Глава 2 — большой ужасный мир 2 страница

Экран трижды перечеркнули полосы белого света, стирая тропки, которыми Майкл продирался сквозь код. Вновь на мониторе замелькали, закрыв собой картинку, символы и цифры. Майкл в отчаянной попытке закончить работу стер их, применив нелегальную технологию кодировки.

Снова нырнул в море информации, до рези в глазах всматриваясь в потоки данных.

На лбу и висках выступили градины пота. Соленые ручейки скатывались по спине. Код «Бездны жизни» был сложный и хорошо защищенный, но Майкл знал свое дело, он ведь и сам когда-то принадлежал миру кодов.

Он тщательно искал малейшие крохи личных данных о друзьях. Такая информация в сети священна. Неприкосновенна.

Майкл буквально физически чувствовал, как Каин рушит систему Джексона. Давление чуть не пригибало Майкла к земле, однако он продолжал плыть в море символов, искать.

Ага! Данные игрока, очки опыта и рекорды. Файл – будто разложенное на кровати белье. Все выглядело знакомым и отвечало заданным параметрам поиска.

Строки кода ясно говорили: Майкл подобрался к геймеру вплотную.

Нашел Сару.

Давление усилилось. Символы на экране плясали и пульсировали в такт беззвучному барабанном бою. Ничего подобного Майкл прежде не видел.

В верхнем правом углу стало набухать, словно шишка, пятно света. Майкл отыскал наконец файл с указанием местоположения и скопировал его в память. Сара.

Наконец он ее отыскал. Она и впрямь настоящая, живая. Она человек.

В груди разлилось теплое чувство облегчения, близкого к счастью.

А потом все обрушилось.

Экран заполнили вспышки яркого света. Майкл машинально сжал серьгу – не помогло. Экран никуда не делся, только резкость пропала, границы размылись. Цифры и символы по-прежнему кружили в сумасшедшем вихре, практически невидимые из-за вспышек. Громко загудело, и Майкл, желая отстраниться от экрана, ударился затылком в стену.

Его систему атаковали безжалостно и в полную силу.

Экран полыхнул последний раз ослепительным светом. Майкл зажмурился и отвернулся. Перед глазами плясали цветные «зайчики».

Потом гудение прервалось, сменившись шумом дорожного движения, шелестом ветра и мусора в переулке.

Открыв глаза, Майкл обернулся. Ничего хорошего его не ждало: экран по-прежнему висел перед ним, а на черном фоне светились белые слова:

«ЛУЧШЕ БЫ ТЫ МЕНЯ ПОСЛУШАЛ, МАЙКЛ. НАМ ДРУГ БЕЗ ДРУГА НИКАК».

Он успел трижды перечитать послание, а после оно исчезло. Черный экран погас – даже серьгу сжимать не пришлось. Да и не было в том особого толка: она почти наверняка перестала работать.

Глава 4 — Размытые цвета

Часть 1

В животе крутило от голода, однако усталость взяла свое. Майклу плевать было, что асфальт твердый и грязный. Он просто упал на бок, положив голову на руки и поджав ноги.

Закрыл глаза и, убаюканный шумом города, уснул.

Часть 2

Проснулся уже в темноте.

Все это время он проспал в одной позе. Открыв глаза, потянулся: мышцы заныли, суставы защелкали. Майкл медленно сел и выпрямился, чувствуя себя древним стариком.

Потом вспомнил об атаке Каина, и сердце опустилось. Следом напомнил о себе голод – словно когтями впился в желудок изнутри.

Нужно срочно подкрепиться.

Продавец в кофейне сильно удивился, когда Майкл заказал три разных сэндвича и два пакетика чипсов. Заведение ему понравилось; заняв свободную кабинку, Майкл набросился на еду. Жуя и глотая, он тупо смотрел в окно на город и думал о персональных данных Сары.

Она жила совсем не близко, в сотнях миль от него. По непонятной причине – ведь с домом Портеров его ничего не связывало – Майкл ощутил тоску. Не хотелось пускаться в такое дальнее путешествие.

Он вообще не был к чему-то привязан. Его ничто не держало: казалось бы, езжай куда хочешь.

Второй сэндвич Майкл не осилил. Как говаривал его папа – ненастоящий, написанный программой отец, – глаза оказались голоднее желудка. Мышцы все еще болели, когда Майкл вышел из кофейни. Последний сэндвич и пакетик чипсов он отдал бездомной женщине.

Ему даже стало завидно: у нее-то был родной мир, а его самого дома лишили.

Прежде чем уехать из города, предстояло решить несколько дел. Майкл уже начал составлять в уме список, когда его окликнули:

– Джекс!

Кричала девушка. Майкл обернулся машинально, просто из любопытства, однако, увидев ее – смуглую, темноглазую, – моментально узнал. Габриэла.

Он вспомнил ее лицо, пусть даже видел единственный раз на размытом фото.

Майкл поморщился и выругался вполголоса, затем быстро пошел прочь. Он не знал, что делать.

Габриэла, впрочем, нагнала его и развернула к себе. Майкл побледнел.

– Да что с тобой? – со смесью гнева и смущения на лице спросила девушка. – Джекс. Выглядишь как… зомби. Быстро говори, что случилось!

От тебя два дня ни слуху ни духу!

Майкл раскрыл рот, немо шевеля губами. Он не знал, что ответить.

Габриэла отпустила его и попятилась. В глазах ее читалась обида.

– Когда твоих родителей не было дома, мы с тобой так оттянулись… Это было здорово, словами не сказать, как круто. А теперь – что? В лом на сообщение ответить? Позвонить мне?

Что… – Она вдруг нахмурилась и посмотрела на Майкла очень серьезным взглядом. – Джекс, говори: в чем дело? Что-то произошло?

– Э… Послушай… м-м… Габриэла… – С каждым его словом Габриэла смущалась все больше. Если прежде Майкл сомневался, то теперь понял окончательно: изображать Джексона Портера не выйдет. – Послушай, все изменилось. И за миллион лет не объяснить. Прости, мне жаль.

Пока.

Майкл сорвался с места и побежал, проталкиваясь через толпу пешеходов. Он бежал и бежал, без оглядки, боясь обернуться и увидеть, что Габриэла его преследует. Наконец в переулке остановился. Габриэла не помчалась следом.

Должно быть, так сильно поразил ее ответ Майкла. Она даже не окликнула его.

Майкл остался один.

Жадно хватая ртом воздух, спрятался в укромном уголке. Жаль бедную девочку, Майкл ведь ее даже не знал, а причинил, наверное, сильную боль.

Зато Сару… Сару он знал.

И собирался ее найти.

Часть 3

Двадцать часов спустя Майкл уже ехал на поезде – настоящем поезде, обтекаемом «Буллет-Стриме», который шел под двести километров в час. В виртуальной жизни он ни разу не катался на таком виде транспорта, и новый опыт навел на неожиданную мысль: он ведь ни разу никуда не ездил с семьей! И как он раньше об этом не думал?! Просто это его никогда не смущало.

Он жил своей жизнью, и все: работаешь или учишься, ждешь с нетерпением, когда можно будет снова лечь в гроб и оставить позади реальный мир.

В некотором – пускай и надуманном – смысле Майкл даже чувствовал себя оскорбленным: им прежде манипулировали. Хотя это ли не жизнь программы – когда вся твоя жизнь заранее запрограммирована? И все равно, так – несправедливо.

Теперь Майкл стал свободным живым человеком. Он сам не заметил, как постепенно начал осваиваться в новом теле, подстраивать его под себя. Сколько займет этот процесс – неизвестно.

Майкл лишь чувствовал, как отступили страх и неуверенность, ведь когда ты утилита, век твой короток. На смену пришло высокомерие, которое совсем не понравилось Майклу. Он не понимал, с чего ему заноситься.

Плюс он не мог забыть Габриэлу. Он что-то испытывал к ней, как будто чувства и правда поселились в сердце, принадлежащем – как ни крути – Джексону Портеру.

Может, его просто мучила совесть, ведь он буквально отшил бедную девочку?

Тяжело вздохнув, Майкл прислонился к окну и стал смотреть на проносящийся мимо пейзаж: размытые здания, фермы, леса… Море домов и жилых комплексов превратилось в поток размытых красок.

День выдался долгий. Сбежав от Габриэлы, Майкл снова забился в какой-то темный переулок и уснул прямо на земле. Выспался он, впрочем, куда лучше, чем смел надеяться.

Встал, обуреваемый приятным возбуждением: пора было приниматься за поиски Сары. А перед тем – переделать кучу других дел.

Сперва Майкл чиркнул записку родным Джексона Портера и оставил ее дома; не придумав ничего лучше, избрал старый добрый способ – написал послание от руки, на бумаге. Надо надеяться, что за домом больше никто не следит и что почерк Джексона не изменился. Записка была короткой, чтобы ненароком не сболтнуть лишнего: так, мол, и так, папа и мама, я уехал туда-то, хочу повидать то-то.

Простите, что снял со счета такие деньжищи; не скучайте, скоро вернусь.

Да нет, глупость, конечно же, родители немедленно обратятся в полицию. Неважно, что он там написал: увидев выбитую дверь, они невесть что себе навоображают. Зато хотя бы будут знать, что сын жив.

Когда Майкл добавлял в конце письма приписку типа «люблю вас», в горле встал ком. Он будто прощался с родителями из «Бездны жизни». С теми, кто все же оставались для него родными. Любимыми.

Кого он больше никогда не увидит.

Приняв душ и поев, Майкл отыскал в шкафу у Джексона чемодан. Собрал его и, уходя, постоял немного на пороге дома, который домом ему не был. Что делать с дверью, Майкл не знал, поэтому просто поставил ее к стене на попа. То-то Портеры удивятся…

Нахлынула грусть… Странно, с чего ему-то печалиться?

С этими мыслями он ушел.

И первым делом направился в ближайшее отделение банка – убедиться, сработали ли вчерашние махинации с деньгами. Проверил счет некоего Майкла Питерсона… и облегченно вздохнул: на нем лежала кругленькая сумма. Затем отправился в салон компьютерных и сетевых принадлежностей.

Удалил старую сгоревшую серьгу; купил и вживил новую, самую лучшую. Потом заказал билет на поезд и номер в отеле в городе недалеко от того, где жила Сара. И вот он уже мчался к ней, к одному из ближайших друзей.

Когда он видел ее последний раз, она сгорела под струей магмы. Оставалось надеяться, что в жизни Сара не пострадала.

Наконец Майкл устал от созерцания пейзажа за окном, его слегка мутило. Отвернувшись, он принялся разглядывать остальных пассажиров в вагоне. Кресла вращались свободно, так что люди объединялись в группы и о чем-то болтали.

В пяти рядах от себя Майкл заметил женщину; взгляды их встретились, а потом она быстро – даже чересчур быстро – опустила глаза, уткнувшись в экран голоформы.

Это была дама лет шестидесяти, с проседью в волосах, слегка полноватая, одетая в блузку и юбку; ноги она чопорно скрестила в районе лодыжек.

Она совершенно точно следила за Майклом, пока тот пялился в окно.

Майкла пробрал озноб.

Часть 4

Каждые несколько секунд он поглядывал на странную женщину, ожидая, что она вновь посмотрит на него. Однако женщина продолжала сидеть, уткнувшись в экран, как будто ни за кем не следила. В конце концов любой нормальный человек, если на него пристально посмотреть, не устоит и обернется.

Причин у старушки смотреть на Майкла могло быть множество, но на ум приходила одна: Каин.

Вдруг он отправил за Майклом шпионов, соглядатаев? Вдруг эта утилита и впрямь такая всемогущая и всеведущая? В прежней жизни Майкл преуспел в умении маскировки и на сей раз потрудился на славу, скрывая следы и поступки.

Нет, это точно Каин. Он превосходит Майкла во всем. Черт, это ведь он придумал, как поместить утилиту в мозг человека!

Так может, он сам уже прошел процедуру подселения?

Каин вполне мог сидеть где-то рядом, в теле какого-нибудь незнакомца… Так, все, хватит! Если Майкл – просто морская свинка в этом бесчеловечном эксперименте, то Каину придется подождать, пока не станут ясны все результаты. Он не подселится в мозг человека, не станет рисковать. И какой ему смысл вселяться в смертное тело? В виде строк кода он теоретически может жить вечно, тогда как во плоти ежедневно рискует умереть и пропасть.

Какова его конечная цель?

Перед глазами поплыло, и Майкл мотнул головой. Снова взглянул на старушку – и на сей раз она смотрела прямо на него.

Майкл вздрогнул, но взгляда не отвел. Не думала отворачиваться и старушка. Бабушка и подросток смотрели друг другу в глаза, будто состязаясь, кто первым не выдержит. Ее лицо под толстым слоем макияжа оставалось совершенно пустым: ни радости, ни злобы, ни враждебности.

Старушка просто смотрела на Майкла, Майкл – на нее.

Наконец эта странная бабка отвернулась, отключила экран и, достав из-под сиденья вещи, спокойно направилась по проходу в противоположную от Майкла сторону, ни разу не обернувшись. Майкла охватила паника; надо было срочно разузнать, что это за женщина, кто она. А шанс выяснить уходил вместе с ней.

Майкл встал и последовал за старушкой.

Часть 5

По пути приходилось то и дело останавливаться, пропускать других пассажиров. Старушка тем временем все шла и шла, не оборачиваясь, не глядя на Майкла даже краем глаза. Тогда он ускорил шаг и чуть не сбил с ног старичка, который пробормотал нечто вроде «молодежь уже не та».

Майкл по дороге успел разозлить еще нескольких пассажиров, но ему было не до этикета. Он спешил. Сердце колотилось в груди, словно подгоняя его.

Надо, надо срочно выяснить, что это за старушка такая.

Бабка тем временем скрылась в тамбуре. Стоило подойти к двери, как та распахнулась, и навстречу Майклу выплыли три дамочки: они обсуждали новое сетешоу. Яркая помада, пышные прически… Майкл чуть не отпихнул их в сторону. Наконец, протиснувшись мимо, он увидел подозрительную старушку в конце следующего вагона.

Навстречу ему почти никто не шел, и Майкл ускорил шаг, чуть не побежал, будто за ним кто гнался. Проводник нерешительно окликнул его, однако Майкл не обратил внимания.

Пробежал в другой вагон – старушка, прибавив ходу, успела пройти его только наполовину. Отлично, значит, получится догнать. Майкл возьмет ее за руку и вежливо, но требовательно поинтересуется, в чем, собственно, дело, с какой стати эта дама за ним следит.

Однако перед самой дверью тамбура она остановилась и резко обернулась. Совершенно спокойная – невероятно, после такой пробежки! – посмотрела на Майкла. Тот замер, словно на стену налетел.

Старушка подняла бледную ладонь и оттопырила три пальца.

С постной миной она потрясла рукой, будто давая понять Майклу, что число «три» для него что-то да значит и значит немало.

Затем она резко развернулась и скрылась за дверью.

Три?

Три чего?

Майкл пошел следом.

Часть 6

Вагон оказался не пассажирский, а служебный: два аварийных выхода, аптечки первой помощи, огнетушители и металлические стеллажи с пледами вдоль стен. Бабка стояла посреди вагона, спиной к Майклу, опустив голову, словно рассматривала что-то у себя под ногами. Майкл вдруг вспомнил зомби из любимой хоррор-игры «Ненасытные немертвые». Того и гляди, старушка обернется и побредет к нему, голодная, вся в крови. Однако она не двигалась.

По спине Майкла побежали мурашки.

Он откашлялся, боясь признать себе, что боится этой женщины.

– Вы кто такая? – Слава богу, хоть голос не дрожит.

Женщина не шевельнулась, не ответила.

– Вы что, следите за мной? Зачем показали…

Он не успел договорить – старушка снова подняла руку, оттопырив три пальца, высоко, будто школьник за партой. Рука дрожала от напряжения.

Майкл смотрел на женщину, на три пальца.

– Что значит число «три»? – уже не так уверенно спросил он. – Кто вы?

Женщина очень медленно – будто побег от Майкла отнял все силы – обернулась. Руки так и не опустила; голову подняла, только лишь полностью обернувшись к Майклу.

– Просто скажите, в чем дело? – устав от загадок, попросил Майкл.

– Три, – едва слышно прошептала бабка. – Я одна из вас. Три.

– Чего три? – взвыл Майкл. – Вы тоже были утилитой? Может, присядем и поговорим? Не уходите…

– У тебя три дня, – чуть громче ответила женщина.

– На что три дня?

– Передумать.

Майкл хотел уже спросить о Каине, но старушка его опередила:

– Каин больше не служит своему автору. Кое-что изменилось, планы теперь иные. Каину нужна твоя помощь, а тебе – его.

Он очень… не любит, когда ему не подчиняются.

У нее на лице появилась улыбка.

Тем временем в вагон через окна в дверях тамбуров заглядывали другие пассажиры.

Майкл молчал.

Женщина перестала улыбаться и опустила руку. Взгляд ее остекленел. Она побрела к одному из аварийных выходов. Что затеяла? Неужели?..

Майкла сильно тряхнуло, и он только тогда ощутил, как быстро несется поезд.

Старушка тем временем резко потянула за красную ручку; дверь распахнулась, ударившись о внешнюю обшивку вагона; раздался хлопок – внутрь ворвался воздух. Упругий поток опрокинул Майкла на пол. В проем было видно, как мелькают мимо зеленые и бурые пятна: поезд мчался через лес.

Ветер трепал одежду старушки.

Вот она шагнула через порог и исчезла из виду. Даже не вскрикнула.

Глава 5 — Погром на кухне

Часть 1

Зазвучал сигнал тревоги, заскрежетали тормоза. Поезд остановился. Майкл, впрочем, не спешил выпускать полку стеллажа, он держался за нее железной хваткой и дрожал.

Кровь с сумасшедшей скоростью летела по венам.

Похоже, он так и не привык к тому, что стал человеком. Все переживалось куда острее. Живее.

Страхи сделались глубже. Ничего подобного в виртуальной жизни он не испытывал.

Прибежали проводники и служба безопасности, стали расспрашивать Майкла, помогли успокоиться. Сначала он думал, что его обвинят в убийстве старушки, но запись показала: старуха спрыгнула по собственной воле. Майкла спросили, зачем она подняла руку, что говорила ему, и зачем он вообще гонялся за ней. Майкл на это ответил, что отправился за старушкой из чистого любопытства. (Что, в общем-то, было недалеко от истины.) Наконец его отпустили, и Майкл вернулся на место.

Ситуация показалось службе безопасности донельзя простой: чокнутая бабка совершила самоубийство.

Майкл все еще дрожал. Предстояло многое обмозговать.

Каин – больше не слуга своего автора. Ему нужна помощь Майкла, а Майклу – его. Осталось три дня, чтобы передумать, иначе его накажут как непослушное дитя-утилиту. А эта старуха – правда ли, что она тоже некогда была программой, как и Майкл?

Увидев, как человек покончил с собой, Майкл сразу – и до боли отчетливо – вспомнил, как сам прыгнул с моста Золотые Ворота с девушкой по имени Таня. Казалось, это было сто лет назад.

Напуганный, он прислонился к окну. Поезд вскоре тронулся и постепенно набрал прежнюю скорость.

Часть 2

К тому времени, как Майкл добрался до города Сары, ему заметно полегчало, и он заставил себя сосредоточиться на задаче: найти друга. Надо отыскать Сару, рассказать о себе правду и спросить совета. Сара умная, обязательно что-нибудь придумает.

Первым делом, однако, Майкл отправился в отель. Зарегистрировался под вымышленным именем, заплатил наличными, поел, проверил еще раз состояние своего сетевого профиля и сравнил данные, выуженные из сети, с картами города. Он еще раздумывал: предупредить о своем визите Сару или нет. С одной стороны, это помогло бы ее подготовить, так что внезапный приход товарища не шокирует. С другой – она может испугаться.

Принять его за психа, отключиться во время звонка и – что еще хуже – заблокировать его.

Раз за разом Майкл приходил к одному решению: надо увидеть Сару, посмотреть ей в лицо – чужими, не своими глазами, которых она прежде не видела. Только так получится рассказать о себе, убедить. Она, конечно, не узнает Майкла в таком обличии, но это – привычное дело для первых встреч вне сна. Люди часто создают себе ауры, отличные от реальной внешности.

Достаточно перечислить в подробностях их приключения на пути к Долине, и Сара поверит: это он.

В предвечерней прохладе Майкл подошел к крыльцу дома Сары. Она жила за городом, в частном секторе. Сразу становилось понятно: семья у нее обеспеченная, у них не просто коттедж, а большой дом. С верандой!

Городской мальчик, Майкл наивно полагал, что веранды – атрибут жилищ только в фэнтезийной реальности виртнета. Хотя откуда ему знать?..

Он постучал в дверь. С каждым ударом сердце его начинало биться быстрей.

Несколько секунд ожидания растянулись на вечность. Наконец внутри послышались шаги, зажужжала панель электронного замка, и сердце Майкла сделало сальто. Захотелось бежать: соскочить с крыльца и опрометью кинуться за угол дома, пока никто его не видел… Момент ушел.

Дверь отворилась.

На пороге стояла женщина лет пятидесяти: волосы светлые, лицо непримечательное, но милое, едва заметные первые морщинки. Она улыбнулась, однако в ее глазах Майкл прочел удивление – если не легкую обеспокоенность.

– Здрасьте, – выдал он. – Я… э… Меня Майкл зовут.

В голове вдруг образовалась страшная пустота, и он не мог придумать, что сказать дальше. Тупо раскрывал и закрывал рот.

– Понятно, – нерешительно ответила женщина. – Майкл, значит? Могу я чем-нибудь помочь?

– Эм-м… да. Я ищу Сару. Вы, должно быть, ее мама?

Майкл внутренне съежился. Ну и вопрос! Ответ же очевиден!

– Да, Сара – моя дочь. Ты ее друг? В чем дело?

Майкл даже не заметил, как улыбка сошла с ее губ.

Сердце загрохотало в груди. Во сне Майкл создавал ауру, максимально похожую на него самого, и Сара знала об этом. Теперь он, конечно, сам на себя не похож, но ведь не грех придумать и совершенно иное обличие для виртуального мира. В крайнем случае можно соврать, будто Майкл обманывал ее насчет своей внешности.

В том, что он – это он, Сару убедить труда не составит.

Мама Сары тем временем начинала нервничать.

– Может, ты заглянешь попозже? – как можно вежливее предложила она.

– Простите, – пробормотал Майкл. – Извините… просто я нервничаю. Мы с Сарой лучшие друзья по сну, то есть виртнету, только наяву ни разу не пересекались. Вот, хотел удивить ее, прийти в гости, а вы, поди, решили, что я – сталкер. Еще раз извините.

Передайте Саре, пожалуйста, что пришел Майкл. Майкер-Спайкер.

Он вымученно улыбнулся.

Женщина попятилась, выпучив глаза. Майкл готов был испугаться, но тут ее лицо озарилось искренней улыбкой.

– Передадите? – как можно вежливее спросил Майкл. «Человеческие эмоции мне хорошо даются», – подумал он про себя, улыбаясь еще шире.

– Проходи, – пригласила его в дом хозяйка. – Ты даже не подозреваешь, юноша, как много мы о тебе знаем. Сара столько лет мечтала с тобой встретиться, и вот… такой сюрприз. – Она тепло улыбнулась. – Меня зовут Нэнси.

Майкл представил себя в роли героя какого-нибудь черно-белого фильма: того, что мнет в руках шляпу и нерешительно переступает через порог. Шляпы на нем не было, пришлось ограничиться кивком и опущенным взглядом. Не хотелось напортачить и упустить единственный шанс.

Нэнси тем временем затворила дверь; щелкнул, закрываясь, замок.

Они оказались в прихожей, которая вела на кухню.

– Джерард! – прокричала Нэнси. – Выходи! Это просто друг Сары.

Открылась дверь, и в коридор вышел лысый угрюмый крепыш. В руке он сжимал пистолет, направленный прямо на Майкла.

– Ну, идем, присядем, – произнес он.

Часть 3

Сидя на диване в гостиной, Майкл напомнил себе, что он больше не в виртуальной реальности, поэтому вариант наброситься на лысого и отобрать у него пистолет – не вариант вообще. Ситуация, однако, сложилась такая нелепая, что напоминала игру, только если здесь в тебя выстрелят, перезагрузиться не выйдет – сразу умрешь. Поэтому Майкл сидел смирно и улыбался.

Родители Сары – родители ли? – сидели напротив в креслах. Отец семейства положил пистолет на колено, так что дуло смотрело Майклу в лицо. Майкл видел идеально круглое отверстие ствола, вход в тоннель смерти.

Грудь сдавило, было трудно дышать.

Милая улыбка вновь исчезла с лица Нэнси.

– Я… в чем-то провинился? – спросил Майкл. – Где Сара?

Начав говорить, он почувствовал себя уверенней.

– Сара скоро будет дома, – ответила Нэнси. – Об этом не беспокойся.

– Да, просто скажи, кто ты, – угрожающе спокойно (для человека с пушкой) проговорил Джерард. – В последнее время, знаешь ли, приходится быть очень бдительными.

Очень бдительными?

– Я уже представился, – глубоко вздохнув, напомнил Майкл. – Меня зовут Майкл. Дайте мне поговорить пять минут с Сарой, я докажу, что я – это я. Она меня в реале не встречала, но мы годами дружили. Мы и еще один парень по имени Брайсон.

Супруги переглянулись.

– Как-то это подозрительно, – сказал Джерард. – К нам уже приходили типчики вроде тебя.

Он ослабил хватку на рукояти оружия.

Откуда такое недоверие? Неужели Каин присылал сюда шестерок?

– Я, – вскинул он руки, – понятия не имею, о чем вы.

Ни Джерард, ни Нэнси не ответили.

– Послушайте, мне бы только поговорить с Сарой. Можете сколько угодно целиться в меня, даже обыскать можете. У меня при себе ни пистолетов, ни ножей: ни под рубашкой, ни в обуви.

Я друг вашей дочери, честно.

– Это мы проверим, не сомневайся. – Джерард поудобнее устроился в кресле. В Майкла он больше не целился. – Прямо сейчас.

Нэнси со вздохом разгладила складки на штанах.

– Мы выслушаем Сару, но рисковать после…

Тут она замолчала, опустив взгляд.

Каин… Либо он как-то успел навредить семье Сары, либо она так и не оправилась, сгорев в потоке виртуальной лавы. Тогда понятно, почему ее родители недоверчивы.

– Мне надо отвлечься, – пробубнил Джерард и нажал кнопку на ближайшем пульте дистанционного управления. В противоположную стену ударил луч голографера: ведущий перед картой передавал прогноз погоды.

Вечер намечался теплый и тихий.

Часть 4

– Ну коне-ечно, – проворчал Джерард. Наверное, десятый раз за прошедшее время. Похоже, он целыми днями смотрел новости и недовольно ворчал.

Существовало всего два мнения: его и неверное; недоверием он пропитался насквозь, прямо сочился им.

В коридоре прожужжал замок, скрипнули петли, и дверь захлопнулась. Майкл сам не заметил, как вскочил на ноги.

– А ну сядь! – прикрикнул Джерард.

– Пожалуйста, – чуть вежливее добавила Нэнси. – Мы не по доброй воле такие осторожные. Если ты говоришь правду, мы это быстро выясним.

Кивнув, Майкл медленно вернулся на место. Из коридора донеслись шаги. В груди у Майкла сдавило, в животе защекотало.

Он вот-вот увидит Сару!..

Она вошла в гостиную, погасив на ходу экран голоформы. У Майкла перехватило в горле: Сара оправдала его ожидания, и в то же время она им совершенно не соответствовала. Она отчасти напоминала свою ауру, однако благодаря отличиям Майкл ощутил, будто открывает для себя друга заново.

В жизни Сара была намного выше и, видимо, стеснялась этого, поэтому в виртнете сократила свой рост. Волосы у нее были светлые, чуть ниже ушей. Сама Сара показалась Майклу симпатичной, хоть и не очень красивой. Зато глаза ее назвать красивыми значило не сказать ничего: такие же зеленые, как у ауры, только намного ярче.

Сара хотела уже поздороваться с родителями, но тут заметила Майкла. Картинка получалась та еще: на диване сидит незнакомец с отвисшей челюстью, а папочка целится в него из пистолета.

Сара. Так вот она какая… Майкл не верил глазам.

– О, – произнесла она. – Гм… привет. Э… – Выгнув брови, она глянула на мать.

– Привет, милая, – сказала Нэнси, поднимаясь из кресла. – Этот юноша представился твоим другом.

Сара смущенно уставилась на Майкла.

– Ага… Мы с тобой друзья в… – Она как-то странно посмотрела на него.

Неужели догадалась? Так много надо объяснить, но, похоже, разговор пройдет куда глаже. Майкл с замиранием сердца ждал, что Сара ответит.

– Так вы друзья или нет? – поторопил ее Джерард, поглаживая пальцем спусковой крючок. – Больше рисковать нельзя, сама понимаешь. Хватит с нас прошлых разов.

Сара по-прежнему молчала, и Майкл поспешил нарушить тишину.

– Сара, это я, – запинаясь, проговорил он. – Майкл. Я все объясню. Можно было бы заранее тебя предупредить, просто у меня бы тогда не получилось приехать. Глупо звучит, понимаю… Мне во что бы то ни стало надо поговорить с тобой.

Желательно… с глазу на глаз.

Он понимал, что просит о невозможном: родители не дадут им уединиться.

Джерард подтвердил его опасения:

– Все, что ты хочешь сказать моей дочери, можно сказать и нам.

– Мама, папа, – произнесла твердым голосом Сара, – я сразу пойму, врет он или нет. Майкла подделать невозможно. Если этот тип притворяется им, я это минуты за три выясню.

Правда, говорить придется с глазу на глаз, как он и просит.

Майкл чуть не раскраснелся, хотя и знал: Сара дело говорит. То, что им предстоит обсудить, родители не поймут. Саре наверняка не терпится узнать, что было после того, как она сгорела в недрах вулкана.

Джерард и Нэнси озабоченно переглянулись.

– Мне почти восемнадцать, – напомнила Сара. – Если уж вы мне сейчас не доверяете, то никогда не будете. Если это и правда мой друг, я буду говорить с ним наедине. А если нет – что он успеет мне сделать за три минуты?

Она красноречиво взглянула на него, как бы давая родителям понять: этот милый мальчик и мухи не обидит.

Джерард встал, подошел к Майклу и наклонился к нему, обдав мускусным запахом одеколона.

– Встать, – скомандовал он.

Рандомно подобранные статьи с сайта:

BENDY CHAPTER 2 SONG (GOSPEL OF DISMAY) LYRIC VIDEO — DAGames


Похожие статьи:

admin