Чтобы узнать маму, нужно заглянуть ей в душу, ее глазами увидеть самое себя.

Письма к дочери

Письмо первое

_

Письмо второе

_

Письмо третье

«Я — кошка, но вы-то — люди?»

Хороший вечер, моя родная девочка!

Не смотря на то, что я планирую говорить с тобой о кошке, но ты, возможно, и сама догадываешься, что дело касается не столько кошки, сколько каждого из нас. В случае если человек желает познать самого себя, в этом, пожалуй, ему может кошка и помочь, и канарейка, помещенная в клетку, и рыбки в аквариуме, и дворняжка, которая правильно защищает имущество собственного хозяина. Но пока еще никто не заводил в доме кошку чтобы самому ловить мышей и кормить ее ими; никто не приносил к себе канарейку с той целью, дабы сесть перед нею и запеть. Да не было и хозяина, что бы выстроил прекрасный дом, а после этого забрал ружье и заявил: «Пускай посмеет кто-нибудь обидеть мою собаку!» Все происходит напротив: птицами и животными человек обзаводится для удовольствия и своих нужд, а не чтобы им доставлять радость и удовольствие.

Возможно, так и должно быть. Но…

не забываешь отечественного прекрасного золотистого кенаря, которого мы назвали Дони? какое количество эйфории принесла нам эта маленькая птичка! Мы ее производили, бывало, из клетки, то она летала по помещению, то садилась нам на голову и щипала волосы, то прыгала по столу и обедала вместе с нами, время от времени кроме того клевала из отечественной тарелки. А услышав, что ты играешься на пианино, она стремглав летела к тебе, садилась на кисть правой руки, совсем не опасаясь, кроме того в то время, когда твои пальцы летели по клавишам либо брали сильные аккорды. И начинала петь с изумительной гармонией, вмешивая собственную мелодию в пьесу, которую ты игралась. Это в действительности было редчайшим зрелищем. Тогда мы все на цыпочках входили в помещение, дабы видеть и слышать вас. В конце Дони поднимал клюв вверх, вытягивал крылья и свои ножки и начинал пощипывать твою руку, как словно бы целовал ее в качестве благодарности. И тогда Дони казался мне человеком, превратившимся в птицу.

Время от времени мне кроме того хотелось задать вопрос его: «А дальше что, Дони, как ты вычисляешь?..» Иногда мне казалось, что Дони пробует нам поведать что-то такое о себе, о том, что его тревожит, мне хотелось осознать тайный суть его пения, исходя из этого я все чаще разговаривал с ним как с разумным существом и был уверен, что мы понимаем друг друга.

Еще больше привязалась к Дони бабушка. Будем откровенны: не смотря на то, что Дони я подарил тебе, но за ним наблюдала лишь бабушка. Она знала, в то время, когда какую еду ему давать. Она и приучила Дони садиться на ладонь и клевать зерна. Бабушка в сутки по нескольку раз чистила клетку и всегда беседовала с ним, ласкала его, именовала уменьшительными именами и, возможно, в то время, когда дома никого не было, говорила птичке о собственной жизни, о каждом из нас, делилась огорчениями и своими заботами.

Так прожил Дони в отечественной семье пять лет. Быть может, еще долго отечественный золотой кенар имел возможность бы петь и радовать нас, но ты так как прекрасно не забываешь, как бессмысленно он погиб. Рано утром бабушка почистила клетку, засунула в нее кусок фанеры, что служил полом, и ударила по нему, дабы он хорошо сел на собственный место. Но она не увидела, как птичка, которая до этого летала по помещению, влетела в клетку. По окончании продолжительных поисков мы нашли раздавленного Дони под фанерой. Мы оплакивали кенаря, а бабушка услышала большое количество укоров. Она плакала, ощущая себя убийцей.

А сейчас вот кошка.

Уже давно ты грезишь о собаке либо кошке. Для чего они тебе? После этого, дабы поиграть с ними, развлечься. А в то время, когда тебе будет некогда либо надоест игра, не нужна будет ни собака, ни кошка (как и Дони). Встречал я на улице девушек, прижимающих к груди мелких щенят, ласкающих и целующих их и весьма довольных тем, что собачки бегают за ними по пятам и подчиняются им. А кто в семье заботится о собаке и кошке, кто чистит их уголок, кто понимает их язык и говорит с ними, сочувствует им. Дедушки? Бабушки? Матери? Да и какой суть иметь дома, к примеру, маленькую собачонку, которая не имеет возможности сторожить квартиру либо помогать хозяину? Но может испачкать подъезд, бессмысленно и продолжительно лаять на соседа, злить окружающих. И все-таки животное в доме нужно, возможно, чтобы понимать его, дабы обучиться быть отзывчивым. Если ты сможешь сочувствовать животному, понимать его, то направляться высказать предположение, что ты лучше обучишься осознавать людей и проникнешься к ним эмоцией сопереживания.

На кошку мы случайно набрели на улице. Мы с тобой шли от зубного доктора и внезапно заметили под деревом изумительную сиамскую кошку. Кошка взглянуть на нас и жалостно замяукала. Мы согнулись и приласкали ее. Кошка не испугалась, не убежала. «Вот о какой кошке я грежу, — сообщила ты. Кошка как словно что-то сказала нам, мяукала, глядя нам в глаза. «Пап, ну пап, умоляю тебя, заберём ее…» — начала ты упрашивать меня. — «А что сообщит хозяин, мы так как не можем похитить кошку!» Мы продолжительно ласкали ее и не могли решить, как же нам быть. По правде сообщить, я и не планировал брать ее к себе. Кто будет заботиться за ней? Все мы загружены делами, а кошка требует внимания.

Какая-то дама заговорила с нами иначе улицы: «Это весьма хорошая кошка, — сообщила она нам, — она без хозяина, вот в данной поликлинике приютилась, заберите ее к себе!» Ты этого и желала: «Отец, заберём ее, пожалуйста!»

Разве может папа устоять перед мольбой дочери? Приласкает тебя дочь, поцелует один-два раза, и затем не только кошку, но и крокодила к себе притащишь. А ведь я, человек в возрасте, должен был поразмыслить, нужно ли приводить с улицы в дом бесприютную кошку. Если бы я еще прекрасно разглядел ее, то имел возможность легко найти, какой грех беру на себя. Ты же: «Забери, умоляю!» Мне думается, у отцов во всем мире совсем особенные эмоции к дочерям. Они прекрасно знают, что в каждой дочери сидит если не большой, то хотя бы маленький чертенок, знают, что их не всегда нужно слушаться, но им недостает силы воли, дабы схватить этого маленького чертенка за рожки и сообщить ему: «А ну-ка, отстань от моей умной дочери!» Этот маленький чертенок пользуется моей чрезмерной любовью: «Умоляю, папочка!» — и куда девается мой здравый суть.

Мы подобрали кошку и пошли. По дороге кошка мяукала уже по-второму: по-моему, она просила нас отпустить ее, но кто ее послушал! Мы сели в такси и отправились к себе. Шофер, заметив у нас кошку, высказал собственный вывод. «Ни собаку, ни кошку я в дом не разрешу войти… Не лучше ли ласкать собственных детей либо ветхих своих родителей?» В такси сидел еще один пожилой мужчина. «Зарубежные психологи доказали, — сообщил он, — что именно те люди становятся ожесточёнными и талантливыми совершить правонарушение, каковые в юные годы ласкали кошек и собак!» Я также изучал психологию, но аналогичной мысли ни при каких обстоятельствах нигде не встречал. Наоборот, общеизвестно: воспитать в детях доброту возможно и дружбой с животными, лишь направляться приучить ребенка осознавать и сочувствовать животному, обучиться его языку. Запрещено разрешать ребенку мучить собаку либо кошку, преследовать птиц, разорять их гнезда.

Что касается чуткого отношения к взрослым, то, само собой разумеется, женщина либо парень, у которых показалась в доме для развлечения кошка либо собака, не должны забывать, что прежде всего направляться оказывать внимание и заботиться о бабушке, маме и по большому счету о людях. Вот о чем я думал, в то время, когда забрал кошку. «Что ты, глубокоуважаемый…» — но я опоздал поспорить с пожилым мужчиной, такси остановилось, и он вышел.

Дома мы застали твоего брата. Он подозрительно взглянуть на кошку (мальчики в большинстве случаев не весьма благоволят к ним) и сообщил: «Для чего она вам нужна была?» — «Как для чего! Весьма кроме того нужна! Я грезила о таковой кошке, взгляни, какая она прекрасная!» — застрекотала ты. «Она-то прекрасная, но…» Ты не дослушала брата до конца и попросила его оказать помощь искупать кошку.

Кошку мы выкупали, надушили духами, налили ей молока и стали ждать бабушку и маму: посмотрим, что они нам сообщат.

Сперва пришла бабушка. Определив о кошке, она набралась воздуха: «О, всевышние мои, новая забота показалась!» Ты кроме того не обратила внимания, почему тревожилась бабушка. Ты держала кошку на руках и носила ее из помещения в помещение, сажала на колени, гладила по шерстке, ласкала, но она никакой эйфории не проявляла, мяукала все чаще, на различные лады кричала «мяу», и бабушка сразу же выяснила: «Эту кошку что-то тревожит, она не желает быть с нами».

Ты и тогда не послушалась бабушки, в то время, когда она попросила тебя отыскать ящик и со двора принести песок. Бабушка сама спустилась за пеком, на дворе была непогода. Кошка тут же воспользовалась песком, но мяукать не прекратила. «Может, она голодная?» — снова начала бабушка. Мы и не увидели, как бабушка забрала зонтик и отправилась в магазин. Кошке понравилась колбаса, она с аппетитом покушала и еще жалобнее (по-своему она плакала) замяукала.

Позднее пришла мама. «Ой, кошка, откуда?» — вскрикнула она с удивлением. Мы все ей детально поведали. «Кто будет наблюдать за кошкой?» — забеспокоилась мама. В действительности, кто будет наблюдать за ней?

Ночью ты дремала простым сладким сном, а мы не смогли заснуть из-за жалобного постоянного мяуканья. Кошка забралась на окно, планируя спрыгнуть с девятого этажа. Она наблюдала на нас и без того жалобно мяукала, что нам хотелось плакать.

Утром я совсем решил отнести кошку обратно. Но в случае если папа не имеет возможности устоять перед мольбой дочери, тем более он не вынесет ее слез. В течение дня ты ходила по своим делам, а в промежутках забавлялась кошкой: то сажала ее к себе на колени, то на стол. А ее ничего не забавляло, она и с мячиком не стала играть. Бабушка пара раз меняла песочек для кошки, налила ей молока и накормила. Но кошка скоро заявила голодовку. Ходила за нами, терлась о ноги, наблюдала на нас и жалобно мяукала. Ночью ты снова прочно уснула, а кошка снова начала разрывать отечественное сердце мяуканьем. Мама не выдержала. Она поднялась, начала гладить кошку, успокаивала ее, предлагала ей сыр и молоко. Кошка ни к чему не притрагивалась, лишь наблюдала ей в глаза и как бы сказала, упрекала, упрашивала. «Определенно ее что-то тревожит!» — сообщила мама.

На следующий сутки в свободное время ты снова забавлялась кошкой. Посадила на стол и завела с ней беседу, она же лизала тебе руку и беспомощно мяукала. Перед сном мы тебя предотвратили, дабы ночью ты покинула кошку в собственной комнате. Что произошло в ту ночь? Возможно, кошка не разрешила тебе спать, все растолковывала и жаловалась на собственную беду. В случае если желаешь иметь кошку — обучись кошачьему языку, желаешь иметь собаку — обучись собачьему языку. У животных собственная боль, заботы, радости и огорчения, они о чем-то просят человека, делятся с ним.

Мне думается, в ту ночь кошка помогла тебе что-то осознать, поскольку утром ты сама попросила меня: «Отнеси кошку обратно!»

И в то время, когда мы подняли кошку, дабы посадить ее в сумку, лишь тогда увидели, как набухли у нее соски. У кошки были котята! Вот о чем она сказала, растолковывала нам! Своим «мяу» она желала разжалобить нас. Ее котята остались голодные и беспризорные, а мы принесли ее к себе для забавы.

Я забрал такси и высадил кошку у того дерева, где мы ее нашли. Кошка кроме того не посмотрела на меня. Сперва она осмотрелась, как словно бы не верила обретенной свободе, а позже пустилась бежать, да как бежать! Она ринулась под арку громадного дома и перепрыгнула через большой забор…

Я шел и думал: каждый день мам и тысячи пап, дядей и тётей дарят детям псов либо кошек, канареек либо рыбок для аквариума. Заметит это ребенок и запрыгает от эйфории. Но вот вопрос: для чего они дарят детям животных, птиц, псов, рыбок, для чего я дал согласие забрать с улицы сиамскую кошку? Так как мы это делаем не чтобы ребенок сразу же был рад, запрыгал и ударил в ладоши, прижал к себе подаренное животное. Мы, взрослые, не имеем права не придавать воспитательного характера отечественным взаимоотношениям с детьми. В случае если за канарейкой будет наблюдать лишь бабушка, а ты будешь наслаждаться только ее пением, тогда выходит, что моей задачей было воспитание бабушки!

Говорят, что дети обожают животных. Я же, в случае если делать выводы по примеру отечественной бабушки, светло вижу, что настоящей любовью животных и птиц обожают лишь пожилые люди. Они их обожают, по причине того, что жалеют беззащитных животных, потому-то они так преданно заботятся о них, понимают их.

Дети обожают животных не вследствие того что жалеют их, а вследствие того что развлекаются, играются с ними. В то время, когда наскучит игра, им не требуется ни собаки, ни кошки. Разве не так?

Что нам сообщила за эти дни сиамская кошка, которая старалась позвать в нас жалость своим постоянным «мяу»? Вот что она сообщила: «Я — кошка, но вы-то — люди».

А так как мы люди, давай подумаем, как мы должны обожать животных и вот эту красивую и необычную природу, частью которой являемся мы сами.

Спокойной ночи хочу тебе, моя дорогая, и, если ты все-таки заметишь сон, превратись в хорошую волшебницу, которая знала язык всех животных.

Твой папа

Письмо четвертое

Мать

Хороший вечер, моя дорогая девочка!

Имеется на свете человек, чье сердце жарче и посильнее девяти солнц, — это мама.

Я говорю не только о твоей маме, а имею в виду всех настоящих матерей.

Знаешь ли ты собственную маму? «Знаю, как не знать!» — сообщишь ты и удивишься: о чем это он задаёт вопросы?

Я же пологаю, что ты по-настоящему ее еще не знаешь.

Дабы определить маму, необходимо посмотреть ей в душу, ее глазами заметить самое себя.

А дети довольно часто собственную маму вычисляют тем человеком, что наблюдает за ними, готовит им еду, стирает, гладит, без финиша учит уму-разуму, что-то разрешает, что-то запрещает либо к чему-то принуждает. Мама, согласно их точке зрения, — тот человек, с которым возможно поссориться, от которого необходимо скрыть, что не была на уроке, взяла двойку.

Но мама — это и тот человек, которому возможно довериться и, плача, поведать, как тебя подвел приятель, как несправедливо поступил с тобой преподаватель, какую нелепую неточность ты допустила в контрольной.

Ребенок, быть может, не так уж прекрасно осознаёт, что означает для него мать, но все матери знают, как они нужны своим детям и как тяжело им будет без матери.

Сравнительно не так давно мы с мамой возвращались с работы. Около монумента Важе Пшавеле нас потрясло одно зрелище. Юная дама, больного вида, дистрофичная, бессердечно била девятилетнего мальчика, Она вцепилась ему в волосы, дабы сын не выскользнул из ее рук, но мальчик и не пробовал бежать. Он беспомощно закрывал голову руками и наблюдал ей в глаза. На асфальте валялся раскрытый портфель.

Мы не выдержали, ринулись к ним, начали успокаивать, стыдить даму: «Как возможно бить ребенка, в чем он провинился!»

Дама залилась неприятными слезами, после этого стали прорываться и слова. Из ее отрывочного рассказа мы выяснили, что супруг уехал куда-то на большом растоянии (возможно, кинул семью), что это ее единственный сын. Сама она не легко больна («Прекрасно знаю, что не так долго осталось ждать погибну»), и ее не оставляет идея: кто будет наблюдать за сыном, как он будет расти без матери, каким человеком станет.

А сейчас мальчик на два часа опоздал из школы. «Я испугалась, думала, может, попал под машину, переходя улицу… Чего лишь не представила… Поднялась с постели, отправилась к школе, на тротуаре заметила что-то красное, приняла за кровь сына…»

Мать прижала к груди собственного избитого сына, сказала, что больше не прикоснётся его. А сын оправдывался: «Учительница покинула нас, потому и опоздал».

Мать повернулась к нам: «Знаю, у нас ребенок не пропадет, всех соседей умоляю, присмотрите за сыном, дабы не сбился с учителей… и пути прошу, и вас прошу, запомните моего Джемала, в то время, когда встретите на улице, остановите его и спросите, каким человеком он делается, дайте ему хороший совет».

Юная дама сказала нам это не чтобы мы пожалели ее, она желала, дабы мы позаботились о ее сыне, а сердце ее сейчас горело жарче девяти солнц…

«Я знаю собственную маму», — смело сообщишь ты. Я также так думал в юные годы. в один раз, трудясь в пионерском лагере, я очень сильно заболел. Кто сообщил, кто сказал маме? Нежданно пришла весточка: безотлагательно выезжай. «Откуда ты выяснила, что я заболел?» — «Сердце почувствовало, посоветовало». Правильно, что материнское сердце в действительности может ощутить, как живется сыну (дочери), не болеет ли он, не тревожит ли его что-нибудь.

И неоднократно в юные годы я обижался на маму, и этого хотелось и того. Но мама, которая заменяла мне и отца, погибшего на фронте, не все мои жажды выполняла. Не разрешала продолжительно играться во дворе, слоняться без дела, винила лишь меня, в то время, когда я ссорился с товарищами, потребовала, дабы я давал предупреждение, куда и на долгое время ли ухожу.

И мне иногда казалось: она чрезмерно строга, сердита, через чур требовательна, шагу мне не позволяет ступить.

Но она ни при каких обстоятельствах не ограничивала меня в чтении, не жалела последних копеек, лишь бы я приобрел любопытного книгу. С радостью отпускала меня во Дворец пионеров, куда я ходил в литературный кружок, приветливо встречала моих товарищей. Мама поручала мне все небольшие дела, требующие мужской руки, не мешала моим рвениям с ранней молодости познать радость независимого труда и ответственность старшего сына перед семьей.

на данный момент я довольно часто думаю: допустим, я бы следовал своим жаждам, уклонялся от разумных советов матери, что тогда? Не знаю, что бы случилось, но верю, не вышло бы ничего путного.

Мать собственными «да» и «нет» приближала меня к идеалу взрослого мужчины.

на данный момент моя мама постарела, то одно болит, то второе. Но ее сердце так же, как и прежде горит посильнее девяти солнц, это и меня делает сильным, упорным, в то время, когда мне тяжело, в то время, когда мне необходимы новые силы.

Дети, к сожалению, поздно поймут тепло материнского сердца. Неспешно мать стареет, седеет, слабеет в заботах и мыслях о детях. В случае если приблизит детей к идеалу, нет предела ее счастью, она не вспоминает о прошлых огорчениях, гордится, радуется: «Понимаете, какие конкретно у меня дети!..» Но если не сможет приблизить — еще больше сморщится, согнется, втихомолку будет плакать, скрываться от людей…

В случае если желаешь определить собственную мать, посмотри ей в сердце, деточка! Я радуюсь, в то время, когда ты и мама совместно трудитесь: убираете квартиру, стираете белье, готовите обед. Время от времени мама говорит тебе: «Сама постираю, ты не нужна мне». И ты наивно веришь, что маме и в действительности не нужна твоя помощь. Какая мать не желает, дабы дочь помогала ей? Отчего же тогда старается мельче загружать тебя? Посмотри в сердце матери — и ты осознаешь, что она берет на себя двойную работу, дабы дать тебе возможность просматривать, обучаться…

Кое-какие дочери принимают как должное двойную загруженность матери, они вычисляют, так и должно быть: они заняты собственными, более нужными делами. А это уже беда, избалованная дочь делается неблагодарной: «Принесите… Подайте… Вы надоели мне… У меня нет времени…»

Если ты знаешь собственную маму, не верь ей, что ей не нужна твоя помощь, стань рядом, помоги, утомись вместе с ней. Пускай кроме того обеспокоится мама, что тебе рано было нужно подняться, что ты допоздна не имела возможности лечь, лишилась развлечений. Но она поразмыслит: «От какое количество эйфорий отказывается моя дочка, дабы уменьшить мой труд!» И будет радостна.

Меня радует да и то, в то время, когда ты и мама совместно идете в кино, театр, на концерт, просматриваете одинаковые книги, а после этого обсуждаете, спорите. Время от времени совместно поете либо в четыре руки играетесь на пианино. Особенно обожаю, в то время, когда вы о чем-то шепчетесь, скрывая от вторых какой-то секрет. «О чем вы рассказываете?» — «Ни о чем».

И обе загадочно радуетесь.

дочери и Отношения матери — родные из родных. Кому откроет женщина собственные самые сокровенные эмоции? Маме. Кому же еще! Мама осознает, додумается, оградит, обнадежит. Но так как и мама желает иметь настоящего приятеля, которому возможно доверить тайну, совместно обсудить домашние дела. Кто возможно таким настоящим втором матери? Само собой разумеется, дочь, кто же еще!

Простите, девушки, сколько вам лет? Четырнадцать, пятнадцать, больше? Значит, вы уже имеете возможность стать настоящим втором матери. Как? Это вы и сами осознаете. Но лишь не в таких ситуации, в то время, когда необдуманно и упрямо отвечали маме: «Не желаю! Не буду!» И не тогда, в то время, когда мать неоднократно повторяла просьбу, а вы, лениво раскачиваясь, неохотно брались за дело. Наконец, и не в те 60 секунд, в то время, когда пробовали отмахнуться от матери, согнувшейся приласкать: отстань, дескать.

Что сейчас происходит с материнским сердцем? Оно сжимается, глаза наполняются слезами. Один таковой случай, второй, десятый, и появляется отчуждение. Дочери что — юность в собственности ей, она самозабвенно отдается эйфориям судьбы, радостна в собственной семье. А у матери сердце останавливается, дочь забыла ее… Нет, дочь не забывает, что у нее имеется мать, кроме того время от времени готова оказать помощь ей то в одном, то в другом… но забывает, что матери необходимо еще и сердечное внимание.

Не так должны вести себя чуткие дочери. Они в силах сами ощутить, что тревожит маму, сами первыми приласкать и утешить ее, расположить к откровенности и доверию.

Не может быть


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: