Что касается психологических сопротивлений, или психологических защит.

Сопротивление не видно «напрямую», его возможно распознать, замечая за тем, как человек говорит то либо второе, что с ним происходит на ваших глазах, как он реагирует на поведение и ваше присутствие. Как он структурирует собственные мысли, как живет и двигается, от чего замирает его дыхание. Терапевт замечает и фасилитирует процесс.

Сопротивления отличаются друг от друга по характерным признакам и механизмам.

Одинаковый поведенческий паттерн возможно сопротивлением либо носить в полной мере «здоровый» темперамент. «Душа нараспашку» с близкой подругой – одно, а с конкуренткой – совсем второе. В качестве сопротивления может рассматриваться лишь феномен, мешающий реализации актуальной потребности.

Часто возможно подметить, как одинаковый поведенческий паттерн, всплывающий в сеансе, мешает удовлетворять потребности различного масштаба и с различными людьми.

По существу, гештальт-терапевты занимаются тем, что ищут в сеансе повторы сопротивлений; коллекционируют их, замечая в различных качествах отношений и жизни клиента. Неспешно становятся дешёвы не только ситуативные сопротивления, снижающие уровень присутствия в сеансе, но и те, что обуславливают жизненную позицию.

Главная задача терапевта — сделать сопротивления более дешёвыми для осознавания, дабы клиент имел возможность сориентироваться, какие конкретно из них он вычисляет для себя нужными (и в каких случаях), а от каких готов отказаться. Для этого нужно сделать сопротивления максимально заметными, выпуклыми. Терапевт выступает как искусный фрустратор: ставит сопротивлениям барьер.

Он выбирают один из повторяющихся срывов и усиливает его, старается привлечь интерес клиента к его сопротивлениям:

— говорит, что, как ему думается, он увидел из повторов;

— выступает в роли зеркала, отражающего характерную повторяющуюся позу;

— требует проговорить повторяющиеся фразы еще и еще раз, дабы клиент услышал сам себя;

— склоняет усилить тягостные телесные симптомы (повторы) и всяческие зажимы;

— оказывает помощь организовать, прожить и разглядеть сам феномен, что выступает как сопротивление: выстроить тупик, пребывать в растерянности, испытывать стыд и смущение, и т.д.;

— разыгрывает самые тяжёлые обстановки из судьбы клиента (так как именно там сопротивления самые сильные);

— играет роли всех «злодеев» из судьбы и обычно воспроизводит их «злодейское» поведение в сеансе;

— предлагает замедлится в том месте, где клиент желает «быстренько проскочить» страшное место.

Трудясь «проявителем сопротивлений», терапевт старается сделать так, дабы клиент не только заинтересовался тем, что с ним происходит, не только лучше осознал, как он и его «повторы» устроены, но и оценил сами бонусы аналогичного поведения и его психотерапевтическую цену.

Виды сопротивленийПсихотерапевтическая тактика зависит от того, какое конкретное сопротивление терапевт идентифицирует и как осознанным и адаптивным сейчас оно есть.

Гудман обозначил пять главных видов сопротивлений, либо срывов цикла контакта, два из которых уже были детально обрисованы аналитиками: это проекция и интроекция. Он додаёт еще три: конфлуэнцию, эготизм и ретрофлексию. На сегодня их обрисовано намного больше.

Аналитически-ориентированные терапевты подразделяют защиты на первичные и вторичные, либо зрелые и незрелые. К незрелым защитам относятся те, что имеют дело с границей между собственным «я» и внешним миром. (изоляция, отрицание, идеализация).

Зрелые защиты считаются имеющими дело с «внутренними» границами – между Эго, Суперэго и Ид, либо между «замечающей» и «переживающей» частями Эго (рационализация, сублимация). Разделение на первичные и вторичные защиты связано как с периодом их формирования в личной истории индивида, так и с тем, что первичные, они же «примитивные», защиты действуют недифференцированным образом во всем сенсорном пространстве человека, сплавляя воедино когнитивные, аффективные и поведенческие параметры, и действуют «машинально»; в то время, как вторичные, «высшие» защиты, реализовывают определенные изменения чего-то одного: ощущений, эмоций, мыслей либо поведения – и дешёвы модификации со стороны сознания.

Гештальтисты традиционно не склонны вводить иерархию сопротивлений. Значение приведенных аналитических защит не всецело сводимо к гештальтистским сопротивлениям. Однако, представление об данной структуре обычно расширяет познание последовательности гештальтистских сопротивлений. Многие незрелые защиты «упакованы» в рамки конфлуэнции 1 и 2 рода , в то время как зрелые входят в число эготизма и вариантов ретрофлексии.

КонфлуэнцияПрямой перевод термина – слияние. Чтобы фигура имела возможность появиться, она обязана выделиться, отщепиться от остального содержимого фона. Данный процесс может нарушаться, в случае если человеку тяжело «опознать» и выделить одно их собственных переживаний как основное либо нереально обособить себя от вторых людей (другого человека). В первом случае говорят о конфлуэнции 1 рода, а во втором – о конфлуэнции 2 рода. Между ними имеется качественные различия.

Конфлуэнция 1 рода В начале преконтакта человек находится в физиологическом слиянии со всеми собственными переживаниями и с окружающим миром – Self «не обозначен». После этого одно из переживаний начинает господствовать, значительно чаще как некоторый сенсорный сигнал: человек что-то видит, слышит либо чувствует. При конфлуэнции 1 рода сигнал не выделяется либо перепутывается прежде, чем наступает его осознание. Часто человеку тяжело понять, что же он переживает. На вопрос терапевта: «Что с тобой на данный момент происходит?» он честно отвечает: «Не знаю». Он осознаёт, что некие ощущения присутствуют, но какие конкретно как раз, затрудняется сообщить – они смешаны либо интерферируются, одно принимается за второе. Подобное входит как составляющая часть в ряд психосоматических болезней.

Показателями конфлуэнции 1 рода будет либо не замечание разумеется присутствующих в поле восприятия фигур, в большинстве случаев, которые связаны с какими-то травматическими переживаниями, либо обилие расплывчатых, аморфных ответов на вопросы об актуальном состоянии.

Данный вид сопротивления дает человеку возможность чего-то не осознавать, во что-то не погружаться: к примеру, в тяжелые травматические переживания. Наконец, Конфлуэнция 1 рода дает время от времени легко «право на отдых.

Конфлуэнция 2 рода В этом случае речь заходит о слиянии человека с другими людьми, в то время, когда тяжело совершить четкую границу между Тобой и Мной. Тогда возможно легко принять чужие переживания либо жажды за личные.

Показатели, благодаря которым возможно заподозрить конфлуэнцию 2 рода, следующие:

— частенько люди, каковые находятся в конфлуэнции с другим человеком, применяют местоимение «мы», вместо местоимения «я», вместо «вы» и вместо «он», «она» ;

— повторяющиеся попытки прийти к «негласному соглашению» с терапевтом, типа: вы, как дама, само собой разумеется, меня осознаёте. Либо, «как каждый разумный человек, я, конечно… и вы, само собой разумеется…»;

— нередкие упоминания о семье, социальной группе, коммунистической либо другой партии в контексте «само собой разумеющихся вещей»;

ИнтроекцияЧеловек приходит в данный мир нагим и беззащитным, значительно более беззащитным, чем детеныш любого млекопитающего. У него нет тех инстинктов, каковые окажут помощь ему добыть еду либо спастись от опасности. Но он самое обучаемое существо на планете. Его жизнь, в первую очередь, зависит от социальной среды, где он окажется, и его основная задача – научаться приспосабливаться к ней. Дабы приспособиться – нужно уподобиться. Ориентирами постоянно будут те, кто стоит на ступень выше; те, принадлежность к каким снабжает лучшие условия судьбы. Средством «приспособления» будет копирование. Общество, так, воспроизводит себя; человек делается «своим» в этом обществе – понятным, нужным, адаптированным.

Копировать значительно легче целостные вещи, не разделяя их на составляющие. Социальное кондиционирование требует интроецирования: «проглатывания» объекта либо его особенностей полностью, без критики и раздумья.

Интроекция – это механизм, при помощи которого человек впускает вовнутрь себя некие идеи, установки, убеждения и т.д. от другого человека без «переваривания» этого материала.

Люди интроецируют многие вещи. Интроецируется родной язык, мимика, жесты, привычки своих родителей. Интроецируются методы поведения в тяжёлых обстановках, включая воспитателей и сопротивления родителей. Интроецируется кроме того метод усваивать данные: скоро, совершенно верно, полно, от самого авторитетного источника, другими словами сам метод интроецировать. Интроецируются социальные рамки: каким должен быть человек, чтобы ему не было стыдно.

С интроекцией, как процессом, и с интроектами, как результатами этого процесса, у клиентов и психотерапевтов весьма непростые отношения. Терапевту крайне важно подмечать как «интроецирующую позицию» (готовность самому «подкормиться» либо «подкормить» другого), так и интроекты – те ограничения, каковые человек для себя принял, так и покинув «непережеванными».

У процесса интроекции имеется и вторая составляющая, которая связана с контрзависимостью. В аналогичной ситуации человек будет так же мгновенно отвергать каждые предложения, как в прошлом случае соглашался с ними. При работе с этими клиентами терапевту нужно — свести собственную авторитарность к минимуму и вернуть клиенту ответственность, перечислив ему всю серию его «отказов».

Убеждения – также некие морально-этические рамки, но в отличие от интроектов, человек производит либо принимает их для себя самостоятельно, очень осознанно и, в большинстве случаев, в более зрелом возрасте.

Интроективные послания переживаются человеком значительно чаще как личные мысли.

Проекция – вид сопротивления, в некоем смысле являющийся противоположностью интроекту. В отличие от интроектов, каковые предусматривают повышенную «проницаемость» границы-контакт из окружающей среды вовнутрь организма, проекция – это механизм, в то время, когда что-то, находящиеся в собствености моему внутреннему миру, я приписываю фигурам внешнего мира, вторым людям либо неживым объектам. Граница-контакт повышенно «проницаема» изнутри наружу. Приписываться внешнему миру смогут личные феномены восприятия, эмоции и эмоциональные состояния, мысли, ценности, замыслы и т.д. Степень «злокачественности» проекций тем выше, чем в основном человек, перенося «собственную часть» на другого, отчуждает ее от самого себя, перестает ее осознавать, как собственную. Второй механизм «патогенности» проекций – уверенность, что дела обстоят как раз так, как он предположил.

Проекции похожи на зеркала: они нужны, дабы заметить, определить себя; но они отражают лишь того, кто в них смотрится. Жизнь «проектора» похожа на нахождение в зеркальном зале, со всеми его парадоксами «отражений в отражениях». Но мало этого; она значительно чаще преобразовывается в путешествие по королевству «кривых зеркал».

Проекции – достаточно сложный и неоднородный феномен. Выделяют три вида проекций: зеркальную, дополнительную проекцию и проекцию катарсиса.

Зеркальная проекция – в то время, когда человек приписывает вторым некие качества, мысли и эмоции, которыми он владеет сам (осознанно либо неосознанно их принимая) либо желал бы владеть.

Проекция катарсиса – в то время, когда человек приписывает вторым некие характеристики, эмоции и т.д., каковые он не желает признавать в себе. Самые тяжёлые (неосознаваемые) случаи проекций катарсиса смогут входить в структуру бредообразования.

Дополнительная проекция – в то время, когда человек приписывает вторым какие-то характеристики, установки, эмоции и т.д., при помощи которых он может оправдать собственные, в особенности из тех, каковые признавать не весьма хочется.

Показатели проекций, независимо от их вида, владеют известным сходством. В отличие от интроекции тут вместо местоимения «я» в речи будет употребляться местоимение «он», «они», «все другие» и т.д.

  • Обращение обеднена «я-высказываниями». Вместо них – «ты-высказывания»: интерпретации, оценки; суждения о том, что второй делает (думает, представляет собой), и рассуждения на тему, из-за чего это с ним происходит.
  • Бессчётные догадки о отношениях и чувствах вторых в собственный адрес (довольно часто со стороны терапевта). Они смогут проявляться в виде высказываемых убеждений, типа: «Меня все перебивают, по причине того, что ни в грош не ставят», а смогут в виде вопросов, не спровоцированных напрямую адресатом подозрений: «Чего ты на меня так наблюдаешь?», «что ты имеешь в виду, снова что-то не так?» и т.д. Время от времени опасения либо догадки принимают форму «защитных», закрытых поз, без всякой прямой провокации к этому либо действий, напрямую не связанных с поступками противоположной стороны.
  • «Объяснения» собственных состояний и переживаний посредством безличных событий: погоды, ситуации, социальных условий и т.д.
  • Часто, сталкиваясь с проекциями, в особенности в собственный адрес, терапевт может подметить в себе удивление, что-то наподобие появляющегося вопроса: «Кто я? Правда? Как ты про это определил?». Часто подобным удивлением будет делиться и второй человек, в чей адрес последовала проекция.
  • Предсказание событий либо чьего-то поведения.

Основная мысль в работе с проекциями сводится к тому, дабы человек имел возможность понять собственные проекции и их присвоить – признать, как собственные. Затем он начинает наблюдать на мир более светло и может усомниться «в истинности» собственного суждения о втором человеке.

Процесс терапии.

По сути, центральным, либо системным понятием в Гештальте есть триада, либо, как обожают сказать, трех лепестковый знак Гештальта: актуальность – осознанность – ответственность. Фактически любую технику в гештальт-терапии возможно разглядывать как некое предписание: «Принимай себя как автора собственных поступков, осознавай себя в актуальном контакте с действительностью».

Гештальт-гештальт и терапия-подход оказывают помощь людям осознавать механизмы, каковые толкают на повторение привычных паттернов поведения; получить внутренний локус контроля и развить свойство принимать ответственность за собственные мысли, переживания, слова и дела, за личный стиль судьбы.

Роль гештальт-консультанта пребывает в создании воздуха, которая оказывает помощь клиенту изучить условия, нужные ему для развития. Консультант снабжает такую воздух посредством интенсивного личного участия в усилиях клиента и своей искренности. Консультант трудится с клиентом «здесь-и-на данный момент», причем «на данный момент» понимается как процесс. Принцип «на данный момент» довольно часто требует, дабы консультант помогал клиенту сосредоточиться на блокированной энергии и целесообразном и адаптивном применении данной энергии. «на данный момент» кроме этого подразумевает оказание помощи клиенту в распознавании стереотипов в его жизни.

Существует пара правил, которым следуют гештальт-консультанты, помогая клиентам становиться более осведомленными относительно «настоящего»:

  • Принцип «на данный момент»: постоянно использовать в речи настоящее время.
  • Принцип «Я–ты»: неизменно конкретно обращаться к кому-либо, вместо того дабы говорить о нем консультанту.
  • Применение местоимения «я»: вместо «оно», «это» сказать слово «я», особенно при беседе о себе.
  • Применение континуума осознавания: сосредоточение на «как?» и «что?», а не «из-за чего?»
  • Преобразование вопросов: просить клиентов преобразовывать вопросы в утверждения.

Одним из действенным способов есть техника безлюдного стула. В данной процедуре клиенты обращаются к разным частям собственной личности, к примеру к той части, которая есть главной, и к части, которая есть пассивной. «Центром» упражнения есть безлюдной стул. Клиент может со стулом как с представителем одной части себя либо переключать внимание между несколькими стульями, мня, что любой из них воображает разную часть личности клиента. В этом диалоге в зону внимания попадают и рациональные, и иррациональные части личности клиента. Клиент не только видит эти стороны, но и делается талантливым разобраться в собственной личности. Данный способ не рекомендуется для лиц с важными эмоциональными нарушениями.

Одним из самые мощных гештальт-упражнений есть конфронтация. Консультанты показывают клиентам на неконгруэнтность их чувств и поведения, к примеру на их ухмылку в тот момент, в то время, когда они говорят, что нервничают. Конфронтация предполагает задавание клиентам вопросов «что?» и «как?». Вопросов «из-за чего?» избегают, по причине того, что они ведут к интеллектуализации.

Заключение.

Так гештальт-терапия ставит перед собой цель достижение клиентом более полного осознания себя, собственных эмоций, потребностей, жажд, телесных процессов, собственной интеллектуальной деятельности, и возможность полного осознования внешнего мира, в первую очередь мира межличностных взаимоотношений. На протяжении этого осознания человек может столкнуться с психотерапевтическими защитами.

Человек представляет собой целостное социобиопсихологическое существо. Человек и окружающая его среда являются единый гештальт, структурное целое. Человеческое существование подчиняется принципу разрушения и формирования гештальтов.

Источниками гештальт-терапии являются: гештальт-психология, восточная философия (в частности Буддизм), экзестенциализм. Гештальт-терапия – это не совокупность приемов, а целая теория

Главными понятиями являются: гештальт, фон и фигура. Это похоже на фотографию, в которой один предмет в фокусе, а все, что за ним, размыты. Именно данный предмет –это фигура, а размытое – это фон. Фигурой выступает какая или потребность человека, которая по окончании реализации уходит в фон. Фигура – несущая потребность, она выделяется из фона. Реализация потребностей –это закрытие гештальтов. Незакрытые гештальты приводят к возникновению и напряжению неврозов.

7. Перечень литературы.

1. Нельсон-Джоунс Р. Теории психотерапии.

2. Паттерсон С. Теории психотерапии

3. Перлз Ф. Практика гештальттерапии. м., 2001

4. Перлз Ф. Гештальт-Подход. Свидетель Терапии.

5. Рудестам К. Групповая психотерапия.

6. Материалы с сайта http://www.psyforum.ru

Защитные механизмы психики человека. Как и из-за чего. Психолог Наталья Кучеренко. Лекция № 28.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: