Гегемония, язык и политическая корректность

Структурные элементы антидискриминационной практики связаны с традиционной радикальной критикой недочётов классической теории социальной работы (см. гл. 10). Так как общности и структура, появляющиеся на культурных основаниях, это неотъемлемая часть поведения человека, дискриминация не связана в целом только с личными предубеждениями, не смотря на то, что в отдельных случаях это возможно и без того. Она предстаатяет собой, первым делом, метод сохранения власти главных групп общества. Дискриминация поддерживается посредством господства, т.е. социального контроля над представлениями о природе общества. Так, дискриминация создается и поддерживается поведением и личными убеждениями, подкрепленными идеологиями, каковые развиваются благодаря атиянию со стороны властных групп с целью усиления и поддержки их главного положения в социальных структурах. Согласно точки зрения Фука, это очень серьёзный концепт критической теории (см. гл. 11). Уилсон и Бересфорд (2000) уверены в том, что направление, в котором социальная работа оценивает важность практики сопротивления угнетению, разрешает социальным работникам присваивать идеи клиентов, воображающих притесняемые группы, сохраняя наряду с этим власть для определения того, что есть притеснением. Так,

пользователи одолжений теряют контроль над собственной судьбой, что само по себе уже есть притеснением.

Одним из способов поддержания дискриминации есть применение социальных допущений и языка. В этом случае прослеживаются связи с теорией социального конструирования. Дэнней (1992) говорит, что постструктуралистская теория предлагает способ изучения, что разрешает на основе судебных материалов и данных социальных работ разбирать динамику процесса принятия дискриминационных ответов. Примером утверждения дискриминации посредством языка есть применение слов «идиот» и «паралитик» в оскорбительном значении, не смотря на то, что первоначально они были специальными терминами и высказывали определенную форму либо степень задержки соответственно физического и умственного развития. «Потому, что я белый и вырос, не встречая людей африканского происхождения практически до 20 лет, я не вспоминал о том, что быть белым нормально, а быть темнокожим необычно». Мы вычисляем такое восприятие себя и других как само собой разумеющееся. Согласно точки зрения Овузу-Бемпа (1994), социальные работники уверены в том, что самоидентичность темнокожих детей делается проблематичной, если они принимают белых сверстников так же, как себя. Нам направляться проявлять гибкость и открытость по отношению к этническим группам и учитывать их возможности, а не принимать как должное любое положение, относящееся к этнической идентичности.

Прямое отношение к антидискриминационной практике имеет концепт «политическая корректность»1. В частности он предполагает осмотрительное использование языка. Филпот (1999) показывает, что «политическая корректность» языка время от времени доходит до крайностей и делается предметом насмешек либо оскорблений, в то время, когда высмеивается чрезмерная обеспокоенность антидискриминацией. Пример последствий для того чтобы рода приводит Пинкер (1999). Он до тех пор показывает, что в то время, когда социальные работники получали усыновления детей одной и той же расы и оказывали им фостерскую помощь2, то у них не было достаточных оснований для активных антидискриминационных действий. В следствии, утверждает он, и дети, и усыновители упускали последовательность вероятностей. Согласно точки зрения Дента (1999), антидискриминационная практика обязана сосредоточиваться на действенном предоставлении одолжений, а не на использовании языка либо соблюдении мер предосторожности чтобы скрыть некорректность. Считается, что сензитивный язык — это соответствующая ситуации вежливость. Феаклох (2003) в обзоре, посвященном данному вопросу, показывает, что требования, каковые стали причиной обвинениям в неразборчивом применении политической корректности, были связаны с поиском соци-

‘ Политическая корректность как культурно-поведенческая и языковая тенденция появилась в 1980-х гг. в Соединенных Штатах. Она связана с перемещением африканских пользователей британским языком, выступивших против «расизма английского» и потребовавших его дерасиализации (йегаааИщНоп). Политическая корректность языка выражается в рвении отыскать новые способы языкового выражения вместо тех, каковые задевают достоинства и чувства индивида, ущемляют его человеческие права привычной языковой нетактичностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния организма, социального статуса и т.д. — Примеч. науч. ред.

1 Фостерская помощь (/о$1ег саге) — вид опеки, предполагающий помещение ребенка в семью, члены которой его содержат и воспитывают в течение определенного срока вместо своих родителей (наряду с этим родители ребенка лишаются родительских прав). — Примеч. науч. ред.

альных и политических трансформаций в рамках нового подхода: поменять отношения в сфере языка и культуры, а не стремиться к трансформации социальных университетов, закона либо политики. Попытка поменять социальные поведение и структуру посредством применения языка была новым явлением для большинства людей и воспринималась в основном как проявление высокомерия, а не как метод достижения социальных изменений. Более того, по мнению Феаклоха, в отличие от многих кампаний за социальные перемены, организаторы перемещений не трудились в стратегическом направлении, а рассматривали искомые перемены как вопрос справедливости, требующий немедленных и практических действий.

Так, антидискриминационные перспективы и перспективы сопротивления угнетению являются критическими для всей практики и организации социальной работы, поскольку они не смогут объединить главные социальные трансформации в целях успехи равенства и социальной справедливости для меньшинств и притесняемых групп. Культурный и сензитивный подходы подвергают сомнению структуралистское акцентирование внимания на социальной трансформации и неравенстве. Практикам предлагается выбор — всецело дать согласие со структурной критикой (социал-коллективистская стратегия) либо сосредоточиться на культурных возможностях, и на перспективах темнокожего населения и притесняемых групп, учитывающих нужды притесняемых меньшинств в рамках межличностной и терапевтической практики (рефлексивно-терапевтическая стратегия). Чтобы не было данной дихотомии социальным работникам потребуется индивидуал-реформистская стратегия, объединяющая структуралистское представление, этническую и культурную чуткость. Но такое объединение ведет к компромиссу, в частности со структуралистской возможностью.

Главные концепции

Главные антидискриминационные концепции выстраиваются на базе вводной работы Томпсона (2003а) «Антидискриминационная практика», ко-, торая на данный момент издается в третий раз. Дэлримпл и Берк (1995) в работе «Практика антипритеснения» предлагают анализ практики, отражающей деятельность социальных работников в странах общего благосостояния; особенное внимание уделяется правовой и профессионатьной ответственности. Книга Доминелли «Практика антипритеснения в социальной работе» (2002в) есть практическим управлением, не смотря на то, что в ней содержится меньше информации о межличностной практике, чем в работе Дэлримпла и Берка. Труд Доминелли в теоретическом отношении есть более исчерпывающим, чем работа Томпсона. Он имеет интернациональную направленность и основывается на антирасизме (1997). Книга Доминелли «Социальная работа» (2004) посвящена неспециализированной практике социальной работы. В ней рассматриваются главные английские группы клиентов, и содержится информация об антидеспотических возможностях.

Главной концепцией этнически-чувствительной практики есть работа Девор и Шлезингер (1999) «Практика этнически-чувствительной социальной работы». Дупер и Мур (2001) приводят нужную данные, но

концентрируются на группах этнических меньшинств, чаще всего встречающихся в Соединенных Штатах. Изучения Мартин и Мартин (1995) и Карлтон-ЛаНей (2001) содержат материал о влиянии темнокожего населения на социальную работу в Соединенных Штатах. В работе О’Хэген (2001) рассматривается неприятность культурной компетентности, но эта книга не есть исчерпывающим практическим управлением.

Дэлримпл и Верк: практика сопротивления угнетению

Дэлримпл и Берк воображают многие разглядываемые тут идеи в работе по сопротивлению угнетению (Дэлримпл, Берк, 1995). Их внимание сосредоточено на том, как правовая и опытная ответственность социальных работников может реализовываться в форме давления либо в направлении активизации клиента. Авторы создали модель для сверхсложной сферы социальной работы — применения права и власти — в целях обеспечения защиты как для общества, так и для клиентов. Выговор на сфере социальной работы, которая как бы вступает в конфликт с наступающей дискриминацией и начинается в направлении активизации клиентов, придает формулировке все громадную убедительность.

Согласно точки зрения Дэлримпла и Берка, для действенной практики сопротивления угнетению нужна теоретическая концепция, включающая ценностную базу. Четкое познание власти и права и угнетения должно кроме этого дать данные о практических сокровищах. Власть рассматривается в связи с личностными и социальными отношениями, в то время, когда человек либо несколько мешают вторым, каковые трактуются как не имеющие власти, дабы достигнуть удовлетворения потребностей либо стремлений. Угнетение понимается через личностные и социальные отношения, характеризующиеся правовым неравенством, в то время, когда люди соглашаются с ограничением собственных правовых возможностей. Дэлримпл и Берк утверждают, что обязана существовать связь между личностным социальным окружением индивида, которое может воображать его бесправным, и более широкой социальной совокупностью, поддерживающей беззащитное положение определенных групп. Социальные работники должны кроме этого быть в курсе деятельности работ, и не просто воспринимать политические проблемы, которые связаны с предоставлением социальных одолжений как повседневное принуждение, а разбирать собственную деятельность.

Названные правила должны использоваться на практике, дабы дать социальным работникам возможность осознать, в каких случаях они применяют либеральный, а не радикальным способ.

Так, в соответствии с Дэлримплу и Берку, практика сопротивления угнетению требует:

¦ стимулирования собственной активности клиента;

¦ работы в партнерстве с клиентами;

¦ минимальной интервенции.

Социальные работники смогут применять эти положения в практике социальной работы в рамках простых полномочий и чтобы не прибе-336

гать к давлению. К примеру, социальный работник, оказывающий помощь пожилой даме, не должен ставить перед собой цель проверить ее методность совладать со собственными проблемами самостоятельно. Вместо этого ему направляться открыто обсудить с ней вероятные риски, появляющиеся при самопомощи, и совместно трудиться над замыслом по предотвращению появляющихся неприятностей. Это разрешит снять с клиента излишнюю ответственность за его действия. Таковой подход означал бы, что у клиента нет еще достаточных практических навыков, дабы взять на себя ответственность за собственную безопасность.

Подход, стимулирующий активность клиента, предполагает акцентирование внимания на оказании помощи клиентам в приобретении ими большей уверенности в себе, знаний и применении собственных личностных ресурсов, в преодолении препятствий при удовлетворении стремлений и потребностей, в реализации возможности принимать участие в ответе собственных неприятностей, в развитии наровне со экспертами свойства отстаивать собственные права и противостоять ситуации, которая связана с угнетением и неравенством. Стимулирование деятельности клиента требует установления связей между личностными позициями клиентов и структурным неравенством, что предполагает оказание помощи людям в осознании случившегося с ними и поиске дорог, по которым они смогут осуществлять контроль хотя бы над некоторыми качествами собственной жизни. Это вселяет в них уверенность и оказывает помощь им осуществлять контроль собственную жизнь.

Разглядим пример. Госпожа Уилкинс — пожилая дама, экономившая практически всю собственную жизнь, начинает осознавать, что не имеет возможности прожить на собственную маленькую пенсию. Она ощущает собственную отсутствие компетенции и затрудняется в определении первоочередности собственных ежедневных затрат. Социальный работник растолковал, что обстоятельством была ее малая подвижность, из-за которой она не имела возможности делать приобретения в более недорогих магазинах. Помимо этого, маленький размер пенсии вынуждал ее экономить, дабы покрыть собственные расходы. Она смогла выяснить приоритеты в собственных ежедневных расходах (покупка продуктов, оплата жилья, услуг ЖКХ). Средства на самое нужное стали вычитаться из ее пенсии, и скоро она осознала, что может применять собственные накопления для осуществления более больших покупок (домашнее оборудование и одежда). Дама почувствовата. что контролирует собственные затраты, и начала считать, что они соответствуют целям, которые она ставила перед собой, делая накопления. Социальный работник смог кроме этого взять для нее данные, как направляться инвестировать собственные деньги для получения более большого дохода. В этом случае он действовал на межличностном уровне, дабы мобилизовать личностные ресурсы клиента, и применять сведения агентства и информационные ресурсы на организационном уровне. В долговременной возможности информация о обстановках, аналогичных данной, может накапливаться и использоваться в работе на политическом уровне.

Дэлримпл и Берк предлагают трудиться с клиентами на разных уровнях:

¦ на уровне эмоций, на котором направляться уменьшить влияние личностного опыта, приводящего клиента к ощущению слабости. Как и Риз (1991, см. гл. 12), они подчеркивают важность изучения биографии клиента для понимания его личностного опыта;

¦ на уровне идей нужно сосредоточиться на понимании самооценки клиентов и усилить их свойство осуществлять контроль собственную жизнь, эмоции и свойство к действию. Это подобно работе по самоподдержке в психодинамической социальной работе и, в значительной мере, является центром когнитивной теории. Цель в этом случае — изменить сознание клиента;

¦ на уровне действия направляться стремиться поменять деятельность социальных работ, совокупности социального обеспечения либо более широких совокупностей, неблагоприятно воздействующих на клиентов.

Следующий нюанс практики сопротивления угнетению Дэлримпла и Бер-ка связан с партнерством. Партнерство, в соответствии с формулировке, которую дали Стивенсон и Парслоу (1993) на базе проекта организации помощи в микросоциальной среде, предполагает следующие действия:

¦ изучить неприятности лишь при согласии клиента;

¦ функционировать лишь тогда, в то время, когда имеется четкое соглашение с клиентом либо прямые распоряжения законодательных органов;

¦ функционировать на базе потребностей и взглядов всех участников семьи клиента;

¦ функционировать на базе утвержденного соглашения, а не допущений либо предубеждений относительно потребностей и желаний клиента;

¦ предоставлять клиентам возможность выбора, даже в том случае, если приходится припоменять к ним принудительные меры.

В условиях действенной связи между клиентом и социальным работником Дэлримпл и Берк советуют применять письменные соглашения. Помимо этого, клиенты должны иметь доступ к свободным юристам, каковые имели возможность бы воображать их интересы. Письменные уставы либо стандарты обслуживания, и разъяснение прав клиентов дают им возможность ясного понимания собственных прав. Партнерство включает в себя совместную деятельность социальных работ и тщательное планирование одолжений, дабы у клиентов был широчайший выбор при минимуме препятствий в осуществлении этого выбора.

При применении интервенции социальные работники должны осознавать границы собственной потенциальной власти над клиентом. Выход за пределы этих границ может нанести клиенту вред либо привести к непредсказуемым итогам. Социальные работники должны применять интервенцию на следующих уровнях:

¦ на первичном уровне — для предотвращения появляющихся неприятностей. Следует приспособить услуги к потребностям клиентов, мобилизовать ресурсы микросоциальной среды, и вооружить информацией и научить представителей помощников и общественности, дабы дать клиентам возможность совладать с проблемой;

¦ на вторичном уровне — для ее разрешения и выявления проблемы на ранней стадии. Это сокращает степень вмешательства в судьбу клиентов;

¦ на третичном уровне — для уменьшения последствий в случаях неудач
либо вынужденных действий социальных работ.

При таком подходе подчеркивается, что нужно функционировать, не дожидаясь того момента, в то время, когда события заставят к применению чрезвычайных мер либо притеснению. Лучше вмешаться на ранней стадии, дабы уменьшить степень вторжения в судьбу клиентов в будущем.

Главным элементом концепции Дэлримпла и Берка есть сообщение стратегии, направленной на достижение трансформаций с повседневными действиями. Такая сообщение разрешает избежать притеснений клиентов со стороны социальных работников, и социальных служб и агентств. Стратегический подход в данном случает включает следующее:

¦ четкое определение путей и проблемы ее разрешения;

¦ расчленение целей и проблемы на промежуточные задачи;

¦ определение временных рамок успехи цели;

¦ оценка и анализ достижений в рамках определения и цели задач;

¦ установление связей с другими лицами, трудящимися над разрешением тех же либо аналогичных неприятность.

Девор и Шлезингер: этносензитивная практика

Как и авторы многих вторых изучений, посвященных практической работе с группами этнических меньшинств, Девор и Шлезингер (1999) начинают собственную работу с рассмотрения исторического положения этнических меньшинств и темнокожего населения, и демографического и культурного осмысления их жизненного опыта. Точкой отсчета есть исторический опыт рабства, получения и миграции гражданства в Соединенных Штатах. В Австралии, Канаде, Новой Зеландии и США опыт коренного населения до происхождения белых поселений в колониальный период сыграл решающую роль в последующих отношениях между этническими группами.

Базой этносензитивной практики есть кроме этого положение разных этнических групп в определенных обществах, в формулировке Девора и Шлезингера — «этническая действительность». К одной из ответственных неприятностей возможно отнести проблему именований этнических групп. К примеру, представителям некоторых этнических групп не нравится, что их именуют меньшинством либо притесняемыми группами, либо в то время, когда их по большому счету ассоциируют с какими-либо группами, потому, что время от времени они чувствуют себя в роли жертв определенной категоризации, которая не осознается ими. В каждой стране употребляется собственная терминология в отношении этнических и культурных меньшинств, соответствующая их демографии и истории. Так, в Соединенных Штатах до сих пор употребляется выражение «цветные». Отношение к этим проблемам изменяется с возникновением новых взоров и различно для различных государств, исходя из этого нужно быть в курсе этих трансформаций.

Девор и Шлезингер исследуют кроме этого политику и илеоласшо са^млльулж^ ъч-ношений между этническими группами. Предметом их изучения являются:

¦ ассимиляционизм, который связан с существующей в Соединенных Штатах идеологией «плавильного котла», в соответствии с которой группы и различные культуры сольются, дабы стать единственной разделяемой всеми культурой. Многие общества имеют идеологии, которые содержат подобные допущения о желательности либо нежелательности ассимиляции;

¦ этнический конфликт, который связан с идеями соперничества этнических групп за доминирование либо влияние;

¦ этнический плюрализм — мысль о том, что разные этнические группы смогут сосуществовать в полиэтническом обществе;

¦ этническая идентичность, предполагающая, что язык, ритуалы, торжества, раздельные школы, референтные группы поддерживают либо развивают идентифицируемые этнические группы.

Потому, что «раса» сама по себе есть социальной конструкцией, то все идеи, предполагающие различие во взорах на суть идентичности как со стороны различных этнических групп, так и других, являются скорее разновидностями идеологий, каковые люди связывают с тем, что должно либо может случиться, а не с соответствующим понятием о сложных социальных отношениях. К примеру, в Англии в 1950— 1960-х гг. во время новой иммиграции из государств Английского Содружества существовали идеи об интеграции. Но группы этнических меньшинств обычно предпочитали жить в том месте, где жили представители этих групп. Так создавались этнические общины. В более позднее время усиливающееся разделение стало причиной идее о необходимости усиления интеграционной политики.

Помимо этого, Девор и Шлезингер разглядывают значение жизненного курса, и различия в опыте различных переходов и этапов жизни между ними. Все это принципиально важно для понимания действенной этносензитивной практики. Авторы выделяют шесть уровней в базе этносензитивной практики, каковые нужно осознавать (см. табл. 13.2).

Указанные уровни содержат базисную данные о практике. Потом следует анализ разных теорий социальной работы, среди них и тех, каковые рассматриваются в данной книге: анализируется уровень их согласованности с этнически-чувствительной практикой. Считается, что во многих теориях уделяется не хватает внимания этнической действительности.

Анализ практики, итоги которого подводятся в таблице 13.2, Девор и Шлезингер начинают с определенных принципов и исходных положений, идей, относящихся к неспециализированной практике, и стратегий и адаптации норм социальной работы к этносензитивной практике. Это принципиально важно, потому, что они подвергают критике неспособность многих теорий адекватно откликаться на потребности этносензитивной практики. Социальные работники смогут, так, применять эти исходные положения для адаптации вторых практических рекомендаций. В другой части книги этих авторов исследуются конкретные советы работы с разными группами клиентов. Серьёзным элементом практики Девора и Шлезингера есть понимание и учёт социальными работниками «этнической действительности», которая играется громадную роль в ходе принятия и диагностики практических ответов. Так, модель Девора и Шлезингера не предлагает особенных действий, каковые были

Таб. Элеме
Таблица 13.2. Этносензитивная практика(по Девору и Шлезингеру,

Элементы практики

Правила практики

Комментарий

1999)

Допущения и правила

Индивидуальная и коллективная история порождают и решают проблемы

Изучать групповую историю, индивидуальную историю. Признать важность сотрудничества личной истории и групповой истории

Настоящее есть самоё важным

Концентрировать внимание на существующей в настоящее время проблеме; понять то, как прошлое воздействует на существующую на данный момент проблему

Этничностьявляется источником сплоченности, силы и идентичности, и напряжения, вражды и разногласий

Носителями этнического опыта

выступают:

Семьи

празднования и Ритуалы

Этнические школы

Язык

Социальный контекст и ресурсы, нужные для улучшения судьбы, воздействуют на жизнедеятельность людей

Уделять внимание микро-и макропроблемам

Неосознанные явления воздействуют на жизнедеятельность индивида

Понять важность культуры

Практика широкого профиля: уровни понимания. Уровень 1. Ценности социальной работы

Такие ценности, как:

¦концепции, выбираемые людьми;

¦цели, определяемые людьми;

¦предпочтительные сотрудничества с людьми

Понять равных уникальности воз и важность самореализацииможностей; усилить самоуправление

Уровень 2. Базисные знания о человече-

семьи и Жизненный курс индивида

~| Т^^ия^с^циальных совокупностей Социологическая теория Психотерапевтические теории Конкретные теории, относящиеся к данной сфере

Относятся к теориям о мире клиентов, связаны с

Уровень 3. умения и Знания в деятельности социальных служб и агентства

Осознавать микросоциальную ее организацию и среду, и ее приспособленность к «этнической действительности»; создавать

Окончание табл. 13.2

Элементы практики Правила практики Комментарий
личное, эргономичное пространство, адаптированное к этнической действительности; выстраивать его в соответствии с этническим опытом
Уровень 4. Уверенность в себе, включающая осознание влияния собственной этничности Кто я таковой? Кто я, согласно точки зрения вторых? Кем бы я желал быть? Двойственная этничность Понять важность детского и домашнего опыта Связана с обстановкой, в то время, когда социальный работник владеет скрытой информацией о вторых этничностях (к примеру, благодаря браку с кем-либо из второй этнической группы) Уделять внимание клиенту, характеру вопросов, направленности и источнику неприятности и приспособить их к этнической действительности
Уровень 5. Воздействие этнической действительности Связано с экономическими и социальными последствиями дискриминации Учитывать этническую реальность при составлении контрактов, работе над проблемой, обоюдном применении информации, идентификации препятствий, завершении работы
Уровень 6. Понимание социальным работником мотивов маршрута обращения клиента в социальную работу Мотивы обращения в социальную работу смогут быть различными — от добровольных до принудительных Идентифицировать всю доступную данные перед встречей с клиентом; осмыслить ее сообщение с этнической действительностью

бы этносензитивными. Она требует от социальных работников быть в курсе очевидного, обладать информацией об этнических проблемах в собственной микросоциальной среде, трудиться с индивидами из групп этнических меньшинств и применять все это в собственной практике.

Разведопрос: Игорь Пыхалов о Прибалтике до начала Великой Отечественной


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: