Четыре разные стратегии.

Урок девятый. А как по поводу дисциплины?

Из-за чего о дисциплине лишь на данный момент?

Дети нуждаются в правилах.

Правила о правилах. Правила второе и первое.

«Золотая середина» — и четыре цветовых территории. Правила третье, четвертое и пятое.

Вопрос о наказаниях.

Естественные и условные следствия непослушания.

Правило шестое. «Территория эйфории».

Тяжёлые дети.

Четыре обстоятельства стойкого непослушания.

Как определить обстоятельство?

Четыре различные стратегии.

На прошлых уроках мы много говорили о переживаниях и чувствах детей и о том, как слушать, слышать, осознавать и принимать их. Предвижу накопившееся нетерпение своих родителей: а в то время, когда же обращение отправится о дисциплине и послушании? Так как имеется же правила, которым дети должны направляться, требования, каковые они должны непременно делать!

Запрещено с этим не дать согласие. Само собой разумеется, требования и такие правила имеется, и пришло время заняться их дискуссией. Отчего же лишь на данный момент? На это имеется веские основания: без умения учитывать переживания и эмоции, потребности и интересы ребенка, да и собственные, родители не смогут наладить дисциплину. Благодаря прошлым урокам у нас появилась нужная база: новые и новые знания навыки общения. Мы неоднократно будем применять их в этом уроке.

Начну с одного «секрета», что некоторым родителям может показаться неожиданным. Детям не только нужен правила и порядок поведения, они желают и ожидают их! Это делает их жизнь понятной и предсказуемой, формирует чувство безопасности.

Вам, должно быть, знакомо, как нервничает и выбивается из ритма судьбы грудной ребенок, увезенный из дома на пара часов «к себе домой», и как он успокаивается, попав к себе, в привычную обстановку.

Дети иногда готовы поддерживать порядок больше, чем взрослые.

Вспоминаю одну милую сцену. Мама с полуторагодовалым малышом вышла гулять. Открыв дверь подъезда, она так и покинула ее нараспашку. Сделав пара шагов, кроха беспокойно посмотрел назад, вынул собственную ручонку из руки мамы, нетвердыми шагами отправился к двери и, приложив кое-какие упрочнения, закрыл ее. Порядок был восстановлен. Посмотрев на маму, я встретилась с ней смущенную ухмылку.

Все, само собой разумеется, сталкивались с другим примером отличныхпоказателей;консерватизма детей, их рвением повторять привычное: вы просматриваете дошкольнику книжку либо говорите сказку. В первую очередь удивляет, что эти книжка либо сказка ему не надоедают: он готов слушать их нескончаемое число раз, не смотря на то, что знает уже все наизусть. И попытайтесь что?нибудь поменять в тексте — сразу же последует протест: «Нет, ты тут пропустил», «Нет, он сообщил не так, а вот так …»

Приведу один случай из личного опыта, что показывает, как нарушение порядка может совсем расстроить а также напугать ребенка.

в один раз меня попросили посидеть с девочкой трех лет. Ее родители, мои приятели, решились в первый раз за последние три года выбраться в театр. До этого я редко видела девочку, но знала, что она была достаточно тревожной. Но родители рассчитывали на мою «психотерапевтическую квалификацию», да и я, согласиться, также. «Давай сыграем во что?нибудь весьма увлекательное, — внесла предложение я, — к примеру, в домик!». Воспоминания из наблюдения и собственного детства за Вторыми детьми разрешали сохранять надежду, что девочке игра понравится. «А как это?»— неуверено задала вопрос девочка. И тогда я очертя голову приступила к показу «как нужно». Перевернула пара стульев, переместила их совместно и накрыла сверху одеялом. Постаралась еще поставить вовнутрь «домика» настольную лампу… В этот самый момент услышала резкий плач девочки: «на данный момент же поставь все на место!»— кричала она, напуганная до полусмерти. Уже позже я выяснила, что ее родители ни при каких обстоятельствах не допускали в доме аналогичных беспорядков.

Дети интуитивно ощущают, что за родительскими «запрещено» прячется забота о них. Один ребёнок с печалью согласился, что родители его совсем не обожают, поскольку разрешают ему через чур очень многое, включая да и то, что запрещается вторым ребятам. «Им, по?моему, нет до меня дела», — безрадосно заключил мальчик.

Появляется вопрос: в случае если парни чувствуют себя более защищенными в условиях заведенного определённых правил и порядка поведения, то из-за чего они норовят эти правила и порядок нарушать? Из-за чего на это всегда жалуются родители, воспитатели, учителя?

Возможно назвать большое количество обстоятельств, их значительно больше, чем думается на первый взгляд. О них мы поболтаем позднее, в конце урока. на данный момент сообщу лишь, что в действительности дети восстают не против самих правил, а против способов их «внедрения» (согласитесь, само это привычное для слуха слово уже показывает на силовые способы). Исходя из этого давайте сформулируем вопрос в противном случае: как отыскать пути к бесконфликтной дисциплине ребенка?

Пологаю, что о таковой дисциплине грезит любой родитель. Это, непременно, самая тяжёлая и узкая задача воспитания. Так как от метода ее решения зависит, вырастет ребенок внутренне собранным и важным человеком либо нет.

Имеется пара правил, каковые оказывают помощь наладить и поддерживать в семье бесконфликтную дисциплину. Получается что?то наподобие перечня правил о правилах.

Правило первое

Правила (ограничения, требования, запреты) в обязательном порядке должны быть в жизни каждого.

Это особенно полезно не забывать тем родителям, каковые стремятся как возможно меньше огорчать детей и избегать распрей с ними. В следствии они начинают идти на предлогу у собственного ребенка. Это попустительский стиль воспитания. Его последствия мы обсуждали в прошлом уроке (см. урок 8, второй неконструктивный метод разрешения распрей).

Правило второе

Правила (ограничения, требования, запреты) не должно быть через чур много, и они должны быть эластичными.

Как вы осознаёте, это правило предостерегает от второй крайности — воспитания в духе «закручивания гаек», другими словами авторитарного стиля общения (см. первый неконструктивный метод разрешения распрей).

Оба правила, забранные совместно, предполагают особенное чувство меры, особенную мудрость родителя в ответе вопросов о «возможно», «направляться» и «запрещено».

Отыскать золотую середину между попустительским и авторитарным стилями нам оказывает помощь образ четырех цветовых территорий поведения ребенка: зеленой, желтой, оранжевой и красной (мысль территорий в собственности одному американскому психологу, мы ее видоизменяем и дополняем по?собственному).

В зеленую территорию поместим все то, что разрешается делать ребенку по его собственному усмотрению либо жажде. К примеру, в какие конкретно игрушки играться, в то время, когда сесть за уроки, в какой кружок записаться, с кем дружить…

Ища примеры, я, согласиться, натолкнулась на трудность: не так уж большое количество выяснилось действий по собственному выбору ребенка, на каковые дали согласие бы все родители. К примеру, кое-какие взрослые уверены в том, что необходимо осуществлять контроль время изготовление уроков, смотреть за тем, с кем их сын отправился гулять и т.п. С одной стороны их беспокойство справедливо, с другой, думаю, они и сами были бы рады снять с себя груз лишних забот.

Действия ребенка, в которых ему предоставляется относительная свобода, находятся в желтой территории. Ему разрешается функционировать по собственному выбору, но в пределах определенных границ. В противном случае говоря, он может решать сам, но при условии соблюдения некоторых правил. К примеру, возможно сесть за уроки, в то время, когда желаешь, но закончить работу к 8 часам вечера. Возможно гулять в собственном дворе, но дальше не уходить.

Эта территория крайне важна, поскольку как раз тут ребенок приучается к внутренней дисциплине по известному нам механизму извне?вовнутрь. Родитель на первых порах оказывает помощь ребенку сдерживать яркие импульсы, быть осмотрительным и обучаться осуществлять контроль себя именно посредством правил и норм, каковые установлены в семье. Неспешно, привыкая к этим правилам, ребенок направляться им без особенного напряжения. Но это происходит, лишь в случае если около правил не было постоянных распрей.

Исходя из этого бесконфликтное принятие ребенком ограничений и требований должно быть предметом особой вашей заботы. Попытайтесь в каждом случае нормально (но кратко!) растолковать, чем приведено к вашему требованию. Наряду с этим в обязательном порядке выделите, что именно остается ребенку для его свободного выбора. В то время, когда дети ощущают уважение к их самостоятельности и чувству свободы, они легче принимают родительские ограничения.

Приведу пример успешного беседы мамы с пятилетним Петей.

Петя хватает печенье.

МАМА: на данный момент не время для печенья, оно перебьет тебе аппетит. (Ограничение с маленьким объяснением.)

ПЕТЯ: А я желаю!

МАМА: Ты в обязательном порядке его съешь, но лишь в конце ужина. (Разрешение с условием.)

ПЕТЯ: Я не желаю ужинать!

МАМА: Другими словами ты пока не голоден. (Активное слушание.) Прекрасно, у нас имеется время подождать папу. Он придет, и мы будем имеется совместно. Но если ты проголодаешься, я могу покормить тебя и раньше. (Показ вероятного выбора.) Ты будешь имеется на ужин кашу либо жаренную картошку? (Возможность выбора.)

ПЕТЯ: Само собой разумеется, жареную картошку, и вместе с папой!

Но бывают события, в то время, когда нам приходится нарушать установленные правила. Такие случаи попадают в следующую, оранжевую, территорию.

Итак, в оранжевой территории находятся такие действия ребенка, каковые в общем нами не приветствуются, но ввиду особенных событий на данный момент допускаются. К примеру, по окончании продолжительного отсутствия отец приезжает в 10 часов вечера, и ребенку разрешают не ложиться дремать до его появления а также на следующий день не пойти в сад. Либо: кроха напуган ужасным сном, и мать берет его в собственную кровать, пока он не успокоится.

Мы знаем, что исключения лишь подтверждают правила; не следует опасаться аналогичных исключений, если они, вправду, редки и оправданы. Но дети бывают весьма признательны родителям за готовность пойти навстречу их особой просьбе. Тогда они кроме того больше готовы выполнять правила в простых обстановках.

Наконец, в последней, красной, территории находятся действия ребенка, неприемлемые никогда. Это отечественные окончательные «запрещено», из которых нами не делается исключений.

Запрещено бить, щипать либо кусать маму, играться с огнем, разламывать вещи, обижать мелких… Перечень данный «взрослеет» вместе с ребенком и подводит его к важным социальным запретам и моральным нормам.

Итак, все территории, совместно забранные, говорят нам, что правило правилу рознь, и что в полной мере возможно отыскать «золотую середину» между готовностью осознавать — и быть жёстким, между непреклонностью — и гибкостью в ходе воспитания дисциплины.

Правило третье

Родительские требования не должны вступать в явное несоответствие с наиболее значимыми потребностями ребенка.

К примеру, родителям довольно часто досаждает «чрезмерная» активность детей: из-за чего им нужно так много бегать, прыгать, шумно играться, лазать по деревьям, бросать камни, рисовать на чем попало, все хватать, открывать, разбирать..?

Ответ несложен: все это и другое — проявления естественных и крайне важных для развития детей потребностей в движении, познании, упражнении. Им значительно больше чем нам, взрослым, необходимо двигаться, изучить предметы, пробовать собственные силы. Запрещать подобные действия — все равно что пробовать перегородить полноводную реку. Лучше позаботиться о том, дабы направить ее течение в эргономичное и надёжное русло.

Изучить лужи возможно, но лишь в высоких сапогах; разбирать часы также возможно, но лишь если они ветхие и в далеком прошлом не ходят; играться в мяч возможно, но лишь не в помещении и подальше от окон; кроме того бросать камни в цель возможно, в случае если позаботиться, дабы никто наряду с этим не пострадал. Вы, само собой разумеется, определите примеры из желтой территории, но они смогут принадлежать кроме этого зеленой. Для этого необходимо поместить ребенка в подходящую обстановку и дать действовать вольно.

К примеру, за границей в некоторых детских учреждениях имеется кафельная помещение, специально для рисования на стенах. Любой ребенок может рисовать фломастером либо краской какое количество ему угодно. По окончании занятий картинки смывают из брансбойта, и помещение готова для следующей группы. Дети весьма обожают эти занятия, воспитатели также.

Второй пример относится больше к школьному возрасту. Начиная лет с десяти?одиннадцати ребятам делается особенно принципиально важно общаться со сверстниками. Они планируют в группы, громадные либо мелкие, чаще проводят время вне дома, считаются больше с мнением ребят, чем взрослых. От своих родителей подростков довольно часто приходится слышать: «Вот уж, вправду, ни один пророк не рассказать о собственном отечестве». Один папа, учитель института, сказал собственному сыну: «Взглянул бы ты, как студенты наблюдают мне в рот, стараясь не пропустить ни одного слова, а ты…»

Парни довольно часто перестают слушаться своих родителей, и последствия этого смогут быть страшными. Дабы избежать осложнений, родителям стоит быть особенно осмотрительными в запретах «не дружить», «не ходить», «не надевать», «не принимать участие…»

Необходимо быть уверенным, что ребенок не принимает их как угрозу его статусу в группе ребят. Ужаснее всего для него — стать «белой вороной» либо предметом насмешек, появляться непринятым либо отвергнутым ребятами. И в случае если на одной чаше весов окажется его положение среди сверстников, а ;на другой — родительское «запрещено», то вероятнее перевесит первое.

От нас, своих родителей, требуются иногда необыкновенные терпимость и терпение, а также философский настрой. Это окажет помощь принять подростковую моду, малоизвестные ранее выражения и словечки, тяжело переносимую музыку, сомнительные украшения и причудливые причёски, через чур маленькие юбки либо через чур дырявые джинсы.

Подростковая мода подобна ветрянке — многие парни ее подхватывают и переносят в более либо менее важной форме, а через пару лет сами же радуются, оглядываясь назад. Но не дай всевышний родителям сейчас войти в затяжной конфликт со своим сыном либо дочерью. Согласия со своим мнением он не добьется, а доверие и контакт может утратить совсем.

Что же остается на долю своих родителей, не считая принятия и терпения неизбежности «ветрянки»? По?моему, многое, и самое основное — оставаться проводниками и носителями более неспециализированных, непреходящих сокровищ: честности, трудолюбия, благородства, уважения к личности другого. Увидьте, что многие из этих сокровищ вы имеете возможность не только обсуждать с вашим взрослеющим ребенком, но и реализовать во взаимоотношениях с ним, а это — самый главный дар, что он в глубине души ищет и сохраняет надежду от вас взять!

Правило четвертое

Правила (ограничения, требования, запреты) должны быть согласованы взрослыми между собой.

Знакомо ли вам, в то время, когда мама говорит одно, отец второе, а бабушка — третье. Вот как в этом случае.

Лене приобрели нарядные лаковые туфельки, на следующее утро она планирует в детский сад.

ЛЕНА: Я надену новые туфельки.

МАМА: Нет, Леночка, они для праздничных дней и для гостей.

ЛЕНА: Нет, я желаю, желаю сейчас! (Начинает хныкать.)

Отец: Не расстраивайся, мы что?нибудь придумаем. Обращается к маме: Возможно, возможно, один лишь раз?

МАМА: Нет, я не согласна. Ребенок обязан приучаться беречь дорогие вещи!

ЛЕНА (плачет посильнее): Тогда я не отправлюсь в садик по большому счету?е!

(Входит бабушка).

БАБУШКА: Что снова произошло?! Снова вы расстраиваете ребенка с самого утра?! Иди ко мне, девочка, поведай, кто тебя обидел. Ах, туфельки? Я тебе куплю сейчас же другие, будешь в них ходить, в то время, когда захочешь.

В таковой ситуации ребенку нереально усвоить правила, привыкнуть к дисциплине. Он привыкает получать собственного, «раскалывая» последовательности взрослых. Отношения между взрослыми участниками семьи от этого не становятся лучше.

Кроме того в случае если один родитель не согласен с требованием другого, лучше в эту 60 секунд промолчать, а позже, уже без ребенка, обсудить разногласие и постараться прийти к неспециализированному точке зрения.

не меньше серьёзна последовательность в соблюдении правил. В случае если ваш ребенок два дня подряд ложился в 10 часов вечера вместо 9?ти, то на третий сутки вам тяжело будет уложить его вовремя, он резонно возразит, что день назад и позавчера вы ему «разрешали».

Стоит не забывать, что дети всегда испытывают отечественные требования «на прочность» и принимают в большинстве случаев лишь то, что не поддается расшатыванию. В неприятном же случае приучаются настаивать, ныть, шантажировать.

Правило пятое

Тон, в котором сообщается требование либо запрет, должен быть скорее дружественно?разъяснительным, чем повелительным.

Любой запрет желаемого для ребенка тяжёл, а если он произносится сердитым либо властным тоном, то делается тяжёлым вдвойне.

Мы уже говорили, что на вопрос «Из-за чего запрещено?» не следует отвечать: «Вследствие того что я так сообщил», «Я так велю», «Запрещено, и все!». Необходимо кратко пояснить: «Уже поздно», «Это страшно», «Может разбиться…»

Объяснение должно быть маленьким, и повторяться один раз. В случае если ребенок опять задаёт вопросы: «Из-за чего?», то это не вследствие того что он вас не осознал, а вследствие того что ему тяжело побороть собственный желание. Тут окажет помощь то, что вы уже проходили: к примеру, активное слушание. Распоряжения же и «Ты?сообщения» усугубляют сопротивление ребенка.

Предложение, в котором вы рассказываете о правиле, лучше строить в безличной форме. К примеру, стоит сообщить: «Спичками не играются» вместо «Не смей играться спичками!»; «Конфеты едят по окончании обеда» вместо: «на данный момент же положи конфету назад!»; «Хвост у кошки не чтобы за него тянули», вместо: «Прекрати мучить кошку!».

Разглядим два примера: первый — неудачный, второй — успешный разговор мамы с детьми.

Дети увлеченно играются.

МАМА: Хватит, заканчивайте! (Приказ.)

СЫН: Как? Из-за чего завершать?

МАМА: Замечательно понимаете из-за чего: вы должны отправляться дремать. (Приказ в форме «Ты?сообщения».)

ДОЧЬ: Как, уже дремать?!

МАМА: Да, уже! И никаких возражений! (Приказ.) Отбирает игру, дети расстроены и сердиты.

Значительно лучше, в то время, когда разговор идет в противном случае с первых же слов мамы.МАМА: Парни, пора завершать. (Безличная форма.)

СЫН: Как? Из-за чего завершать?

МАМА: Время ложиться дремать. (Безличная форма.)

ДОЧЬ: Как, уже дремать!?

МАМА: Я вижу, игра занимательная, и вам тяжело оторваться. (Активное слушание.)

ДОЧЬ: Да, весьма занимательная! Наблюдай, нам осталось сделать всего два хода!

МАМА: Прекрасно, два хода — это мало, договорились.

ОБА: Да, да. А позже мы сами все уберем.

Как видите, мама тут выдержала дружественный тон и разрешила понять, что входит в положение ребят. Дисциплина от этого не пострадала. Наоборот, парни взяли на себя ответственность за наведение порядка по окончании игры.

Не редкость крайне полезно, предвидя трудность ребенка в исполнении требования, обсуждать ее с ним заблаговременно. В случае если, к примеру, как мы знаем, что увлекательный фильм кончается поздно, а ребенок в обязательном порядке желает взглянуть «хотя бы начало», то стоит предотвратить, что нужно будет прерваться на середине фильма. В один момент возможно предложить ему на выбор другие возможности, к примеру, поиграть перед сном в занимательную игру либо почитать книжку. В случае если же он все?таки выберет «тяжёлый» вариант, принципиально важно проследить, дабы уговор был выполнен, и ребенок отправился дремать своевременно.

Прекрасно оказать помощь ему, напомнив о соглашении мин. за пять до назначенного времени. При таких условиях вы окажетесь, скорее, ассистентом ребенку в исполнении добровольно взятого на себя слова, чем надоедливым «милицейским». А он купит еще один мелкий опыт бесконфликтной дисциплины.

Разговор о дисциплине неминуемо ведет к вопросу о наказаниях. Что делать, в случае если, несмотря ни на какие конкретно ухищрения, ребенок не подчиняется?

В первую очередь желаю вас заверить, что при соблюдении всех пяти правил о правилах, и всего того, что мы состоялись в прошлых восьми уроках, число непослушаний вашего ребенка сократится многократно, в случае если по большому счету не провалится сквозь землю.

И однако, от недоразумений никто не застрахован, и может настать момент, в то время, когда вам необходимо будет отреагировать на очевидно нехорошее поведение.

В большинстве случаев большое количество споров приводит к вопросу о физических наказаниях. Я определенно против них. Они оскорбляют и озлобляют, запугивают и унижают детей. Хорошего результата от них меньше, чем негативного. Единственный вариант физического действия, что не приводит к — это обуздание разбушевавшегося ребенка.

в один раз мне довелось быть свидетелем как раз таковой сцены. Дело было в Америке. Тринадцатилетний Джон, поджидая мать в машине около дома, захотел завести мотор. Машина, находившаяся на включенной скорости (это он, само собой разумеется, потерял из виду), дернулась, проломила забор и стукнулась в ствол дерева. Все случилось так нежданно и мгновенно!

Ребёнок, целый красный и дрожащий, выскочил из автомобиля и влетел в дом, бормоча под шнобель: «Что я наделал!», «Что я наделал!». Его младшая сестра, видевшая все из окна, встретила его каким?то едким замечанием — и была отброшена на пол.

На ее крик показалась мать. Заметив состояние Джона, она схватила его за руки и быстро усадила на диван.

— Разреши войти, — вырывался Джон.

— Нет, — твердо сказала мать, — я буду тебя держать, пока ты не придешь в себя.

— Нет разреши войти, — бился Джон, — не имеешь права! Это принуждение!

— Нет, Джон, — нормально, но внушительно сказала мать, продолжая прочно его держать. — Я не могу отпустить тебя на данный момент, я сделаю это, когда ты будешь способен себя осуществлять контроль. на данный момент ты этого пока не можешь.

— Но ты не знаешь, что я наделал! (К тому времени из маленьких фраз окружающих мать по няла, что произошло.)

— Знаю, Джон. Ты сломал забор и ударил машину. Но это не самое основное. Для меня основное на данный момент, дабы ты забрал себя в руки. Я тебя не наказываю, а помогаю прийти в себя. В то время, когда ты успокоишься, мы поболтаем о машине.

Согласиться, для меня это был запоминающийся урок умного и хорошего обращения матери с ребёнком в острой обстановке.

Вы сообщите, что тут нет никакого наказания. Да, пожалуй. Хотя здесь обрисован как раз таковой случай, в то время, когда наказание приходит в голову родителю в первую очередь. Но в той ситуации Джон понес наказание произошедшим, а мать заметила собственную роль в том, дабы оказать помощь ему извлечь из этого урок.

Так, мы опять встретились с вопросом об отрицательных итогах действий ребенка: стоит либо не следует их допускать? Раньше мы говорили, что стоит, дабы ребенок имел возможность обучаться на неточностях. Сейчас мы можем прибавить: стоит для воспитания уважения к дисциплине.

Естественное следствие непослушания — это один из видов наказания, исходящий от самой жизни, и тем более полезный, поскольку винить в аналогичных случаях ребенку некого, не считая самого себя.

Кроха, оцарапанный кошкой, либо школьник, взявший двойку за невыученный урок, возможно, в первый раз почувствуют суть и жизненную необходимость родительского требования.

Один таковой опыт стоит десятка словесных наставлений. К тому же мы все равно ни при каких обстоятельствах не сможем «постелить соломки» везде, где отечественный ребенок может «упасть». Но позже, в то время, когда его постигнет неудача, возможно весьма оказать помощь ему.

Активное слушание тут незаменимо. Напомню вам, что оно оказывает помощь ребенку сделать независимый вывод из произошедшего.

Не смотря на то, что иногда родителю и хочется сообщить: «Я же тебя давал предупреждение…», «Не послушался — пеняй на себя». Этого делать не следует. Во?первых, ребенок замечательно не забывает о вашем предупреждении, во?вторых, он на данный момент расстроен и глух к любым разумным замечаниям; в?третьих, ему не легко рассказать о собственной неточности, и он готов оспаривать вашу правоту.

Второй тип наказания — более привычен, он исходит от родителя. Все начинается с предупреждения: «Если ты не…, то…», а кончается исполнением обещанного. К примеру: «Если ты не прекратишь грубить, я поставлю тебя в угол»; «Если ты не уберешь помещение, не отправишься гулять».

Такие наказания именуют условными следствиями непослушания, по причине того, что они не вытекают естественным образом из действий ребенка, а назначаются родителями по их усмотрению.

Как к ним относиться? Думаю, их все равно не избежать. Но, используя такие наказания, прекрасно придерживаться одного крайне важного правила.

Правило шестое

Наказывать ребенка лучше, лишая его хорошего, чем делая ему нехорошее.

Иначе говоря лучше наказывать, двигаясь в направлении от «плюса» к нулю, чем от нуля к «минусу»; причем под нулем подразумевается нейтральный, ровный тон ваших взаимоотношений.

А что свидетельствует «плюс»?

Вот примеры: в семье заведено, что по выходным дням папа ездит с сыном на рыбалку, либо мама печет любимый пирог, либо дружно отправляются на прогулку…

Вы, само собой разумеется, понимаете, что дети весьма ценят подобные домашние традиции. В то время, когда родитель уделяет им особое внимание, и с ним весьма интересно — это настоящий праздник для ребенка.

Но, в случае если случается непослушание либо проступок, то «праздник» в данный сутки либо на этой неделе отменяется.

Наказание ли это? Само собой разумеется, и достаточно ощутимое! И основное — не обидное и не оскорбительное. Так как дети прекрасно ощущают справедливость, а это справедливо, в то время, когда родитель не дарит им собственный время, по причине того, что расстроен либо рассержен.

А что не редкость, в случае если из?за того, что родителю неизменно «некогда», все воспитание ограничивается требованиями, минусовыми наказаниями «и» замечаниями? В большинстве случаев, в таких случаях добиться дисциплины не редкость намного тяжелее. Но основное — это опасность утратить контакт с ребенком: так как обоюдное недовольство, которое тут неизбежно, будет накапливаться и разъединять.

Какой же практический вывод? Возможно, он уже ясен: необходимо иметь запас громадных и мелких праздничных дней. Придумайте пара занятий с ребенком либо пара домашних дел, традиций, каковые будут создавать территорию эйфории. Сделайте кое-какие из этих занятий либо дел регулярными, дабы ребенок ожидал их и знал, что они наступят в обязательном порядке, если он не сделает чего?то весьма нехорошего. Отменяйте их, лишь в случае если произошёл проступок, вправду ощутимый, и вы в действительности расстроены. Но не угрожайте их отменой по мелочам.

Территория эйфории — это «золотой фонд» вашей жизни с ребенком.

Она в один момент — и территория его ближайшего развития, и база вашего с ним доброжелательного общения, и залог бесконфликтной дисциплины.

* * *

Нам осталось обсудить самые тяжёлые случаи, в то время, когда родители, они утвержают, что не смогут совладать с ребенком, в то время, когда конфликты и непослушание на земле дисциплины становятся скорее правилом, чем исключением. «Тяжёлыми» чаще бывают дети, но смогут быть и дети любого возраста.

Мое вывод — в случае если это ваш случай, в случае если общение с ребенком приносит вам больше огорчений и забот, чем эйфории либо, еще того хуже, зашло в тупик, не отчаивайтесь. Дело возможно исправить, но предстоит особая работа.

В первую очередь желаю поделиться тем, что известно далеко не всем родителям, да и педагогам также.

Непослушных детей, а тем более детей, «отбившихся от рук», принято обвинять. В них ищут не добрый умысел, порочные гены и т.п. На самом же деле, в число «тяжёлых» в большинстве случаев попадают дети не «нехорошие», а особенно чувствительные и ранимые. Они «сходят с рельсов» под влиянием жизненных трудностей и нагрузок, реагируя на них значительно раньше и посильнее, чем дети более устойчивые. Из этого следует вывод: «тяжёлый» ребенок испытывает недостаток лишь в помощи — и ни за что не в критике, и наказаниях.

Обстоятельства стойкого непослушания ребенка направляться искать в глубине его психики. Это на поверхности думается, что он «просто не слушается», «просто не хочет осознать», а в действительности обстоятельство другая. И, в большинстве случаев, она эмоциональная, а не рациональная. Больше того, она не осознается ни взрослым, ни самим ребенком. Из этого вывод: такие обстоятельства нужно знать . Ими мы на данный момент и займемся.

Родители то и дело отрываются от своих дел, сыплют замечания… Нельзя сказать, что это уж весьма приятно, но внимание все?таки получено. Лучше такое, чем никакого.

* * *

Психологи выделили четыре главные обстоятельства важных нарушений поведения детей.

Первая — борьба за внимание. В случае если ребенок не приобретает нужного количества внимания, которое ему так нужно для эмоционального благополучия и нормального развития (о чем мы уже много говорили), то он находит собственный метод его взять: непослушание.

Родители то и дело отрываются от своих дел, сыплют замечания…Нельзя сказать, что это весьма приятно, но внимание все?таки получено. Лучше такое, чем никакого.

Вторая обстоятельство — борьба за самоутверждение против чрезмерной опеки и родительской власти.

Известное требование «я сам» двухлетнего малыша сохраняется в течение всего детства, в особенности обостряясь у подростков. Дети весьма чувствительны к ущемлению этого рвения. Но им делается особенно тяжело, в то время, когда родители общаются с ними, по большей части, в форме указаний, опасений и замечаний. Родители уверены в том, что так они прививают своим детям верные привычки, приучают их к порядку, дают предупреждение неточности, по большому счету — воспитывают.

Это нужно, но целый вопрос в том, как это делать. В случае если замечания и рекомендации через чур нередки, критика и приказы через чур резки, а опасения через чур преувеличены, то ребенок начинает восставать.

Воспитатель сталкивается с упрямством, своеволием, действиями наперекор. Суть для того чтобы поведения для ребенка — отстоять право самому решать собственные дела, и по большому счету, продемонстрировать, что он личность. И не имеет значение, что его ответ подчас не весьма удачно, кроме того ошибочно. Но оно собственный, а это — основное!

Третья обстоятельство — желание отомстить. Дети довольно часто бывают обижены на своих родителей. Обстоятельства смогут быть весьма различные: родители более внимательны к младшему; мать разошлась с отцом, и в доме показался отчим; ребенка отлучили от семьи (положили в поликлинику, отправили к бабушке); родители всегда ссорятся…

Большое количество и единичных предлогов для обиды: резкое замечание, невыполненное обещание, несправедливое наказание…

И опять в глубине души ребенок переживает и дахе страдает, а на поверхности — все те же протесты, непослушание, неуспеваемость в школе.

Суть «нехорошего» поведения в этом случае возможно выразить так: «Вы сделали мне не хорошо — пускай и вам будет также не хорошо!..»

Наконец, четвертая обстоятельство — утрата веры в личный успех.

Может произойти, что ребенок переживает собственный неблагополучие в какой?то одной области судьбы, а неудачи у него появляются совсем в второй. К примеру, у мальчика смогут не сложиться отношения в классе, а следствием будет запущенная учеба, в другом случае неуспехи в школе смогут привести к вызывающему поведению дома и т.д.

Подобное «смещение неблагополучия» происходит из?за низкой самооценки ребенка. Накопив неприятный критики и опыт неудач в собственный адрес, он по большому счету теряет уверенность в себе. Он приходит к выводу: «Нечего стараться, все равно ничего не окажется». Это — в душе, а внешним поведением он показывает: «Мне все равно», «И пускай плохой», «И буду нехорошей!».

Согласитесь, что рвения тяжёлых детей в полной мере хороши и закономерны и высказывают естественную потребность в внимании и тепле своих родителей, потребность в уважении и признании его личности, чувство справедливости, желание успеха. Беда «тяжёлых» детей в том, что они, во?первых, остро страдают от нереализации этих потребностей и, во?вторых, от попыток восполнить эту дефицит методами, каковые ничего не восполняют.

Отчего же они так «неразумны»? Да вследствие того что не знают , как это сделать в противном случае? И исходя из этого всякое важное нарушение поведения ребёнка — это сигнал о помощи . Своим поведением он говорит нам: «Мне не хорошо! Помогите мне!»

Может ли родитель оказать помощь ему? Опыт говорит в полной мере может, но лишь для этого необходимо осознать глубинную обстоятельство непослушания. Необходимо сперва разгадать, какая из четырех эмоциональных неприятностей мешает ему нормально существовать. Соответственно, ваши действия будут различными.

Задача осознать обстоятельство, на первый взгляд, непростая. Так как различные обстоятельства снаружи проявляются одинаково. К примеру, нехорошая учеба возможно связана и с жаждой привлечь интерес, и с нежеланием подчиняться чужой воле, и с попытками «отплатить» родителям, и с утратой веры в собственные силы.

И все же распознать подлинную обстоятельство плохого поведения и непослушания достаточно легко, не смотря на то, что метод может показаться парадоксальным: родителю необходимо обратить внимание на личные эмоции.

Посмотрите, какая эмоциональная реакция появляется у вас самих при неподчинении ребёнка и повторном непослушании. При различных обстоятельствах эта реакция различная. Вот таковой необычный факт: переживания своих родителей — это необычное зеркало скрытой эмоциональной неприятности ребенка.

Давайте посмотрим, какие конкретно же родительские эмоции соответствуют каждой из четырех названных обстоятельств.

В случае если ребенок борется за внимание , то и дело досаждая выходками и своим непослушанием, то у родителя появляется раздражение.

В случае если подоплека стойкого непослушания — противостояние воле родителя, то у последнего появляется бешенство.

В случае если скрытая обстоятельство — месть, то ответное чувство у родителя — обида.

Наконец, при глубинном переживании ребенком собственного неблагополучия родитель выясняется во власти эмоции безнадежности, а иногда и отчаяния .

Как видите, эмоции различные, и в полной мере можно понять, какое как раз подходит к вашему случаю.

Что же делать дальше? Это, само собой разумеется, главный вопрос.

Первый и неспециализированный ответ на него таковой: попытаться не реагировать привычным образом, другими словами так, как ожидает от вас ребенок.

Дело в том, что в аналогичных случаях образуется порочный круг. Чем больше взрослый обижен, тем больше ребенок убеждается: его упрочнения достигли цели, и он возобновляет их с новой энергией.

Значит, задача родителя — прекратить реагировать на непослушание прошлыми методами и тем самым порвать замкнутый круг.

Само собой разумеется, сделать это непросто. Чувствам не прикажешь, они включаются практически машинально, в особенности в то время, когда конфликты застарелые, «со стажем». И все же поменять темперамент общения возможно! Возможно остановить если не чувство, то, по крайней мере, все, что за ней направляться: замечания и наказующие действия. В случае если в следующий момент вам удастся уяснить, что именно вы почувствовали, то нетрудно будет разгадать и проблему вашего ребенка: с чем, против чего либо отчего он «вести войну». А уж затем значительно легче перейти с позиции исправления на позицию помощи.

Помощь в каждом случае, само собой разумеется, будет различная.

В случае если идет борьба за внимание, нужно отыскать метод продемонстрировать ребенку ваше хорошее внимание к нему. Делать это лучше в довольно спокойные моменты, в то время, когда никто никому не досаждает и никто ни на кого не рассержен. Вы уже понимаете, как: придумать какие конкретно?нибудь совместные занятия, игры либо прогулки. Стоит попытаться, и вы заметите, какой признательностью отзовется ваш ребенок.

ТОП 10 СТРАТЕГИЙ : ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: