Человек не чувствует блага жизни только тогда, когда он не исполняет закона жизни

Если ты задаёшь вопросы, для чего зло? Я отвечаю вопросом: для чего жизнь? Зло после этого, дабы была жизнь. Жизнь проявляется в освобождении от зла.

В случае если жизнь не представляется тебе великой, незаслуженной эйфорией, то это лишь вследствие того что разум твой ложно направлен.

В случае если жизнь людей не весела, то это лишь оттого, что они не делают того, что необходимо чтобы жизнь была неперестающей эйфорией.

В то время, когда мы говорим, что жизнь отечественная не есть благо, то мы под этими словами неизбежно подразумеваем, что мы знаем какое-то благо большее, чем жизнь. А в это же время мы не знаем и не можем знать никакого большего блага, чем жизнь. И потому в случае если жизнь думается нам не благом, то виновата никак не жизнь, а мы сами.

Знай и не забывай, что в случае если человек несчастен, то он сам в этом виноват. Несчастны бывают люди лишь тогда, в то время, когда они хотят того, чего не смогут иметь; радостны же тогда, в то время, когда хотят того, что смогут иметь.

Чего же люди не смогут постоянно иметь, не смотря на то, что хотят, и что смогут постоянно иметь, в то время, когда хотят этого?

Не всегда могут люди иметь то, что не находится в их власти, не в собственности им, то, что другие смогут забрать у них, — все это не во власти людей. Во власти же людей лишь то, чему никто и ничто не имеет возможности помешать.

Первое — это все блага мирские: достаток, почести, здоровье. Второе это отечественная душа, отечественное духовное совершенствование. И в отечественной власти именно все то, что нам нужнее всего для отечественного блага, по причине того, что ничто, никакие мирские блага не дают подлинного блага, а неизменно лишь обманывают. Подлинное же благо дают лишь отечественные упрочнения приближаться к духовному совершенству, а упрочнения эти неизменно в отечественной власти.

С нами поступлено так, как поступил бы хороший папа с собственными детьми. Нам не дано лишь то, что не имеет возможности дать нам блага. Дано же все то, что необходимо нам.

Эпиктет

Человек сломал себе желудок и жалуется на обед. То же и с людьми, обиженными судьбой.

Мы не имеем никакого права быть обиженными данной судьбой. В случае если нам думается, что мы обиженны ею, то это значит лишь то, что мы имеем основание быть обиженными собой.

Человек сошел с дороги, присел к реке, заграждающей ему путь, и говорит, что тот, кто отправил его идти, одурачил его, и он в отчаянии разламывает руки, стоя над рекой, и кидается в реку, проклинает отправившего его и погибает в ней, а не желает знать того, что на том пути, с которого он сбился, были везде мосты и все удобства для путешествия. То же бывает и с людьми, сбивающимися с единого подлинного пути судьбы. Они обиженны судьбой, довольно часто портят себя лишь вследствие того что сошли с этого пути, и не желают признаваться в собственной неточности.

В случае если кто говорит, что, делая добро, он чувствует себя несчастным, то это указывает лишь то, что то, что он вычисляет добром, не есть добро.

Не думай, дабы удивление перед смыслом людской судьбе и непонимание его воображало бы что-либо возвышенное либо ужасное. Удивление человека перед смыслом жизни подобно удивлению человека, попавшего в общество, занятое чтением хорошей книги. Удивление этого человека, не вслушивающегося либо не осознающего то, что просматривают, и нервничающего среди занятых людей, воображает не что-то возвышенное и ужасное, а что-то забавное, глупое и жалкое.

Как человек, не привыкший к роскоши, но случайно попавший в нее, с целью возвысить себя в глазах людей делает вид, что роскошь так привычна ему, что он не только не удивляется ей, но пренебрегает ею, так и неразумный человек, считая показателем возвышенного мировоззрения пренебрежение к эйфориям судьбы, делает вид, что жизнь ему надоела, что он может представить себе что-то значительно лучшее.

Был таковой покровитель, что желал как возможно больше хороша сделать людям, и начал думать, как бы так сделать, дабы никого не обидеть и дабы всем было на пользу. В случае если раздавать добро прямо по рукам, то не сообразишь, кому давать, кто больше того стоит, а позже всех не уравняешь, — те, кому не дастся, сообщат: «Для чего тем дал, а не нам?»

И вздумал покровитель устроить в таком месте, где большое количество народа, постоялый двор и собрать в этом дворе все, что лишь возможно на пользу и на наслаждение человеку. И устроил покровитель во дворе утепленные горницы, и печи хорошие, и дрова, и освещение, и амбары, полные хлеба всякого, и подвалы с овощами, и запасы плодов, и всякие напитки, и кровати, и постели, и всякую одежду, и белье, и обувь, и всего столько, что на многих и многих дотянется. Сделал так покровитель, а сам ушел и начал дожидаться, что будет.

И вот стали заходить хорошие люди, покушают, попьют, переночуют, в противном случае и переднюют, и сутки, и два, и семь дней. Второй раз и заберут что-нибудь из одежды и обуви, кому потребность. Уберут все, как было до прихода, дабы вторым прохожим возможно было кроме этого пользоваться, и уйдут и лишь знают благодарят малоизвестного покровителя.

Но вот раз зашли во двор люди храбрые, наглые и недобрые. на данный момент расхватали все, что было, по себе, и встала у них из-за хороша ссора. Сперва побранились, дошло дело до драки, стали приятель у друзья отнимать, стали назло портить добро, лишь дабы второму не доставалось. И в то время, когда довели дело до того, что перепортили все, что было, и стали сами зябнуть, и недоедать, и терпеть приятель от друзья обиды, тогда стали бранить хозяина, для чего он не хорошо устроил, не приставил караульщиков, мало хороша заготовил, и для чего всяких нехороших людей пускает. Другие же говорили, что и нет никакого хозяина, а постоялый двор сам устроился.

И ушли эти люди из постоялого двора голодные, холодные, сердитые и лишь и делали, что всячески ругали друг друга, и постоялый двор, и того, кто его устроил.

То же самое делают в мире люди, в то время, когда, живя не для души, а для тела, портят жизнь и свою жизнь вторых людей, осуждают не себя, а друг друга либо Всевышнего, в случае если признают Его, либо самый мир, если не признают Всевышнего, а считают, что мир сам собою устроился.

Лев Толстой. ПУТЬ СУДЬБЫ. Отдел 31. Жизнь — благо


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: