Доставят куда нужно, и вам не причинят никакого беспокойства. понятно?

Маргарита помолчала, позже ответила:

— Ясно. Эта вещь из чистого золота, видно по тяжести. Ну что же, я

Замечательно осознаю, что меня подкупают и тянут в какую-то чёрную историю, за

Которую я весьма поплачусь.

Это что же такое, — практически зашипел Азазелло, — вы снова?

— Нет, погодите!

— Дайте обратно помаду.

Маргарита крепче зажала в руке коробку и продолжала:

— Нет, погодите… Я знаю, на что иду. Но иду на все из-за него,

По причине того, что ни на что в мире больше надежды у меня нет. Но я желаю вам

заявить, что, если вы меня погубите, вам будет стыдно! Да, стыдно! Я погибаю

из-за любви! — и, ударив себя в грудь, Маргарита посмотрела на солнце.

— Дайте обратно, — в злобе зашипел Азазелло, — дайте обратно, и

К линии все это. Пускай отправляют Бегемота.

— О нет! — вскрикнула Маргарита, поражая проходящих, — согласна на

Все, согласна выполнить эту комедию с натиранием мазью, согласна идти к

линии на куличики. Не дам!

— Ба! — внезапно закричал Азазелло и, вылупив глаза на решетку сада, стал

Показывать куда-то пальцем.

Маргарита повернулась в том направлении, куда показывал Азазелло, но ничего

Особого не нашла. Тогда она обернулась к Азазелло, хотя взять

объяснение этому нелепому ба!, Но давать это объяснение было некому:

Загадочный собеседник Маргариты Николаевны провалился сквозь землю. Маргарита скоро сунула

Руку в сумочку, куда перед этим криком запрятала коробочку, и убедилась, что

Она в том месте. Тогда, ни о чем не думая, Маргарита торопливо побежала из

Александровского сада вон.

Глава 20. Крем Азазелло

Луна в вечернем чистом небе висела полная, известный через ветви клена.

Липы и акации разрисовали почву в саду сложным узором пятен. Трехстворчатое

Окно в фонаре, открытое, но задернутое шторой, светилось свирепым

Электрическим светом. В спальне Маргариты Николаевны горели все огни и

Освещали полный беспорядок в помещении. В постели на одеяле лежали сорочки,

бельё и Чулки, скомканное же белье валялось легко на полу рядом с

Раздавленной в беспокойстве коробкой папирос. Ботинки находились на ночном столике

Рядом с недопитой чашкой кофе и пепельницей, в которой дымил окурок, на

Спинке стула висело тёмное вечернее платье. В комнате пахло духами, не считая

Того, в нее доносился откуда-то запах раскаленного утюга.

Маргарита Николаевна сидела перед трюмо в одном купальном халате,

Наброшенном на обнажённое тело, и в замшевых тёмных туфлях. Золотой браслет с

Часиками лежал перед Маргаритой Николаевной рядом с коробочкой, взятой

От Азазелло, и Маргарита не сводила глаз с циферблата. Временами ей начинало

Казаться, что часы сломались и стрелки не движутся. Но они двигались, не смотря на то, что и

весьма медлительно, как словно бы прилипая, и наконец

двадцать девятую 60 секунд 10-го. Сердце Маргариты страшно стукнуло, так

Что она не смогла кроме того сходу взяться за коробочку. Справившись с собою,

Маргарита открыла ее и заметила в коробочке жирный желтоватый крем. Ей

Показалось, что он пахнет болотной тиной. Кончиком пальца Маргарита выложила

Небольшой мазочек крема на ладонь, причем посильнее запахло болотными травами

И лесом, и после этого ладонью начала втирать крем в щеки и лоб. Крем легко

Мазался и, как показалось Маргарите, тут же испарялся. Сделав пара

Втираний, Маргарита посмотрела в зеркало и уронила коробочку прямо на стекло

Часов, от чего оно покрылось трещинами. Маргарита закрыла глаза, позже

Посмотрела еще раз и бурно расхохоталась.

Ощипанные по краям в ниточку пинцетом брови сгустились и тёмными

Ровными дугами легли над зазеленевшими глазами. Узкая вертикальная

Морщинка, перерезавшая переносицу, показавшаяся тогда, в октябре, в то время, когда

Пропал мастер, бесследно пропала. Провалились сквозь землю и желтенькие тени у висков, и две

Чуть заметные сеточки у наружных углов глаз. Кожа щек налилась ровным

Розовым цветом, лоб стал бел и чист, а парикмахерская завивка волос

Развилась.

На тридцатилетнюю Маргариту из зеркала смотрела от природы кудрявая

Черноволосая дама лет двадцати, безудержно смеющаяся, скалящая зубы.

Нахохотавшись, Маргарита выскочила из халата одним прыжком и обширно

Зачерпнула легкий жирный крем и сильными мазками начала втирать его в кожу

Тела. Оно на данный момент же порозовело и загорелось. После этого мгновенно, как словно бы из

Мозга выхватили иголку, утих висок, нывший целый вечер по окончании свидания в

Александровском саду, мускулы ног и рук окрепли, а после этого тело Маргариты

Утратило вес.

Она подпрыгнула и повисла в воздухе невысоко над ковром, позже ее

Медлительно потянуло вниз, и она опустилась.

— Ай да крем! Ай да крем! — закричала Маргарита, кидаясь в кресло.

Nationalism vs. globalism: the new political divide | Yuval Noah Harari


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: