Феномены, связанные с физическим телом

Анни Безант – его тела и Человек

Пер. Ю. Хатунцева

Введение

В вопросах его носителей и сознания, оболочек и человека, в каковые он облачается, царит такая путаница, что представляется целесообразным легко и светло изложить перед теми, кто изучает Теософию, те факты, каковые нам самим известны. Мы уже достигли в собственном обучении той стадии, в то время, когда очень многое из того, что раньше представлялось туманным, сейчас прояснилось; очень многое из того, что раньше было смутным, представляется сейчас в полной мере определенным, и очень многое из того, что ранее было воспринято как догадка, сейчас делается очевидным. Исходя из этого для нас будет очень просто изложить все узнаваемые факты в определенной последовательности (те факты, в которых образцовый ученик может убеждаться самостоятельно, замечая их всегда по мере роста собственных свойств), говоря о них столь же с уверенностью, как мог бы сказать, к примеру, физик, излагающий сущность уже изученных и обрисованных явлений. Но равно как и физику, метафизику также характерно заблуждаться: по мере того, как отечественные знания увеличиваются, ветхие факты предстают перед нами в новом свете; их связь делается все более понятной, и сам их суть вследствие этого изменяется. В большинстве случаев это происходит оттого, что новые знания убеждают нас в том, что факты, ранее представлявшиеся нам безграничными, на деле оказываются всего лишь частным случаем. Излагаемые тут взоры не опираются ни на какой авторитет; это всего лишь рвение одного ученика растолковать второму ученику то, что было им преподано, но, разумеется, не всеми воспринято верно; и поделиться результатами наблюдений, сделанных тем же учеником в меру собственных ограниченных свойств.

В начале предпринятого нами изучения нужно побудить западного читателя поменять привычное ему вывод о себе самом, чтобы он не смешивал фактически человека с теми телами, в которых он пребывает. Мы через чур привыкли отождествлять себя с теми внешними оболочками, в которых мы заключены; через чур склонны отождествлять себя со собственными телами. Но чтобы верно осознать изложенную тут концепцию, нужно отказаться от этих взоров и прекратить отождествлять себя с оболочками, в каковые мы входим только на время и после этого снова оставляем, в то время, когда приходит время, дабы поменять их на новые. Отождествлять себя с этими преходящими телами столь же нелепо и довольно глупо, как, к примеру, отождествлять себя со своей одеждой; мы не зависим от тел — их сокровище для нас пропорциональна их полезности. Обстоятельством этого везде распространенного заблуждения, в соответствии с которому отечественное сознание (являющееся отечественным подлинным Я) тождественно тем носителям, в которых оно сейчас функционирует, возможно разве что тот факт, что в состоянии бодрствования, и частично кроме этого и в состоянии сна, сознание живет и действует в теле, и человеку непосвященному сложно вообразить его вне тела; но интеллектуальным методом в полной мере вероятно постичь подлинное положение вещей, и мы можем обучиться вычислять отечественное подлинное Я хозяином применяемых им оболочек; со временем отечественный опыт совсем убедит нас в том, что это очевидный факт; мы обучимся отделять собственный подлинное Я от его тел, выходить за пределы собственных носителей и убедимся в том, что вне этих носителей горизонты отечественного сознания несоизмеримо более широки и что оно никоим образом не зависит от своих оболочек; после достижения данной стадии предстоящее отождествление отечественного подлинного Я с нашим телом станет уже неосуществимым и мы ни при каких обстоятельствах уже более не впадем в заблуждение относительно того, можем ли мы быть аналогичны своим носителям. Интеллектуальное осознание истины доступно каждому из нас, и любой из нас в состоянии обучиться ощущать отличие между подлинным Я — его — телами и человеком; обучиться этому — уже свидетельствует избавиться от иллюзии, которая опутывает большая часть людей; и, следовательно, купить принципиально новое отношение к судьбе и ко всему миру, то отношение, которое возвысит нас над случайностями и переменами смертной судьбе (над мелочными проблемами, довлеющими над воплощенным сознанием), вознесет в сферы более безмятежные, где мы сможем постичь подлинное соотношение между всегда изменяющимся и довольно неизменным, сможем почувствовать отличие между человеком, барахтающимся в волнах, каковые бьют, швыряют и топят его, и человеком, стоящим на вершине гора, о подножие которой разбиваются эти волны, бессильные причинить ему какой-либо вред.

Под человеком я подразумеваю живое, сознательное, мыслящее Я — индивидуальность; телами же именую те разные оболочки, в которых это подлинное Я заключено и через посредство каждой из которых оно имеет возможность функционировать на определенном замысле вселенной. Подобно тому как человек для движения в пространстве может применять: повозку — при перемещении по земле, летательный аппарат — при передвижении по воздуху либо лодку — для путешествия по воде, но все равно остается наряду с этим самим собой, так и подлинное Я, настоящий человек, остается само собой, в каком бы теле оно не функционировало; и подобно тому, как повозка, летательный аппарат либо лодка создаются из разных стройматериалов и имеют разные конструкции, максимально приспособленные к стихии собственного передвижения, так и каждое тело приспособлено к тем условиям, в которых ему предназначено функционировать. Одни тела — уже, другие — плотнее; одни живут продолжительнее, другие — меньше; одни владеют громадными свойствами, чем другие; но у всех у них одно неспециализированное свойство — их жизнь скоротечна в сравнении с судьбой человека, все они — его слуги, его орудия, изнашивающиеся и снова восстанавливающиеся в соответствии со своей природой, приспосабливаясь к разнообразным потребностям человека и его растущим свойствам.

Мы разглядим их поочередно — одно за вторым, начиная с самого низшего, а после этого поведаем и о самом человеке — о том, кто действует через посредство всех этих тел.

ФИЗИЧЕСКОЕ ТЕЛО

Термином физическое тело обозначаются два низших принципа человека, именуемые в отечественной ветхой терминологии Стхула Шарира и Линга Шарира. Оба они действуют на физическом замысле, складываются из физической материи, формируются на время одной физической жизни, оставляются человеком в момент смерти и распадаются оба на элементы физического замысла, тогда как человек переходит потом на астральный замысел.

Еще одна обстоятельство классифицирования этих двух правил как физического тела либо физического носителя содержится в том, что во все время нахождения в физическом мире, либо замысле, как мы привыкли сказать, мы используем или одну, или другую, или обе эти физические оболочки совместно; по собственному строению они принадлежат к физическому замыслу и не в состоянии выйти за его пределы; действующее в них сознание кроме этого сковано физическими ограничениями и подчинено простым законам пространства и времени. Не смотря на то, что эти оболочки и смогут частично отделяться друг от друга, в течение жизни они фактически ни при каких обстоятельствах не разделяются; более того, их разделение нежелательно и есть показателем заболевания, разбалансированного состояния.

В соответствии с собственному составу они классифицируются как эфирный двойник и плотное тело; последний является зеркальным отражением видимого тела — частица к частице — и служит в качестве проводника для всех электрических и жизненных потоков, от которых зависит жизнедеятельность тела.

Эфирный двойник до сих пор обозначался термином Линга Шарира, но из-за определенных причин нужно отказаться от предстоящего применения данного термина. Термин Линга Шарира с незапамятных времен употреблялся в индуистских книгах в другом значении, и благодаря этого произвольное и обычно неправильное толкование данного термина создало громадную путаницу в умах как западных, так и восточных читателей, изучающих особую литературу Востока. Одна лишь эта обстоятельство, не говоря уже обо всех остальных, есть достаточным основанием чтобы отказаться от неправомерного применения этого термина, Помимо этого, обозначение структурных составляющих человека британскими терминами нужно еще и вследствие того что разрешает удалить из отечественной литературы для начинающих тот камень преткновения, о что так довольно часто спотыкаются все новички, — санскритскую терминологию. Тем более, что термин эфирный двойник весьма совершенно верно передает состав и характер данной более узкой части физического тела, что делает его значимым и удобным для запоминания (каким, фактически, и должно быть каждое особое обозначение); эфирный — по причине того, что состоит он из эфира, а двойник — по причине того, что являет собой правильный дубликат плотного тела, его тень, в случае если возможно так выразиться.

Физическая материя может пребывать в семи хороших друг от друга состояниях, и в каждом из них она имеет огромное множество разных вариаций, не смотря на то, что всем им и характерны кое-какие объединяющие их показатели. Вот эти состояния: жёсткое, жидкое, газообразное и эфирное, причем последнее, со своей стороны, делится на четыре разных состояния, столь же хороших друг от друга, как, к примеру, жидкости отличаются от жёстких и газообразных веществ.

Таковы эти семь состояний физической материи, одна из частей которой способна переходить в любое из этих состояний, не смотря на то, что при обычной температуре и обычном давлении (как мы их сами условно выяснили) каждое вещество пребывает в том либо другом определенном и довольно устойчивом состоянии. Так, к примеру, золото в большинстве случаев жёсткое, вода — жидкая, а тот же хлор, в большинстве случаев, газообразный.

Физическое же тело человека складывается из материи во всех семи ее состояниях: в плотное тело входят жёсткие вещества, жидкости и газы; эфирный двойник складывается из всех четырех разновидностей эфира, обозначаемых соответственно как эфир I, эфир II, эфир III и эфир IV.

Излагая людям высшие теософские истины, мы довольно часто слышим в ответ жалобы на то, что они выглядят через чур туманно, и — вопросы: С чего направляться начать? В случае если мы желаем изучать их для себя самих и хотим доказать себе истинность этих утверждений, то что нам для этого необходимо осуществить в первую очередь? Какими должны быть отечественные первые шаги? Что представляет собой азбука того языка, на котором столь непринужденно общаются философы? Что направляться делать нам, женщинам и обычным мужчинам, чтобы выяснить эти учения и самим убедиться в их правильности, а не принимать легко на веру слова тех, кто говорит: Мы знаем?

Ниже на страницах данной книги я попытаюсь ответить на все вопросы, дабы те, кто вправду без шуток настроен, имели возможность определить, какие конкретно практические шаги им направляться предпринять в первую очередь. Неизменно считалось и считается, что эти шаги должны охватывать и интеллектуальный, и моральный, и духовный нюансы судьбы. В случае если человек будет совершенствовать лишь собственный физическое тело, то что бы он ни делал, он ни при каких обстоятельствах не станет ни пророком, ни святым; но потому, что это тело есть орудием, которое мы используем, нужно тренировать в некотором роде и его также, дабы иметь возможность следовать по Пути.

Занимаясь только своим физическим телом, мы ни при каких обстоятельствах не достигнем тех высот, к каким стремимся; но в случае если мы не будем обращать на него совсем никакого внимания, то они кроме этого окончательно останутся для нас недостижимыми. Тела, в которых пребывает человек, являются его орудиями, и первое, что мы должны понять, это то, что тело существует для нас, но не мы для тела; тело — это орудие, которое должно нам помогать, но мы не принадлежим ему и не должны становиться его слугами.

Тело — это инструмент, что возможно совершенствовать, исправлять, закалять и вырабатывать так, дабы приспособить его как возможно лучше к служению человеку на физическом уровне в качестве средства успехи его высших целей. Все, что содействует этому, направляться поощрять и развивать; всего, что мешает этому, направляться избегать. И не имеет значения, каковы жажды самого какие привычки и тела оно успело купить в прошлом; это отечественное тело, оно должно нам помогать, должно выполнять отечественные жажды; но в тот момент, в то время, когда оно получает власть над нами и требует, дабы не оно служило человеку, но совсем напротив, сейчас вся цель нашей жизни переворачивается с ног на голову, и какой-либо прогресс делается совсем неосуществимым. Как раз с осознания этого и обязан затевать любой вправду заинтересованный человек.

Сама природа физического тела предрасположена к тому, дабы оно было всего лишь слугой, орудием. Оно владеет определенными качествами, содействующими тому, дабы его тренировать и вырабатывать без особенных упрочнений.

И одним из этих качеств есть приобретение привычек: в случае если приучить тело к определенному роду деятельности, то в будущем оно будет уже с готовностью и без всякого сопротивления и дпльше заниматься данной деятельностью и будет столь же счастливо, как и раньше, даже в том случае, если прежде оно занималось чем-то совсем противоположным. В случае если разрешить телу усвоить какие-либо плохие привычки, то при попытке отказаться от них мы столкнемся с его очень активным сопротивлением; но в случае если все же заставить тело отказаться от этих привычек, поборов его сопротивление, в случае если все же вынудить его делать то, что желает человек, то скоро оно в полной мере примирится с навязанным ему новым образом судьбы и будет направляться ему с таким же наслаждением, с каким оно следовало прошлым привычкам, от которых человек счел целесообразным отказаться.

Разглядим вначале отечественное плотное тело, которое мы можем с достаточной степенью точности назвать видимой частью физического тела, не смотря на то, что его газообразная часть все же не видна невооруженному физическому глазу. Это внешняя оболочка человека, его низшее проявление, его самое ограниченное и несовершенное выражение самого себя.

Плотное тело

На вопросе о строении этого тела нам нужно будет задержаться довольно продолжительное время, чтобы выяснить, как мы можем очищать это тело и тренировать его; мы должны разглядеть как те его действия, каковые зависят от отечественной воли, так и те, каковые не зависят от нее. Оба эти вида деятельности вероятны благодаря нервным совокупностям, но нервным совокупностям разного типа.

Один тип нервной совокупности снабжает деятельность тела по поддержанию собственной жизнеспособности, благодаря ей уменьшаются легкие, пульсирует сердце, действует пищеварительная совокупность. Эта нервная совокупность складывается из непроизвольно действующих нервов и именуется в большинстве случаев симпатической нервной совокупностью.

На одном из этапов продолжительной физической эволюции, на протяжении которой формировались отечественные тела, эта совокупность контролировалась владеющим ею животным, но неспешно она обучилась трудиться машинально, вышла из-под контроля воли и, купив так квазинезависимость, поддерживает обычную жизнедеятельность тела. До тех пор пока тело здорово, человек не подмечает данной деятельности; он начинает подмечать, что дышит, лишь в то время, когда его дыхание затрудняется либо прерывается; он начинает подмечать, что его сердце бьется, лишь в то время, когда ритм его биения учащается или начинает давать сбои; но в то время, когда у него все в норме, эти процессы протекают фактически незаметно.

Но симпатическую совокупность все же вероятно вернуть под контроль воли, благодаря продолжительным и больным упражнениям, и одна из групп индийских йогов — их именуют хатха-йоги — достигла в этом направлении больших высот. Целью данной практики есть стимулирование низших психологических свойств. Развить их в себе возможно методом действия конкретно на физическое тело, без сопутствующего духовного, морального либо интеллектуального роста.

Хатха-йог устанавливает контроль за своим дыханием (кое-какие смогут кроме того получать фактически полной его остановки на очень долгий период), над ритмом сердцебиения, ускоряя либо замедляя так скорость кровообращения; благодаря всем этим операциям они смогут вводить собственный физическое тело в транс и высвобождать таким методом астральное тело. Этому способу не следует подражать, но пример данный выглядит очень поучительным для западных народов, склонных приписывать телу господствующую роль, поскольку демонстрирует, как большую власть может получить человек над этими, в большинстве случаев, машинально протекающими физическими процессами, и разрешает заметить, что тысячи людей, добровольно подвергающих себя этим долгосрочным и до крайности больным упражнениям с целью высвободиться из темницы физического тела, вправду смогут жить в то время, как жизнедеятельность их тел заканчивается. По крайней мере, эти люди искренни в собственном усердии и больше не являются рабами собственных эмоций.

Следуя потом, мы переходим к произвольно действующей нервной совокупности значительно более серьёзной для отечественного разума. Это сложнейшая совокупность, служащая орудием отечественного мышления, благодаря ей мы ощущаем и перемещаемся на физическом уровне. Она складывается из спинно-мозгового столба, включающего в себя спинной и мозг (от этого столба во все участки тела отходят нервные окончания); сенсорных и двигательных нервов (нервы, благодаря которым мы ощущаем, направлены от периферии к центральной оси столба; нервы, благодаря которым мы двигаемся, направлены от центральной оси столба к периферии).

Нервные окончания присутствуют фактически во всех частях тела; следуя по направлению к спинному мозгу, они образуют нервные узлы, составляющие внешнюю фиброзную (fibrous) структуру спинного мозга; следуя дальше вверх, они снова разветвляются в головном мозге, распределяясь особенным образом в его полушариях. мозг есть, так, центром всех отечественных эмоций и всех целенаправленных перемещений, контролируемых волей. Через эту совокупность человек проявляет собственную свой сознание и волю, и центром ее возможно назван мозг .

Человек не в состоянии сделать на физическом замысле ничего, в противном случае как при нервной системы и помощи мозга; если они выйдут из строя, то человек проявлять себя осознанно уже не сможет. Именно на этом факте основывается утверждение материалистов о деятельности мозга и взаимозависимости мышления; в случае если разглядывать лишь физический уровень, как это и делают материалисты, то это вправду так; и чтобы доказать, что мышление не результат нервной деятельности, нужно привлечь силы с другого уровня — астрального замысла.

В случае если мозг поврежден наркотическими веществами, заболеванием либо механической травмой, то мышление человека, у которого в собствености данный мозг, уже не имеет возможности обнаружить должного выражения на физическом уровне. Материалисты исходя из этого показывают кроме этого на то, что кое-какие физические заболевания воздействуют кроме этого и на мышление. Существует такая редкая заболевание — афазия, поражающая участок мозговой ткани около уха, что ведет к утраты памяти на слова: если вы зададите человеку, страдающему данной заболеванием, какой-либо вопрос, он вам не ответит; если вы спросите, как его кличут, он кроме этого промолчит; но если вы назовете ему его имя, он определит его; если вы сделаете в его присутствии какое-либо заявление, он сможет выразить собственный согласие либо несогласие с ним; он думает , но не имеет возможности сказать.

Похоже, что та часть его мозга, которая была повреждена, была связана с его физической памятью на слова, и потому в связи с заболеванием человек потерял эту память и превратился в немого, но сохранил свойство мыслить, что проявляется в выражении им согласия либо несогласия с утверждениями и различными предложениями.

Очевидно, несостоятельность всех приводимых пошлыми материалистами доводов делается очевидной, в то время, когда человек освобождается от собственного несовершенного орудия: к нему снова возвращается свойство полностью проявлять собственные силы, не смотря на то, что с течением времени он опять окажется в плену физического проявления, которое уже само по себе калечит его, делая неполноценным.

Но же важность этого наблюдения для данного изучения содержится не в том, что оно подтверждает несостоятельность материалистической позиции, но в том, что оно обосновывает, что проявление человека на физическом уровне уже само по себе есть ограничителем его свойств, и ограничиваются они благодаря несовершенства орудий, которыми человек должен пользоваться на этом уровне; и что орудия эти подвержены действию физических же влияний; эти влияния смогут нанести ущерб физическим орудиям человека, но они же смогут и улучшить их — данный вывод есть крайне важным для нас, в чем мы потом убедимся.

Нервные совокупности, как и все другие части тела, складываются из клеток — мелких телец, имеющих определенное строение, нужными элементами которого являются внешние стены и содержащиеся в них частицы и вещества. Клетки возможно заметить под микроскопом и убедиться, что они имеют разное строение в силу разнообразия собственных функций; клетки, со своей стороны, складываются из более небольших молекул, а молекулы — из атомов, и любой атом есть небольшой, неделимой частицей, сохраняющей свойства соответствующего ему химического элемента. Эти химические атомы, создавая неисчислимое множество комбинаций, образуют все газы, жидкости и жёсткие вещества, составляющие плотное тело. Для теософа любой таковой атом — живое существо, живущее собственной судьбой; и любой объект, воображающий собой определенную комбинацию этих атомов, — также живое существо; и не смотря на то, что каждый атом и каждая клетка живут собственной судьбой, все эти химические атомы, молекулы и клетки образуют единое органическое целое — тело, которое является носителем для значительно более высокой формы сознания, чем все те, каковые они смогут купить в собственных отдельных судьбах.

Те частицы, из которых состоит тело, часто возникают и снова разрушаются; и не смотря на то, что каждое из них складывается из множества атомов, они через чур мелки, дабы возможно было рассмотреть их невооруженным глазом, но все же большая часть из них различимо под микроскопом.

В случае если разглядеть под микроскопом капельку крови, то возможно найти в ней множество перемещающихся живых телец — красных и белых корпускул; причем, белые по собственному поведению и строению напоминают простых бактерий; в случае если человек физически болен, то в его крови возможно найти разнообразные бациллы и вредные микробы. Ученые сообщили бы в этом случае, что в отечественном теле живут как нужные, так и вредные микробы. Кое-какие микробы причиняют телу вред, другие же, наоборот, набрасываются на вредоносных инопланетян и пожирают их, и уничтожают ослабленные клетки. Кое-какие микробы поступают в организм извне и время от времени приносят с собой заболевание; другие же поддерживают тело в здоровом состоянии и восстанавливают отечественную оболочку, вещество которой всегда разрушается, отжив собственный век, образуя наряду с этим материалы, из которых создаются другие тела, — взаимодействия и этот процесс изменения происходит беспрерывно.

на данный момент большая часть людей мало что знает либо же редко вспоминает над этими фактами, но как раз в них кроется возможность усовершенствования физического тела для того, чтобы сделать его максимально действенным носителем для пребывающего в нем человека. Простой человек предоставляет собственному телу самому вырабатывать себя из поставляемых ему материалов, нимало не заботясь о природе этих материалов и руководствуясь при их выборе лишь желаниями и собственными вкусами, но никак не мыслями их соответствия цели построения чистого и добропорядочного вместилища для подлинного Я, для подлинного человека, что живет всегда.

Он не обращает никакого внимания на то, какие конкретно частички в него входят и какие конкретно выходят, он ничего не выбирает и ни от чего не отказывается, но данный процесс на самотек, подобно легкомысленному строителю, что готов возводить Собственный дом из всякого мусора: пучков волос и шерсти, грязи, щебня, песка, ногтей, прочего хлама и гвоздей. Воистину, отношение простого человека к собственному телу сравнимо только с работой нерадивого каменщика.

Очищение же плотного тела происходит благодаря подбора тех частиц, которым предназначено питать его; человек обязан поставлять телу через пищу лишь самые чистые вещества, отвергая все неотёсанное и нечистое; он знает, что благодаря естественному обмену веществ те частицы, каковые пробрались в организм в то время, в то время, когда он легкомысленно относился к питанию тела, неспешно будут выведены из него, самое большее — через 7 лет (не смотря на то, что данный процесс возможно существенно ускорен), и решает больше не допускать в тело ничего нечистого; и по мере того как в теле будет оказаться все больше чистых элементов, будет возрастать и армия его защитников, уничтожающих все вредоносные частицы, проникающие в тело вопреки воле самого человека.

Активная воля человека сохранить собственный тело в чистоте своим магнетическим влиянием ликвидирует все нечистое кроме того около его тела, тем самым мешая рвению нечистых созданий пробраться вовнутрь его и закрывая для них все вероятные дороги внедрения, каковые неизбежно существуют, потому, что тело живет в воздухе, насыщенной нечистыми частицами самого различного свойства.

В то время, когда человек решает очистить так собственный тело, дабы перевоплотить его в орудие, самоё подходящее для деятельности собственного подлинного Я, он тем самым делает первый ход по пути Йоги, — и данный ход в обязательном порядке должен быть сделан, если не в данной, то в какой-нибудь последующей жизни, перед тем как возможно будет действительно задаться вопросом: Как именно я могу доказать себе истинность утверждений Теософии?

Каждое подтверждение тех фактов, каковые выходят за рамки физического истолкования, неразрывно связано с полным подчинением физического тела его настоящему хозяину — человеку; нужно убедиться в истинности этих фактов, но это нереально, пока человек заключен в темницу собственного тела либо до тех пор пока это тело нечисто. Кроме того в случае если человеку удастся, не обращая внимания на нынешние негативные события, сохранить при себе какие-то психологические свойства, частично развитые благодаря более верному поведению в других судьбах, он все равно не сможет ими пользоваться, в случае если его тело не будет чистым; их воздействие будет притуплено либо искажено при прохождении через нечистое тело, и его результаты будут смотреться совсем неубедительными.

Предположим, что человек сознательно решил очистить собственный тело, рассчитывая на то, что в течение 7 лет оно само всецело обновит составляющий его материал, или избрав для этого более быстрый, не смотря на то, что и более тяжелый путь; в любом случае ему придется шепетильно подбирать материал для построения нового, чистого тела, и перед ним сам собой поднимется вопрос о диете.

Ему сразу же направляться исключить из собственного рациона всё, что может произвести в его организме загрязняющие, нечистые частички. Срочно отказаться от алкоголя и всех содержащих алкоголь напитков, потому, что он есть обстоятельством появления в физическом теле самые нечистых микробов — продуктов разложения; эти микробы не только вредоносны сами по себе, но они еще и приводят к неприятию со стороны невидимых физическому глазу существ, населяющих следующий уровень, а следовательно, неприятие вызывает и все тело, в котором эти микробы обитают.

Пьяницы, лишившиеся собственных физических тел, уже не смогут более удовлетворять собственную потребность в алкоголе и потому постоянно бродят около тех мест, где распиваются спиртное, и около тех людей, каковые употребляют спиртное, стараясь пробраться в их тела, дабы приобщиться так к этому низменному наслаждению, рабами которого они стали.

Утонченного воспитания дамы отшатнулись бы от своих бокалов с вином, моги они видеть, какие конкретно ужасные создания наряду с этим стремятся приобщиться к их наслаждению, и для этого стараются подобраться к ним как возможно ближе. К тому же около планируют и разные вредные элементалы (elementals) — мысли пьяниц, принявшие форму элементалов; и неотёсанные частицы — остатки разрушившихся тел пьяниц и развращенных людей; они попадают в тело из окружающей воздуха, огрубляя и ослабляя его.

взглянуть на людей, систематически употребляющих алкоголь либо же связанных с производством либо распродажей спирта, вина, пива и других нечистых напитков, мы можем воочию убедиться, как физически неотёсанны их тела.

Пивовар, обладатель распивочной, не говоря уже о людях всего общества, злоупотребляющих алкоголем, — наглядный пример того, во что медлительно, но правильно превращает собственный тело любой, кто разрешает этим частицам попадать в него; и чем больше этих частиц будет поглощено, тем более неотёсанным станет тело. Так же обстоит дело и со многими вторыми продуктами: мясом млекопитающих, птиц, рептилий, рыбой и со всеми ракообразными и моллюсками, питающимися падалью. Как смогут быть чистыми, чувствительными, всецело сбалансированными и здоровыми тела, складывающиеся из аналогичных материалов?! А ведь для освоения всех высших видов деятельности человеку нужно тело сильное и чистое, как закаленная сталь.

Разве необходимы еще какие-нибудь примеры кроме тех, что являют собой тела, пребывающие в подобном окружении? взглянуть на мясника либо на забойщика скота и сообщите, разве смогут их тела являться проводниками возвышенных высоких духовных и мыслей материй! А ведь они являются продуктом действия тех сил, каковые неотвратимо преследуют каждое тело, приученное к нечистой пище, которую эти люди сами же и создают.

Само собой разумеется, никакой уход за своим физическим телом не прибавит человеку духовности, но иначе — для чего человеку мешать формированию собственной духовности, оставляя нечистым собственный тело? Для чего ему ограничивать, искажать, уменьшать собственные способности, не имеет значение — громадные они либо мелкие, заставляя их проявляться через посредство несовершенного орудия, которое он в полной мере имел возможность бы усовершенствовать?

Существует, но, еще одна сложность, которую мы никак не можем обойти вниманием. Мы можем какое количество угодно заботиться о собственном теле, твердо решив не загрязнять его, но нам все равно нужно будет жить среди легкомысленных людей, каковые не имеют ни мельчайшего представления обо всех вышеизложенных природных факторах. В таком городе, как Лондон, да в неспециализированном-то и в любом втором городе Запада, нереально кроме того пройти по улице, дабы на каждом углу тебя не подстерегала опасность загрязнения; и чем более чистым будет тело, тем более обостренными будут его физические эмоции и тем более нужно будет страдать человеку в окружении цивилизации столь неотёсанной и животной, каковой она на данный момент есть. Проходя по бедняцким либо деловым кварталам, на каждом углу встречаешь пивную, и запах спиртного настигает вас везде; миазмы одного питейного заведения наслаиваются на зловоние другого, кроме того кварталы, считающиеся более респектабельными, отравлены тем же самым; а куда деваться от запаха скотобоен и мясных лавок!? Конечно же, по мере развития цивилизации возможно ожидать, что условия станут более благоприятными, а все эти нечистые заведения будут собраны в одном особенном квартале, где их сможет отыскать любой, кто захочет. А до тех пор пока испускаемые этими заведениями частички оседают на отечественных телах, попадают в отечественные легкие из воздуха. Но так же как здоровое тело не формирует условий, в которых имели возможность бы развиваться вредные микробы, так и чистое тело не разрешает пробравшимся в него нечистым частицам укорениться в нем. И помимо этого, как мы уже говорили, за чистотой отечественного тела следят целые армии живых существ — отечественные телохранители, в самом прямом смысле этого слова; и когда вредоносные частички попадают за ограду крепости чистого тела, эти легионы телохранителей тут же набрасываются на них и практически разрывают инопланетян на части. Мы сами должны выбрать, иметь ли у себя в крови лишь таких защитников отечественной собственной жизни либо же допустить в нее еще и разбойников, каковые нападают на все хорошее, стремясь стереть с лица земли его. Чем последовательнее мы будем заботиться о чистоте собственного тела, тем надежнее мы будем ограждены от всякого вредного вмешательства извне.

Выше уже говорилось об автоматизме тела, о его предрасположенности к приобретению привычек и о том, что эту его особенность возможно обратить себе во благо. В случае если теософ сообщит кому-нибудь, кто честно пытается заниматься Йогой, дабы достигнуть наибольших замыслов бытия: Вначале ты обязан очистить собственный тело, а уж позже ты сможешь заняться вправду настоящей Йогой, потому, что настоящая Йога страшна для нечистого и неподготовленного тела так же, как спичка страшна для бочонка с порохом, в случае если теософ так сообщит, то в ответ он, быть может, услышит, что следование по этому пути содержит опасность для здоровья.

Но в случае если быть всецело честными, то телу в неспециализированном-то совсем безразлично, чем вы его питаете, только бы эта пища имела возможность поддерживать его в здоровом состоянии; и какой бы вид чистой и питательной пищи вы не избрали для него, скоро оно к ней привыкнет. Потому, что оно действует машинально, тело скоро прекратит потребовать того, в чем вы ему настойчиво отказываете; и если вы станете оставлять его потребность в неотёсанной и нечистой пище без внимания, то скоро оно совсем прекратит нуждаться в ней. И подобно тому как человек, наделенный простым вкусом, с отвращением отворачивается от протухшей курицы либо несвежей говядины, хотя бы в свежем виде заключительные и считались деликатесом, так же и очищенный вкус будет восставать против неотёсанной пищи.

Очевидно, в случае если человек приучил собственный тело к разным видам неотёсанной пищи, то оно будет потребовать эту неотёсанную пищу неизменно, и человек будет стараться потакать его требованиям; но если он не будет обращать внимания на эти требования, а будет направляться своим заинтересованностям, а не прихотям тела, то весьма не так долго осталось ждать (так не так долго осталось ждать, что это его точно поразит) он найдёт, что его тело признало собственного властелина и повинуется его железной воле; скоро оно начнет предпочитать ту пищу, которую ему предлагают, у него разовьется пристрастие к чистой пище и отвращение к нечистой.

Привычка, так, возможно обращена и во вред, и во благо; тело покоряется, в то время, когда вы даете ему осознать, кто его подлинный хозяин и что вы не собираются разрешать этому орудию — собственному телу, которым пользуетесь, — оказывать влияние на ваше продвижение к намеченной цели.

Истина в том, что кроме того не тело главной виновник отечественных вредных привычек, но Кама — природа жажды. Взрослое тело привычно испытывает недостаток в определенных вещах, но если вы взглянуть на ребенка, то увидите, что его тело отнюдь не пытается к тем вещам, на каковые взрослое тело набрасывается с желанием; тело ребенка, в случае если, само собой разумеется, оно не отягощено плохой физической наследственностью, не принимает ни мяса, ни вина, но взрослые заставляют ребенка имеется мясо, отец и мать разрешают ему за столом отпить мало вина из собственных бокалов, к тому же и внушают ему наряду с этим, что он обязан быть настоящим мужчиной (либо леди); и без того длится , пока принуждение окружающих и подражательная способность ребёнка не наставят его на путь зла.

Как раз так и вырабатывается вкус к нечистому, а быть может, просыпаются и прошлые камические пристрастия, каковые в другом случае имели возможность бы всецело истощиться, и тело неспешно привыкает как раз к той пище, которой его питают.

Но не обращая внимания на все эти купленные в прошлом привычки, попытайтесь поменять себя, и когда вы освободитесь от тех частиц, каковые стимулировали вашу потребность в нечистой пище, вы почувствуете, что пристрастия вашего тела изменяются и что ему делается неприятен кроме того запах тех продуктов, каковые ранее доставляли удовольствие.

Главным препятствием на этом пути есть Кама, но не само тело. Вам не хочется этого делать, но в случае если вам удалось преодолеть себя, то вы должны делать это в дальнейшем.

Вы рассказываете себе: В итоге, это не верно уж и принципиально важно. У меня нет никаких психологических свойств; я не достаточно высоко развит, дабы это имело возможность как-нибудь на меня воздействовать. Но вы и не достигнете ни при каких обстоятельствах большого уровня развития, если не станете стремиться к достижению наивысших собственных свойств, в случае если разрешите природе жажды оказывать влияние на ваше совершенствование.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: