Двенадцать путешествий по образам

Вильям Стюарт

Работа

с символами и образами

в психотерапевтическом

консультировании

Перевод с английского Н.А. Хмелик

William Stewart

Imagery and Symbolism in Counselling

Москва

Свободная компания «Класс»

УДК 615.851

ББК 53.57

С 91

Стюарт В.

С 91 Работа с символами и образами в психотерапевтическом консультированиии /Пер. с англ. Н.А. Хмелик. — М.: Свободная компания «Класс», 1998. — …с. — (психотерапии и Библиотека психологии).

ISBN 5-86375-104-5 (РФ)

Книга Вильяма Стюарта — необычное захватывающее путешествие в мир образов. Она направлена в первую очередь его сотрудникам-психологам. Те, кто уже применяет символы и образы в собственной работе, имеют возможность увеличить собственный познание и, возможно, под иным углом посмотреть на собственную работу. Те, кто лишь начинает трудиться с символами и образами, смогут многому обучиться. Те, кто не применяет символы и образы в работе с клиентами, смогут применить советы Стюарта к самим себе и купить неожиданный жизненный опыт. Терапевтическая работа с образами — это подход, где консультант самый вовлечен во внутренний мир клиента. Перед вами — не просто важное изучение. Книга Вильяма Стюарта — увлекательное, занимательное чтение. Написанная доступно, легко и ярко, она, без сомнений, будет увлекательна самому широкому читателю.

издатель серии и Главный редактор Л.М. Кроль

Научный консультант серии Е.Л. Михайлова

ISBN 1-85302-350-7 (США)

ISBN 5-86375-104-5 (РФ)

© 1996 William Stewart

© 1996 Jessica Kingsley Publishers

© 1998 Свободная компания Класс, издание, оформление

© 1998 Н.А. Хмелик, перевод на русский язык

© 1998 Е.В. Щербакова, предисловие

© 1998 В.Э. Королев, обложка

Необыкновенное право публикации на русском в собственности издательству «Свободная компания «Класс». Выпуск произведения либо его фрагментов без разрешения издательства считается противозаконным и преследуется по закону.

www.kroll.igisp.ru

Приобрети книгу “У КРОЛЯ”

Предисловие к русскому изданию

Книга В. Стюарта написана в особенном жанре, что сам по себе еще ожидает собственных исследователей. Завершающееся XX столетие обогатило европейскую литературу мемуарами либо исповедью психотерапевтов, движимых людской потребностью поделиться необычными и поучительными впечатлениями от собственной работы. Так в коллективном сознании начинает занимать собственный хорошее место та особенная действительность душевной судьбе, которая делается дешёвой контакту и наблюдению лишь при очень уважительного и бережного отношения к ней.

Представления о психотерапии изменяются по мере углубления отечественных знаний о неизменно остающейся загадочной природе бессознательного. Из психотерапии — медлительно, пока еще далеко не везде и неизменно, но правильно, — уходит понятие “больной”, делающее человека пассивным и скорбным носителем того либо иного комплекта признаков. Все больше набирает силу знание того, что в следствии разнообразных обстоятельств мы утратили контакт с собственным бессознательным, а так именуемые невротические и психосоматические симптомы являются с трудом дошедшие до нас обрывки фраз постоянно обращающегося к нам этого бессознательного.

Пробуя сказать с нами на понятном нам языке “признаков”, самое большее, чего оно может достигнуть — обратить на себя отечественное внимание. В случае если же мы хотим продолжить диалог и узнать ответы на ответственные для себя вопросы, нужно приступить к изучению языка собственного бессознательного. Как мы знаем, лучший метод изучения языка — погрузиться в реалии той страны, где говорят на этом языке.

Систематично переходя в состояние сна, любой из нас получает возможность убедиться в том, что реалии отечественных сновидений — это довольно часто сильные эмоциональные впечатления, оправленные в символы и образы ювелиром — бессознательным. Но сновидения — не путь к сотрудничеству с символической действительностью. В. Стюарт предлагает собственные записки путешественника, что раз и окончательно покорен открывшимся ему миром, сотканным из многообразия символических сюжетов и событий, оказывающих решающее влияние на то, что мы именуем настоящей судьбой.

Создатель “Работы с символами и образами” не перегружает читателя подходами и теориями, упоминая лишь тот нужный минимум представлений, что достаточен для понимания того, что может сопровождать диалог двух людей на психотерапевтическом сеансе. Наряду с этим читатель ни на секунду не забывает, что его ведет проводник и опытный путешественник.

Ненавязчиво, но неизменно весьма уместно он предлагает весомые советы, к каким стоит без шуток прислушаться и специалистам, консультирующим вторых людей, и тем, кто лишь начинает уделять должное внимание проблемам собственной душевной действительности, и той роли, которую в них играется знак.

Екатерина Щербакова

Предисловие

Эта книга исследует пленительный его применение и мир воображения в психотерапевтическом консультировании. Для меня это было личное путешествие, которое придало глубину моей работе, но, помимо этого, это стало освобождением. До “открытия” образов моя работа консультанта в значительной степени основывалась на размышлении и чувстве, и моей интуиции не позволялось развиться полностью. Начав применять образы, я понял рождение целого нового мира, полного волнующих и полностью истин и непредсказуемых возможностей.

Мое “крещение” как таковое прошло двумя дорогами: через образование и опыт в рамках трансперсональной психологии и анализ сновидений консультантом юнговской школы. Я отношу собственный “обращение” к слиянию двух этих дорог около пятнадцати лет назад. Как я сообщил, опыт был лично освобождающим, но он кроме этого революционно поменял способ, что я использовал в работе с клиентами. Мне нравится вычислять, что и до этого я был достаточно ясен, но как раз сознательное применение интуиции дало мне возможность “думать” в терминах образов, воображая эмоции клиента и подавая эти образы как возможность. С моей стороны было бы гордостью считать, что я всегда был прав — это далеко не так — но то, что я не всегда прав, не имеет значения; сообщить верную вещь не всегда вероятно. Данный способ разрешает клиенту заметить, что мы пробуем подобраться ближе.

Одним из самых первых случаев, что запечатлелся в моей памяти, был случай Джейн, * [[[[* Все имена изменены] женщина, которая встретилась со мной по причине того, что между ней и Барри появилось напряжение, поскольку Джейн не имела возможности иметь детей. Это событие являлось центральным пунктом; в его основе лежало то, что Джейн была весьма напряжена, всегда работала и жила под громадным давлением. Я научил Барри и Джейн технике глубокой релаксации, которая помогла уменьшить неспециализированное напряжение. В то время, когда Джейн освоила релаксацию и мы с ней были совместно, я ввел ее в образы и понял, что она мастерски применяет собственный воображение. В одной из сцен она была на дороге, ведущей в лес, а после этого на поляну. Джейн очевидно огорчилась, в то время, когда осмотрела поляну, в особенности в то время, когда взглянуть на громадное дерево.

Консультант фрейдовской школы, быть может, сообщил бы себе: “Ага, фаллический знак,” — и это было бы в полной мере быть может, но я редко толкую знаки для самого себя либо для клиента. Вместо этого я попросил Джейн разглядеть дерево со всех сторон и обрисовать, что она наряду с этим ощущает. Закрыв глаза, клиентка сосредоточилась на собственных внутренних картинах; если бы глаза были открыты, она, я полагаю, смотрелась бы испуганной, и само собой разумеется, ее лицо вспыхнуло бы. Я побуждал Джейн приблизиться к дереву так, дабы ощущать себя комфортно. “Вы имеете возможность обхватить его руками?” Она покачала головой: “Это ранит меня”. “Вы имеете возможность к нему руки?” В то время, когда она потянулась к дереву, не смотря на то, что и не коснувшись его, то начала плакать и дрожать. Не уверен, из-за чего я задал вопрос ее: “какое количество вам лет?”, но я это сделал. Джейн ответила, что ей два года, она стоит в кроватке в поликлинике и плачет о собственной маме, которая ее покинула. До сих пор она по-настоящему рыдает, в то время, когда в памяти оживает это событие практически тридцатилетней давности, событие, о котором до того момента она ни при каких обстоятельствах сознательно не думала. Она попала в поликлинику для удаления гланд.

Мне хотелось бы заявить, что это решило все трудности Барри и Джейн, но в консультировании редко бывает так. Как я знаю, у них так и не было детей, но данный единственный случай увел нас с Джейн в царство вероятного, и мы оба поняли, что в его глубине содержится громадный потенциал для роста. С того времени и по сию пору я развиваю эту превосходную свойство, свойство, которая имеется в каждом из нас, свойство воображения. Само собой разумеется, одни люди более сведущи в ее применении, чем другие, и я надеюсь, что в настоящей книге мы с вами поучаствуем в некоторых путешествиях, где мне довелось сопровождать людей в их поиске целостности.

Я надеюсь, что вы решитесь совершить со мной путешествие в собственный воображение, и честно верю, что это путешествие будет для вас таким же освобождающим, как и для меня. Я надеюсь, что вводные главы, каковые посвящены теории, не окажутся бесплодными, не будут тяжёлыми, как восхождение на гору, либо подавляющими, как спуск в глубочайшую пещеру, но в случае если так, прошу вас, постарайтесь применять собственный воображение, чтобы выяснить, что происходит, и поискать методы перевоплотить образ в эмоцию, более приемлемое для вас и более просвещающее.

Разделы данной книги написаны скорее как путешествия, чем как главы, и совпадают с главной концепцией путешествия к большему пониманию. Само собой разумеется, для меня работа над данной книгой была захватывающим путешествием, и я надеюсь, что вы также испытаете некий трепет, в то время, когда мы будем путешествовать совместно.

Многие концепции, темы и идеи данной книги универсальны и созданы вторыми людьми. Я продемонстрировал, как использую их, не смотря на то, что это может не совпадать с работой вторых врачей и консультантов. В завершение сообщу, что в Ссылках я предпочел упомянуть лишь тех авторов, к чьим работам обращался, вместо того, дабы представить исчерпывающую библиографию либо продемонстрировать, как применяют образы другие консультанты.

Часть первая

ДВЕНАДЦАТЬ ПУТЕШЕСТВИЙ ПО ОБРАЗАМ

Первое путешествие

Установка

В данной книге две части. Часть первая знакомит читателя с правилами практики применения образов, опираясь на изучение личных случаев, дабы проиллюстрировать эти правила. Часть вторая складывается из изучения показательных случаев.

В образах очень многое связано с мифом, а чтобы выяснить миф, человеку приходится применять воображение. Вправду, дабы применять образы, приходится мочь временно отстранять наиболее значимую жизненную функцию “мышление” и ее близкую родственницу “логику”: в воображении нет ничего “логичного”! Эта особенная модель работы может воображать затруднение для тех людей, которым неизменно необходимо искать объяснение и каковые постоянно видят вещи черно-белыми.

Это относится как к клиентам, так и к консультантам. Кое-какие клиенты так захвачены фактами, логикой и мышлением, что вопросы “Как это выглядит для вас?” либо “Представьте себе, вы на вершине горы, что вы видите?” становятся обстоятельством их озадаченного взора либо явных показателей дискомфорта. Значит, с этими клиентами нужно будет работать на том уровне, где они чувствуют себя комфортно. Сначала, охваченный энтузиазмом по поводу собственного новообретенного освобождения, я воображал, что любой клиент сможет трудиться в той же манере, но это не верно, по крайней мере, не больше, чем это смогут все консультанты.

Образы прямо-таки прорываются через контроль разума, что так довольно часто блокирует вход в эмоции. Это не свидетельствует, что клиент теряет контроль, подобное намерение было бы через чур пугающим и, само собой разумеется, противоречило бы целям терапии. Клиенты все время всецело сознают, что происходит и куда их ведет воображение, не смотря на то, что им неясно, из-за чего и малоизвестен итог.

Психика осуществляет контроль воздействие, и чем больше я тружусь с образами, тем больше верю в правило: психика, в случае если ей доверять, будет направлять работу к интеграции и целостности. Это подразумевает доверие к клиенту и вера в то, что в клиента что-то трудится в интересах клиента. Это указывает кое-что еще: сотрудничество между психикой консультанта и психикой клиента.

Перед тем как двигаться дальше, разглядим три понятия: сознательное, бессознательное и коллективное бессознательное.

Сознательное

Сознательное, по Фрейду, это одна из областей разума, которая, вместе с предсознательным и бессознательным, образует психику. Фрейд обрисовал сознательное как орган эмоций Эго. Сознательное, в отличие от предсознательного и бессознательного, открыто для немедленного понимания. Все функции Эго — проверка действительности, восприятие, оценка и наблюдение — находятся на уровне сознательного. Кое-какие функции Супер-Эго — совесть и критика — кроме этого в основном сознательные. цензура и Защитные механизмы не находятся в сознательного. И поведенческая, и гуманистическая, и когнитивная терапия делают упор на работе с сознательным напрямую в уверенности, что лишь замечаемое возможно точно трактовать.

Предсознательное — это область разума между сознательным и бессознательным — “прихожая” сознания. Его кроме этого именуют описательным бессознательным либо до-сознанием. Содержания предсознательного, знания, эмоции, образы, не смотря на то, что и не предоставленные конкретно в сознании, дешёвы ему, по причине того, что цензура отсутствует. Материал возможно обрисован как временно забытый, подавлен, но не вытеснен. Предсознательное принципиально важно в проработке, ходе, нужном для упрочнения понимания, достигнутого благодаря интерпретации.

Бессознательное

Относится к ментальным процессам, каковые субъект не поймёт. В психоанализе это кладовая и часть психики вытесненного материала, которого индивидуум не осознаёт сознательно. Открытие клинического значения бессознательного стало основа психоанализа.

В аналитической (юнговской) психологии бессознательное представлено:

1. Личным бессознательным: поверхностным слоем бессознательного. Это все, что личность получает на всем протяжении судьбы; все забытое, подавленное, подсознательно постигнутое, обдуманное и прочувствованное, и комплексы.

2. Коллективным бессознательным: теми качествами психики, каковые являются неспециализированными для человечества в целом. Это часть бессознательного каждого человека, и она отличается от личного бессознательного, которое появляется из опыта индивидуума.

Коллективное бессознательное содержит архетипы, каковые высказывают себя как универсальные примитивные образы, накопленные столетиями через культуры. Архетип по отношению к коллективному бессознательному — это то же, что комплекс по отношению к личному бессознательному. Так как материал коллективного бессознательного ни при каких обстоятельствах не существовал в сознательном, он не вытесняется. Показатели юнговского коллективного бессознательного возможно отыскать в мифах, преданиях, народных сказках, сновидениях и волшебных сказках. На протяжении сна материал коллективного бессознательного не находится под контролем сознательного разума, и данный материал вылетает из него в форме снов либо видений.

Сознательное против бессознательного

Различия между сознательным и бессознательным имели возможность бы рассматриваться как контраст между рациональным и иррациональным поведением либо между произвольным и непроизвольным действием. Их возможно совершить кроме этого в том месте, где мы решаем сосредоточить сознательное внимание, в несоответствие тому, о чем мы не думаем либо чего не подмечаем.

Символический язык — будь то миф либо в чудесная сказка — через аллегорию либо метафору довольно часто завлекает внимание к бессознательному содержанию психики. Отечественное внимание возможно привлечено к чёрному и деструктивному потенциалу бессознательного, но оно же может служить стимулом обнаружения запрятанных сокровищ, может обогатить отечественную сознательную судьбу.

Между сознательным и бессознательным не существует четкой границы. Она не похожа на Берлинскую стенке либо колючую проволоку около колонии, это скорее мнимая линия. Многие психологические функции находятся в сфере бессознательного. Иллюстрацией этого факта есть “независимая нервная совокупность” тела, которая осуществляет контроль все жизненные функции и действует вне отечественного сознательного контроля. Но наряду с этим на ее действенное функционирование очень сильно воздействует отечественное поведение.

Возможно привести таковой пример: Джо считает, что у него рак, и это повышает уровень его тревоги. Это, со своей стороны, воздействует на часть независимой нервной совокупности, несущей ответственность за желудочную секрецию, так повышая выделение желудочного сока в пищеварительный тракт. Избыток кислоты может позвать, к примеру, изжогу либо, хуже того, быть обстоятельством язв. Язвенная боль плюс изжога еще больше убеждают Джо в том, что у него рак. Разные тесты выявляют настоящую обстоятельство, но уровень тревоги Джо так высок, что он думает о неправильном диагнозе, поставленном докторами, и его состояние делается хроническим.

Это достаточно несложная, но в полной мере обычная иллюстрация сотрудничества между сознательным и бессознательным. Мышление находится в царстве сознательного, но его авторитет распространяется на бессознательные процессы в организме.

Вторая серьёзная грань бессознательного — то, что мы наследуем, и как раз тут мы начинаем попадать в юнговское коллективное бессознательное и, вправду, как раз тут граница между личным бессознательным и коллективным бессознательным решительно неясна. Что-то, чем я не горжусь, но что, само собой разумеется, существует в моем личном коллективном бессознательном, является фактом , что кто-то из моих предков занимался торговлей рабами между Вест-Британией и Индией. До в полной мере зрелого возраста данный факт был мне малоизвестен, и однако с детства меня тревожило положение побежденной стороны, и я терял терпение , в то время, когда упоминалось рабство в какой-либо форме. Сейчас я полагаю, что проникал в коллективное бессознательное.

Воспоминание о собственных предках — это один из способов получения доступа к конфликтам собственного внутреннего мира. Кровь моих предков течет в моих жилах, кровь блестящих и мужественных предков, так же, как кровь паршивых преступников и овец. Мы должны быть готовы прийти к такому же соглашению с теневой стороной предков, как с фрагментами, каковые нам нравятся.

Настоящее различие между сознанием и бессознательным лежит в различии между рациональным и иррациональным. Знаки стремятся вывести на свет то, что есть иррациональным и непроизвольным, дабы его возможно было трансформировать в подходящие отношения с рациональной стороной. До тех пор до тех пор пока элементы остаются в бессознательном, они будут функционировать как пятая колонна, члены которой притворяются лояльными, но лишь и ожидают случая, дабы предать.

Знаки сами по себе не цель, для нас это рабочий инструмент, которым раздвигают границы и расширяют сферу сознания. Намного лучше выйти во всеоружии, дабы встретиться с возможно враждебными силами бессознательного, чем пробовать отражать наступление с тыла неподходящим оружием.

Настало время ввести еще два термина: архетипы и психика.

Психика

Ветшайшее и самоё общее значение слова “психика” происходит из древнегреческого языка, где его употребляли в значении “душа”, либо самая сущность судьбе; в хорошей мифологии это заглавная героиня истории о Купидоне и Психее. Некоторый греческий царь имел трех дочерей, младшая из которых, Психея, была так красива, что люди поклонялись ей и пренебрегали Венерой. Венера (Афродита) позавидовала собственной сопернице так, что отправила собственного сына Купидона (Эроса), приказав ему вынудить Психею влюбиться в какого-нибудь некрасивого старика. Вместо этого Купидон сам полюбил Психею. Он сообщил Психее, что ей запрещено его видеть, но в один раз ночью, в то время, когда она наблюдала на дремлющего Купидона при свете лампы, на него упала капля масла, он проснулся и улетел. Психея была в отчаянии и искала его везде. Наконец она покорилась Венере, которая дала ей четыре невыполнимых задания: рассортировать огромную гору различных семян по соответствующим кучам; добыть золотое руно ужасных баранов Солнца; наполнить хрустальный сосуд из недоступной реки; спуститься в подземный мир и наполнить мелкую коробочку мазью красоты. Последнее задание было особенно тяжёлым, по причине того, что Психее было нужно закрыть собственный сердце для сострадания. Психея выполнила все задания, первые три посредством муравьев, орла и зелёного тростника. Последнее задание она выполнила, трижды сообщив “нет” в ответ на мольбы людей. Купидон уговорил Зевса, отца всевышних, разрешить ему жениться на Психее; Зевс дал согласие, и Психея стала бессмертной. Греческое слово, обозначающее душу, — психика, и в греческом фольклоре психика либо душа (либо дух) изображается в виде бабочки: душа либо дух, хорошие от тела; разум функционирующий как центр мысли, поведения и чувства и сознательно либо бессознательно приспосабливающий и связывающий тело с его социальной и психологической средой.

В аналитической психологии психика — это общая сумма всех сознательных и бессознательных психологических процессов. Душа рассматривается как сумма индивидуальности, включающая в себя персону — внешнее лицо либо фигуру, маску — Анима (в мужчинах) и Анимус (в дамах) — внутреннюю фигуру либо лицо.

Мифический роман о девушке Психее и Купидоне в конечном итоге есть аллегорией о альянсе тела и души и их последующем разделении.

Архетипы

Архетип — это первобытный образ, персонаж либо модель, что повторяется в мышлении и литературе достаточно неизменно, дабы принимать во внимание универсальным понятием. Архетип — это унаследованная возможность различать и волноваться обычные либо практически универсальные обстановки либо модели поведения. Архетипы являются базой юнговского коллективного бессознательного. Они соответствуют такому опыту, как противостояние смерти либо выбор супруга и символически проявляются в религиях, мифах, чудесных сказках, фантазиях и сновидениях.

Архетипы имеют тенденцию группироваться около главных либо универсальных случаев в жизни, таких, как рождение, брак, материнство, разлука и смерть. Архетипы остаются скрытыми, пока они не определены и не поняты, и несут сильный заряд энергии, которому личности оказывается тяжело сопротивляться. Архетипы пробуждают эмоции, затемняют реалии и овладевают волей.

Все психологические образы до некоей степени попадают в архетипическое. Это происходит вследствие того что сны имеют сильное духовное содержание. В моменты кризиса, в то время, когда Эго самый уязвимо, в то время, когда простые механизмы контроля не действуют, архетипы способны оказаться и смогут овладевать человеком. Архетипы не статичны и не фиксированы; каждое новое поколение пополняет запас архетипов в коллективном бессознательном. (В Приложении перечислены кое-какие примеры архетипов.)

Работа с образами освобождает энергию клиента, по причине того, что много материала привязано к архетипам и коллективному бессознательному. В дополнение к этому, воображение трудится с знаками, а знаки, подобно снам, отражают состояние бессознательного. Как любую свойство, воображение возможно применять мудро либо неправильно; для хорошего либо негативного. Неверное применение воображения может привести нас к отрицательным эмоциям по поводу самих себя. Терапевтическое применение воображения занимается как раз тем, что облекает эмоции в образы, а это после этого делает вероятной работу с ними.

Назовем четыре главные функции психики: интуиция, ощущения, чувства и мышление. Любая из них подходит к действительности со своей точкой зрения и со своим вопросом. Любая осваивает собственную часть действительности. Дабы продвинуться к его уместности и изучению творчества в образах, на данный момент эти четыре функции рассматриваются с некоей степенью глубины, и последний отрывок первого путешествия обязан изучить то, что говорит об индивидуальности Юнг.

ЧТО Я НОСИЛА НА МАЛЬДИВАХ | 12 ОБРАЗОВ | ЧТО Забрать С СОБОЙ В ПЛЯЖНЫЙ ОТПУСК | DARYA KAMALOVA


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: