Фактор интерпретации и вербальной обратной связи

Отечественные наблюдения за ходом арт-терапевтической работы с психиатрическими больными разрешают заключить, что фактор интерпретации и вербальной обратной связи играется громадную роль. Это связано с тем, что тематическая несколько, в большинстве случаев, предполагает относительно большой уровень вербальной активности ее участников. Кроме необходимых для тематических сессий дискуссий, нами часто устраивались особые дискуссии, помогавшие выяснить важнейшие для участников интересы и вопросы и оценить совокупность их взаимоотношений. Помимо этого, в замысел работы включались выступления пациентов и тематические сообщения, делившихся собственными впечатлениями, и другие виды деятельности, в основном вербального характера.

Само собой разумеется, не было возможности не принимать во внимание с наличием определенных ограничений и препятствий для продуктивного применения разных техник интерпретации

и вербальной обратной связи. ограничения и Эти препятствия были связаны с имеющимися у некоторых больных нарушениями коммуникативных возможностей и мышления, и со понижением их активности благодаря психологического заболевания. Определенное значение имело да и то, что большая часть больных принимали психотропные препараты, время от времени вызывающие сонливость, сухость во рту, нейролепсию, которые связаны с ней затруднения речевой экспрессии и иные побочные эффекты.

С учетом этого при организации сессий мы старались не перегружать занятия анализом изобразительной продукции, но ограничивались относительно краткими комментариями больных к своим работам и обменом впечатлениями от хода и рисунков работы.

Главная задача применения разных видов интерпретации и вербальной обратной связи при работе с психиатрическими больными заключалась в том, для получения доступа к их переживаниям и оказать помощь им в осознании собственного системы отношений и внутреннего мира. С учетом изюминок применяемого подхода это осуществлялось не напрямую, а при помощи изобразительной продукции, которая как правило служила главным источником материала для обсуждений и интерпретаций.

Учитывая специфику данной группы, мы избегали дискуссии узких нюансов внутреннего мира больных и воздерживались от применения интерпретаций, характерных для психодинамического подхода. Арт-терапевт кроме этого стремился избежать прямого изложения собственной интерпретации работ больных, потому, что это было угрожает вторжением в их очень хрупкое «Я», усилением зависимости от психотерапевта и навязыванием дискурсивных моделей, каковые связаны культурным и опытным опытом ведущего. Было разумеется, что многие психиатрические больные и без того находятся в через чур сильной зависимости от мнения медицинских работников и применяемых ими форм концептуализации психологического опыта, что значительно искажает восприятие больными потребностей и переживаний. Исходя из этого минимизация вмешательства во внутриличностное пространство больных при помощи отказа от прямых интерпретаций их картинок представлялась самая корректной.

Одновременно с этим не было возможности не учитывать того, что многие душевнобольные характеризуются повышенной потребностью в получении помощи со группы и стороны психотерапевта. Исходя из этого и на протяжении неспециализированных дискуссий в группе, и при личном общении с некоторыми больными арт-терапевту часто приходилось прибегать к применению разных приемов их прямой помощи в виде похвалы, советов, и сообщения информации того либо иного рода, включая и описание психотерапевтом собственных ассоциаций и собственных чувств, которые связаны с ходом работы и рисунками пациентов. Все это служило упрочнению взаимоотношений психотерапевта с участниками группы.

Время от времени, в особенности в тех случаях, в то время, когда больные затруднялись сказать в присутствии вторых участников группы, в качестве одного из вариантов вербальной обратной связи употреблялись художественные описания изобразительной продукции: мы предлагали больным создать на базе собственных картинок рассказ либо попросту записать последовательность связанных с ними ассоциаций. Для тех больных, кто отличался

выраженными дефензивными развитой способностью и тенденциями к интроспекции, таковой вариант работ появился достаточно продуктивным: он представлялся им более «надёжным», служил упрочнению их личных границ, повышению внутриличностной самостоятельности и дистанции. Помимо этого, таковой вид работы имел возможность сопровождаться спонтанным осознанием больными разных качеств собственного системы отношений и внутреннего мира.

Время от времени ключом к пониманию переживаний больного и базой для продуктивного диалога имело возможность помогать наименование рисунка. Применение техники прояснения помогало подвести больного к осознанию глубокого содержания изобразительной продукции. Наряду с этим значительно чаще заглавия выбирались интуитивно.

Клинический пример. Примером этого возможно рисунок, созданный пациенткой 35 лет, в первый раз поступившей на лечение в дневной стационар с диагнозом «эндореактивная депрессия». Она замужем и имеет троих детей.

Рисунок выполнен в технике монотипии и назван ею «Подземное озеро капитана Немо». Выбирая наименование для собственного рисунка, пациентка никак не связывала его со системой отношений и своими переживаниями. В то время, когда началось обсуждение рисунка, то дама поведала, что состояние депрессии было вызвано, согласно ее точке зрения, эмоциональным потрясением — встречей на протяжении отдыха с занимательным для нес человеком, последующим переживанием и сильной влюблённостью глубокой вины перед детьми и мужем, и пересмотром многих представлений и привычных ценностей.

В ходе рассказа пациентку неожиданно «осенило», и она объявила, что ее рисунок именно отражает историю ее встречи с этим человеком да и то сложное состояние, которое она в следствии этого пережила.

На рисунке видно, что изображенная пациенткой пещера представляет собой замкнутое пространство, окруженное со всех сторон сводами коричневого цвета. Наверху же своды пещеры переливаются всеми цветами радуги, из-за того что в пещеру попадает некоторый источник света.

Пациентка высказала предположение, что пещера может иметь пара выходов. Один из них возможно отыскать только блуждая по подземному лабиринту, он ведет на поверхность почвы — в привычный для пациентки мир. Второй выход связан с погружением в озеро на корабле капитана Немо. Наряду с этим место всплытия корабля возможно самым неожиданным.

Так, применение проработки и техники прояснения и осмысление заглавия рисунка помогли больной прийти к осознанию связи созданных ею образов со своим состоянием и сложившейся жизненной обстановкой. Более того, в следствии дискуссии рисунка она кроме этого смогла прояснить кое-какие обстоятельства собственного депрессивного состояния и представить возможности вероятного выхода из него, ориентированные на различные жизненные «сценарии».

Один из картинок, созданных позднее пациенткой на тему «Прошлое, настоящее, будущее» (рис. 21), говорит о том, что этот период судьбы, который связан с заболеванием, посещением дневного стационара и работой в арт-терапевтической группе, явился временем глубокого осмысления совокупности собственных цен и отношений-

Рис. 21. Прошлое, настоящие, будущее

ностей Прошлое воспринимается пациенткой как довольно радостное время, которое связано с воспитанием детей, в то время, когда она, но, не осознавала смысла собственной жизни за пределами материнской роли. Будущее же, не смотря на то, что и наполненное множетвом неприятностей (обозначенных символами вопроса) и неопределенностью, характеризуется более четким понятием о собственных жизненных приоритетах и громадным разнообразием потребностей и интересов.

Катамнез данной пациентки говорит об отсутствии у нее в последующем (по крайней мере три года спустя по окончании завершения занятий в арт-терапевтическои группе) каких-либо продолжительных депрессивных эпизодов, каковые имели возможность бы являться причиной для возобновления лечения. адаптации и Уровень пациентки был высок. Она жила с семьей, смогла отыскать новую, более занимательную работу, а круг ее контактов и интересов расширился. В частности, ее стали значительно больше, чем раньше, интересовать духовные вопросы.

Первый вебинар с подстрочным текстом от 07.09.2018 о стратегии развития онлайн-обучения


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: