Быль яги про правду и меру.

В древности, в тридевятом царстве, в тридесятом стране жил был народ[24]. Всё у них на земле было: и леса дремучие, и поля широкие, и реки глубокие. В реках рыбы было видимо-невидимо, в лесах зверь различный водился, грибов, ягод, орехов – не сосчитать. Жил тот народ дружно: кому избу срубить нужно – всем миром планировали и строили, кому поле либо огород вскопать и засеять – постоянно находились ассистенты. Детишки дружно росли – игрались совместно и ремеслам обучались: один учил их сапоги тачать, второй кузнечному ремеслу, кто пряжу прясть, кто полотно ткать. Говорят ещё, что жили среди них две дамы. Одну кликали Действительно, другую – Мера. какое количество не забывал себя тот народ, столько и жили они среди них. Не было меж тех людей ни злобы, ни зависти. Не знали они что такое жадность и ложь. Во всех зданиях был достаток, но лишнего никому не нужно было. Здоровы люди были, радостны и весёлы. Двери ни при каких обстоятельствах не закрывали и не знали, что такое замок. С весны сажали они огороды, поля засевали рожью, просом, гречихой, в осеннюю пору урожай собирали, из лесов грибы – ягоды, орехи несли. Зимний период – отдыхали, ткали, пряли, говорили сказки. Умели они и за звездами замечать.

Как-то раз, пришёл к людям чужеземец. Они его приняли, накормили, напоили, приютили. Чужеземец поведал им о диковинных почвах, о животных невиданных. Поведал он им о том, что были среди чужеземных людей одни, каковые большое количество знали, продолжительно жили, а остальных держали в подчинении. Долгожители себя именовали Всевышними, остальных – рабами. Жили те Всевышние в роскоши и достатке, во дворцах невиданных. Рабы жили в землянках и лачугах, перебивались с хлеба на воду, трудились на Всевышних, жили недолго, в потребности, но Всевышних славили. Так заведено было.

Диву давались люди, слушая истории чужеземца. Невдомёк им было, что смогут быть люди непохожие на них и жить по-второму. Чужеземец же удивлялся тому, какие конкретно прекрасные, дружные и приветливые были все как один люди, к каким он попал, точь в точь как Всевышние в его почва. Но среди этих людей Всевышних не было, никто никем не руководил и никого не подчинял. Верили люди в то, что имеется Род великий, что нужно всем белым светом порядки устанавливает. Всё видит, всё слышит, всё знает, но ни во что не вмешивается. Люди к нему, бывало, за советом ходили. Но храмов у них не было, и изображений Рода также. Легко садились они на землю либо поднимались, руки вверх протягивали и обращались к Роду со собственными вопросами кто как мог – кто словами, кто мыслью. Род никому не отказывал, неизменно подсказку давал. Люди ему верили и слушались его советов, так и жили в согласии и гармонии с природой и самими собой, не нарушая равновесия. Никто ничего не скрывал, все знания были дешёвы всем. Чужеземец наблюдал весьма пристально около себя, запоминал всё, примечал. Погостил он, отдохнул и дальше в путь отправился. Никто его и не задерживал, а собрали ему еды на дорогу да доброго пути захотели.

Продолжительно ли кратко ли, прошло время. Слухами почва полнится. Пошли через того чужеземца слухи о почвах благодатных, да о людях приветливых. Нашлись среди Всевышних-властителей такие, каковые, прослышав о богатых краях, решили те почвы захватить, а людей в собственных рабов перевоплотить. Собрали они войско огромное и отправили его в почвы далёкие, дабы людей покорить, вынудить себя почитать и на себя трудиться. Войско до тех пор пока до далёких земель добиралось устало, добрая половина поотстали по дороге. Те же, что добрались до тридевятого царства так продолжительно шли, что забыли, для чего пришли. Подивились они гостеприимству людей, достатку земель и решили остаться жить среди них. Но были среди чужеземного войска верные слуги Всевышних. Они выкрали Меру и Правду и утащили их в собственные владения. Думали они, что Всевышние весьма обиженны будут тем, что добрая половина войска рассеялась, а добрая половина вместо того, дабы вести войну осталась жить в далёких почвах. Вот и решили забрать с собой Меру и Правду в дар Всевышним. Отдали они их Всевышним. Всевышние дар приняли, да слуг собственных верных приказали казнить в назидание, дабы неповадно было вторым их распоряжения хозяйские не выполнять. Сами Всевышние смекнули, какой они серьёзный дар взяли. Знали они, что без Меры и Правды разладится равновесие в жизни людей в далёких почвах – неправда, недоверие, неприязнь, зависть, жадность верх заберут. Правда помогала людям праведно жить, честно, а Мера – помогала знать во всём меру, брать у природы лишь то, что нужно, без лишку. Закрыли Всевышние их в темницу, закрыли семью замками и поставили Ужас защищать.

— Яга, а из-за чего Всевышние так людей не обожали? Разве Всевышние смогут быть нехорошими? – не удержалась от вопроса Настенька.

— Сказка это, Настенька — засунула мама.

— Ну сказка ли, быль ли, заметим дальше, — продолжила Баба Яга, — а Всевышние, Настенька, одно наименование. Люди их редко видели, примечали лишь, что хоть и похожи они на людей, да жизнь у них очень сильно отличалась, и жили продолжительнее, вот и сделали вывод, что это Всевышние. Но они Всевышними не были, а просто людьми, каковые забрали власть нужно всеми остальными. Ненавидели они людей, унижали, применяли как рабочий скот.

— Как же им это получалось? – спросил Славик.

— Да кроме этого как и по сей день, — вступил в беседу отец,- знаний людям не давали, возможно. А без знаний мы не люди, а говорящие автомобили. Что сообщат, то и делать будем, не вспоминая. Так, Яга?

— Правильно осознаёте. Те, каковые себя Всевышними именовали, думали, что запрещено людям знания давать. Правду с Мерой также к ним пускать запрещено. Они же думать начнут, и прекратят на Всевышних трудиться, будут жить, как в то время, когда то жили те люди в далёких краях, которых они завоевать решили – растолковала Яга.

— Да как же знания возможно не давать? – никак не имела возможности забрать в толк Настенька, — возможно книжку почитать, возможно в сети всё отыскать, возможно у взрослых задать вопрос, возможно самому поразмыслить.

— А весьма легко кроме того, — решил вступить в беседу Егор Иванович, — не научи людей просматривать – они книжки прочесть не смогут, не научи думать – они и думать не будут мочь. Вот тебя, Настенька, просматривать же обучили, не сама разобрала, что буквы означают, как в слова складываются? Так и планировать – учить нужно. А интернет что, он сравнительно не так давно показался, да и не у всех он имеется. У взрослых возможно задать вопрос, Настенька, да лишь в случае если взрослые забыли, что знали, а кто и не знал вовсе, так что и поведать им детям нечего.

Все уважительно слушали Егора Ивановича. Прав, что тут сообщишь.

— Либо как на данный момент сделали – желаешь обучаться – плати, — продолжал идея Егор Иванович. — Нет денег – и будешь без знаний, а интернет, он, само собой разумеется, оптимален, в том месте и книги имеется, и лекции ответственные, так пишут столько книг, столько лекций и кино снимают, что среди всего этого огромного количества информации человек неопытный и не отыщет, что действительно, а что ложно. Да и по большому счету ничего не отыщет. А ещё задурят головы играми в компьютерах, комиксами вместо книг и дело сделано. Так Яга?

Яга утвердительно кивнула.

— Так совершенно верно, я вот в школе видел, — начал Славик, — многие в компьютерные игры играются, да ещё и уверены в том, что они нужны. Я пробовал растолковывать, что они одуряют и записывают в мозг играющих, желают они того либо нет, агрессию, в случае если это стрелялки, да где в том месте – никто не верит и слушать не желает. Так кроме того, что агрессия записывается на подсознательный уровень, так ещё игроки путают позже явь и игру. А те, кто в другие игры играются, считают, что творят, созидают, лишь не считаюм, что созидают они из того, что другие придумали и в компьютеры заложили. Чего не заложено авторами, того и не придумаешь. Какое же это творчество либо развитие. Морочат головы, да и лишь. Но деньги производители игр получают огромные, никто против них и не решается идти. Вместо правды и чести сейчас деньги ценятся.

Славик был пареньком любопытным, думать обожал, а уж в случае если решал чего добиться – с пути его своротить было не вероятно. Росту он был среднего, волосы русые кратко подстрижены, сам худенький, но, как сказал о нем дедушка, жилистый. Кликали его все Славиком, не смотря на то, что полное имя было Доброслав. Это имя внесла предложение дать ему мама. Она была учительницей русского и весьма обожала русский русский и язык предания.

— Да что сказать, нам это ясно, тут и обсуждать нечего. Книжки необходимо просматривать, — взросло изрёк Васятка, — мы отвлеклись, что в том месте с Правдой и Мерой стало? – обратился он к Яге.

Все улыбнулись рассудительному Васятке, а Яга продолжила:

— Их как заточили в темницу, так они выбраться и не смогли. Не знает никто, живы ли они али нет, и не известно, где та темница. А жизнь людей, от которых их забрали, изменилась медлено, по причине того, что люди стали меняться. Обучились они питать зависть к, обманывать, соперничать, рыбу в реках всю переловили, зверя в лесах истребили, пропал лад меж ними. Всевышние собственных слуг послали к ним, среди людей их Злыднями прозвали. Злыдни так всё поставили, что прошло стали и время те люди также Всевышним поклоняться и трудиться на них, лишь имя им дали уже второе — Нелюди. Но как не видел никто Всевышних, так и про Нелюдей людям известно мало было. Вот и сказка вся, — закончила Яга.

— Что-то это на отечественный Город весьма похоже, — наморщила носик Настенька.

— Да не только на отечественный, во всём мире сейчас так живут. Знания подлинные лишь Нелюдям[25] и Злыдням дешёвы, а без знаний – люди в рабов преобразовываются. Всевышние, а по-отечественному Нелюди сами живут обособленно, и Злыдням кроме этого жить повелели — с рабами не смешиваться, и самое основное – заповедали, дабы Злыдни рабам деньги взаймы давали, в рост другими словами. Для Злыдней то рост, а рабам – удавка, да такая, что и не скинуть. Раньше Злыдней ростовщиками именовали, а сейчас… — опоздал продолжить дед.

— Сейчас они банкирами именуются,- подхватил отец, — сейчас все у них в долгах как в шелках. Люди за жильё всю жизнь платят долг, за автомобили, за всё, страны целые в долгах. А раз обязан – ты раб того, кому обязан. Лишь люди привыкли, считаюм, что по-второму и жить запрещено. Вон совсем сравнительно не так давно была одна страна, где жильё людям безвозмездно давали, брать его не нужно было. Люди никому должны не были. В случае если случалось так, что просил один другого деньгами оказать помощь, так одалживали безо всяких процентов. Стыд был громадной просить больше денег вместо одолженных. Так как в случае если человек за помощью пришёл, значит худо ему, поскольку же возможно у него больше просить, чем даёшь, не по-людски. Так уже и не помнит никто об этом, сказки это, говорят тому, кто упомянет, а времени то немного прошло.

— Люди не забывают то, о чём им напоминают. Это мы также знаем, — улыбнулась Яга. – Вон у нас с чудесной поляны все сказочные персонажи провалились сквозь землю. Не вспоминают о них, забыли детки.

— А поведай нам сказку, Яга, может, кто обратно и возвратится, — попросил Васятка.

— Погоди, Васятка, — Славик решил довести дело с Правдой и Мерой до конца. – Как думаешь, Яга, возможно их найти то?

— Отчего же запрещено, — Яга прищурилась и напела, —

«Кто привык за победу бороться,

С нами совместно пускай запоет: Кто весел — тот смеется, Кто желает — тот добьется,Кто ищет — тот постоянно найдёт!» — вы то уже эту песню и не слыхали! А Никитична, наверно, не забывает!Никитична с Егором Ивановичем подхватили: «А ну-ка, песню нам пропой, радостный ветер,Радостный ветер, радостный ветер!Моря и горы ты обшарил все на светеИ все на свете песенки слыхал. Спой нам, ветер, про смелость и славу,Про ученых, храбрецов, бойцов, Чтобы сердце загорелось, Чтобы каждому хотелосьДогнать и перегнать отцов!»[26]Вскоре уже все за столом распевали хором.- Значит, кто желает – тот добьётся? – улыбнулся Славик, в то время, когда раздалась последняя нота.- И не сомневайся, внучек, — подтвердил Егор Иванович, — основное поставить цель праведную, честную, нужную людям и идти к ней и не сдаваться трудностям.- Тогда я решил, я желаю пойти на их поиски, — Славик поднялся и уперся руками в стол, — думаю, всё дело в них. До тех пор пока томятся Правда и Мера в темнице, не будет житья праведного для людей.- В этом ты прав, Славик, да вот хватит ли у тебя сил? – забеспокоилась мама, — да и страшно это, точно.- Но кто-то обязан высвободить их? Вот я и сделаю это, — Славик упорствовал .- Я же не Илья Муромец до 30 лет ожидать.- Из-за чего до 30 лет? — спросил Васятка.- Ну Илья Муромец, по преданию, до 30 лет ходить не имел возможности. А позже проходили мимо калики перехожие[27] и вылечили его. Он как поднялся, так отправился отчизну защищать и помогать народу. Это вам лучше Никитична позже с Ягой поведают. — Поведайте? – попросил Васятка.- Само собой разумеется, поведаем, про Илью Муромца и про Соловья Разбойника, и про то где сейчас похоронен Илья Муромец, — отозвалась Никитична.- Разве это не сказки? – удивился Васятка.- Это былины, ты слово то слушай, — Яга сказала по слогам, — БЫ-ЛИ-НА, слышишь? Быль значит. А мощи Ильи Муромца лежат в Киево-Печёрской Лавре. — Утро вечера мудренее, — напомнил Волк, — сейчас мы все дремать отправимся, а на следующий день всё решим.- А сказку? – отыскала в памяти Настенька.- Все чистить зубки, умываться, и позже будет вам сказка, — скомандовала Яга.Дети побежали чистить зубы и скоро расположились на печке и на полатях, готовые слушать сказку.

Сказка три медведя.

В одной деревне жила была девочка, — начала Яга, — кликали её Машенька. Вот как-то раз отправилась Машенька в лес по грибы по ягоды. В большинстве случаев она от деревни далеко не отходила, а тут грибок за грибком, ягодка за ягодкой, а в том месте зайца заметила, за ним побежала, так и не увидела Машенька, как зашла на большом растоянии в лес. Как заметила она, что деревни через деревья не видно, испугалась, расплакалась. Позже слёзы стёрла и решила из леса выбираться. Вот шла Машенька, шла по лесу и вышла на полянку. А на полянке стояла избушка. Ладная такая избушка, бревенчатая, крыша тёсом[28] покрыта, на крыше труба, значит, печка в доме была.

Дверь была открыта. Посмотрела Машенька в дом, видит, нет никого. Села она на крылечке, решила подождать хозяев. В доме том жили три медведя. Михайло Потапыч, Марья Потаповна и Мишутка. Медведи с утра в лес ушли за малиной и должны были уже возвратиться. Машенька до тех пор пока по лесу плутала устала, и как села на крылечке, так и задремала. Возвратились медведи из лесу, глядь – сидит у них на крылечке кто-то. Мишутка подбежал первым, поднялся на задние лапки, дабы лучше разглядеть, кто на крылечке сидел.

— Мама, мама, наблюдай, девочка у нас на крылечке спит, — запрыгал Мишутка около Машеньки.

— Как же она в такую чащу забралась? – удивилась Марья Потаповна.

— Давайте её в дом занесем, — внес предложение Михайло Потапович, — ещё простудится ненароком.

Поднял он Машеньку, как пушинку, и понёс в дом. Да до тех пор пока нёс, Мишутка так кричал, что разбудил девочку.

Открыла она глаза, заметила, что её Михайло Потапыч держит, испугалась, глаза ручками закрыла.

— Не опасайся, девочка, — улыбнулся Михайло Потапыч, и поставил её на пол, — как же ты в такую глушь забралась?

— По грибы по ягоды ходила, да и не увидела, как заблудилась, — поведала Машенька, — и поставила корзину с дарами леса на стол, — вот, угощайтесь! – внесла предложение она Медведям.

Понравилась Медведям щедрость Машеньки.

— Благодарю, — сообщила Марья Потаповна, — вот мы на данный момент дружно и отобедаем. Поди, пока по лесу плутала и имеется захотела, девочка?

Машенька весьма была рада тому, что медведи такими радушными были.

— Садись со мной на стульчик, — внес предложение ей Мишутка, — мы совместно тут уместимся.

Уселись Мишутка с Машенькой на стульчик Мишутки, Михайло Потапыч сел на собственный громадный стул, а Марья Потаповна дотянулась из печи ухватом чугун с кашей и положила каши каждому в миску. Позже добавила ягод, что Настенька насобирала и сама за стол села.

— Кушайте, на здоровье, — пригласила она.

Покушали все каши с ягодами, Машенька помогла Марье Потаповне миски собрать, Мишутка помыл их. Да и засобиралась Машенька к себе.

— Как бы мне сейчас до дома добраться, — задала вопрос она у Медведей, — дороги то я и не знаю.

— Мы тебя выведем, — внес предложение Михайло Потапыч,- забирай собственную корзинку с грибами, бесплатно что ли по лесу плутала, да отправимся, пока не стемнело.

Марья Потаповна с Михайло Потапычем в первых рядах пошли, а Мишутка с Машенькой за ними. Так и вывели её медведи из чащи. Как стали виднеться дома деревни через деревья, остановились медведи, простились с Машенькой.

— Внимательной будь, девочка, не уходи больше на большом растоянии от дома, — напутствовали они её.

— Благодарю, вам за приют, за напутствие, за то, что дорогу к себе продемонстрировали, — поблагодарила их Машенька и побежала к деревне.

Вот и сказке финиш, а кто слушал – молодец.

Яга сказку закончила, дети уже дремали, а взрослые ещё шептались на крылечке. Ночь была тёплая, на небе ярко светилась луна, всё небо было усыпано звёздами.

— Ночь то какая сказочная, — присоединилась Яга ко взрослым, — что это вы тут шепчетесь?

— Звёздами наслаждаемся, — Никитична указала на звёздное небо.

— Смотрите, вон в том месте – Сириус, самая броская звезда на небе, по прямой линии от тех трёх звёзд в ряд. Три звезды в ряд – это пояс Ориона, — продемонстрировал Егор Иванович пальцем на небо.

Вот так как, сколько времени на Земле прошло, столько всего изменилось, а звёзды всё те же, сколько преданий про них сложено, — поддержал разговор отец.

— А понимаете, что имеется племя догонов в Африке, всего то 200 000 человек, а их знания о космосе обсуждает учёный мир. В мифах Догонов говорится о том, что их посещал кто-то с вторых планет, – продолжил он.

— Звёзды и инопланетяне – это весьма интересно, а что со Славиком делать будем, задели его ваши сказки, — перебила космический настрой мама.

— А что, ничего делать не будем. Дадим ему клубок путеводный, гусли-самогуды,- вступил в беседу Волк, — что ты ещё нужного, Яга, прихватила с собой?

— Клубок, совершенно верно его к тайному месту вывести окажет помощь, а гусли, думаешь, понадобятся? – Яга задумалась.

— Само собой разумеется, понадобятся, не с безлюдными же руками ему в путь отправляться, — поддержал дед.

— Как так в путь? – забеспокоилась мама, — ребёнок же ещё совсем, лишь школу окончил, худенький. А что если потеряется, заболеет, провалится, в итоге, куда-нибудь? Ты что молчишь, папа? – обратилась она к папе.

— Осознаёшь, я бы и сам отправился…- запнулся отец.

— светло, — мама повернулась за помощью к деду с бабой, — вы также собрались в эту авантюру ввязаться?

— Дочка, — решил обезопасисть внука дедушка, — я так думаю. Раз Славик решил – молодец. Тем более цель то хорошая. А нам нужно не причитать, а попытаться оказать помощь ему. В противном случае, что мелкий, думаю, он для тебя и в 60 лет будет малышом. Не следует его под юбкой держать.

— Ну что ж, раз вы все так вычисляете, куда мне против вас, — набралась воздуха мама, — и я не буду противиться. Да и не напрасно мы его Доброславом назвали. По всей видимости, от имени не уйти. Так и будет постоянно стараться добро делать, себя не щадя.

— Ты не волнуйся, Варвара, — Яга обняла её, — мы за ним замечать будем, поможем, в случае если пригодится, не пропадёт!

— Как замечать то? – удивилась мама.

— А тарелочка с яблочком у нас на что имеется? Самый раз её будет применять, — убеждала её Яга.

— Давайте сейчас дремать ложиться, а на следующий день всё приготовим, — внесла предложение Никитична.

Все расположились дремать.

Сборы в путь

Утренняя зарядка. Сборы Волка и Доброслава в путь. Начало пути.

Утром первым проснулся Васятка. Он слез с печи и прошлёпал к двери. Тихо отпер её и выглянул на улицу. Сутки был ненастный. Дождя не было, но по небу гуляли облака. Васятка отправился будить Славика и Машеньку, глядь, а они уже и сами проснулись.

— Славик, ты в то время, когда в путь отправишься? – не терпелось определить Васятке и Машеньке.

— Вот все проснутся, позавтракаем, совместно и решим, — ответил Славик, — отправимся до тех пор пока зарядку на улице сделаем.

Дети тихо вышли из дома. На улице к ним присоединился Волк. Он предпочитал дремать на свежем воздухе. Опоздали дети с Волком помахать руками и размять ноги, к ним присоединился дед, а позже и отец с мамой. Упражнения они закончили купанием и пробежкой в пруду. Вода была не весьма тёплой, и сон как рукой сняло. К дому все прибежали бодрые и полные сил. Никитична с Ягой уже вскипятили самовар и напекли блинов. Все уселись завтракать. По окончании завтрака решили обсудить, что делать дальше.

— День назад Славик решил, — начал дед, — пологаю, что мы его должны поддержать.

Славик признательно взглянуть на деда.

— Мы попытаемся тебе оказать помощь, чем сможем, но функционировать тебе будет необходимо самому, — продолжила Яга, — вот тебе клубок путеводный. Он тебя до места обязан довести. Вот – гусли-самогуды. Сам сообразишь, в то время, когда их применять, знай лишь, как заиграешь на них, никто удержаться не имеет возможности – все в пляс идут.

— Я с тобой отправлюсь, — вызвался Волк, — всё вдвоём посподручнее будет.

— Мы вам пирожков напечём в путь, — внесли предложение Никитична с мамой.

— Ну вот и прекрасно, — сообщил отец, — раз решили и откладывать не будем.

Напекли пирожков, собрали портфели Славику с Волком. Последние напутствия дали, присели на дорожку, сосредоточились, поразмыслили и проводили путников до калитки.

Вышли Славик с Волком за околицу, кинули клубок на землю.

— Укажи, клубок, нам дорожку к Правде с Мерою, — попросил Волк.

Клубок покатился, а Славик с Волком пошли следом.

Продолжительно ли кратко ли, близко ли далёко ли, шли Волк со Славиком, а дошли они до одного посёлка. Волк внес предложение посёлок стороной обойти, но Славик сообщил:

— Раз нас клубок ко мне привел, отправимся, посмотрим, что за люди живут, может они нам что-нибудь про Правду с Мерой поведают.

В Деревне как ушли Волк со Славиком, жизнь текла своим чередом. Лишь мама иногда вспоминала и радоваться стала меньше.

— Мама, мама, давай попросим у Яги в тарелочку посмотреть, как в том месте у Славика с Волком дела обстоят? – Настенька с Васяткой вывели маму из задумчивого состояния.

— Само собой разумеется, как я забыла, — тут же дала согласие мама, и они пошли искать Ягу.

Яга с Никитичной трудились в огороде, в то время, когда к ним подошли прося Варвара с Настенькой и Васяткой.

— Яга, давай в тарелочку посмотрим, — начал наскоком Васятка.

— Ну ты прям пламя, — захохотала Яга, — по брату соскучился?

— Прошу вас, Яга, — поддержала мама, — нервничаю я за них. Где они, что делают? Всё ли в порядке?

— Переживать не требуется, а посмотреть возможно, отчего же нет. Отправимся. Позже доделаем, Никитична, — обратилась Яга к подруге, и все пошли в дом.

В доме Яга дотянулась тарелочку с яблочком, поставила на стол. Все с любопытством уселись около.

— Катись катись яблочко по тарелочке, продемонстрируй нам Славика и Волка, — нараспев затянула Яга. На тарелочке показались Славик и Волк на подходе к Посёлку.

Первый посёлок

Разговор с прохожим. Рассказ Волка об опытах с крысой.

В то время, когда Волк со Славиком вошли в посёлок, уже смеркалось. Улицы в посёлке были асфальтированные, но все в лужах и выбоинах. Домов практически было не видно за кустами и деревьями – они разрослись, и очевидно никто не планировал их подстригать. На улицах попадались люди. Кое-какие были одурманены и звучно смеялись. Те, кого повстречали Волк со Славиком на улице, были весьма толстыми, практически круглыми.

— Необычные какие конкретно люди, — тихо сообщил Славик Волку.

— Люди различные бывают, попытаемся с кем-нибудь заговорить, — решил Волк. – Хороший вечер, — обратился он к прохожему.

— Хороший, — отозвался круглый человек.

— Как поживаете? — культурно спросил Волк.

— Прекрасно поживаем, у нас что ни сутки – то праздник, — заулыбался человек во все собственный круглое лицо.

Он был очевидно одурманен и рад общению.

— А что за праздничные дни? – спросил Волк.

– Ну, какой-то праздник, совершенно верно, имеется. Какая отличие, что праздновать. Основное сам процесс. Если не праздновать, то жить для чего? – растолковал прохожий.

Волк со Славиком переглянулись.

— Мы с утра до вечера трудимся, а позже празднуем, — растолковал толстяк.

— А как празднуете? – спросил Славик.

— Едим, выпиваем, снова едим, мы весьма любим вкусно покушать, — толстяк говорил с гордостью. – Трудимся мы большое количество, и едим большое количество. Вон, смотрите, — толстяк указал на плакат.

На плакате был изображён весьма похожий на толстяка человек с куриной ножкой в руке, под ним красовалась надпись «Наслаждайся , ты этого хорош». На плакате напротив был тот же самый толстяк уже с бутылкой зелья. Надпись гласила: «Наслаждайся – это хорошая цель!»

— А отправимся ко мне к себе домой, — нежданно пригласил толстяк, — у меня супруга превосходно готовит, и зелье имеется. Тут совсем рядом, — он указал на крышу дома, показывавшуюся через деревья, — будем наслаждаться совместно!

— Благодарю, — ответил Волк, — мы ещё не решили, дальше отправимся либо на ночь у вас остановимся, но за приглашение благодарю, — повторил он ещё раз.

— Да куда вы на ночь глядя? – постарался удивиться прохожий, — ну да хозяин – барин. А коли решите остаться — милости просим, — не стал настаивать он и отправился не весьма жёсткой походкой к собственному дому.

Славик с Волком присели на лавочку.

— Волк, думаю, тут мы о Мере и Правде совершенно верно ничего не услышим, — предположил Славик.

— Необычный посёлок, — задумался Волк, — люди, наподобие, не злые, но как животные – едят да выпивают, вот и вся жизнь.

— Так они трудятся ещё, — исправил Славик.

— Мы не задали вопрос, что у них за работа, она так как также различная не редкость, — размышлял Волк. – Может, одни зелье делают, другие реализовывают, — предположил Волк. — Видал, какая у них цель «наслаждайся ».

— Всем хочется наслаждений, это приятно, — возразил Славик.

— Желаешь, я тебе поведаю, что такое наслаждение, — внес предложение Волк.

— Ну я приблизительно знаю, — сообщил Славик, — имеется центр наслаждения в мозге, определённые вещества на него действуют, и человеку приятно.

— Вот как раз, — подтвердил Волк. – Опыт проводили учёные с крысой – ей кнопку установили в клетке, она имела возможность нажимать на кнопку лапой, ток по проводку шёл от кнопки к центру наслаждения в мозге крысы, крысе было приятно.

— Учёные большое количество различных опытов выполняют, — не сдавался Славик, — что нехорошего в том, что кому-то приятно?

— Ничего нехорошего, — продолжил рассказ Волк, — лишь мера во всём должна быть. Крысе так нравилось ощущать «приятно», что она нажимала и нажимала на кнопку… и ещё нажимала и… сдохла.

— Да хорошо, Волк, ты придумал это, — не поверил Славик, — от наслаждения сдохла?

— Для чего мне выдумывать, — не дал согласие Волк, — ты взгляни, вон какие конкретно все круглые. Знаешь из-за чего?

— Едят большое количество, какая же тут тайна, — развёл руками Славик.

— Правильно, а едят большое количество, по причине того, что еда данный центр наслаждения возбуждает, им приятно. Получается, люди, а действуют как крыса. Лишь крыса на кнопку нажимала, а люди еду в рот кладут, — растолковал Волк, — а около ещё вон плакаты висят «наслаждайся – хорошая цель!»

— Ну да, согласен, цель какая-то неверная. Цель нужно ставить, достигать, трудности преодолевать, а тут сунул кусок торта в рот – и цель достигнута, потому как приятно, — дал согласие Славик. — Как то необычно люди тут живут – одни инстинкты – покушать, попить, взять наслаждение. Не смотря на то, что, может, это и верно?

— Ну знаешь, Славик, человеку столько возможностей разрешено – может рисовать, может петь, может спортом заниматься, может на музыкальных инструментах играться, да хоть крючком вязать либо крестиком вышивать, а тут – имеется и выпивать и целый интерес. Как то совсем не по-человечески, — серьёзно изрёк Волк, — Но, видишь, им и без того прекрасно. Нам тут больше делать нечего, отправимся дальше.

— Согласен, — поддержал его Славик и пошли они дальше.

Яга с Варварой, Настенькой и Васяткой заметили Волка и Славика, услышали их разговор с прохожим.

— Ну видите, всё в порядке с отечественными путешественниками, — облегчённо набралась воздуха Яга.

Настенька с Васяткой сидели задумавшись.

— Мама, как же так, крыса от наслаждения погибла. Разве так происходит? – наконец, вышел из ступора Васятка.

— Вот и я также не осознаю, как же они в том месте так живут – едят да трудятся? – Настенька покачала головой.

— Так ты взгляни около у нас в Городе, так все по большей части и живут, — мама что-то начала вспоминать, — а мультфильм разве вы не наблюдали? «Валл-и» в том месте люди кроме того ходить прекратили, не забывайте?

— Ой, так то же мультипликация, люди придумали да нарисовали, — возразил Васятка, — а мы про настоящих людей говорим.

— Настоящие, нарисованные, — Яга заворчала и начала убирать тарелочку с яблочком.

— Благодарю тебя громадное, Яга, — заговорили все разом, — взглянули, успокоились.

— А ещё возможно будет позже взглянуть? – задала вопрос Настенька.

— Само собой разумеется возможно, кто же запрещает! – улыбнулась Яга, — а что задумались – прекрасно. Вы побольше думайте – тогда толк из вас будет!

Отец с дедом ушли в лес и должны были не так долго осталось ждать возвратиться. Все занялись приготовлением ужина.

Второй посёлок

Посёлок с однообразными обитателями. Арест Славика и Волка и их побег. Прекрасное спасение. У кого какие конкретно традиции и откуда они берутся. Продолжение пути. Ночлег в избушке.

Продолжительно ли кратко ли, близко ли далёко ли шли Волк со Славиком, а дошли они до второго Посёлка.

Данный Посёлок был совсем не похож на первый. Асфальт на улицах был безукоризненным, домов практически было не видно за целыми заборами. Дома были низкими, двухэтажными, находились по десять в ряд с неспециализированными стенками, так что одна стенки являлась стеной сходу для двух домов, а забор был один долгий сходу на все дома. Одним словом, похоже было на долгий барак с десятью отдельными входами за одним неспециализированным забором. Казармы образовывали улицы, словно бы совершённые по линейке. На протяжении улиц редко были посажены деревья. порядок и Чистота на улицах царили совершенные. Людей видно не было.

— Необычный посёлок, — из-за чего то перешёл на шёпот Славик, — словно бы вымерли все.

— Сообщишь также, вымерли, может, трудятся, — предположил Волк.

— Так по большому счету ничего не слышно и не видно, — удивлялся Славик, — дома какие-то необычные. Наподобие раздельно и совместно в один момент. Как словно кто-то сильно экономил, в то время, когда строил.

— Само собой разумеется, экономил. Если бы не экономил, около домов почва была бы, и стенки у каждого дома собственные были бы. Но это не имеет значения. Отправимся, посмотрим, может, встретим обитателей, не напрасно же клубок ко мне прикатился, — думал Волк.

Пошли Волк со Славиком по улицам. Улицы были все однообразные, заборы однообразные, дома за заборами также однообразные. Волку со Славиком казалось, что они идут по одной и той же улице, не смотря на то, что уже несколько раз сворачивали и направо и налево.

— Прямо лабиринт, — поделился наблюдением Славик.

Внезапно калитка в одном заборе отворилась и из неё вышла дама. На даме была одежда желтого цвета. Юбка, кофточка, ботинки и сумка были жёлтыми, кроме того лента в волосах была также жёлтой. Опоздали Волк со Славиком удивиться и обменяться мнениями по поводу дамы, как стали отворяться калитки во всех заборах и оттуда начали выходить мужчины, дамы время от времени выбегали дети и все одетые в жёлтое. Волк со Славиком быстро выделялись на жёлтом фоне.

— Вот это да! – лишь и успел сообщить Славик, как кто-то подхватил его под руки с обеих сторон.

— Волк, — успел крикнуть Славик, и завертел головой, пробуя осознать, кто его схватил и куда девался Волк.

Волка тащили рядом со Славиком. Двое держали под руки Волка, двое – Славика. Это были достаточно юные люди, одетые, как и все около, в жёлтые костюмы.

— Не волнуйся, — услышал он голос Волка.

— Поставьте меня на землю, — постарался сопротивляться Славик, — находитесь, — он лягнул одного из тащивших его ногой.

Юноша опешил и остановился.

— Находитесь, — скомандовал крепыш в жёлтом тем, каковые тащили Волка, — ты для чего меня лягнул? – он устрашающе взглянуть на Славика.

— Я же прошу вас, остановитесь, объясните, кто вы и куда нас тащите, — Славик не испугался его взора.

— Вы нарушили норму, — отчеканил юноша.

— Какую норму, мы только что пришли ко мне, не слышали ни о каких нормах, — попытался растолковать Славик.

— Нам не имеет значения, в то время, когда вы пришли. Закон один для всех, — заучено повторил крепыш.

— Мы не планируем ничего нарушать, вы объясните, что за закон, мы его исполним, — Славик не сдавался.

— Вам с утра диктор по телевизору цвета одежды заявила, заявила, — вступил в беседу один из тех, кто держали Волка, — вы должны быть одеты в жёлтое, а вы, – юноша неуважительно взглянуть на светло синий брюки Волка и его клетчатую рубаху.

— А на следующий день, какой цвет будет? – Славик не удержался от вопроса, осмотрев собственные зелёные брюки и серую майку.

— Какой заявят, таковой и будет, — чётко ответил крепыш, — в случае если любой будет наряжаться как ему вздумается, никакого порядка не будет, — закончил он.

Волк со Славиком переглянулись.

— А куда вы нас ведёте? – решил задать вопрос Волк.

— Посадим вас в колонию за нарушение порядка, — ответил крепыш.

— Как в колонию? – возразил Славик, — без следствия и суда?

— Для чего следствие, — юноша был чётко уверен том, что сказал, — правонарушение на лицо. Все в жёлтом, а вы… — он подыскал слово, — в многоцветном.

— светло, и на долгое время нас посадят? – решил уточнить Волк.

— Этого мы не знаем, — пожал плечами юноша, — дабы по улице ходить, нужно выполнять закон, т.е наряжаться в тот цвет, что заявлен – сейчас жёлтый, позже фиолетовый либо зелёный, как сообщат. Но неизменно один цвет и тот, что заявили на сегодня.

— Так мы тогда ни в какой цвет не попадём ни при каких обстоятельствах, — прикинул Славик. — Кроме того в случае если поменяться и скомбинировать брюки волка с майкой Славика.

Волк, по всей видимости, поразмыслил также самое. Не хотелось Славику с Волком пугать жёлтых ребят, но ещё меньше хотелось им отправляться в колонию за отсутствие жёлтых брюк. Волк мигнул Славику, ударился о земь и превратился в громадного лохматого волка. Мужчины, державшие Славика, остолбенели от удивления, а у тех, что держали Волка, в руках осталось по клоку шерсти. Волк рыкнул, державшие Славика разжали руки, и Славик прыгнул на пояснице Волку, подхватив клубок. Волк помчался по лабиринту однообразных улиц посёлка.

— Где же выход то? – поразмыслил Славик, — всё однообразное.

Тут из одной калитки выбежала девочка. На вид ей было лет 7, одета она была в желтую юбочку, но блузка была зелёной, а башмачки — светло синий.

— Находись! Куда! Запрещено! — раздались крики из-за калитки. За девочкой выскочила дама и постаралась увлечь её назад к дому. Девочка, заметив Славика и Волка у него на пояснице, остановилась и уставилась на них.

— Ух ты! — лишь и сообщила она.

— Иди в дом стремительнее, — дама потянула девочку за руку, но сама также не имела возможности отвести глаз от Волка со Славиком.

— Мама, мама, наблюдай, он такой же как я – многоцветный, — вскрикнула девочка.

— Вот вам всем на данный момент и дастся, — дама пришла в сознание от удивления.

— Будьте любезны, — как возможно вежливее попытался обратиться к ней Славик, спрыгнув со поясницы Волка, — имели возможность бы вы нам указать дорогу…

Славик опоздал закончить фразу. Дама с девочкой втолкнули его с Волком вовнутрь забора и скоро захлопнули калитку. Мимо протопали гнавшиеся за Волком со Славиком стражи порядка.

— Благодарю вас огромное, — начал благодарить Славик даму.

— Да не за что, — ответила она и жестом пригласила его в дом, — а животинке я на данный момент водички вынесу, — сообщила дама и первой вошла в дверь.

— А тебя как кличут, — задала вопрос Славика девочка, — меня Маринка, — представилась она, не ждя его ответа.

— Меня – Славик, — протянул ей руку Славик.

— Тебе также нравится самому цвета выбирать? – спросила девочка.

— Не приставай к человеку, — вмешалась мама, — иди переоденься. Вот упрямая. Опоздаешь на школьный автобус, как до школы добираться будешь? – волновалась она.

— Мама, но у нас же гость, может, сейчас я никуда не отправлюсь? – внесла предложение девочка, — да и автобус уже уехал.

— Проходи, что же ты в дверях стоишь, — дама развернула расстроенное лицо к Славику, — и правда опоздали на автобус. Меня Вера кличут, а тебя, я слышала, Славик? Будем привычны.

Вера налила воды в глубокую тарелку и понесла во двор Волку. Возвратилась она весьма скоро.

— А где зверь то? В том месте мужчина какой-то на ступенях сидит? – Вера в изнеможении опустилась на стул. — Ну и денёк сейчас выдался. И всё из-за тебя, Маринка. Всегда ты своевольничаешь, а позже что-нибудь вследствие этого случается.

— Мужчина также цветной? – спросила Маринка.

— Это мой дорогой друг, — начал объяснение Славик, — давайте его также в дом разрешим войти, и мы вам всё поведаем.

Дама махнула рукой, в знак согласия и Маринка побежала впускать ещё одного «цветного» человека в дом.

Славик с Волком растолковали, как смогли, кто они и куда идут. Мама с дочкой слушали пристально и удивлённо. Время от времени задавали вопросы о том, как живут в Деревне и в Городе.

Притча о Истине и Правде


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: