Действие первое (часть первая)

Кухня

Действующие лица:
Гюнтер — обладатель замка
Уборщица — кримхильда
Хаген Карлович — хаген — убийца, глава кухни
Ленивец — аттила
Новенький — зигфрид
Татьяна Рудольфовна — брюнхильда
Плотный — юрист
Медянкина — старший котломой
Медянкина младшая — младшая сестра старшего котломоя
Повар Г.Ц. — повар тёплого цеха
Повар Х.Ц. — повар холодного цеха
Коля Подподушкин — ученик
Мама Валя — повариха
Свирепые гунны — люди ЧС
Вопрос — человеческое любопытство
Охранник
Охотники
ТВ

Пьеса Кухня была написана по заказу и в тесном сотрудничестве с Театральным товариществом 814. Премьера состоялась 17 ноября 2000 года.

Воздействие ПЕРВОЕ (часть первая)

Кримхильда за шитьем.

Кримхильда.

Благословили земля и небо мой труд.
Как в это не поверить…
Дочь короля, не знала я забот,
И женские нехитрые ремесла
Не правили повозкой дней моих.
С рождения иглы я не держала
И на страницах льняного полотна
Словами узких многоцветных нитей
Ежедневник души девичьей не вела,
И славы мастерицы не искала.
Но дивная с Кримхильдой перемена…
Вот, вышиты искусною рукой
Ночное солнце и звезда дневная.
Вот диких уток пепельная свора,
Вот желтый лев с могучей головой.
Кримхильда! Ты — супруга. И в том обстоятельство
И хороводу лилий водяных,
И сложному широкому узору
Из вереска, купальниц и осота…
Кримхильда! Ты супруга! И супруг твой — Зигфрид.
Без устали готова целовать
Я это имя: Зигфрид! Зигфрид! Зигфрид!

Входит Хаген.

Хаген (про себя).

О, звук невыносимый.

Вслух.

Кримхильда, здравствуй!

Кримхильда (пугаясь).

Кто тут?

Хаген.

Твой ветхий приятель.

Кримхильда.

Хаген? Ты испугал меня.

Хаген.

Не верю я глазам своим, Кримхильда.
Ты — шьешь?

Кримхильда.

Представь себе, старик.
Такую Зигфриду я вышила рубаху,
Что самая сварливая швея
Хвалила честно мою работу.

Хаген.

Чудесная работа, спору нет.

Кримхильда.

А я так как первый раз иглу держала.
Тут чудо несомненное. Представь…
Ни разу я не уколола пальца
И лишнего не спутала узла,
И не сильный нити не оборвала.

Хаген.

Счастливец Зигфрид.

Кримхильда.

Желаю я, дабы стрелы и мечи,
Завидев эти дивные узоры,
Опасались ранить мужа моего.
Тут любой символ посоветован мне тайной
мудростью и природой бургундских древних жен.

Хаген.

И без того твой супруг непобедим.
Все знают, что в крови дракона Зигфрид
Омылся некогда
И свойство купил
Не ощущать удары замечательных палиц
И не опасаться самых ужасных ран,
Что может нанести кусок железа.
Покрыт броней твой супруг…

Кримхильда.

Но все же уязвим.
В то время, когда тёплый алый водопад
Из ран дракона хлынул на храбреца,
Лист, с ветки сбитый в лихорадке боя,
Прилип к пояснице, скорбь мою утроя.

Хаген (не в силах скрыть радость).

Я думал, это неправда.

Кримхильда.

Нет, это правда.
В том месте, где лист дрожащий
Упал, коварным ветром принесен…
Осталась брешь, невидимая глазу,
В доспехе прочном.
О, проклятый лист!
Голодных тёмных гусениц орда,
Ночной холод, ожесточённые пожары
Тебя щадить решили для чего?

Хаген.

Куда, ты говоришь, листок упал?

Кримхильда.

Для чего тебе?

Хаген.

Знать, имеется обстоятельство.

Кримхильда.

Только я и супруг мой знаем это место
И поклялась я девой золотой,
Клинком и самою великой клятвой,
Что не открою тайну никому.

Хаген.

Тогда прощай. Я еду на охоту.
В лесах бургундских бродит дикий вепрь.
Озлоблен и безумен, и коварен.
Поспорили мы с Зигфридом твоим
Кто раньше даст урок ожесточённой твари.

Кримхильда.

Молиться буду…

Хаген (про себя).

За меня — чуть ли (Кримхильде.)
Сейчас прощай…

Кримхильда.

Для чего ты приходил?

Хаген.

Я не желаю пугать тебя, Кримхильда…

Кримхильда.

Но все же…

Хаген.

Зигфрид, твой избранник…

Кримхильда.

Что с ним?

Хаген.

Жив он и здоров.
И, как и прежде, в рыцарской потехе
Не знает равных.
И в любом бою,
Сойдясь лицом к лицу с неприятелем хорошим,
Сумеет щедрой платой заплатить
За любой из взятых ударов.

Кримхильда.

Так что тебя тревожит — скажи.

Хаген.

Так знай же, что в лесу, где загнан зверь,
Отыскала приют разбойная ватага.
Прячась в кронах буков и дубов,
Злодеи целят стрелами в прохожих… и наездников.
И страшен их привет.
От узких хищных пчел спасенья нет.

Пауза.

День назад в лесу погиб мой лучший ловчий.

Кримхильда.

Он был убит стрелой?

Хаген.

Стрелой? Смеешься, королева.
Пять тысяч стрел, свершив такое дело,
Досель пируют ловчего спиной.

Кримхильда.

Ты говоришь — спиной?

Хаген.

Прощай.

Кримхильда.

Постой!..
А если бы знал ты, где для смерти дверь?

Хаген.

Я б смог прикрыть ее щитом надежным,
Я стал бы приятелю сам живым щитом
И отогнал голодных псов несчастья!..
Только знать бы, где твой Зигфрид уязвим.

Кримхильда.

О, тесный ворот клятв…
Я задыхаюсь.
Зигфрид! Супруг любимый!
Что делать твоей дурочке-жене?
Как ворону беды подрезать крылья?
Как различить под маскою неприятеля?

Хаген.

Решай скорее, робкая супруга.
Рога трубят. Готово все к охоте.
Я ухожу.

Кримхильда.

Нет, погоди…
Поверила Кримхильда
Твоей жёсткой преданности, Хаген.
Решилась я. Только научи — что делать.

Хаген.

Дай рубаху мужу собственному.
Пускай он ее наденет на охоту.
Но прежде вышей крест на месте том,
Где смерть его отмечена страницей.
Да поспеши, Кримхильда!

Хаген уходит.

Кримхильда (вышивая крест).

Необычные узлы.
Нить рвется… Непослушная игла…
Но вышит крест.

Появляется Зигфрид.

Зигфрид.

Как здравствуешь, Кримхильда?

Кримхильда.

Зигфрид?

Зигфрид. В случае если тот, кому ты клялась в любви, звался Зигфрид, то и я ношу то же имя. На твоем пальце кровь.
Кримхильда.

Кровь?

Зигфрид.

Ты, видно, уколола палец.

Кримхильда.

Уколола палец?

Зигфрид.

Сутки чудес.
Кримхильда превратилась в эхо.
Приди в сознание, супруга!
Зашел я проститься.

Кримхильда.

Уже… так скоро…

Зигфрид.

Да что с моею умницею милой?
К чему ее бессвязные слова?
Кто разум твой похитил, королева?

Кримхильда.

Днем ранее ты клялся, что подвешен
Котел твоих жажд в мой очаг.
Но то день назад. (Наблюдает в зеркало.)
О, бедная Кримхильда.
Твой супруг тебя сменял на гончих псов.

Зигфрид.

Не заслужил я этого упрека.

Кримхильда.

Забудь обиду жену. Она готова стать
Торговкой — скифской музою злоречья,
Сварливой бабой, нечистым помелом,
Шипящим ужасным крокодилом,
Чтобы лишь ты не ездил на охоту.
Ей снился сон!

Зигфрид.

О страхах и снах — по окончании.

Кримхильда.

Во сне тебя давили две горы.

Зигфрид.

Ты давала слово вышить мне рубаху.

Кримхильда.

Останься дома, Зигфрид.

Зигфрид.

Вот Брюнхильда…

Кримхильда.

Что, Брюнхильда?

Зигфрид.

Я говорю — счастливец супруг ее.
Король бургундов едет на охоту
В рукой Брюнхильды вышитом плаще.
Для Гюнтера она забыла отдых
И некогда ей было видеть сны —
Она узор плела иглой усердной.

Кримхильда.

Брюнхильда — колдунья.

Зигфрид.

Весьма возможно.
Но выгляни в окно!
Ты видишь толпы нищих?
Калек безглазых — войско вечной тьмы…
Что привело их в данный ранний час
На королевский двор?
Объедков сладкий запах?
Весть о невиданном доселе подаянье?
Надежда исцелиться?
Нет, супруга!
Как тянутся к соскам щенки слепые,
Как юный стебель ищет к солнцу путь,
Так их глазниц глубокие воронки
Стремятся выпивать вино тепла и света.
Привлек их дивный блеск работы чудной,
Во мраке ночи вспыхнувший фонарь,
Пурпурный плащ — презент королевы…
Но знай же, что ни пурпур, ни шитье,
Ни колдовские символы, ни рубины
Не сделают желаннее Брюнхильду
Моей жены — прелестной белоручки.

Кримхильда.

Нет сил молчать.
Забери собственную рубаху —
Обещанный Кримхильдою презент…
И будь что будет.

Зигфрид.

Всех чудес,
Которых лишь слышал я названья,
Собрание двойное…
Дивный сад. Прыжки единорогов,
Свод небесный… Поля и горы,
Реки, города…
Занятия неизвестных народов…
Все — тут.
Затмила ты, Кримхильда,
Своим мастерством других славных жен.

Кримхильда.

Рога трубят.
Ступай, отважный витязь.
Лети будить сонливых духов леса,
Сбивать рукой с высоких веток шишки,
Конем топтать селенья муравейцев.
Пускай свисту твоему навстречу выйдут
Из тёмной глубины коварной чащи
Покорные судьбе неумолимой
Тур синебокий и медведь косматый.
Пускай будет с праздником охота схожа.
Пускай радость на финише копья танцует.
А вдруг, внезапно, на солнечной поляне
Ты в 12 часов дня жаркий отдохнуть захочешь,
Пускай широким взмахом замечательных крыльев
Чело тебе остудит дикий гусь.
Возвратись живой.

Зигфрид.

Целую крест — возвращусь.

Зигфрид уходит.

* * * *

Кухня в средневековом замке. Медянкина с неприязнью моет столовые устройства. Остальные работники готовят блюда для свадебного стола.

Медянкина (гневно). Cвадьба, да? А какая свадьба? При чем тут свадьба? Из-за чего на кухне? Из-за чего сейчас? Кто-нибудь мне сообщит — из-за чего? (Никто не торопится ей отвечать.) Я кроме того не беру конкретную свадьбу — линия с ней. Я в душевном смысле желаю задать вопрос v нафига? Мало мы этих свадеб видели? А? Так как все же все замечательно знают. Так для чего? Я допускаю исключения, я сама женщина в возможности верная. В случае если замуж — гора и все такое. Но так как имеется же и карма. Имеется же и нерешенный вопрос добрачной верности — кому, спрашивается, верность? Прынцу? Не, я конкретно сегодняшней обстановкой интересуюсь — мне вся эта философия до одного места, мне жизни нужно. А где жизнь? А жизнь — вне альянса. За, так сообщить, рамками. Пускай меня не осознают. Так так как не осознал — не преступник, никакого спроса. Вот какой с отечественного Подподушкина спрос? Подподушкин!
Коля Подподушкин. А?!
Медянкина. Какой с тебя спрос?
Коля Подподушкин (смущен). Ну…
Медянкина. Му! Никакого с тебя спроса. Ну прекрасно, а заберём мою сестрицу. Вот где она, спрашивается? Не в высоком смысле — где? А в конкретном — где?
Мама Валя. Звонить отправилась.
Медянкина. А при чем тут звонить к ее ярким функциям? Вопрос! (Доверительно.) У меня сестра — ложкомойка.
Повар Х.Ц. А вправду — что это за свадьба такая необычная?

Появляется Медянкина младшая.

Медянкина. Явилась — не запылилась. Ты где была, чудо?
Медянкина младшая. Звонить ходила.
Медянкина. Звонить. А знаешь, что вот это такое?

Демонстрирует вилку с долгой ручкой.

Медянкина младшая. Вилка.
Медянкина. Для чего вилка?
Медянкина младшая. Для… не знаю.
Медянкина (сестре). Это вилка для сырного ассорти. Вот в то время, когда будешь знать, что это вилка для сырного ассорти, тогда звони — хоть обзвонись, никто тебе слова не сообщит. А до тех пор пока, сестрица, будь хороша, пожалуй к станку. Я из-за тебя не планирую опять затевать карьеру ложкомойки.

Снимает резиновые перчатки.

Медянкина младшая. Я не ложкомойка.
Медянкина. Ты, сестра, ложкомойка. И не нужно с этим спорить.

Отдает резиновые перчатки сестре. В довершение всего Подподушкин вываливает перед Медянкиной младшей целый таз нечистых устройств. Несчастная влюбленная ложкомойка приступает к работе.

Медянкина (жалко стало сестру). Ты, Люся, не обижайся, я это для твоей же пользы. Ты кому звонила? (Медянкина младшая молчит.) Валерке? Да можешь не сказать — и без того вижу. (Жалость кончилась.) Ну я не знаю, как с ней затем говорить.
Повар Г.Ц. Что ты к сестре прицепилась? Может, у нее чувство. Может, она обожает.
Медянкина. Что она в том месте может налюбить? У нее же в голове один данный Валерка дурной — это же трагедия личности. Он же ее не стимулирует. Взрослая девка, а соусницу от сахарницы отличить не имеет возможности. Куда тебе еще и Валерку? Выучись вначале, позже уже о валерках думай. Ты, чучело.
Медянкина младшая. Он жениться давал слово.
Медянкина (задохнувшись от возмущения). Я ему покажу — жениться. Я ему устрою. Мелка еще — замуж. Ум отрасти вначале.
Медянкина младшая. Я, Марин, но хорошая.
Медянкина. Ты меня моей биологией не попрекай. Хорошая нашлась. Если ты хорошая, то из-за чего глупая? А? А я тебе сообщу. Вследствие того что можешь себе позволить. Вследствие того что я имеется. Обо всем позабочусь, обо всем поразмыслю. Никаких у тебя неприятностей. Думаешь, мне доставляет громадное наслаждение следить, дабы тобой не воспользовались, дабы тебя, дурочку, не обидели.
Медянкина младшая. Да хоть бы скорее меня уже кто обидел.
Медянкина. Вот как ты мне за все хорошее платишь… (Плачет.)
Медянкина младшая (кидается к сестре). Мариночка, миленькая, забудь обиду меня.
Медянкина. Свадьбы, свадьбы, свадьбы — все с ума посходили. (Вытирает слезы.) Уже додумались — на кухне брачеваться. И так как получается, что какой-то подлец из отечественных же задумал это дело. И молчит. Вопрос — кто? Ну, признавайтесь.
Повар Г.Ц. У меня дочка, у меня нет времени свадьбы затевать.
Повар Х.Ц. Я еще не нагулялся.
Медянкина. Мама Валя?
Мама Валя. А из-за чего такая ирония?
Медянкина. Может ты, Надежда Петровна?

Все обмениваются ухмылками. Уборщица в первое мгновение кроме того не осознаёт, что обращаются к ней.

Мама Валя. Ты, Надька, замуж собралась?
Уборщица. Собралась. Вот мой жених. (Показывает на швабру.)
Медянкина. Ну все. Остаюсь я, сестрица моя…Так, кто еще? А, артист отечественный. А где он, кстати?
Мама Валя. Спит как неизменно.
Медянкина. Вот за что не обожаю артистов — не видно его и не слышно. Негромкий-негромкий, а позже как скрючит лицо — и сходу к нему человеческое внимание. Из-за чего так? Я тут вам воображаю обстановку, говорю, хлопочу — но я не артистка. А он спит — и он артист. Это верно?
Уборщица. Глупости ты все говоришь.
Медянкина. Хуже артистов лишь уборщицы. Злейшая чума. Моя б воля, я бы вас всех извела.
Уборщица. Ну и жили б тогда в грязи по уши.
Медянкина. Не требуется. От уборщиц именно основной мусор и начинается. Э, артист, поднимайся!

Из-под сушилки, потягиваясь, появляется Ленивец.

Ленивец. Хорошее утро.
Медянкина (раздельно и внятно). По окончании вчерашнего… я… с тобой… не говорю! (Умышленно игнорирует Ленивца. Делится с людьми кухни последними новостями.) Мы с Люськой сейчас такую аварию видели.
Медянкина младшая (счастливо). Ага.
Медянкина. Идем к метро, а тут автобус на повороте — с данной, как ее… ну вы понимаете…
Медянкина младшая. С машиной.
Медянкина. Вот, с машиной… Лоб-в-лоб! Мы кроме того на работу опоздали.
Медянкина младшая. Пока не досмотрели, не ушли.
Мама Валя (голосом пораженной до глубины души поварихи). И жертвы были?
Медянкина (решительно). Не было! (Ее сестра кивает v подтверждает данные.) Шофер лишь погиб. А жертв не было. (Информирует пристально слушающим сотрудникам.) Ну вот и все, фактически.

Коллеги разочарованно расходятся.

Ленивец (интимно, Повару Г.Ц.). Петр Александрович, как у вас обстоит дело с духом странствий?
Повар Г.Ц. Ну… на путешествия не напрашиваюсь, от путешествий не отказываюсь.
Ленивец. Так не составить ли нам маршрутец?
Повар Г.Ц. Так так как без карты не обойтись.
Ленивец. И не нужно обходиться. Я днем ранее обо всем позаботился. Позаимствовал у друзей отечественных меньших — официантов. (Добывает карту вин.)
Ленивец (разворачивая огромную карту вин). Ай-ай-ай! Мелка картейка-то.
Повар Г.Ц. Да уж какая имеется.
Ленивец. Ну, делать нечего. Мы же с вами заложники обстановки.
Повар Г.Ц. Рабы смысла.
Ленивец. Т-с-с! Нас смогут услышать.
Повар Г.Ц. Нас уже слышат. (Кивает головой в направлении Мамы Вали, которая пристально чистит овощи рядом от путешественников.)
Ленивец. Так несмотря ни на что.
Повар Г.Ц. Несмотря ни на что.

Ленивец трудится с картой.

Повар Г.Ц (еще раз поглядев по сторонам). Да вы, я вижу, географ.
Ленивец. Предпочитаю именоваться странником.
Повар Г.Ц. Нет, вы решительно географ.
Ленивец. Странник.
Повар Г.Ц. Прекрасно, странник.
Ленивец. Ну, кочевник.
Повар Г.Ц. Ну нет уж, странник, так странник.
Ленивец. Ну, как вам будет угодно. По большому счету вся эта игра в имена — это восточное что-то. Стараюсь в себе это изживать. В противном случае что это за судьбу — лишь и ожидай подвоха. Назвали тебя Потрясателем Вселенной, а уже обида — из-за чего Потрясатель, а не полновесный Сокрушитель. Так что предпочитаю без титулов. Оно и спокойнее дремлешь, и для целей щекотливых эргономичнее.
Повар Г.Ц. А вот по поводу целей… Что у вас за цели?
Ленивец. Не будем о целях. Цели мои бесчеловечные.

Закрывает глаза и тычет пальцем в раскрытую карту вин. Открывает глаза.

Ленивец. Что вы сообщите о Бургундии?
Повар Г.Ц. О Бургундии?
Ленивец. О Бургундии.
Повар Г.Ц. Ответственный регион.
Ленивец. Вы вычисляете, серьёзный?
Повар Г.Ц. Очень.
Ленивец. А что бы нам в Бургундии… взглянуть?
Повар Г.Ц. Ну, в случае если мы, так скажем, с познавательной целью…
Ленивец. Не то слово.
Повар Г.Ц. Ну, тогда стоит обратить внимание на четыре района: Кот д’Ор, Кот де Нюи, Кот де Бон, Шабли, и районы Шалонне, Маконне и Божоле.
Ленивец. Напоминаю, что я человек восточный, концентрируюсь с большим трудом — мне необходимы конкретные… достопримечательности.
Повар Г.Ц. Ну, в случае если нас интересуют узкие впечатления, то советую что-нибудь из категории Гран Крю. Конкретно, Кортон-Брессанд. Гран Крю. Домен Жак Прио. (Убедившись, что никто не подслушивает.) Урожай 92-го года.
Ленивец. Думается, для меня это все-таки чересчур узкие впечатления. Нет ли чего несложнее. Какой-нибудь… (Увидев приближающуюся Маму Валю.) …курьез.
Повар Г.Ц. Ну, тогда Алиготе.
Ленивец. Нехорошие ассоциации. А нет ли еще чего несложнее?
Повар Г.Ц. Еще легче?
Ленивец. Ты осознай. Я пришел ко всей данной вашей бургундии издали. Водные рубежи. Враждебные племена. Перебои с кормом. Путь усеян белыми костями околевших коней. Воронье… Устойчивый запах покоренных народов. Интриги. Все это весьма изматывает.
Повар Г.Ц. Ох, артист, артист!
Ленивец. Хочется вправду сильных впечатлений. Дабы заметил и… взвился. Буйства красок хочу! Узких цветовых взаимоотношений, лунного взора. Полян, усеянных миллионами маргариток, загадочных дубов. Душа требует. Осознаёшь?
Повар Г.Ц. Шмурдячка не держим. (По окончании маленькой паузы.) Но возможно отправить.
Ленивец. Будь втором.
Повар Г.Ц. Коля, ком цо мир.
Коля Подподушкин (недовольно). какое количество брать? Три?
Повар Г. Ц. Две достаточно.
Коля Подподушкин. Я второй раз не побегу.
Ленивец. Три.

Коля Подподушкин берет пакет и отправляется за шмурдячком.

Медянкина. Куда отправился?
Коля Подподушкин. За шмурдячком.
Медянкина. Я тебя отпускала?
Ленивец. Какая нетактичность.
Мама Валя. Мальчики, ну потерпите мало — делу время, потехе час.

Повар и Ленивец Г.Ц. возмущены.

Повар Г.Ц. и Ленивец (совместно и попеременно). Ай-яй-яй… Взрослая дама… Пожилая дама… И В том же направлении. Ай-ай-ай… Потеха, да?.. Ты слышал?.. Я слышал, я слышал… Ай-яй-яй… Как не стыдно… Ай-яй-яй… Ай-яй-яй… Отыскала потеху… Ай-яй-яй… Ай-яй-яй…
Мама Валя. Ну пускай хотя бы устройства расставит.
Ленивец. Какие конкретно устройства!?
Повар Г.Ц. Коля, ты слышал?
Коля Подподушкин. Слышал. Коля беги, Коля не беги. Коля не маймун, Коля ученик. (Бурча, уходит за шмурдячком.)
Ленивец (поглядев на такое дело, Повару Г.Ц.) Гран крю?
Повар Г.Ц. Гран крю.

Повар Г.Ц. приносит Ленивцу початую бутылку бургундского.

Ленивец (взбалтывая ее хорошенько). Гран крю? Ню-ню.

Прикладывается к бутылке.

Ленивец. И весьма кроме того!.. (Веселеет.) Чем бы заняться загадочному лицу в ожидании живоносной жидкости?
Медянкина. Хорошо бы загадочному подлецу в ожидании гнусной браги почистить килограммчик-второй морковки.
Мама Валя. Да, морковочки v не помешало… бы.
Ленивец. Я v морковку чистить не буду.
Медянкина. Это отчего же? Громадный артист, да?
Ленивец. Я не потому не буду чистить морковку, что я громадный артист (тем более, что я себя по большому счету артистом не считаю v это вы меня так именуете).
Медянкина. А отчего же?
Ленивец. А вследствие того что я не могу чистить морковку.
Мама Валя. А что ж ты можешь?
Ленивец. Госпожа, не так я ценю в вас собеседника, дабы так прямо все собственные умения и выложить.
Мама Валя (Медянкиной). Что он сообщил?
Медянкина. Грубит.
Мама Валя (Ленивцу). Грубишь?
Ленивец. Не грублю, а говорю правду v отличие ощущаете? Ну прекрасно, допустим, я могу прорицать… Это, так сообщить, самое безобидное…
Медянкина младшая (ладошку подает). Погадайте мне, пожалуйста.
Ленивец. Женщина, я с тобой на вы не переходил. И гадать тебе не буду.
Медянкина младшая (расстроено). Из-за чего?
Ленивец. Не мой масштаб, золотко. Я предвижу явления мирового порядка, к личностям обыкновенным неприменимые. Одно могу сообщить, Люся: поделишь неспециализированную судьбу.
Медянкина младшая. В каком смысле неспециализированную? (Обижено.) Я не согласна, я замуж желаю.
Медянкина (сестре). Успокойся. (Ленивцу.) Ну прекрасно, а чего ты мирового масштаба можешь? Трагедии можешь?
Ленивец. Я, в неспециализированном-то, и сам трагедия…
Медянкина. Ну это ясно. А что-нибудь поприличнее?
Ленивец (мало обижено). Да пожалуйста. Вот, встречайте…

Вбегает Новенький.

Новенький. Хороший вечер…
Повар Г.Ц. Хай.
Мама Валя. Новенький. ХолTсенький.
Медянкина. Это — трагедия?
Ленивец. Это v трагедия!
Новенький. Где я могу спрятаться?
Мама Валя. А ты кто?
Новенький (честно). Я не знаю.
Повар Г.Ц. Уникально.
Новенький. Другими словами, я догадываюсь, но я не уверен.
Медянкина. А че приперся тогда? Тут кухня, тут запрещено посторонним.
Повар Г.Ц. Да что ты, Марина, в действительности. Не видишь, мальчик v дурачок. Мальчик, ты дурачок?
Новенький. В полной мере вероятно. (Нервничает.) Где мне спрятаться?
Мама Валя. А что произошло? Гонятся за тобой?
Новенький. В случае если кричат находись, это значит, гонятся?
Мама Валя (Медянкиной). Марина Владимировна, ты как думаешь?
Медянкина. Я думаю… Это, я думаю, смотря кто кричит.
Мама Валя. А кто кричит?
Новенький. Я не знаю.
Медянкина. Мужчина, дама?
Новенький. Вначале дама, позже v мужчина.
Мама Валя. И как они кричат? Находись! v так и кричат?
Новенький. Дама кричит: Находись, ты куда?, а мужчина легко Находись!
Медянкина. Они, что, сходу двое кричат?
Новенький. Нет. Вначале дама кричала. В то время, когда я поднялся с кровати…
Медянкина. С какой кровати?
Мама Валя. Со своей кровати он поднялся, для чего ты мальчика глупости задаёшь вопросы?
Новенький. Нет, с ее кровати.
Медянкина (победно, Маме Вале). Ну?
Мама Валя (Новенькому). Слушай, дурачок, а дурачок ли ты?
Новенький. Неясно.
Медянкина. Это мы на данный момент удостоверимся в надежности. (Новенькому.) Целоваться можешь?
Новенький. Вероятно. Нужно лишь освежить в памяти.
Медянкина. Ну так че, освежим?
Новенький. Давай.

Медянкина зачем-то продолжительно вытирает руки, после этого руками вытирает губы, после этого опять руки. Приближается к Новенькому на один не решительный ход.

Медянкина. Ой, Люсь, давай лучше ты.

Подталкивает сестру к Новенькому. Поцелуй. Новенький, по окончании секундного замешательства, завлекает к себе Люсю и ведет себя пара более по-мужски, чем разрешают события. Медянкина пробует оттащить Новенького от сестры. Наконец, ей это удается.

Медянкина (ставит диагноз). Дурак. Но v не весьма.
Повар Г.Ц. А что ж нам с ним делать?
Новенький. Запрячьте меня. Я ощущаю, он уже близко.

Новенького прячут. Входит Хаген. Обходит без звучно по периметру кухню, останавливается перед Ленивцем.

Хаген. Ты?
Ленивец. Вероятно. Смотря что v я.
Мама Валя (подходя с ложкой). Карлыч, попытайся на соль.
Хаген (пробуя). Нормально. (Пауза.) Возможно еще.
Мама Валя (с фальшивым эмоцией). Как ты помог!

Сделав Ленивцу символ при чего — кличь, Мама Валя возвращается на собственный место.

Хаген (Ленивцу). Говори.
Ленивец. О чем?
Хаген. Говори.
Ленивец. Пожалуйста. Происхождение мое необычное. Существуют различные предположения…
Хаген. Меня не тревожит твое происхождение.
Ленивец. Вот и напрасно. Мое происхождение v ключ ко всему… Не желаете о происхождении, давайте разглядим мое воспитание. Воспитанием моим занимались люди психически неустойчивые, ориентированные на бесчинства и грабёж…
Хаген. Что ты делал в ее спальне?
Ленивец. В чьей, простите, спальне?

Хаген неодобрительно наблюдает на подслушивающих людей кухни и шепчет что-то на ухо Ленивцу.

Ленивец. Нет… Нет. Ну что вы… Нет, Хаген Карлович. Я, само собой разумеется, человек морали дохристианской, но дабы с женой отечественного короля, отечественного солнца… Нет. Это вы меня с кем-то путаете. Да она и не в моем вкусе. Вот, я скорее с… (оглядывает контингент) Надькой забратаюсь. Надька, будем брататься?
Уборщица. Кто ты таковой, дабы со мной брататься!? Ты мизинца моего не стоишь.
Медянкина. Сдурела старая женщина.
Ленивец. Видите, как получается, Хаген Карлович. А вы рассказываете v спальня. Не обожают меня королевы. Не обожают и все.
Медянкина (игриво). Ну, это ты прибедняешься.
Ленивец. Марина… Я о королевах говорю.
Медянкина. Хаген Карлович, сообщите ему… Трудиться мешает. В то время, когда трезвый, так сюси-муси в полный рост: красивая Медянкина, любезная Марина… А как напьется, так лишь и может, что под сушилкой дрыхнуть. Рано, парень, остыли к красивому.

В ответ Ленивец лишь скалит зубы.

Хаген. Я видел, как ты выбежал из спальни.
Ленивец. Это был не я.
Хаген. Я кричал тебе.
Ленивец. Это вы не мне кричали.
Хаген (закипая). Слушай, артист…
Ленивец (перебивая). Да не артист я.
Хаген (медлительно). Мне сообщил Гюнтер, что ты артист, значит будешь артистом.
Ленивец. А если бы он сообщил вам, что я лошадь?
Хаген. Если бы Гюнтер сообщил мне, что ты лошадь, ты бы на данный момент стоял в стойле.
Ленивец. Вы себя сами слышите? Лошадь v стойло — это я осознаю. А вот артист v кухня v это как? В случае если я артист, тогда я обязан жить не на кухне, а уж, по крайней мере, в буфете.
Медянкина. А у нас для вас буфета нет.
Ленивец. Нет буфета v нет артиста. (Поднимает палец вверх.) Логика!

Новенький появляется на свет божий.

Новенький (Ленивцу, весело). Вы также… вы также любите логику?
Ленивец. Тьфу, балбес. (Расстраивается, садится рядом с Мамой Валей v крутит в руках морковку. С неприязнью начинает чистить ее — как словно бы вяленую конскую ногу строгает.)

Новенький мало запутан . Хаген пристально на него наблюдает.

Хаген. Я тебя знаю?
Новенький. Как вы имеете возможность кого-то знать, если вы себя не понимаете. (Безрадостно). Такая хорошая наука v логика. (Хагену.) Вы что-то задали вопрос?
Хаген (практически негромко). Что ты делал в спальне Татьяны Рудольфовны?
Новенький (воодушевляясь). Как я обожаю загадки. на данный момент, на данный момент, лишь не подсказывайте… (Начинает разгадывать логическую тайную.) Спальня, это от слова дремать. Значит, спальня v место, где дремлют. Если вы рассказываете, что я был в спальне Татьяны Рудольфовны, то… (Весело информирует ответ задачи.) Значит, я в том месте дремал! Логично?!
Хаген. Потише.
Татьяна Рудольфовна (входя). Погромче! (Подходит прикасаясь к Новенькому). Что ты сообщил? Что ты делал в моей спальне?
Новенький (со страхом). Дремал.
Татьяна Рудольфовна. Дремал! Он дремал! (Всем.) Вы слышали! Вы слышали? Он дремал! (Внятно и звучно.) В случае если б ты дремал. Ты не дремал. Ты… дрых! (Ходит, рассерженная. Ищет понимания у Медянкиных.) Я 19 лет замужем, я свободная дама — вы меня осознаёте. Я лежу на софе, я просматриваю фотоальбом, я ожидаю собственного юриста. (Таинственно.) Скрып. (Оглядывает аудиторию.) Дверь! Я начинаю нервничать — входит данный v я начинаю волноваться , он наблюдает на меня v я легко в шоке… Он подходит… Он садится… Он ложиться… Он засыпает! Ну как затем верить эмоциям?
Медянкина. Как я вас осознаю, Та-тьяна Рудольфовна.
Татьяна Рудольфовна. Я его бужу v он вскакивает и удирает.
Медянкина. Как это на них похоже. Вот у меня день назад…
Татьяна Рудольфовна (удаляясь, Медянкиным). Я вам кофточку приготовила.
Медянкины (совместно). Ой, спасибочки вам, Татьяночка Рудольфовна.
Хаген (Татьяне Рудольфовне, вдогонку). Вы его понимаете?
Татьяна Рудольфовна. Кого? Дурачка? Сейчас первый раз вижу. (Романтично.) Он мне, само собой разумеется, напоминает одного… (Обрывая себя.) Но это не он. Тот был не дурак. Тот был, ох, не дурак.

Входит Охранник с Плотным. Плотный при полном параде v в руках дипломат, букет и шампанское цветов.

Охранник. Татьяна Рудольфовна, к вам пришли.

Татьяна Рудольфовна преображается. Идет львицей к Плотному.

Татьяна Рудольфовна. Ярик.
Плотный (целуя ручку). Танечка.
Татьяна Рудольфовна. Я вас так ожидала. (Разрешила себе подметить букет.) Это мне? В честь чего?
Плотный. Ровно полторы семь дней, как я имею счастье воображать ваши интересы.
Татьяна Рудольфовна. Вы увлекательный мужчина, Ярослав. Любите дремать?
Плотный (опешил). Что?
Татьяна Рудольфовна. Это так, к слову. Встанем ко мне. (Через плечо, Повару Г.Ц.) Ужинать не буду. (Удаляется.)
Хаген (вдогонку). Татьяна Рудольфовна, а как же свадьба?
Татьяна Рудольфовна. Какая свадьба? У меня сейчас дела в городе. (Совсем удаляется. Слышен ее гомерический хохот.)
Мама Валя. Да, кстати, Карлыч, ты у нас особа приблизительная…
Хаген. Приближенная.
Мама Валя. Вот и я говорю v ты все знаешь. Какая свадьба? Кого замуж выдаем?
Хаген (не без печали). Не знаю.
Медянкина. Постарел, Карлыч. Нюх утратил.
Хаген. Если ты такая храбрая, спроси сама у Гюнтера.
Медянкина. А, что? И спрошу. По большому счету данный Гюнтер v кто таковой данный Гюнтер? Я, что, Гюнтеров таких не видела? Я сама себе Гюнтер. Юноша с приветом, это совершенно верно. Он думает, громадный презент делает, что я с ним за один стол сяду. А вдруг презент, то из-за чего официантов к себе послал? Кто за мной заботиться будет? Я желаю, дабы по-взрослому, я в подачках не нуждаюсь — меня профессия прокормит. Ну, профессия не прокормит — подход прокормит. У меня подход — верный. Я, в случае если желаете узнать, имела возможность за него уже триста раз выскочить. Весьма кроме того свободно. Случай просто не подвернулся.

Входит Гюнтер.

Гюнтер Времени не было.
Медянкина. Времени не было… (Увидев, кто пришел, растягивает рот в неестественной ухмылке.) Здра-а-асьте.
Гюнтер (нежданно сильным и властным голосом). Господа, прошу 60 секунд вашего внимания. Я поднял мост. До тех пор пока Надежда Петровна не выйдет замуж, никто не выйдет из замка. Благодарю. (Уходит.)
Мама Валя (Надежде Петровне). Ну, чего молчишь?
Уборщица. Да вы не нервничайте. Я все равно не могу замуж.
Медянкина. Это отчего же?
Уборщица. Во-первых, он мне не пара…
Мама Валя. Кто — не пара?
Уборщица. Да никто не пара. А, во-вторых, у меня уже имеется супруг.
Мама Валя. Наденька, ты же вдова.
Уборщица (соглашается). Вдова.
Мама Валя. Так как же?
Уборщица. Не знаю.
Мама Валя (вздыхает). О-хо-хо. Грехи отечественные тяжёлые.
Повар Г.Ц (Хагену). Ты мне хотя бы одно растолкуй, Карлыч, кто сегодняшнее меню составлял?
Хаген. Ты же сам знаешь — для чего задаёшь вопросы.
Повар Г.Ц. Вследствие того что не осознаю. Гюнтер сам это имеется будет?
Хаген. Не знаю.
Повар Г.Ц. А я уверен, что не будет. Оно ужасное, как я не знаю что… Как моя жизнь.
Хаген. Продемонстрируй.

Повар Г.Ц. ставит на стол и открывает громадную картонную коробку. Большая часть кухонных людей, незаметно для самих себя, начинает испытывать острую необходимость в приборах и предметах, каковые находятся именно на том столе, где стоит коробка. Неспешно, около нее собрался целый цвет кухни.

Повар Г.Ц. Карлыч, ты, прошу вас, не думай, что мы совсем дикие. Экзотическая кухня, запоминающееся меню — я все осознаю. Но, знаешь, как-то… не по себе.
Мама Валя. Ящерка обычная. На рэ именуется.
Медянкина. Варан, что ли?
Мама Валя. Ага, варан.
Уборщица (определив). Дракон.
Медянкина. Ага — игуанадон. Молчи уже…
Хаген. Приготовьте его хоть как-нибудь.
Повар Г.Ц. Давай, Марина, — ты же желаешь быть поваром. Нужно с чего-нибудь затевать.
Медянкина. Я живого готовить не буду.
Повар Х.Ц. А как же ты раков живых варила?
Медянкина. Раки — это второе, раки — это рыба. А он — хороший.
Повар Х.Ц. Раки это раки.
Медянкина (о рептилии). Смотрите, все осознаёт. Умненький.
Мама Валя. Все, по местам, не находитесь человеку над душой. И без того уже нервничает.
Хаген. Кто-нибудь его прикончит, наконец?

Новенький подходит убивать дракона. Замахивается ножом. Меркнет свет.

* * * *

Поляна. Гюнтер и Зигфрид стоят, рядом с шахматной доской, которую держит над головой коленопреклоненный Хаген. Зигфрид передвигает фигуры быстро и легко. Гюнтер подолгу вспоминает над каждым ходом, но, решив , достаточно фигуры соперника, как сова хватает лесную мышь.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: