Буфетчик понизил голос и конфузливо оглянулся, — ну, их все и похватали. и

Вот заходит ко мне в буфет юный человек, дает червонец, я сдачи ему

Восемь с полтиной… Позже второй.

— Также юный человек?

— Нет, пожилой. Третий, четвертый. Я все даю сдачи. А сейчас стал

Контролировать кассу, глядь, а вместо денег — резаная бумага. На сто девять

Рублей наказали буфет.

— Ай-яй-яй! — вскрикнул артист, — да неужто ж они пологали, что это

Настоящие бумажки? Я не допускаю мысли, дабы они это сделали сознательно.

Буфетчик как-то криво и тоскливо посмотрел назад, но ничего не сообщил.

— Неужто мошенники? — тревожно поинтересовался у гостя волшебник, — неужто среди

Москвичей имеется мошенники?

В ответ буфетчик так горько улыбнулся, что отпали все сомнения: да,

Среди москвичей имеется мошенники.

— Это низко! — возразил Воланд, — вы человек бедный… так как вы —

Человек бедный?

Буфетчик втянул голову в плечи, так что стало видно, что он человек

Бедный.

— У вас какое количество имеется сбережений?

Вопрос был задан участливым тоном, но все-таки таковой вопрос нельзя не

Признать неделикатным. Буфетчик замялся.

— Двести сорок девять тысяч рублей в пяти сберкассах, — отозвался из

Соседней помещения треснувший голос, — и дома под полом двести золотых

Дюжина.

Буфетчик как словно бы прикипел к собственному табурету.

— Ну, само собой разумеется, это не сумма, — снисходительно сообщил Воланд собственному

Гостю, — не смотря на то, что, но, и она, фактически, вам не нужна. Вы в то время, когда погибнете?

Тут уж буфетчик возразил.

— Это никому не известно и никого не касается, — ответил он.

— Ну да, неизвестно, — послышался все тот же дрянной голос из

кабинета, — поразмыслишь, двучлен Ньютона! Погибнет он через девять месяцев, в

Феврале будущего года, от рака печени в клинике Первого МГУ, в четвертой

Палате.

Буфетчик стал желт лицом.

— Девять месяцев, — задумчиво вычислял Воланд, — двести сорок девять

Тысяч… Это выходит круглым счетом двадцать семь тысяч в месяц? Мало,

Но при скромной жизни хватит. К тому же десятки.

— Десятки реализовать не удастся, — ввязался все тот же голос, леденя

Сердце буфетчика, — по смерти Андрея Фокича дом срочно сломают и

Десятки будут посланы в государственный банк.

— Да я и не рекомендовал бы вам ложиться в клинику, — продолжал артист,

— какой суть умирать в палате под хрип и стоны неисправимых больных. Не

Лучше ли устроить пир на эти двадцать семь тысяч и, приняв яд, переселиться

под звуки струн, окруженным хмельными красавицами и

Лихими приятелями?

Буфетчик сидел без движений и весьма постарел. Чёрные кольца окружили его

Глаза, щеки обвисли и нижняя челюсть отвалилась.

— Но, мы размечтались, — вскрикнул хозяин, — к делу. Продемонстрируйте

Вашу резаную бумагу.

Буфетчик, волнуясь, вытащил из кармана пачку, развернул ее и

Остолбенел. В обрывке газеты лежали червонцы.

— Дорогой мой, вы вправду нездоровы, — сообщил Воланд, пожимая

Плечами.

Буфетчик, дико радуясь, встал с табурета.

— А, — заикаясь, проговорил он, — а если они снова того…

— Гм… — задумался артист, — ну, тогда приходите к нам снова.

Милости просим! Рад отечественному знакомству.

Тут же выскочил из кабинета Коровьев, вцепился в руку буфетчику, стал

Ее трясти и упрашивать Андрея Фокича всем, всем передать поклоны. Не хорошо

Что-либо соображая, буфетчик тронулся в переднюю.

— Гелла, проводи! — кричал Коровьев.

Опять-таки эта рыжая нагая в передней! Буфетчик протиснулся в дверь,

пискнул до свиданья и отправился, как пьяный. Пройдя мало вниз, он

Остановился, сел на ступени, вынул пакет, проверил — червонцы были на

Месте.

Тут из квартиры, выходящей на эту площадку, вышла дама с зеленой

Сумкой. Заметив человека, сидящего на ступени и тупо смотрящего на червонцы,

улыбнулась и сообщила задумчиво:

— Что за дом у нас таковой! И данный с утра пьяный. Стекло выбили снова на

Лестнице, — всмотревшись повнимательнее в буфетчика, она добавила: — Э, да

у вас, гражданин, червонцев-то очень много. Ты бы со мной поделился! А?

— Покинь меня, Христа для, — испугался буфетчик и проворно запрятал

деньги. Дама засмеялась:

— Да ну тебя к лешему, скаред! Я пошутила, — и отправилась вниз.

Буфетчик медлительно встал, поднял руку, дабы исправить шляпу, и

Убедился, что ее на голове нет. Плохо ему не хотелось возвращаться, но

Шляпы было жалко. Мало поколебавшись, он все-таки возвратился и позвонил.

Что вам еще? — задала вопрос его проклятая Гелла.

— Я шляпочку забыл, — шепнул буфетчик, тыча себя в лысину. Гелла

Повернулась, буфетчик в мыслях плюнул и закрыл глаза. В то время, когда он их открыл,

Гелла подавала ему шпагу и шляпу с чёрной рукоятью.

— Не мое, — шепнул буфетчик, отпихивая шпагу и скоро надевая шляпу.

— Разве вы без шпаги пришли? — удивилась Гелла.

Буфетчик что-то буркнул и скоро отправился вниз. Голове его почему-то было

Некомфортно и через чур тепло в шляпе; он снял ее и, подпрыгнув от страха, негромко

Катерина Бегу – \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: