Детская игра в непредсказуемость

взглянуть на классики, на то, как расположены квадраты. Сложность данной игры содержится в том, как они пронумерованы. Цифры идут не подряд: вам все время необходимо искать глазами номер следующего квадрата. Кто ошибается – попадает в пламя, умирает. Это игра в непредсказуемость. Лишь будучи непредсказуемым, возможно добраться до смерти и выйти от нее живым.

Никто не отдает себе отчета в том, как ответственна эта игра для людской сознания. Это неоднократное, поочередное проигрывание обстановки умирания учит нас обращаться со смертью, учит быть внимательным, соответственно – непредсказуемым.

Игра в классики и станет сейчас вашим практическим занятием. Имеете возможность вычислять ее инициацией, по причине того, что мы на данный момент будем играться в умирание.

Правила игры вы отыскали в памяти еще в начале занятия. Я только сделаю от себя маленькое добавление. Тот, кто «сгорит», либо «погибнет», обязан будет целый остаток занятия вести себя так, как, согласно его точке зрения, направляться вести себя мертвецу. Я не дам вам никаких ориентиров: пускай сработают ваши личные стереотипы. Легко попытайтесь войти в роль мертвеца как возможно глубже.

* * *

После этого Кастанеда заявил, что возможно затевать. То ли от беспокойства, то ли от сложности размещения классов, но добраться до центра в нужном порядке не получалось никому. Настала моя очередь прыгать. До этого я пристально смотрел за каждым проходящим лабиринт. Я видел, что неточности их были примитивными и происходили по большей части от отсутствия внимания. Я сконцентрировался, впрыгнул в первоначальный квадрат и практически сходу услышал оклик:

– Сгорел! Яков, сгорел!

Я взглянул под ноги и заметил, что это вправду так: я стоял в квадрате с номером 11. Как я имел возможность спутать его с единицей? Делать было нечего: сейчас я должен был изображать мертвеца. Я взглянуть на тех, кто «погиб» до меня. Им не пришло в голову ничего лучшего, как улечься на пол и притвориться мертвыми.

Я захотел соригинальничать и начал изображать из себя духа. Я сел в тень одного из начал и студентов двигаться вместе с тенью. В то время, когда он встал для игры в классики, тень его сократилась, а я прыгнул в угол. Не знаю, как назвать это переживание, но, в то время, когда я сидел в тени, со мной что-то происходило. Причем я осознал это лишь в то время, когда был в углу. До тех пор пока Кастанеда не приказал нам «воскреснуть», я сидел в углу и дрожал. Дрожь эта не была наигранной, меня вправду трясло, как при лихорадке. Я дрожал от страха, по причине того, что не знал, что случилось. Я ничего не делал, и твердил про себя: «Я – дух, что живет в тени». В то время, когда тот, в чьей тени я скрывался, поднялся, мое тело само ринулось в угол.

* * *

Никто из слушателей не добрался до центра. Все «сгорели» по пути и сейчас изображали, кто как мог, мертвецов. Большая часть на полу с закрытыми глазами. Но по их позе угадывался темперамент «смерти»: кто-то, спеленатый саваном, лежал на пояснице, как и надеется покойнику, кто-то лежал ничком, раскинув в стороны руки, как будто бы упал со скалы либо с лошади; кто-то «погиб» в ожесточённых корчах, а кто-то был «погребен» ритуальным методом, в позе дремлющего младенца.

Но все это были «порядочные» «покойники», погибшие, как надеется умирать человеку. Один я, ставший по окончании «смерти» неспокойным духом, сидел в углу и именно поэтому имел возможность замечать все, что происходило в помещении. В то время, когда отпрыгали и «погибли» все, Кастанеда подошел к классам и начал прыгать сам. Я заметил, как без шуток и сосредоточенно он подошел к данной игре. Он ни разу не совершил ошибку и дошел до центра целым и невредимым. Стоя в «огне», он приказал нам «воскреснуть». Мы встали со собственных мест и сели на стулья около классиков. Кастанеда дождался, пока мы рассядемся, после этого двинулся в обратном направлении. Он опять не совершил ошибку ни разу. По окончании того как он покинул последний квадрат, он приказал одной из девушек забрать губку и стереть классы. После этого он сказал, что занятие окончено.

Для меня это было полной неожиданностью: я полагал, что он обязан растолковать нам данный опыт. Если судить по реакции остальных, не я один испытал что-то необычное на протяжении данной игровой смерти. Мы набросились на него с вопросами, но он жестом приказал нам молчать.

– Смерть – это личное дело каждого, – строго сказал он. – Смерть не обсуждают на людях. Ваше тело взяло бесценный опыт, и когда-нибудь вы осознаете суть пережитого. Я в любом случае не сумею вам растолковать ничего внятно. Запомните лишь, что возвращение и постоянное умирание с того света – это и имеется непредсказуемость. Всегда, в то время, когда ваш неприятель преследует вас, вы должны погибнуть для него. Погибнуть – значит стать невидимым, погибнуть – значит прекратить интересовать. И всегда, в то время, когда ваш неприятель уверится в том, что вы погибли, вы должны воскреснуть. И сделать это нужно под самым его носом, дабы привести его в замешательство. В этом случае вы победите битву и заберете силу собственного неприятеля.

Радостные ФАНТЫ — челлендж. Делаем забавные задания. Обзор приложения для компании Фанты для детей.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: