Ценности и ценностные представления

Сайт «МИР ПСИХОЛОГИИ»

Д.А. Леонтьев

Понятия ценностные представления и ценности в психотерапевтической литературе довольно часто смешиваются: или первые рассматриваются как зеркальное отражение вторых, не воображающее отдельного интереса, или вторые сводятся к первым. В работах, посвященных междисциплинарному изучению сокровищ, мы обосновали ошибочность понимания сокровищ как порождений сознания и необходимость различать фактически ценности и рефлексивные ценностные представления, присутствующие в сознании; последние не в полной мере соответствуют реально значимым сокровищам. Проанализировав множество разных определений и пониманий сокровищ, предлагавшихся в философии, социологии, психологии и этик, мы заключили о неизбежности соотнесения этого понятия с тремя разными группами явлений. Было сформулировано представление о трех формах существования сокровищ, переходящих одна в другую: 1) публичных совершенствах — выработанных публичным сознанием и присутствующих в нем обобщенных представлениях о совершенстве в разных сферах публичной судьбе, 2) предметном воплощении этих совершенств в деяниях либо произведениях конкретных людей и 3) мотивационных структурах личности (моделях должного), побуждающих ее к предметному воплощению в собственной деятельности публичных ценностных совершенств. Эти три формы существования переходят одна в другую. Упрощенно эти переходы возможно представить себе следующим образом: публичные совершенства усваиваются личностью и в качестве моделей должного начинают побуждать ее к активности, в ходе которой происходит их предметное воплощение; предметно же воплощенные сокровища, со своей стороны, становятся базой для формулирования публичных совершенств и т.д., и т.п. по нескончаемой спирали. функционирования мотивации и Психологическая модель строения человека и ее развития в ходе социогенеза, конкретизирует познание личностных сокровищ как источников личной мотивации, функционально эквивалентных потребностям. Личностные сокровища формируются в ходе социогенеза, достаточно сложно взаимодействуя с потребностями.

Признание сокровищ реально действующими имманентными регуляторами деятельности индивидов, каковые влияют на поведение независимо от их отражения в сознании, не отрицает существования не совпадающих с ними как по содержанию, так и по психотерапевтической природе сознательных убеждений либо представлений субъекта о собственных сокровищах.

В 70-е гг. разные авторы стали обращать внимание на проблему расхождения между декларируемыми и настоящими сокровищами. самый детальный анализ методической стороны данной неприятности был осуществлен группой одесских социологов, а самые убедительные эмпирические факты взяты в уникальном психотерапевтическом опыте, совершённом Е.Е.Насиновской, которая применяла методику косвенного постгипнотического внушения.

Испытуемым, которым предстояло делать личностно нейтральные задания, к примеру воспроизводить на глаз длину предъявляемых отрезков с большой точностью, предварительно в состоянии обморока внушались инструкции типа в случае если:то:, где условием в случае если было преувеличение либо преуменьшение длины отрезков, а внушенным следствием то — реализация той либо другой ценности. степень и Направление искажения длины отрезков по окончании выхода из состояния обморока являлись надёжным и правдивым индикатором настоящей побудительной силы различных сокровищ. Было зафиксировано заметное расхождение между декларируемой значимостью этих сокровищ и степенью их влияния на постгипнотическую деятельность.

М.Б.Кунявский, В.Б.Моин и И.М.Попова именуют четыре группы обстоятельств, которыми смогут разъясняться расхождения между декларируемыми ценностными конструктами сознания и реально побуждающими деятельность человека личностными сокровищами:

При вербальном выражении и адекватном осознании сокровищ их включение в практическую регуляцию деятельности может не происходить: из-за отсутствия возможностей реализации, наличия соперничающих либо противоречивых сокровищ.

Реально действующие сокровища не всегда адекватно осознаются и вербализуются субъектом: в силу ограниченности его интеллектуальных возможностей действия защитных механизмов и др. Адекватно осознаваемые сокровища смогут неадекватно вербально репрезентироваться: в силу речевых табу и другого рода преград. Рассогласования смогут определяться наличием соперничающих компонентов вербального поведения либо сознания.

Психотерапевтический анализ ведет к подобным выводам, за исключением первого случая, в то время, когда нет оснований сказать о настоящих сокровищах. Во-первых, не хватает устоявшаяся и не хорошо структурированная совокупность личностных сокровищ и/либо не хватает развитая рефлексия не разрешают человеку адекватно выяснить значимость и реальную роль тех либо иных сокровищ в его жизни. Во-вторых, значимость тех либо иных сокровищ может субъективно преувеличиваться либо преуменьшаться под действием психологической стабилизации защиты и механизмов самооценки. В-третьих, обстоятельством рассогласований может выступать наличие в сознании любого человека самого разнообразные ценностных представлений, о которых подробнее обращение отправится ниже. Разнородные ценностные представления в личном сознании имеют различное происхождение: одни из них по механизму собственного образования относятся к социальным представлениям в концептуальном значении этого понятия, а другие результат личной рефлексии. Эти разнородные ценностные представления в личном сознании смешиваются, что затрудняет адекватное осознание собственных сокровищ. Признание психотерапевтической действительности как реально действующих сокровищ, интегрированных в мотивационную структуру личности, так и ценностных представлений сознания порождает проблему соотношения между ними.

Базисные сокровища. Определение базисных сокровищ.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: