Глобализация как повод к архаизации

Глобализация и постмодерн, что несет в себе глобализация, смогут восприняться русским обществом, сердцевиной русского народа как раз как новый предлог, как новое побуждение к еще большей фундаментальной архаизации. В случае если мы докопаемся до парадигмальных глубин коллективного бессознательного нашего народа и Руси, то он может отыскать в глобализационных моделях и в постмодерне значительно более действенный инструмент для пробуждения, нежели в модерне. Совершенно верно так же, как он отыскал в западном большевизме действенный антизападный инструмент. Это не означает, что постмодерн и глобализация хороши сами по себе. Они не только не хороши, но они и имеется самое громадное зло. Но пристально вглядевшись в структуру этого зла — практически полного и совершенного, мы сможем сформулировать самую радикальную и решительную антитезу, прорваться к последним глубинам отечественной национальной души. Русский народ и отечественную православную традицию нужно волевым образом воссоздать в изначальном очищенном виде.

Провалился сквозь землю либо не провалился сквозь землю русский народ? Это вопрос практически онтологический. В случае если разглядывать народ как собирательную ассамблею тенденций: исторических, культурных, этнических, религиозных, философских и концептуальных, то, само собой разумеется, мы этого народа не видим. «Народа нет» — это такая же метафизика, такой же постулат, что и «народ имеется». Тут мы не можем аргументированно спорить. Возможно исходить из того, что народа нет , имеется лишь общество, и тогда глобализм — это более идеальная и модернизированная форма публичного устройства, соответственно, он неминуемо победит. В противовес ему будет лишь пассивное сопротивление, и постепенное растворение в нем гарантированно. Так, кстати, считают сами глобалисты и либералы. Но вера в то, что народа нет (выделю — как раз вера), это злая вера, она желает, дабы народа не было, убивает его самим фактом собственного существования. Это wishfull thinking…

Имеется и яркая вера — в то, что народ имеется , и тогда мгновенно появляется новый исторический субъект — тот самый демос , которого, быть может, мы просто не видим. Народ — это «вечно громадный атом», что мы не видим, но он имеется, и он иногда дает о себе знать. В случае если исходить из догадки неизменного бытия этноса, из догадки перманентности русского народа со своей парадигмальной устойчивой совокупностью, которая реагирует на все как цельное живое существо — отступает, нападает, затихает, кричит, — то мы можем очертить проект участия этого субъекта — вечного народа — в новейшей истории, а также в истории постмодернистической и глобалистской. При таких условиях современность, которую русские, непременно, в себя впитали, не обязательно будет мешать архаизации . Мы можем каким-то образом ассимилировать современность, глобализацию и постмодерн в собственных национальных этнических целях и выстроить ту цивилизационную, национальную и религиозную совокупность, которая бы соответствовала отечественным глубинным заинтересованностям, заинтересованностям отечественного народа. Данный проект возможно назвать Евразийской Империей, новым многополярным миром, качественной мутацией содержательной стороны постмодерна. В этом направлении направляться думать, искать, пробовать…

То ксеноморфное образование, представители которого разглядывали глобализацию не только как объективное явление либо вызов, но как некоторый этический позитив , которому они готовься помогать, подчиняться и под которое они планировали подстраивать страну, государственность, появлявшиеся в значительной мере в их ведении, сейчас проиграло. Они были не просто «реформаторами», но «реформаторами от глобализма» , они подстраивали Россию под глобализм . Ходорковский об этом сказал прямо, Волошин это поддерживал, Павловский это многообразно декларировал в идеологическом смысле. Чубайс на этом настаивал в экономико-политическом нюансе. Наряду с этим у «прогрессистов» глобалистского толка существует фундаментальная база не только за океаном, что разумеется, но и в русском обществе. Эта база — отчужденная русский государственность, которая у старообрядцев именуется «кадровая». Это совсем русские, легко поддающие, легко с «антисемитским душком» госслужащие, каковые питают ксеноморфную элиту, принимающую решения, собственной чиновничьей кровью . Базой выдвижения на передний замысел Ходорковского, Волошина, Чубайса либо их последователей являются огромные теневые интересы «кадровых» русских государственныхы служащих национального толка, каковые в действительности и породили совокупность олигархата, создали предпосылки для совокупности глобализма, для осуществления «глобальной» коррупции национально-социальной организации. В действительности, громадный национальный «кадровый» аппарат и есть главным настоящим источником, заказчиком и творцом социально функционального бытия персонажей из либеральной олигархии, семейного клана и «космополитической» интеллигенции коррупционеров и лоббистов ельцинского розлива. Исходя из этого, в то время, когда мы говорим «ротация элит», необходимо быть весьма бдительным: в переднем последовательности скачут только жертвы-клоуны. Дрессировщики, сценаристы и вырождения и великаны распада — в тени. В случае если на их место придут новые ставленники данной же тщетной, национально-коррупционной автомобили, то мы возьмём обстановку еще хуже прошлее. Это будет не ротация, а ее имитация. распада и Силы отчуждения выведут на сцену новые лица, которых позже опять уберут и заменят на вторых.

У нас имеется русский народ, необходимо юридически и политически признать его непреходящей ценностью и высшей инстанцией , подтвердить его богоносный статус. Потом: необходимо не только противопоставить его его бытие и волю уходящей, уже частично сидящей в застенках ксеноморфной элите, вместе с тем кинуть вызов отчужденной бюрократической национальной машине, которая и сделала эту элиту вероятной, которая ее породила и выдвинула, снабдила средствами и имуществом влияния. Неприятность эта непростая. Тут может сыграть собственную хорошую роль и сам ксеноморфный потенциал, и без того же, как при с народниками, где за русское дело сплошь и рядом бились «малые народы». Не исключаю, что нам для настоящей ротации элит потребуются психотерапевтические портреты не совсем русских либо совсем нерусских людей. Русские живут национальным сновидением, и остается большая вероятность, что нас опять одурачит и предаст промежуточная каста «кадровых» государственныхы служащих. И мы опять недоглядим… Я пологаю, что мы должны рекрутировать на благо народа полностью новых людей . Пускай это будут армяне, иудеи, грузины, чеченцы, но пускай это будут броские личности, пассионарии. Пускай это будут творческие персонажи, плевать на их происхождение, только бы они присягнули этому огромному, великому, вечному, священному и мировому началу в лице русского народа. Они способны будут осуществить настоящую ротацию элит , не только отломив вершину властного айсберга, но и фундаментально перетряся старосоветские и новодемократические чиновничьи кадры. Эта ксеноморфная элита, новый ксеноморфный «небольшой народ» способен, на мой взор, быть действенным, правильно оценивать вызовы глобализации и воплотить в судьбу чаяния «великого народа».

С. Михеев: Западная глобализация имеет разрушительный потенциал. Вечер с Соловьевым. 15.07.16


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: