Джамгон конгтрул лодро тайе. развитие и завершение

Вооружившись познаниями, забранными из биологии и физики, мы можем задавать более глубокие вопросы об безотносительной действительности пустотности и относительной действительности повседневного опыта. К примеру, в случае если то, что мы принимаем, — это только образ объекта, а сам объект, с позиций физики, представляет собой кружащуюся массу маленьких частиц, то из-за чего какая-то вещь, наподобие стоящего перед нами стола, думается нам жёсткой? Как мы можем видеть и чувствовать стакан воды на столе? В то время, когда мы выпиваем воду, она думается достаточно настоящей и осязаемой. Как такое возможно? В случае если мы не будем выпивать воду, нас будет мучить жажда. Из-за чего?

Сначала направляться заявить, что ум вовлечён в процесс, известный как дзинпа, что на тибетском свидетельствует «цепляние». Дзинпа — это склонность ума «зацикливаться» на объектах, считая их реально существующими. Буддийская практика предоставляет другой подход к восприятию судьбы: вместо возможности выживания, по сути основанной на страхе, мы можем принимать жизнь как череду необычных и необычных событий. Отличие возможно показать на несложном примере.

Представьте, что я держу собственные чётки в руке, развёрнутой ладонью вниз. В этом примере чётки символизируют все те вещи, каковые в большинстве случаев кажутся людям нужными либо желанными: дорогая машина, прекрасная одежда, хорошая еда, высокооплачиваемая работа, комфортный дом и другое. В случае если я прочно сжимаю собственные чётки, какая-то их часть постоянно избегает моей хватки и висит под моей ладонью. В случае если я постараюсь схватить свободную часть, то ещё более долгая часть чёток выскользнет из моих пальцев, а вдруг я буду пробовать схватить и её, то выскользнет ещё более долгая часть. В случае если я буду продолжать данный процесс, то в итоге утрачу чётки. Но в случае если я разверну собственную ладонь кверху и разрешу чёткам на открытой ладони, то нет ничего, что упадёт. Бусинки будут вольно лежать на моей ладони.

Давайте заберём второй пример: представьте себе, что вы сидите в помещении, полной людей, и смотрите на стол, стоящий в углу. По привычке вы принимаете стол как отдельную вещь — полностью целый, самодостаточный объект, что не зависит от субъективного наблюдения.

Но у стола имеется крышка, ножки, боковины, задняя и передняя стены. Если вы не забывайте, что он сделан из различных частей, имеете возможность ли вы в действительности выяснить его как единый объект?

Исследуя мозг, в котором «нет дирижёра», неврологи поняли, что мозг живых существ намерено развивался так, дабы выяснять паттерны и реагировать на них. Из миллиардов нейронов, образующих человеческий мозг, кое-какие намерено приспособлены для распознавания форм, тогда как другие различают цвета, запахи, звуки, перемещения и другое. Одновременно с этим отечественный мозг экипирован механизмами, разрешающими выделять то, что неврологи именуют «глобальными» либо стереотипными отношениями между такими формами.

Заберём прекрасно привычный пример маленькой группы зрительных знаков, либо эмотиконов, наподобие сочетания :-), довольно часто применяемых в электронных посланиях. Эту группу легко определить как «радующееся лицо с двумя глазами «:», ртом «-» и носом «)». Но, в случае если эти три объекта расположить как) -.., мозг не определит паттерн и будет трактовать эти формы легко как хаотичные линии, точки и кривые.

Неврологи, с которыми я говорил, растолковывали, что эти механизмы распознавания паттернов действуют практически в один момент с нейронным узнаванием форм, цветов и другого за счет нейронной синхронии, которую возможно весьма упрощённо обрисовать как процесс спонтанной и мгновенной коммуникации нейронов весьма удалённых друг от друга территориях мозга. К примеру, в то время, когда мы принимаем формы :-) как раз в таковой конфигурации, соответствующие нейроны сигнализируют друг другу спонтанным, но чётко скоординированным образом, что характеризует распознавание своеобразного паттерна. В то время, когда же не воспринимается никакой паттерн, соответствующие нейроны сигналят друг другу непоследовательно.

Эта тенденция выяснять паттерны либо объекты — самая ясная биологическая иллюстрация дзинпа из тех, что мне до сих пор виделись. Я подозреваю, что она развивалась в связи с какой-то функцией выживания, поскольку свойство различать вредные, нужные и нейтральные объекты либо события была бы очень кстати! Как мы определим позднее, клинические изучения говорят о том, что практика медитации расширяет механизм нейронной синхронии до таковой степени, что принимающий может начать осознанно осознавать, что его ум аналогичен принимаемым им переживаниям либо объектам. Иными словами, долгая практика медитации разрушает неестественные различия между объектом и субъектом, что, со своей стороны, предоставляет принимающему свободу определять уровень качества собственного опыта, свободу различать, что реально, а что лишь думается.

Устранение различия между объектом и субъектом не свидетельствует, что восприятие всецело размывается. Вы так же, как и прежде воспринимаете опыт с позиций субъекта и объекта, но одновременно с этим осознаёте, что это различие, по существу, носит надуманный темперамент. Иначе говоря восприятие объекта не отличается от ума, что его принимает.

Потому, что такую перемену тяжело постичь на интеллектуальном уровне, мы можем постараться достигнуть определённого понимания, опять обратившись к аналогии со сновидением. В случае если во сне вы осознаёте, что всё переживаемое вами, — это легко сон, тогда вы способны понять да и то, что всё принимаемое вами во сне происходит только в вашем уме. Такое осознание, со своей стороны, освобождает вас от ограничений типа «неприятностей во сне», «страданий во сне» и «ограничений во сне».

Сон может длиться, но осознание освобождает вас от любых болезненных либо неприятных переживаний, прописанных в сценарии сновидения. Ужас, страдание и боль сменяются ощущением практически детского удивления: «Ого, наблюдай, что может вытворять мой ум!»

Совершенно верно так же, превосходя различие между объектом и субъектом в состоянии бодрствования, вы осознаёте, что всё переживаемое вами не отличается от ума, что это переживает. Жизнь наяву не заканчивается, но ваше переживание либо восприятие всего, что в ней происходит, смещается от состояния ограниченности к состоянию восхищения и удивления.

ДАР НЕОПРЕДЕЛЁННОСТИ

В то время, когда у ума нет точки опоры, это и имеется махамудра.

МИРИАДЫ МИРОВ (Конгтрул) — устройство Мироздания в Буддизме (аудиокнига)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: