Часть 7. прощание с любовью

С того момента как вся неразбериха около меня и Шаха закончилась, прошел год. За все это время я выяснила, что такое подлинная и настоящая любовь, и что такое настоящее женское счастье. Самое основное, это крепкая семья и любящий муж. За первые два месяца отечественного общения, и за период отечественного более плотного контакта, Заран выучил меня до самых небольших подробностей.

Он старался из моих острых углов сделать ровные. Дима это делал так искусно, что кроме того хорошо получалось. Еще знал мое не сильный место и этим не сильный местом был он сам. Заран знал одну вещь, в случае если я из-за собственных глупых ошибок и необдуманных поступков утрачу его, это для меня будет равносильно суициду. И, исходя из этого, он учил меня обдумывать любой собственный ход, на пара ходов вперед. Он, само собой разумеется, знал и осознавал, что я живу по воровским понятиям, которым он меня сам же и учил, и Заран замечательно осознавал, что следуя этим понятиям, я ни при каких обстоятельствах ничего не поведаю, не пожалуюсь и не поверю. Но в то время, когда я пребывала на гране нервного срыва, не смотря на то, что я этого фактически не показывала, но Заран ощущал перепады моего настроения, не только на уровне собственного подсознания, но и на уровне собственных эмоций ко мне.

Он усаживал меня на стул, сам присаживался наоборот, брал мои руки в собственные и, глядя мне в глаза, сказал: «Лен, мы на данный момент не на сходке, и не в кругу братвы. А у нас дома. И я тебе не посторонний человек, так что давай говори, что произошло». Заран знал да и то, что с человеком, (особенно в случае если это женщина), необходимо использовать действие не только словами, но и телесный контакт. Вот он к своим убеждениям использовал собственные действия. Касался щеки, рук, ну и пускал собственный несокрушимое оружие — это собственные объятья. И от ко мне он делал уже собственные выводы. В случае если имеется обратная реакция, значит победа, в случае если нет, то он имел возможность и провалиться сквозь землю кроме этого неожиданно, как и показаться, кроме того не растолковывая такое собственный поведение. И это неизменно меня задевало за живое, поскольку я за него постоянно переживала. Данный маневр, что он совершал, также был умным ходом. Я его еще именовала «Движение конем». По причине того, что он далеко не уходил в течение пяти-семи мин.. Он выходил курить и ожидал, ожидал и знал, что я за ним выбегу и остановлю его. И буду просить его никуда не уезжать. И само собой разумеется, он постоит 60 секунд две, докурит собственную очередную сигарету, повернется ко мне лицом, подойдет ко мне в плотную, дотронется до моей щеки, либо утопит в собственных объятьях.

Собственную подругу Иру я не видела и не слышала. Не смотря на то, что я неоднократно желала ее собрать, но меня что-то всегда останавливало. Проснувшись утром часов в девять, Зарана как неизменно рядом сейчас уже не было. Он или был на кухне и колдовал над завтраком либо не свет не заря по делам уехал с Пантелеем. Накинув собственный черненький халат, без оглядки на то, что он у меня пробуждал нехорошие воспоминания, и я вышла из помещения. Спустившись с лестницы, я прошла на кухню, но в том месте никого не было. Я уже привыкла к тому, что утром весьма редко кто-то имеется на кухне либо в самом доме. У Зарана дом не уступал по своим размерам, дому Пантелея, но по собственному интерьеру у Зарана все находилось в строгом хорошем стиле, но иначе в доме постоянно присутствовали тепло и уют. Я поставила на плиту чайник и полезла в холодильник за продуктами. Опоздала я дотянуться из него приготовленный мной салат, как кто-то позади меня весьма ласково обнял и прижал к себе. Я осознала, что это был Заран. Я повернулась к нему, обняла его за шею и прочно поцеловала. Он ответил взаимностью.

-Хорошее утро, мое солнышко! — тихо сказала я ему на ухо.

-Хорошее, — ответил он мне.

-Ты завтракал? — спросила я у Зарана.

-Да, опоздал. Меня в начале утра Пантелей поднял, попросил по отечественной базе людей взглянуть. В противном случае у него снова как неизменно разборки намечаются. Я в кабинете у себя с шести часов трудился, — ответил мне Заран. В его кабинет, я ни при каких обстоятельствах не заходила, поскольку я знала, что для него это есть личным пространством, в котором он имел возможность нормально пребывать. И если он продолжительное время исчезает на своем рабочем месте, я ни при каких обстоятельствах его не потревожу, даже если он мне безотлагательно пригодится.

-Ну, присаживайся за стол, на данный момент покормлю тебя.

Он присел за кухонный стол и стал за мной весьма внимательно замечать. Ему постоянно нравится следить за всем, что я делаю. В то время, когда мы покушали, я начала убирать со стола. Заран все это время был со мной на кухне. Но в то время, когда я направилась в зал, дабы возможно было взглянуть телевизор, то у меня неожиданно закружилась голова и я начала терять сознание. Заран одновременно подскочил ко мне и успел поймать меня на лету. Я упала прямо к нему на руки уже без сознания. Он привел меня обратно в эмоции и с испуганными глазами взглянуть на меня.

-С тобой все в порядке? — трепетно спросил он.

-Да ничего ужасного. Легко голова закружилась. Не переживай. Все в порядке, — постаралась успокоить я супруга.

-Точно? — он внимательно взглянуть на меня. — Может тебя к доктору отвести?

-Да, не нужно все нормально. Предположительно легко давление упало. Погода на улице не летная. Вот мне и стало не хорошо. — Заран забрал меня на руки и отнес на диван, бережно положил и поцеловал в щеку. И заявил, что в случае если мне что ни будь, потребуется, то дабы я его позвала. Я ему заявила, что в обязательном порядке его позову. Такое состояние у меня было на протяжении недели, и я все-таки решила съездить к доктору. Забрав одну из автомобилей отечественного автопарка, я отправилась в отечественную клинику. Пройдя обследование, я ожидала заключение доктора. Через пятнадцать мин. моего ожидания доктор позвал меня к себе в кабинет.

-Ну, что вы мне врач сообщите? — обратилась я к нему.

-Милая Алена Ивановна, я вас лишь обрадовать могу! — с таинственной ухмылкой на своем лице сообщил мне доктор.

-Чем?! — с испуганным ворожением на своем лице, взглянула я на собственного доктора.

-Да не переживайте вы так. Тем более в вашем положении это не разрещаеться.

-Не осознала? — мои эмоции легко уже лились через край.

-Вы в положении. Ваш срок месяц.

Услышав такую новость, из моих глаз полились слезы эйфории. Забрав все ультразвуковой снимок и анализы, я вышла из кабинета и собрала Зарана.

-Да, моя дорогая, — сказал Заран, в то время, когда поднял трубку.

-Солнышко мое, а ты на данный момент где? — задала вопрос Зарана.

-Минут через десять дома буду. на данный момент по делам катаюсь.

-Хорошо. У меня для тебя новость весьма хорошая имеется, — весёлым голосом сообщила я.

-Уже лечу к себе, — и он положил трубку.

Я села в свой автомобиль и направилась в сторону дома. Но в историческом центре города, я попала в пробку. И лишь через мин. двадцать я была дома. Загнав машину во двор, я тут же побежала в дом, дабы сообщить Зарану, о том, что он не так долго осталось ждать станет папой. Пройдя из холла в коридор, я позвала Зарана, но вместо него на мой зов вышел Пантелей. Заметив приятеля, я мало опешила, но позже, поприветствовав его, я задала вопрос:

-А где мой любимый Заранчик? — и я взглянуть на него. Выражение лица Пантелея, мне мало понравилось.

-Саламандра, присядь, — сообщил Пантелей траурным голосом. Я села на диван и он сел рядом со мной.

-Что произошло? Где какое количество? — стала я получать от Пантелея, каких или объяснений.

-Лен, десять мин. назад, он… — начал тянуть Законник.

-Скажи не тяни! — на повышенном тоне сказала я Законнику.

-…Он взорвался в собственной машине на одной из стоянок в Ростове. Он ездил по моему поручению и… в общем… Я был в том месте и я его опознал.

По окончании таких слов у меня в словно бы все оборвалось. Я больше не слышала Пантелея. У меня было такое состояние, как будто бы меня посадили в бронированный танк и заткнули мне уши бирушами. Я почувствовала то, как у меня стал в ком в горле, и я начала плакать навзрыд, упав на грудь Пантелею. Он меня пробовал успокоить, но из этого мало что оказалось. В тот момент, в то время, когда я была в пути к дому, светило солнце, но когда мне Пантелей сказал о смерти Зарана, неизвестно откуда набежали облака, встал дождь и ветер начал плакать совместно со мной.

-Так, давай планируй. Будешь сейчас у меня. Одну я тебя тут не покину, — и Пантелей встав с дивана потянул меня за руку, но я оторвала собственную руку из его руки.

-Я никуда не отправлюсь. Я останусь тут. Это мой дом и дом Зарана, — сообщила я Пантелею и взглянуть на него не людской взором.

-Саламандра… — опоздал он закончить, как я его перебила.

-Я сообщила тебе, Олег, я останусь тут, — и снова посмотрела на Законника. В этом случае он не стал мне противоречить, по причине того, что он знал о том, что в случае если я назвала его по имени, меня лучше не трогать. Я редко именовала ребят по именам. Это был только тот самый конечный случай, в то время, когда я пребывала не так далеко от провала. его охрана и Пантелей удалились из дома, а я так и осталась сидеть на диване. На нем я просидела около часа, и мне все казалось, что вот-вот Заран откроет дверь, подойдет ко мне, ласково обнимет и поцелуе. Но этого не происходило. Встав наверх, я легла в постель и до самого утра я плакала в подушку. Под утро я уснула, но меня разбудил чей-то звонок, я подняла трубку, это был Пантелей.

-Привет. Ты как? — спросил приятель.

-Ни как, — ответила я ему. — А ты что желал? — задала вопрос я у него.

-Сейчас похороны в два. Ты придешь?

-Обязательно, — ответила я.

-Я в полвторого за тобой приеду.

-Хорошо, — и я положила трубку. До обеда я из помещения не выходила. Кроме того не поднималась с кровати. Моя подушка всецело была мокрая от слез. Но они снова полились, в то время, когда я под собственную голову положила подушку Зарана. За час до приезда Пантелея, я привела себя в порядок и ожидала его на пороге собственного дома. Ровно в полвторого он приехал за мной. Мы по пути заехали в цветочный магазин, и я приобрела сорок тёмных роз. Заезжая на кладбище, машина с гробом, в котором лежал Заран, уже двигалась по аллее к вырытой могиле. В то время, когда гроб стали опускать в яму, я за малым не упала за ним. Я не имела возможности поверить тому, что Зарана рядом со мной больше нет. Меня успел поймать Пантелей, что шел вторым по окончании меня, дабы дать последнюю дань памяти этому человеку. На поминках было около пятидесяти человек со всей области и кроме них еще приезжали и приезжали тёмные джипы. По окончании поминок, я пришла часов в восемь вечера к себе. И мне в уши начала давить адская тишина. Я бродила по дому и все ожидала того, что меня позовет любящий и родной голос моего Зарана. До данной трагедии я ни при каких обстоятельствах не изъявляла жажды зайти в рабочий кабинет Зарана, за исключением того случая, да и то я не пробовала рассмотреть, что в том месте находится, но сейчас я захотела в том направлении войти снова. Открыв дверь рабочего кабинета, мне в шнобель ударил дым сигарет, и все тот же привычный мне запах Зарана. Кабинет был оборудован под рабочий офис. Но кроме того тут выдержан тот самый классический стиль, что так нравился Зарану. С правой стороны стоял коричневый кожаный диван. Прямо наоборот двери, расположился громадной письменный, коричневый стол и громадное коричневое кресло. Сзади стола стоял громадный стеллаж с различными книгами. От классики жанров до научной литературы. На самом столе стоял компьютер, рамка и письменный набор для фотографий. Я обошла стол, села в кресло и посмотрела на рамку. В ней была моя фотография. Из собственной сумочки я дотянулась и положила на стол собственный снимок от доктора, еще мало посидев, я увидела, что в кабинете на полу стоял сейф. Я дернула ручку, и он был не закрытым. Я открыла его и заметила в том месте лежащий пистолет Зарана и кое-какие бумаги. Но их я не трогала. Моя рука машинально потянулась за оружием. Пользоваться пистолетом марки «Макарова», так и «Тульским Токаревым» я умела. Я дотянулась оружие, проверила его полная боевая готовность и перезарядив его, ввела в ствол дежурный патрон. Так же в кабинете размешался не громадный бар. Я забрала бутылку с вискарем, наполнила им стакан до самых краев и поставила перед собой. Осушив стакан со спиртным до самого дна, я забрала пистолет, сняла с предохранителя и поднесла его к виску. Сказав слова: «Я обожаю тебя Заран. Забудь обиду. Я не смогу жить дальше без тебя. Встретимся на небесах». Я опоздала надавить на курок, как дверь в кабинет открылась, и в том направлении посмотрел Пантелей. Увидев то, что я собралась сделать, он быстро подбежал ко мне, отвел пистолет в сторону и сейчас случился выстрел, пуля ушла в «молоко». Оружие из моей руки упало на пол. Пантелей меня очень сильно прижал к себе, и я снова разрыдалась. Через слезы я начала сказать:

-Пантелей, я не смогу дальше жить без него. Он был для меня полностью всем. Для чего ты пришел и помешал мне? Я желаю к нему, в том направлении. Мне не легко и не хорошо без него. Все во круг меня стало безлюдным и серым. За что? Это ты виноват в его смерти. Ты его в том направлении отправил. Для чего? Что ты наделал?! Как ты имел возможность так поступить с нами?! — но Пантелей так ничего и не ответил. Он стоял, без звучно, держа меня в собственных объятьях, и просто гладил меня по голове. После этого он развернул голову в сторону стола и увидел черно-белый снимок.

-Ты что? Беременна? — задал вопрос он меня.

-Да, — еле смогла сообщить я.

-Боже, так из-за чего ты молчала? — сообщил Пантелей, забрав мое лицо собственными руками, и прочно меня поцеловал в губы. Но за данный жест он всхлопотал по собственному лицу. — Ты что дерешься?! — возразил он.

-Никогда так больше не делай, — припугнула я. Но спиртное на меня подействовало, и я начала терять над собой контроль. Пантелей данный момент увидел, забрал меня на руки и отнес в спальню. Он сидел рядом со мной и ожидал, в то время, когда я усну. Он погладил меня по голове, и сейчас я назвала его Зараном.

-Заран, дорогой, как я счастлива тому, что ты рядом, — сообщила я.

-Все в порядке! Не переживай, да я с тобой, — и он меня снова поцеловал. И я уснула с ухмылкой на своем лице.

На следующее утро, в то время, когда я проснулась, Пантелей был на кухне и варил кофе. Я спустилась к нему вниз и дотянулась из холодильника минералку. Мало выпив воды, я поздоровалась с Пантелеем и ушла обратно наверх. Через мин. пять, Пантелей мне принес стакан свежевыжатого сока, овощной салат и пару бутербродов.

-Давай поешь мало, — обратился он ко мне. — Тебе кушать нужно.

-Я не желаю, имеется, — ответила я ему.

-Ты может, и нет, а вот ребенок… — и Пантелей посмотрел на меня тем взором, которым в большинстве случаев наблюдал на меня Заран.

-Не нужно так на меня наблюдать. Так на меня наблюдал лишь Заран.

-Хорошо, не буду. Но лишь при условии, что ты на данный момент, все что я принес, в обязательном порядке съешь.

-Ладно, — сообщила я и приступила к потреблению пищи.

Сериал — Сваты 3 (3-й сезон, 4-я серия) комедия о жизни и любви, HD уровень качества


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: