Герменевтика как теория интерпретации текста. понятие герменевтического круга.

Литературная герменевтика(ЛГ)- наука толкования текстов, учение о правилах их интерпретации. Применительно к совокупности «литература» процесс данный протекает в рамках системы -«произведение—читатель—традиция». Первоначально роль Г сводилась к толкованию прорицаний оракула. В будущем сфера ее применения расширилась и включила толкование свящ.текстов, законов и классич. поэзии. Тогда и зародилась филологическая дисц-на, которая в 20в. стала называться ЛГ. Ее формированию содействовали софистов и школы риторов, разрабатывавших правила интерпретации текстов. Этими правилами пользовалась александрийская филология, которая, собирая и изучая пис.монументы, накопила обширный опыт в деле истолкования произведений худ.л-ры. В Ср.века ЛГ сущ-ла в составе классич.филологии, интерес к которой быстро усилился в эпоху ренесанса. Он не угас и во время Реформации, в то время, когда разгорелась полемика между протестантскими и католическими теологами, расходившимися в толковании Свящ.Писания. На рубеже Ср.столетий и Нов.времени сложилось познание того, что развивавшиеся параллельно филологическая Г и библейская Г пользуются неспециализированными методами интерпретации и что обе они едины в собственной сущности. В Г стали усматривать ед-во иск-ва понимания, иск-ва истолкования и иск-ва применения. Так сложились предпосылки для построения в 19в. теории универсальной Г, фундаментом кот-й должна была послужить универсальная же теория понимания. Современная, включая и новейшую, справочная л-ра определяет герменевтику как иск-во истолкования.
Первая универс.теория понимания была предложенаШлейермахером(проф-р философии и теологии).По окончании его смерти на базе лекционных тетрадей были изданы трактаты «Диалектика», «Критика» и «Герменевтика». Видя в герменевтике иск-во избегать недоразумения, он считал нужным изучить сущность процесса понимания. В тексте любого произведения, согласно точки зрения Ш., смогут сочетаться два начала-следование существующим правилам и отклонение от них, обусловленное тем, что гений сам формирует образы и задает правила. Исходя из этого знание правил нужно, но не хватает для понимания произведения. Свободную от правил гениальность направляться постигать конкретно, как бы превращая себя в другого. В концепции Ш. познание не сводится к единичному акту, а является процессом с много раз повторяющейся на различных уровнях понимания дивинацией, герменевтический круг. Обстоятельство кругообразности этого процесса виделась ученому в том, что ничто истолковываемое не м.б.осознано за один раз. Процесс понимания имел возможность продолжаться впредь до момента, в то время, когда интерпретатору внезапно все делается ясным до подробностей. Созданная трудами Ш. теория понимания не перевоплотила герменевтику из иск-ва в науку.
Вторая добрая половина 19в. была знаменательна для Г возникновением фундаментальной теории понимания, созданной Вильгельмом Дильтеем (1833—1911)-доктор философских наук. Д. пристально изучал наследие Ш. и написал книгу «Жизнь Шлейермахера» (1870). Способу «объяснения», применимому в «науках о природе», где вероятно рассудочное проникновение в сущность вещей, Дильтей противопоставил способ «понимания», свойственный гуманитарным «наукам о духе». Он исходил из того, что познание собственного мира достигается методом интроспекции (самонаблюдения), познание чужого мира — методом интуитивного «вживания», «сопереживания», «вчувствования», а познание явлений к-ры прошлого — методом истолкования их как проявлений целостной духовной судьбы истор.эры. Реконструкцию судьбы данной эры он строил по принципу соединения множества биографий. Его перу в собственности хорошее эссе «Происхождение герменевтики». Отношение «создатель—произведение» он рассм-л в связи не с «традицией», как это делал Ш., а с «действительностью», что соответствовало постулатам созданного им варианта философии судьбы. Выполнить условие яркого «вживания» во внутренний мир «автора» «читатель»-интерпретатор не имел возможности, по причине того, что сообщение, идущая от «читателя» к «автору» опосредована элементом «действительность», что к тому же воображал не саму действительность, а ее реконструкцию. Теория понимания, подробно созданная Дильтеем, не вывела Г из разряда искусств, но она стала причиной выделению ЛГ из филологической в особенную литературоведческую дисц-ну. Дильтей — не только историк и философ культуры, но и основоположник духовно-исторической школы в литературоведении, применивший положения собственной теории понимания в ЛГ. Громадна роль Дильтея в разработке понятия «рецепция», главного для современной компаративистики. Герменевтика нового времени перенесла из древней риторики в теорию понимания правило, по которому целое надлежит осознавать на основании части, а часть — на основании целого. Это правило — по аналогии с логическим кругом в определении через определяемое, — именуют герменевтическим кругом, кругом целого и части, либо кругом понимания. Сам же герменевтический круг(ГК) определяют как «истолкования несводимости текста и парадокс понимания к логически непротиворечивому методу». ГК находился в трудах Шлейермахера и Дильтея, и оба исследователя замечательно осознавали это.
Обстановка быстро изменилась по окончании издания книги Ханса Георга Гадамера «метод и Истина. Базы философской герменевтики», в которой большое количество внимания было уделено проблеме понимания и связанному с ней вопросу о ГК. Развивая идея М. Хайдеггера о том, что предвосхищающее перемещение предпонимания всегда определяет познание текста, Гадамер установил сообщение, существующую между процессом понимания и ГК: «Круг имеет не формальную природу, он не субъективен и не объективен, — он обрисовывает познание как сотрудничество двух истолкования: и движений традиции. Предвосхищение смысла, направляющее отечественное познание текста, не есть субъективным актом, но определяет себя из общности, связывающей нас с преданием. Эта общность, но, непрерывно образуется в отечественном сотрудничестве с преданием. Она не изначально заданная предпосылка — мы сами порождаем ее, потому, что мы, осознавая, участвуем в свершении предания и тем самым определяем его предстоящие дороги. Круг понимания, так, по большому счету не есть «методологическим» кругом, он обрисовывает онтологический структурный мом-т понимания». Вывод, сделанный Гадамером применительно к совокупности «литература», свидетельствует, что процесс понимания протекает в рамках системы «произведение—читатель—традиция». Справедливость этого толкования слов Гадамера подтверждается тем, что, во-первых, он последовательно воздерживается от всяких суждений о тексте, отсылающем к какой-либо действительности, не считая самого текста, и что, во-вторых, он налагает запрет на сведение смысла текста к его плану, т.е. именно на то, на что в конечном счете была направлена традиционно-герменевтическая стратегия. Ограничивая поле действий «читателя»-интерпретатора системой «произведение—читатель—традиция», Гадамер установил пределы, в которых применимы способы, выработанные герменевтикой. Элемент «читатель» присутствует и в системе «читатель—произведение—действительность», но в ней объектом понимания помогают отношения между разнородными предметами «произведением» (не реально существующим, исправленным и поврежденным текстом!) и действительностью. О применении правила целого и части тут не может быть речи. Иное дело система «произведение—читатель—традиция», где традиция — «:это сохранение того, что имеется, сохранение, осуществляющееся при любых исторических событиях», а сохранение «сущность акт разума, отличающийся, действительно, собственной незаметностью». Тут речь заходит о предметах однородных, и герменевтическое правило оказывается применимым. Между элементами системы «произведение—читатель-традиция» существуют обратные связи и прямые, каковые образуют замкнутый круг: произведение читатель традиция. Присутствие для того чтобы круга в системе «произведение—читатель— традиция» говорит о том, что не использование правила целого и части порождает круг понимания, а, наоборот, наличие круга понимания разрешает применять правило целого и части. Замкнутость круга понимания есть предпосылкой бесконечности процесса интерпретации, в случае если речь заходит о тексте лит.произведения. Идея Гадамера о том, что «настоящий суть текста либо худ.произведения ни при каких обстоятельствах не может быть исчерпан всецело» и что «приближение к нему — нескончаемый процесс», соответствует принципу множественности описаний каждой совокупности. Данный принцип исключает возможность дать одно единственно верное описание, которое стало бы конечной точкой в ходе интерпретации литературного произведения, но не исключают вероятность существования множества одинаково верных, не смотря на то, что и не исчерпывающих описаний: суть совокупности «произведение» сам выясняется совокупностью, когда мы начинаем обрисовывать его нюансы (уровни) в конкретном литературном произведении. Сделав теорию понимания более строгой, Гадамер «реабилитировал» правило целого и части, лежащее в базе герменевтического способа. Но в свете новой теории понимания правило потребовало значительного дополнения, которое философ назвал «предвосхищением совершенства», либо «презумпцией совершенства», «доступно пониманию только вправду идеальное единство смысла»: «Мы постоянно подходим к тексту с таковой предпосылкой. И только в случае если предпосылка не подтверждается, другими словами в случае если текст не делается понятным, мы ставим ее под вопрос. К примеру, мы начинаем сомневаться в надежности традиции, пробуем исправить текст и т.д.». В противном случае говоря, правило целого и части возможно применить только в том случае, если суть произведения вправду воображает собою целое. Усматривая в смысле совокупность, необходимо будет признать, что «презумпция совершенства» предполагает целостность данной совокупности как интерпретации и условие понимания. Это указывает принципиальную несводимость смысла целого к сумме смыслов составляющих его частей и невыводимость из смысла частей смысла целого и зависимость смыслов частей от их места в смысле их отношения и целого к этому смыслу. Вследствие этого принципиально важно подметить, что «познание текста неизменно предопределено забегающим вперед перемещением предпонимания». С позиций системного подхода, круг понимания — это перемещение от предпонимания целого к пониманию целого и от понимания части к новому шагу в предпонимании целого.

В Российской Федерации западный опыт соединяется с русской философской и лингвистической традицией. Как раз в этом направлении развивалась идея Г.Шпета.В собственной философии он исходил из «безотносительной действительности» совершенного. Он верил в «полную действительность потустороннего», полагая, что «разумный дух» делается настоящим только ч/з воплощение совершенного в действит-сти. Наряду с этим заряд совершенного попадает в реальность, превращая ее в «духовную историч.действительность». Историю он осознавал как «постоянное перемещение». Она представлялась ему осуществленной, но одновременно с этим «осуществляющейся» и «подлежащей осуществлению» действительностью. «Злым делом» вычислял философ попытки «осуществлять историю», опираясь на частичное уразумение и частное ее смысла. Согласно точки зрения Г.Г. Шпета, такое вторжение в развитие означало бы его «прекращение», потому, что история живет собственным «свободным и ярким тв-вом». Одно лишь только «поучение» возможно извлечь из ее хода: запрещено, дабы какое-то вывод выступало как неоспоримое «знание», «стесняя свободу всех остальных». В этом и содержится, согласно точки зрения Г.Г. Шпета, «чистота» философии. Эта идея имеет универсальный темперамент. Она касается науки, самой жизни и искусства. Эта главная мысль лежит в базе понимания Г.Г. Шпетом герменевтики. В пределе герменевтика и философия для него — синонимы. Последняя связана с «принципиальной проблемой понимания», другими словами с уразумением «самого духа». К этим вопросам ученый обращается во всех главных работах — книге «смысл и явление» (1.914), серии очерков «ее проблемы и Герменевтика» (1918), и известных «Эстетических фрагментах» (1922). Наряду с этим крайне важным для Г.Г. Шпета есть анализ «семасиологических неприятностей». Г.Г. Шпета сближает с учеными ОПОЯЗа протест против психологизма. Комментируя труды германского исследователя Э. Шпрангера, он подчеркивает знаковый темперамент произведения. Выраженный символами «внутренний суть» произведения, первоначально появляется в душе поэта, но, в будущем «отрешается» от него. «Отрешенная сообщение» говорит о наличии собственной судьбе произведения. «Познание» наряду с этим не сводится к личной психологии автора. Оно включается в истор.процесс, что немыслим без общения и общности. Разумеется, что эти идеи перекликаются с теориями М.М. Бахтина, каковые появляются в том же историко-культурном контексте. В «Эстетических фрагментах» Г.Г. Шпет подчеркивал, что слово в первую очередь — средство и сообщение общения. В данной собственной функции оно имеется «архетип к-ры». Слово способно выступать в данной роли, потому, что оно представляет собой стр-ру. Иначе говоря познание слова как «архетипа культуры» опирается на идею структурности. Под «структурой» Г.Г. Шпет осознаёт органическое, глубинное «размещение» взаимоотношений в слове. С т.зр. Ш, структурно в первую очередь то, что невещественно и оформлено. Исходя из этого культура и дух принципиально структурны. В вещественном и публичном мирах структурой наделены только оформленные образования. «Совокупность структур» является организмом человека. Разъясняя собственный положение о «совокупности структур», Г.Г. Шпет подчеркивал, что «любая структура в совокупности сохраняет конкретность в себе». Эта мысль философа представляется принципиальной. На примере макросистемы «литература» возможно видеть, что каждое звено данной совокупности не утрачивает собственной системности, другими словами «конкретности». Сохраняя собственные особенности, системы «произведение—читатель», «традиция— произведение» и т.д. включаются в неспециализированную «совокупность совокупностей». Шпету в собственности наиболее значимое пояснение, в соответствии с которому в структурной данности «все моменты, все члены структуры неизменно даны, не смотря на то, что 147 бы in potentia». Наряду с этим рассмотрение «…не только структуры в целом, но и в отдельных участниках требует, дабы не упускались из виду ни актуально эти, ни потенциальные моменты структуры». Эта мысль Г.Г. Шпета наилучшим образом разъясняет познание категории «художественный мир», предложенное в данной книге. Следуя традиции В. фон Гумбольдта и А.А. Потебни, Г.Г. Шпет разглядывает «внутреннюю форму» в качестве наиболее значимого элемента структуры слова. «Внутренняя форма» есть глубинной моделью происхождения поэтического начала.

Главные понятия рецептивной эстетики.

РЭ(лат.принятие,прием)-одно из направлений современной западной философии и эстетики,сформировавшееся в конце 60-х гг 20в. Первым текстуальным документов РЭ считаются тезисы Г.Р.Яусса, размещённые в 1967г.,в кот-х утвержд-ся,что иск-во нельзя понять,обращаясь лишь к худ.произведению как рез-ту тв-ва. Для понимания худ.смысла нужно установить протяженность м/у двумя началами – худ.произведением и принимающим его субъектом(рецепиентом),оставив идею твёрдой и однозначной «сращенности» худ.произведения и смысла.
Собственный завершенное выражение концепция РЭ взяла в работах исследователей т.н.Констанцской школы,появившейся в сер.20 века в ФРГ(Яусс,Изер,Варнинг,Вайнрих,Г.Гримм).Констанцская школа стремилась поменять литературоведч.анализ методом введения в схему лит.-историч.процесса новой самост.инстанции-читателя. В РЭ на первый замысел выдвигается система «произведение—читатель». РЭ нацелена прежде всего на изучение предшествующего «литературного опыта» чит-ля.
В РЭ выделяют 2 направления:
1)работы,посвященные изучению личных актов чтения(Изер)
2)герменевтике обществ.отклика на текст(Яусс)
Изучение рецепции опирается на работы Романа Ингардена(основатель феноменологии).Он видел в тексте потенциальный замысел,конкретизируемый читателем,а чтение рассм-л как процесс соотнесения текста с внелитер.ценностями и нормами, посредством кот-х чит-ль осмысливает собственный переживание текста.
Одно из осн.понятий его эстетики-понятие интенциональности,это направленность,устремленность сознания на предмет, разрешающая личности создавать, а не пассивно принимать окр.мир.
Изер воспользовался данной моделью для анализа процесса чтения. Он кроме этого рассм-т текст как потенциальный замысел, на базе кот-го читатель на протяжении сотрудничества с ним выстраивает связный,целостный объект.
Изер выдвигает теорию «перехода текста в произведение».Текст в ходе его восприятия чит-лем стан-ся произвдением. До германской рецептив.школы произведения понятий и дифференциация текста не имела теоретич.закрепления. Изер разводит эти понятия:текст-это то,что произведено автором, произвед-е-это то,что произведено чит-лем в ходе восприятия. Смысл-это переживаемое чит-лем действие.
Согласно точки зрения Изера в каждом тексте имеется мн-во точек неопределенности, «дыр и локун»,кот-е заполняются и разрешаются чит-лем на протяжении восприятия.Не смотря на то, что произвед-е стабильно и создаёт чувство объективной стр-ры,оно допускает мн-во конкретизаций.
Изер выдвигает идея о наличии чит-лей двух типов — «имплицитного» и «эксплицитного», внешнего читателя. «Эксплицитный читатель», как и конкретный биографич.создатель, занимает крайнее положение в цепи «создатель- произведение-читатель» и мало интересует классич.герменевтику.
Наиболее значимым понятием стало понятие имплицитного(невыраженного)чит-ля.По Изеру-это текстуальная конструкция,принимаемая настоящим чит-лем как принудительное правило. ИЧ предлагает настоящему читателю такую модель,кот-я оказывает помощь собрать воедино суть текста. Акт чтения, в базе кот-го-ИЧ, сост-т в конкр-ции схематич.установок в тексте.
Яусс обосновывает открытость текста,т.е.настроенность на множеств.суть.реализацию.Текст рассм-ся не в кач-ве замкнутого самоценного объекта,а в кач-ве феномена,открытого для чит.тв-ва,поддающегося переосмыслению,подвижного и вариативного в смысловом отн-и.Но при всей открытости текст способен регулировать чит.восприятие и направлять его в необходимое русло.Это кач-во Яусс назвал стратегией текста, т.е.содерж-ся в нем самом модель его собств.смысловой реализации.
Процесс восприятия Яусс опис-т как процесс двух горизонтов ожидания. Горизонт ожидания-это требования,кот. читатель предъявляет к тексту.ГО появляется на базе существующего эстетического опыта чит-ля,исходя из тех представлений о прекрасно известных формах,образах,жанрах,каковые вошли в его сознание.Напр.,в то время, когда чит-ль сталкив-ся с ранее малоизвестной ему худ.формой ,то его ГО изменяется,время от времени разрушается.
РЭ предлагает собственный способ ан-за:выделить те особ-ти худ.произвед-я, кот.выпадают из ГО чит-ля.Именно на них,прежде всего,обратит внимание принимающий,выстраивая в собственном сознании образ лит.произведения.
Яусс рассм-т жанр как схему восприятия,чит.компетенцию,подтверждаемую либо оспариваемую каждым новым текстом. Лит.жанр как некоторый код,комплекс правил и норм информирует чит-лю как он обязан доходить к этому тексту.

Дискурсный анализ.

Дискурс (от discourse – последовательное изложение; беседа, разговор) – это, с одной стороны, практика текстопостроения, процесс создания, развертывания текста во времени и пространстве; с другой – это процедура осмысливания текста в акте худ.коммуникации, в то время, когда текст делается объектом чтения. Понятие введено и обосновано структуралистами и широко применяется постструктуралистами.
Понятие дискурса приходит в литературоведении на смену понятию «текст» и определяется через сопоставление с текстом. Во-первых, понятие дискурс, в отличие от текста, подчеркивает динамический и диалогический хар-р процессов текстообразования в акте худ. коммуникации. Стихия текста – статика, стихия дискурса – диалогическая динамика. Текст, забранный как объект, как система и совокупность языковых значений, «ускользает» от аналитических методик, принятых в литературоведении, — он может раскрываться аналитику лишь в ходе чтения, но коль не так долго осталось ждать мы вчитываемся в текст, он «исчезает», и перед нами, в отечественном сознании, формируется совокупность смыслов и метасмыслов, осмысленный текст, иными словами — произведение. Исходя из этого филологическая наука в наст.время в большей мере интересуется не тем, что такое текст, а тем, как он «трудится» — динамическим нюансом текста, самими процедурами текстообразования, «текстуальной практикой». Эти нюансы поэтики текста изучаются постструктурализмом. Текст для постструктуралиста не статичный пассивный объект, а работа по означиванию смыслов и игра, «не структура, а структурообразующий процесс» (Барт), не совокупность, которую возможно обрисовать в виде модели, а принцип систематизации языкового и речевого материала. В современных гуманитарных науках термином «дискурс» именуют коммуникативное событие , т.е. «неслиянное и нераздельное» со-бытие субъекта, адресата и объекта некоего единого высказывания. Во-вторых, это понятие актуализирует роль внетекстовых структур в практике текстопостроения, создания, развертывания текста во времени и пространстве и его осмысливания. Представляется, что посредством как раз понятия «дискурс» м.б. самый адекватно раскрыты механизмы межнациональных лит.контактов, а не понятий «произведение» и «текст», каковые в большинстве случаев употреблялись при описании логики и механизмов контактных сотрудничеств, проникновения худ.текста в иноязычную и инокультурную среду, его адаптации к последней. В то время, когда говорят о дискурсе, то имеют в виду своеобразный метод организации речевой деятельности, исходя из этого часто потребление дискурса как понятия, близкого стилю («лит-й дискурс», «худож-й дискурс», научный дискурс»).
Подходы к дискурсивному ан-зу:
1)текстуальный подход-выговор ставится на рассмотрении пр.всего раздельно забранной единицы ан-за, в кач-ве которой смогут выступать слово, предложение, фраза, фрагмент текста либо целый текст в целом. Наряду с этим считается, что тексты сообщений направляться разбирать на различ.ур-нях описания в первую очередь с т.зр.их собственной структурной организации, в то время, когда в центре внимания исследователя постоянно находится в первую очередь многообразие вариантов и сам текст его интерпретации, осуществляемых с разных позиций.(у рус.формалистов:В. Б. Шкловский, Ю. Н. Тынянов, Б. М. Эйхенбаум, Б. В. франц и Томашевский.структуралистов:Р. Барт, К. Леви-Стросс, Ц. Тодоров, А. Ж. Греймас, К. Бремон);
2)интертекстуальный подход, пробующий распознать и проанализировать смысловые связи (цитаты, ссылки, аллюзии, реминисценции) между самыми разными текстами (Ю. Кристева, Ж. Деррида, П. Серио, М. Пешё).В рамках данного направления становятся вероятны два пути изучений. Первый ориентируется на поиски совокупности устойчивых значений, инвариантов смысла, свойственных всем разглядываемым текстам, что разрешает решить проблему их переводимости и согласия. Второй путь, наоборот, подчёркивает своеобразие и специфику каждого текста и в каком-то смысле его уникальность, потому, что «всё течёт, всё изменяется», а потому кроме того одно да и то же выражение «не может быть повторено два раза», так как всегда изменяются контексты его восприятия и порождения (понимания).;
3)контекстуальный подход, разглядывающий любое высказывание (текст) как продукт деят-сти соц.агентов, неизменно включённых в соц. структуры и взаимодействия, конкретную политическую и культурно-ист. обстановку(английские социологи М. Малкей и Дж. Гилберт). В его интерпретациях и тексте обнаруживается сама история, потому, что каждые высказывания, дискурсивные комплексы «и дискурсы» покупают определённый суть лишь в конкретной исторической обстановке.

Вся герменевтика (лекция)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: