Что может быть безопасно написано древними

В священном тексте, названном Берашит, обозначающем на языке иудеев начало вещей, нас учат, что Священный создал мир за шесть дней, а на седьмой сутки отдыхал от своих трудов. Перед тем как он начал собственную работу, существовало ничто, а в то время, когда он закончил ее, все, что мы знаем, было идеальным — все звезды небесные, все животных и формы растений, все моря, и долины и горы, и показался самый добропорядочный пример, Адам, первый человек, более красивый, чем ангелы, потому, что его лицо отражает лицо Всевышнего. Отечественная раса была организована в конце шестого дня, финальная вещь, сделанная создателем, дабы стать правителем и господином каждой пространств и меньшей твари этого мира.

Так написано, и люди, каковые являются набожными верующими, принимают это как священное слово Всевышнего, но кое-какие среди отечественной расы, каковые не желают все это на веру, как младенец принимает собственный молоко, должны неустанно искать тех, кто запрятан, знать, что в промежутках между днями были сотворены другие создания вторыми создателями, и потому, что они были созданы ночью, они оставались невидимыми и скрывались в тени.

Запрещено высказать предположение, что отечественная раса есть самой древней либо последней из хозяев, каковые правят этим миром, либо что масса живых форм, известных человеку, движется одиноко, без вторых форм. Древние были, Древние имеется, и Древние будут. Они ходят не в тех местах, каковые мы знаем, но между нижи, безмятежные и древние, невидимые нами, потому, что они бесформенны. Йогг-Сотот не забывает ворота. Йогг-Сотот — это ворота. Йогг-Сотот — это защитник и ключ ворот. Что было, имеется и будет — это едино в Йогг-Сотот. Он не забывает, где в один раз Древние прорвались через свод, что отделяет отечественную сферу от внешней тьмы, и куда они прорвутся опять. Он не забывает, где они покинули отпечаток собственных стоп в прахе почвы, и те места, где они до сих пор ходят в том направлении и обратно, и из-за чего никто не имеет возможности встретиться с ними, в то время, когда они проходят.

По их запаху люди время от времени смогут определить об их присутствии, но на кого они похожи, не знает ни один человек, но лишь косвенно, всматриваясь в выражения и линименты лиц тех, которых они смешали с человечеством. И из тех имеется большое количество типов, различных по внешнему виду — от зеркала человека до теневого контура невидимого и бесформенного присутствия, которое их создало. Они ходят невидимыми и курятся в пустынных местах, где слова модулируются и ритуалы поются в определенные ими периоды времени. Ветер невнятно шепчет их голосами, и почва грохочет их мыслями. Они сгибают деревья и сокрушают города, но ни лес, ни город не видят руки, которая это делает.

Кадафь в холодной пустыне знает их, но какой человек может вправду похвастаться, что он знает Кадафь? Ледяная пустыня, которая лежит на большом растоянии к югу, и острова, загружённые под воду, несут камни, на которых вырезана печать, но кто среди простых людей видел замороженный город либо запечатанную башню, украшенную на столетия гирляндами из водорослей и инкрустированную морскими уточками? Великий Ктулху — их родственник, но он может различать их лишь смутно. Йа! Шуб-Ниггурат! Вы определите их по запаху. Их рука у вас на горле, но вы их не видите. И их место обитания может оказаться последовательностям с вашим порогом. Йогг-Сотот есть ключом к воротам, где видятся сферы. Человечество правит в том месте, где они когда-то правили. Они должны править в том месте, где на данный момент правит человек. По окончании лета приходит зима, а по окончании зимы — лето. Они ожидают, терпеливые и могучие, потому, что они опять будут тут править.

В то время, когда они возвратятся, все люди склонят собственные головы и будут помогать им как господам. Те немногие, каковые не забывают их старое присутствие с заклинаниями и жертвоприношения-ми, приносимыми в их местах власти, будут руководить массой отечественной расы, которая блеет, как овца, и пресмыкается, как скот, в то время, когда его ведут на заклание. Мы для них являемся как пищей, так и тягловыми животными, каковые трудятся в поле. Молитвы пророков не могут бороться с ними. Ни полумесяц, ни крест, ни звезда не смогут не допустить их вторжения, в то время, когда опять небеса дадут собственный символ и откроются ворота. Йа! Ньярлатхотеп! Они придут к нам во тьме, но из-за их костров ночь будет пылать яркостью отполированной бронзе на фоне лика солнца.

Великих Древних семеро, шесть из которых сестры и братья, а седьмой, для них как сын брата отца, и стоит особняком, не смотря на то, что он один из них. Имена остальных из их расы произносятся шепотом в глубоких пещерах, но другие не имеют ту же самую домашнюю кровь, и эти семеро являются фаворитами либо герольдами в отечественном мире. Среди этих семерых имеется те, каковые лучше известны и те, каковые малоизвестны, потому, что не все Древние в равной степени интересуются делами этого мира. Их имена следующие: Азаг-Тот, Дагон, Ньярлатхотеп, Й’иг, Шуб-Ниггурат, Йогг-Сотот и седьмой, что стоит особняком, — Ктулху.

В пределах помещения семи порталов души в безымянном подземном городе расы рептилий вырезаны в горе семь печатей повелителей, любая над одними из ворот, не смотря на то, что не всегда светло, какая сообщение почвы за пределами этих порталов с Древними. Фрески в других коридорах и покоях говорят об их природе и формах, так что при тщательном изучении этих изображений их частично возможно определить, но лишь частично, потому, что ни один человек ни при каких обстоятельствах не осознавал все их пути либо их цели на земле.

Волшебники, каковые обитают в равнине Тигра, предоставили этим правителям Древних сферы блуждающих тел небесных не вследствие того что они обитают в планетарных сферах, и не вследствие того что планеты владеют над ними властью, но по той причине, что лучи планет находятся в определенном согласии с могуществом этих повелителей.

Фиксики — Невидимые чернила | Познавательные мультфильмы для детей


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: