: Послушай, ты легко плотник, не забываешь? Твой папа Иосиф, а твоя мать Мария, не забываешь?

Но фундаменталист…

В то время, когда Иисус сказал, в толпе кто-то сообщил: Твоя мать стоит снаружи. Да и то, что он сообщил, задевает, а он сообщил: Сообщите данной даме, что у меня нет никаких родственников тут! Мой Папа на небесах.

Сейчас попытайтесь сообщить это бедной даме, она не видела его много лет, по причине того, что он путешествовал в Кашмире, Ладаке, Тибете. В Библии нет упоминания о том, что произошло в течение 17 лет его жизни. А он прожил всего тридцать три года; лишь три года, последние три года, обрисованы. Что произошло в прошлые 17 лет? Одно упоминание, в то время, когда ему было тринадцать лет, и следующее, в то время, когда он был совсем взрослым.

Его мать не видела его так продолжительно, конечно, что бедная старуха … А он обидел ее, он кроме того не назначил ей встречу. Он был не простой человек, его родственники тянули его к человечеству. Он был сыном Всевышнего, он был священным, а не людской существом.

Вы не имеете возможность поменять ум фундаменталиста. А для меня фундаменталист — это также самое, что сумасшедший. Разумный человек, умный человек ни при каких обстоятельствах не фундаменталист. Он неизменно готов и может поменять все что угодно, если он отыскал лучший довод, лучшую идею, лучшее ответ. Он эластичный, он не жёсткий и не упрямый. Он готов изогнуться, измениться, трансформироваться.

Я желаю, дабы вы ни при каких обстоятельствах не были фундаменталистами. Неизменно оставайтесь уязвимыми. Быть уязвимым для существования — это самое красивое переживание. Но для этого вам необходимо быть привычным с существованием из вашего внутреннего существа, а не снаружи. Вы понимаете звезды снаружи, но вы не понимаете Вселенной в себя. Вы должны войти в контакт с самыми вашими корнями, и данный контакт будет вашим Освобождением. Таковой контакт сделает вас Буддой.

Вы уже Будда; легко мало пыли скопилось на зеркале.

Явспоминаю Микеланджело… Он проходил по рынку, где размешались магазины мрамора. А он был скульптор, может, наилучший, которого знает мир. Он заметил перед магазином, на другой стороне дороги, огромную мраморную глыбу. Он задал вопрос: какое количество она стоит?

Обладатель ответил: Она не будет стоить ничего, по причине того, что уже десять лет она лежит тут, я не могу отыскать никого, кто бы заинтересовался ею. Если вы желаете, вы имеете возможность забрать ее — мне необходимо больше пространства для других кусков, а эта занимает слишком много места. Но я не пологаю, что кто-нибудь может сделать что-нибудь из нее. Это необычный кусок, у него необычная форма.

Итак, Микеланджело забрал глыбу и по окончании двух лет работы он создал самую известную в мире скульптуру Иисуса — он только что снят с креста, и Мария, его мать, держит его на колене. Скульптура складывается из креста, Марии и Иисуса и выполнена в натуральную величину.

Микеланджело был одним из величайших людей в области скульптуры. Иисус смотрелся так, как словно бы он только что возвратился к судьбе, таким живым. Вы имеете возможность видеть любой мускул человека, вы имеете возможность видеть отверстия от гвоздей в его руках… Всего пара лет назад сумасшедший стёр с лица земли эту скульптуру. Никто ни при каких обстоятельствах не считал, что кто-нибудь решится стереть с лица земли такую красивую скульптуру — она была в Ватикане. И перед судом данный сумасшедший заявил: Мне необходимо было стереть с лица земли ее, по причине того, что я желаю быть таким же известным, как Микеланджело: он сделал ее, а я стёр с лица земли.

В то время, когда статуя готовься , Микеланджело пригласил обладателя магазина, дабы он взглянул, что случилось с глыбой. Тот не поверил своим глазам. Он сообщил: Ты сотворил чудо! Как тебе это удалось?

Микеланджело сообщил: Нет, я не прилагал никаких стараний. Я по дороге, и я услышал как глыба говорит: В меня скрыты Мария и Иисус. Тебе необходимо лишь удалить пара кусков в том месте и тут, тогда Иисус и Мария проявятся. Я не создавал Иисуса либо Марию, я ненужный мрамор и покинул лишь то, что необходимо для Иисуса, креста и Марии.

Ментальная детоксикация


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: