Естественный великий покой

Обучая медитации, я довольно часто начинаю с того, что говорю: Отдайте собственный ум к себе. И отпустите. И расслабьтесь.

Сущность всей практики медитации в целом возможно свести к этим трем критическим этапам: вернуть ум к себе, и отпустить, и расслабиться. Любая из этих фраз имеет значения, отдающиеся эхом на многих уровнях.

Вернуть собственный ум к себе – это значит вернуть ум в состояние Соблюдения Спокойствия посредством практики внимания. В собственном глубочайшем смысле, вернуть ум к себе – это обратить его вовнутрь себя и отдохнуть в покое в природе ума. Это само по себе есть высочайшей медитацией.

Отпустить – свидетельствует высвободить ум из его темницы, пребывающей в рвении уцепиться за что-либо, потому, что вы сознаете, что вся боль, расстройства и страх появляются от жажд цепляющегося ума. На более глубоком уровне это сознавание и та уверенность, что появляется из вашего возрастающего понимания природы ума, пробуждают глубокую и естественную щедрость, которая разрешает вам отпустить все рвение цепляться из собственного сердца, разрешая ему освободиться и растаять во воодушевлении медитации.

И, наконец, расслабиться – свидетельствует быть широким и высвободить ум от его напряжений. Глубже, вы расслабляетесь, погрузившись в подлинную природу собственного ума, состояние Ригпа. Тибетские слова, пробуждающие данный процесс, намекают в собственном смысле на расслабление на Ригпе. Это подобно тому, как словно бы пригоршню песка высыпают на плоскую поверхность: любая песчинка сама занимает собственный собственное место. Кроме этого расслабляетесь и вы в собственной подлинной природе, разрешая своим эмоциям и мыслям конечно осесть и раствориться в состоянии природы ума.

В то время, когда я медитирую, то постоянно вдохновляюсь стихотворением Ньошула Кхенпо:

Пускай отдохнет в естественном великом покое
Данный истощенный ум,
Избитый до слабости невротическими мыслями и кармой,
Подобными нескончаемой ярости неустанно бьющих волн
Нескончаемого океана сансары.
Отдохните в естественном великом покое.

В первую очередь, будьте расслабленны, будьте естественны и широки так, как это только возможно. Негромко выскользните из петли собственной привычной тревожной личности, отпустите все, за что вы цепляетесь и расслабьтесь в собственной подлинной природе. Поразмыслите о собственной простой, эмоциональной, осаждаемой мыслями личности, как о куске льда либо масла, покинутом на солнце. Если вы чувствуете себя жёстким и холодным, разрешите данной агрессии растаять под солнечным сиянием вашей медитации. Разрешите покою влиять на вас и дать вам возможность собрать ваш рассеянный ум во внимание Соблюдения Спокойствия и пробудить в вас проникновение и осознание Ясного Видения. И вы найдёте, что вся ваша негативность обезоружена, ваша агрессия – растворена, а ваше замешательство медлительно испаряется, как туман, в огромном и незапятнанном небе вашей полной природы.*

* Соблюдение Спокойствия и Ясное Видение являются две главные практики буддийской медитации и именуются на санскрите Шаматха и Випашъяна, а по-тибетски Шийне и Дхактонг. Их развитие и углубление образует связь между главными практиками медитации и более продвинутыми практиками Махамудры и Дзогчена (См. главу X, Внутренняя Сущность.) В моей следующей книге я сохраняю надежду глубже изучить то, как как раз путь медитации начинается при помощи Шаматхи и Випашьяны до Дзогчена.

Сидите негромко, без звучно, тело в неподвижности, ум в покое, разрешая приходить и уходить любым эмоциям и мыслям, какие конкретно бы ни появлялись, не цепляясь ни за что.

Как ощущается это состояние? Дуджом Ринпоче в большинстве случаев предлагал представить человека, что приходит к себе по окончании продолжительного дня трудной работы в поле и садится в собственный любимое кресло у очага. Он целый сутки трудился и знает, что сделал все, что планировал сделать; ему больше не о чем тревожиться, потому что ничего не осталось несделанного, и он может на данный момент всецело покинуть все тревоги и свои заботы и быть удовлетворенным.

Итак, в то время, когда вы медитируете, то значительно принципиально важно создать соответствующее внутреннее окружение ума. Все усилия и борьба происходят от того, что вы сжаты внутренне, не широки, и исходя из этого создание для того чтобы верного окружения жизненно принципиально важно чтобы ваша медитация вправду случилась. В обширности и присутствии юмора медитация появляется без упрочнений.

Время от времени я не использую при медитации никакого определенного способа. Я собственному уму отдыхать и обнаруживаю, в особенности в то время, когда я ощущаю воодушевление, что весьма скоро могу вернуть собственный ум к себе и расслабиться. Я негромко сижу и отдыхаю в природе ума. Я не задаю вопросы, нахожусь ли я в верном состоянии, и не сомневаюсь. В этом нет упрочнения, а имеется лишь интенсивное познание, непоколебимая уверенность и бодрствование. В то время, когда я пребываю в природе ума, простого ума больше нет. Нет необходимости поддерживать либо подтверждать чувство того, что я имеется: я легко имеется. Присутствует основополагающая истина. Ничего особого делать не требуется.

Роберт Адамс. Безмолвие — это высшее учение. Сатсанг | Аудиокнигa | Адвайта | NikOsho


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: