Детство милого подчиненного

Семья милого подчиненного — любящая и дающая помощь, такова была и

семья Джинни. Не хорошо было только то, что ей приходилось играть роль милого

ангелочка для того, чтобы получить в приз понимание и любовь.

Мой старший отец и брат постоянно вцеплялись друг другу в глотку, а я не

имела возможность осознать этого. Папа был так хорош со мной, мы с ним превосходно ладили. Я

считала, что брат намерено пробует сломать все, и сказала ему, что в случае если

он просто перестанет это делать, все будет замечательно.

На протяжении сеансов мы с Джинни вскрыли тот факт, что она была перепугана

сражениями отца с братом. Ее любовь к отцу была топкой маской, скрывавшей

постоянный ужас перед ним. В раннем детстве она выяснила, что быть милой,

готовой оказать помощь, со всем согласной означало иметь щит против отцовского бешенства.

С утяжелением этого щита она теряла другие типы межличностного поведения:

свойство отстаивать мнение и свои идеи, быть напористой, свободной и

ощущать себя с уверенностью.

Белая ворона, как брат Джинни, и дорогой ангелочек, как Джинни, довольно часто

происходят из одной семьи. При необходимости противостоять твёрдым

требованиям своих родителей белая ворона приносит соединение (любовь) в жертву

разделению (автономии). Иначе, ангелочек меняет разделение на

соединение. Девочки значительно более склонны к тому, дабы быть милыми

подчиненными, чем мальчики, поскольку их силы удваивает пряник и кнут

давления личных изюминок пола.

Любовь и дорогой подчиненный

Милые подчиненные смогут иметь неприятности при поиске романтических

взаимоотношений. Стиль их межличностных связей, столь удачно защищавший от

огорчений в юные годы, порождает отказ от романтической возможности. Вот как

это было у Джинни:

Я была тем человеком, к которому все шли со собственными амурными

проблемами, как парни, так и девочки. Но в выпускных классах у меня не было

ни собственных амурных неприятностей, ни парня. Подруги говорили мне, что это из-за

того, что парни вычисляли меня через чур чистой для них.

Закрывшись в собственной милой оболочки, Джинни практически перевоплотила себя в

существо среднего рода. Она не восхищала, не тревожила, не интересовала

другой пол. Дорогая подчиненная легко делается подругой, по причине того, что

дает довольно много. Это относится и к мужскому соответствию ее, к мистеру

Милому Пареньку. Он сделает все для собственных друзей, но довольно часто этим и

заканчивается. женщины и Подчинённые мужчины этого типа попадаются в одну и

ту же ловушку: их жажда делать приятное и всем нравиться высушивает

напряжение, жизненно нужное для романтической химии. Им не знакома

притягательность автономности. Через одно-два свидания дорогой подчиненный

начинает опасаться слов: Ты нравишься мне, как приятель, но…

В то время, когда дорогой подчиненный наконец возбуждает в ком-то романтический

интерес, то данный кто-то разбит и повержен, эмоционально либо физически либо

одновременно и то и другое совместно, и испытывает недостаток в помощи. Так было в

случае с Джинни и Френком. Он поправлялся по окончании аварии на мотоцикле; она

была его физиотерапевтом. Они поженились спустя три месяца по окончании знакомства,

и Джинни ушла с работы, в то время, когда забеременела первым ребенком.

Сначала Джинни была в восхищении от Френка и собственного замужества. Но их

эмоциональная судьба была ущербной, и необходимо было очень мало времени,

дабы выздоровевший Френк начал наблюдать в сторону. Джинни сказала от лица

многих милых подчиненных, в то время, когда сообщила следующее:

Я ощущаю себя выполнившей собственный назначение и сейчас должна быть

легко хорошей женой и не ожидать через чур многого. Я знаю, ему нравится, что

у него имеется я — та, кто сделает для него все. Я желаю делать для него все. Но

в то время, когда практически ничего не приобретаешь вместо, начинаешь думать, что с тобой что-то

не так.

В то время, когда все милое в милом подчиненном не имеет возможности доставить наслаждение

партнеру, как это было с родителями, он теряется. Его основная стратегия

преодоления — быть милым. Но дорогая уступчивость милого подчиненного на самом

деле срывает его попытки угодить ведущему, по причине того, что включает движущую силу

парадокса. В случае если неверность ведущего есть фактом, желание милого

подчиненного забыть обиду и забыть не окажет помощь обуздать ее. В действительности

обычно это желание дает партнеру возможность обманывать.

ТРЕНДЫ МОЕГО ДЕТСТВА | Первый iPod, Классный Мюзикл


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: