Будущих цивилизационных противостояний

Одной из вероятных обстоятельств будущих цивилизационных противостояний, согласно точки зрения Н.Н.Моисеева, может стать модернизация, которая в разных цивилизациях будет протекать и восприниматься по-различному.

Классические цивилизации (цивилизации Востока) отличаются тем, что их жизненный уклад подчинен воспроизводству исторически сложившегося образа судьбы именно и окончательно данному. В таких обществах обычаи, привычки, взаимоотношения людей весьма устойчивы, а личность подчинена неспециализированному порядку и ориентирована на его сохранение. Индивидуальность в таких обществах нивелируется. Основное для них не талант, а свойство человека приспособиться к коллективу, не различаться от окружающих, «не высовываться».

Классические цивилизации очень сильно разнятся, но их приверженность к определенному образу судьбы во многом стирает национальные отличия, утверждает некоторый неспециализированный для всех миропорядок. Классические цивилизации страно стабильны. Базу данной стабильности образовывает особенная нравственность, собственный представление о зле и добре, о том, что такое прекрасно и что такое не хорошо.

В отличие от неподвижного Востока западная цивилизация — весьма динамичный мир. Залогом успеха тут всегда были инициатива, способности и талант человека. Таким его сделала сама природа. В отличие от Востока, где люди концентрировались в равнинах плодородных рек, тут, дабы выжить, необходимо было быть в вечном поиске: путешествовать, торговать, искать лучшую долю в других государствах. Не просто так, подмечает Н.Н.Моисеев, как раз европейцы стали открывателями мира. Марко Поло и португальцы «открыли» Китай, а испанцы — Америку, и не вследствие того что их цивилизация была лучше и богаче. Китаю не нужна была ни Америка, ни Европа. Самой высокой сокровищем для Китая был сам Китай. Ему не было дела до того, что происходит в Европе. Восток — самодостаточная цивилизация.

Цивилизации при всей их статичности не остаются неизменными. Непрерывно совершенствуются их технические и технологические базы, но проходят они в различных цивилизациях по-своему. До XVII в. эти процессы шли медлительно, а потому технические новации не вносили в судьбу людей революционных трансформаций. Модернизация пришла с Запада и потому частенько воспринимается как вестернизация. Ориентация личности на поиск нового, на проявление инициативы, характерная для западной цивилизации, сыграла тут определяющую роль. До ХVII в. энергия и эта инициатива выливались в крестовые походы, дальние плавания, открытие и завоевание новых земель. В XVII в. перед людьми открылись новые возможности, которые связаны с развитием техники. инициатива и Энергия западного человека переключились в сферу материального производства и дали человечеству новые средства для обеспечения общепланетарного гомеостаза.

Но модернизация порождает и новые трудности, новые опасности для судьбы человечества, и связано это с тем, что она несет в себе не только техническое обновление материальных баз судьбы, но и второй, западный, образ судьбы. Различные цивилизации принимают изменение образа судьбы по-различному. Самый действенно модернизационные процессы проходят в цивилизациях Дальнего Востока, в так называемых новых индустриальных государствах: в Японии, Тайване, Сингапуре, Таиланде, где главными сокровищами являются дисциплина, почитание старших, коллективизм, где гражданская судьба не канонизируется религией и церковью, а гражданский плюрализм уживается с производственным либерализмом. Наряду с этим ни Япония, ни Тайвань не стали западными государствами. Японцам удалось соединить успехи западной разработке со собственными цивилизационными сокровищами, и это принесло успех. Азиатско-Тихоокеанский регион благодаря успехам модернизации уже сейчас есть вызовом западной цивилизации, и данный цивилизационный разлом (противостояние) во многом будет определять политические процессы на планете.

По-второму обстоит дело в исламском мире. Тут модернизация встречает громадные трудности, в следствии чего целый исламский мир преобразовывается в зону нестабильности. Это и имеется необычный цивилизационный ответ на процесс модернизации. Одна из причин нестабильности — принципиальное неприятие идей либерализма, каковые несет в себе модернизация. Совокупность исламских сокровищ — а это, в первую очередь, единство светской и религиозной судьбе — отторгает правила народовластия.

Очевидно, в исламском мире также знают необходимость модернизации. Более того, кроме того пробуют проводить ее «сверху», и это иногда дает результаты. Яркой иллюстрацией тому может служить Иран. Но модернизация «сверху» постоянно оказывается навязанной, она не затрагивает глубин народной судьбе и на определенном этапе отвергается обществом, что и произошло в Иране на протяжении исламской революции 1972 г.

В исламском мире, где сама религия есть формой судьбы, неприятие западных стандартов будет означать неприятие модернизации по большому счету, а это обрекает его на предстоящее отставание и, в конечном итоге, на судьбу неандертальцев, но добровольно ни один народ не согласится с таковой судьбой.

Очевидно, это всего лишь один из вероятных прогнозов, что может и не сбыться, в случае если исламский мир по примеру Японии сможет приспособиться к требованиям модернизации. Более настоящи конфликты на земле экологического кризиса, который сам по себе есть следствием модернизации. Первопричиной вероятных цивилизационных распрей на земле экологического кризиса может послужить требование достаточно твёрдой регламентации жизнедеятельности человека для новой экологической ниши. Иначе говоря миру предстоит пережить новую модернизацию, более тяжёлую, чем нынешняя, потому, что у всех живущих на Земле меньше времени для перестройки и намного меньшие возможности. Прошлые поколения землян были намного богаче в отношении ресурсов.

И как по-различному принимают цивилизации современный этап модернизации, совершенно верно так же по-различному будет приниматься и новая модернизационная волна. Она потребует перестройки образа судьбы на лишь на Востоке, но и на Западе. Но Запад привык к лидерству. Его образ судьбы сейчас думается общепринятым стандартом, к которому все стремятся, но в том-то и дело, что с данной мечтой всем нужно будет расстаться. Тяжелее всего это будет сделать самому Западу. Отказаться от достигнутого неизменно весьма тяжело. В индивидуализме и богатстве Запада заложены страшные корни зла.

Мир незадолго до еще одной великой революции — революции нравственности. Новые нравственные начала, появившиеся в ее процессе, должны будут сократить инициативу личности, подчинить ее коллективным обязанностям. Но эта инициатива есть фундаментом и движущей силой западной цивилизации. Сумеет ли Запад перестроиться — громадный вопрос. По крайней мере, реалии сегодняшнего дня дают мало оснований для оптимизма. Все говорят о национальных заинтересованностях и действуют во имя этих заинтересованностей.

Очевидно, первые лица стран, ученые, политики смогут договориться и довольно часто договариваются о совместных действиях во имя неспециализированной цели. Но цивилизации далеко не всегда адекватно воспринимают эти договоренности. Казалось бы, начальники ИзПалестины и раиля договорились о прекращении насилия и беспорядков на оккупированных территориях, но противостояние палестинцев не только не закончилось, но и перешло в более страшную стадию. По-различному относятся люди к блокаде Ирака, Кубы, неоднозначное отношение позвала интернациональная акция по урегулированию конфликта в Косово. Примеры возможно продолжать. Договоренности везде будут восприниматься по-различному, как по-различному воспринимаются сейчас права человека — любая цивилизация вкладывает в это понятие собственный суть.

регламентации и Необходимость ограничений в исламском мире может оказаться совсем неприемлемой, потому, что несовместима с законами шариата, по которым живут эти цивилизации. Особенное сопротивление приведёт к необходимости сократить рождаемость. Религиозные догмы запрещают [это].

В.А.Тураев. «Глобальные вызовы человечеству». Москва, «Логос», 2002, стр.47-50.

TASK 40. Tackle the problem of не combinability in the English language. Rack your brains over translation of the following phrases.

Фильм «8 лучших встреч» комедия 2016 / Владимир Зеленский, Вера Брежнева и другие / наблюдать в HD


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: