Доктор живаго, пастернак, если что (не редиска)

Начнем разговор с Нобелевской премии. В том месте целая история.

За выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и что-то в том месте про прозу

Сверхсложный сюжет.

искусство и Поэзия — неприятность творчества.

Неприятность личности.

Желал, дабы роман стал заклятьем смерти, отдалить приход смерти, продемонстрировать величие судьбы. Оказался совсем несоветский роман.

Сперва назвал роман «девочки и Мальчики». Сводит счеты с еврейством, с национализмом. Христианские мотивы. Христоцентричность романа, Христос — личность, стоящая над толпой, личность, которая ничего не опасается, которая выше всех национальностей.

Переход России от царской, православной к революционной, постреволюционной. Похоже на переход от языческой России к православной, ломка сознания.

Мотивы тишины и шума. Шум — новое, хаос, обезличивание, шум толпы, и тишина — личный голос человека.

Стих Живаго Август — что в вечности по окончании меня?

Начало о Гамлете — чащу эту мимо пронеси.

Шум затих — масса людей затихла, вышел на подмостки — все игра, но личность. Прислонясь к дверному косяку — у Пастернака большое количество бытовой лексики в поэзии.

Чаша — чаша и моление Христа как жизнь.

Фарисейство — предательство.

И перед Христом, и перед Гамлетом стоит один выбор — быть либо не быть.

Живаго — жизнь, древнерусская форма фамилии, это затвердевший родительный падеж.

Первое наименование романа — Смерти не будет, девочки и Мальчики — намек на стих Блока Вербочки.

Детство Люверс — повесть, заготовки Живаго.

Именует собственный роман Роман в прозе, отталкивается от романа в стихах, Евгений Онегин, Пушкин. До этого Пастернак писал лишь стихи.

Моя эпопея — оксюморон — моя и эпопея — пропускает эру через себя.

Размышления о большом сломе культуры: царская Российская Федерация и социалистическая.

Время от времени это произведение именуют Евангелием от Бориса.

Пишет, в то время, когда закончил, что эта книга во всем мире стоит по окончании Библии на втором месте.

Первая книга — 1903 год — 1917.

Вторя книга — до Великой отечественной.

Живаго всегда был доктором, перекликается с Астровым (Дядя Ваня?), доктор-писатель-поэт, большое количество думает и мало делает.

Лишний человек, человек второй эры.

Дмитрий Быков, его точка зрения, современный, общеизвестный, Лара — Российская Федерация, Антипов — радикал (?), Комаровский — буржуин, а предназначена Российская Федерация поэту, Живаго. Но альянс снова не состоялся.

Мотив дороги — все куда-то едет. Это избитый прием в европейской литературе, Одиссея, Гомер.

Мотив случая, мотив встречи — новелистика, Метель Пушкина.

Шаламов также хвалил.

У нас у писателей обучаются жить. В Российской Федерации нет философии, русская литература ее заменяет.

Огромное количество интертекстуальных связей. Смирнов про это писал.

Революция Пастернака — это социализм Христа, в противном случае, что оказалось.

Революция — это коренное обновление всего.

Жизнь в Юрятине — довольно много быта. Лара все полы моет. Это специфика Пастернака, он из футуристов, а не из символистов, без всяких Красивых Дам. Про жуков пишет.

Дочь Катя — падение культуры, выглядит не как дочь интеллигента.

И между Живаго и Фаустом также имеется сообщение, хоть и за уши притянуто. Для Живаго основное — слово, по окончании человека остается его творчество. У Фауста — дело.

Образ мира в слове яблоня.

Смерть Живаго в трамвае — также очень важный образ. У Гумилева имеется стих Заблудившийся трамвай. Живаго погиб от дефицита воздуха для него в стране.

Марина, последняя дама к Живаго, — отсылка к Обломову.

Веденяпин — точка зрения самого Пастернака.

Николай Федоров, философия неспециализированного дела, преодоление смерти.

Творчество, память слова — бессмертие, спасение от смерти.

Задача дамы — служение мужчине, его творчеству.

Первую жену Пастернака выслали за границу.

Живаго задыхается и осознаёт, что инфаркт — всевышний из автомобиля вышел и убил, развязка сюжета.

Дама в лиловом, мадемуазель Флюри.

Стихи Юрия Живаго прочесть. Образ годового природного цикла — март….. В этих стихотворениях ключ к пониманию смысла этого романа.

Довлатов

Валиева Сайгон написала.

Заповедник — о Михайловском, Территория, Чемодан, Отечественные, Компромисс…

Александр Генис окрестности и Довлатов, Бродский также о нем писал.

Образ автора — повествователь, собирается приближен автором к читателю и герою. Исходя из этого все весьма легко, несложный синтаксис, стиль под разговорный.

Храбрец простой человек без особенных амбиций и в обязательном порядке выпивающий. Время тогда такое было, социализм не сложился и делать было нечего, лишь выпивать.

Я не именую их (собственные повести) романами лишь из скромности, жанр — псевдодокументализм.

Все на грани вздора бытия, храбрец между абсурдом и нормой, неизменно слабо выражен конфликт, нет противостояния, ценностность вещей снижена, не выносит никаких оценок, понятие нормы отсутствует.

Ироничная позиция автора по отношению к изображаемому миру.

Лаконичный, разговорный язык, принципиально не литературная обращение, не книжная.

Похоже на доверительную беседу. Большое количество ненормированного: русский язык, твою мать, единственное отечественное достаток.

Андрей Битов

Живой еще, появился во второй половине 30-ых годов XX века, живет на Восстания, ветхий уже страшно, но живчик таковой.

Окончил Горный университет, занимался горной разведкой, бурил.

Возвратился в Ленинград, где бурить нечего. В 50-х возвратился, именно Сталин погиб, оттепель.

Начал писать, познакомился с каким-то в том месте известным поэтом.

Первый рассказ — Пиала.

Позже уехал в Москву и поступил на Высшие направления сценаристов.

Поступил в аспирантуру куда-то в том месте, написал диссертацию про героя и автора. Модно это тогда было, по окончании Бахтина.

Романы

Пушкинский дом

Летающий монах

Это макропроза, все такое одно и цельное, не так как у Блока, то символист, то смена концепции.

У Битова все не так, все одно да и то же, одинаковые темы. О таком вот потерянном интеллигенте, хорошем мальчике, что не знает, что ему делать, поскольку жизнь такая.

Пушкинский дом

Первая глава — дети и Отцы.

Главный герой Лева Одоевцев — литературное имя, работает в Пушкинком доме, вся семья филологи. Папа с дедушкой не общается. Деда репрессировали, а папа применял его работу и отказался от него. Папа сделал карьеру, занял должность отца до ареста.

Мальчик мечется туда-сюда, дамы в том месте у него какие-то, большое количество кроме того в один момент. Лева Одоевцев — Гамлет, мается.

К деду съездил, ничего не узнал, но еще раз помаялся.

Вторая глава — Храбрец отечественного времени (имеется кроме того подглавки Фаталист)

Третья глава — Бедный наездник от Бронзовый наездник.

С втором напились, устроили дуэль, разгромили Пушкинский дом и разбили посмертную маску Пушкина. Позже все убрали так, что никто ничего не увидел.

Человек служил делу и погромил его в пух и преступление и прах без наказания.

Пушкинский дом — культуры и квинтэссенция литературы, а разгромили и никто ничего не увидел.

Оглавление возможно просматривать сверху вниз как стих. Игра с читателем, нарушение авторского ожидания, ожидали трагедии в конце, а только за запах перегара пожурили. Никакого возмездия.

Дам у него три, кроткие русские любящие дамы.

Одна из подглавок именуется Дуэль (Пушкин). Также отсылка.

Улетающий монах

Любая глава может читаться раздельно без связи с остальным сюжетом, таковой вот сборник новелл.

Дверь — Сад — Лес — Вкус — Лестница (наименование глав).

Храбреца кличут Монахов и имя какое-то. Летающий — без земли под ногами.

Дамы в том месте иногда появляются один и те же.

В каждой части храбрец различный — новое имя, новое положение, новое мировоззрение.

Дверь — влюбленный мальчик, наподобие как ребёнок. Дама старше, переживает остро и эмоционально. Переживает, что она его обманывает, не смотря на то, что она ему и не в собственности. Ожидает ее у парадной, караулит, с кем она придет к себе. Замерз и идет к двери квартиры, стоит под ней всю ночь, переживая, что она в том месте с кем-то вторым. Температура тела всегда меняется. То ему холодно, то (под дверью) жарко. Температура тела довольно часто в романе изменяется.

Дверь — дабы что-то определить, нужно перешагнуть порог, перейти. Порог — переход, еще с фольклора пошло. Порог — хронотоп.

Порог он не переступает, не решается. А из двери выходит ее подруга, похожая на громадную прекрасную рыбу, но из двери вышла некрасивой рыбой. За дверью наподобие как вечеринка в том месте какая-то.

в течении всей главы имени нет, именуется легко мальчики и не ясно, сколько ему лет. Подруга заявила, что женщины нет в квартире, но мужчина в том месте откуда-то вышел.

Целые интертекстуальные связи. У Куприна в том месте что-то подобное было (Поединок?).

Молоденький — нужно открыть дверь и начать жить.

Сад

Имя появляется — Алексей, повзрослел, но остался наивным. Возлюбленная его одурачила и лжёт, что нет. Алексей ей верит, не смотря на то, что все разумеется.

Воздействие в канун Нового года, 29 декабря, — 1 января.

Сад — Эдемский сад, храбрецы — библейские персонажи.

Все встречи в саду, снежном саду. Белый цвет — слепота и чистота. Храбрец еще ничего не осознаёт.

Ася (дама) жалуется, что денег нет, а ей они дозарезу необходимы. Алексей для нее идет на кражу, грехопадение.

По окончании кражи быстро разочаровывается в Асе.

Подрассказ Образ

Имя снова изменяется — это также символ, что человек меняет статус.

В этот самый момент уже монах какой-то. Книжка — наподобие как и не его фамилия кроме того.

Снова Ася. 10 лет прошло, а у них все та же канитель. Подмечает, что Ася стареет — крем в морщинках застрял. По окончании поцелуев отстраняется с облегчением.

Она его на пять лет старше, он ее нагнал, а она постарела. А он юный, девочкам обязан нравится. Лицо ровное, а виски седые.

Вкушает запретный плод в прямом смысле, Ася протянула яблоки — он его с треском откусил.

Лес

Данте: жизнь пройдя до половины, я был в сумрачном лесу. 101 псалом о бренности судьбы, горе и безнадежности, как сохнет сердце. Увядание не только телесное, но и духовное.

Для Битова это самой основное — принципиально важно, дабы горело.

Битов уверен в том, что опыт убивает душу, поэтом ничего хорошего он в опыте не видит.

В начале — мальчик с чистой душой. А позже пришел опыт.

И все это постмодернизм, а постмодернизм весьма цитатен.

В сказке — вышел из дома и начинает нарушать все запреты, то из копытца выпивает и козленочком делается, то еще чего.

С Колобком также все не хорошо закончилось.

Сейчас также обязана произойти беда.

Отправляется в путь, в лес, где всякие потусторонние силы, что-то неизвестное.

Монахов едет в Ташкент, к родителям, каковые ветхие.

Думается, что жизнь прошла и своих родителей жизнь прошла. Мотивы смерти появляются, духовное омертвение.

Узкая красивая Ася снова появляется, позже Наташа с монгольской тяжестью лица. Бегает с Наташей по Ташкенту, поскольку приткнуться некуда, как когда-то с Наташей. У Наташи также имеется влюбленный в нее мальчик, как он когда-то. Персонаж-двойник.

Лестница

Циничен, никакого восхищения судьбы, утратил свойство обожать.

Улетает из Ташкента и видит, как на взлетной полосе, гибнет молоденький мальчик. Думается, что это тот самый наташин мальчик. Но это не верно.

Одиночество, отъединенность от людей, одиночество рвалось из него как зверь.

В том месте еще имеется Вкус. Он внезапно осознаёт, что перестает реагировать на судьбу по большому счету, перестает испытывать броские чувства по большому счету. Едет в поезде и вспоминает Асю, с которой в далеком прошлом уже расстался, и как-то это его не очень тревожит.

Едет в Переделкино, могила и дача Пастернака, читает стихи из Живаго и что-то в том месте осознаёт про надгробие.

Б.Л. Пастернак «Врач Живаго»


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: