Говорить в этом билете нужно много и достаточно, но в тоже время, сжато и кратко. я собрала более полную информацию о том, что вообще нужно упоминать

критическая роли и Границы метафизики философии в совокупности трансцендентального идеализма И. Канта

Сказать в этом билете необходимо большое количество и достаточно, но в также время, сжато и коротко. Я собрала более все данные о том, что по большому счету необходимо упоминать

О чем сказать:

— о замечательном и ноуменальном мирах

— о возможности познания того и другого мира (ТЕА, категории, рассудок и т.д.)

— о ноуменах

— из-за чего метафизика вероятна и из-за чего в один момент неосуществима?

(Цитата Поруса: Кант не убивает метафизику, он ее переосмысливает)

— что такое трансцендентальное (не путать с трансцендентным)

Трансцендентальное — то, что делает вероятным отечественное познание (пример — форма пространства у Канта, трансценденталия этики у Витгенштейна)

Трансцендентное — принципиально непознаваемое (пример — Всевышний)

Чуть-чуть из прошлогодних билетов:

Кант, он утвержает, что совершил «Коперниканский переворот» в философии, тем, что первым указал, что для обоснования возможности знания направляться исходить из того, что не отечественные познавательные свойства соответствуют миру, а мир обязан сообразовываться с отечественными свойствами, дабы по большому счету имело возможность состояться познание. В противном случае говоря, отечественное сознание не просто пассивно постигает мир как он имеется в действительности (догматизм), но, скорее, напротив, мир сообразуется с возможностями отечественного познания, в частности: разум есть участником становления самого мира, данного нам в опыте. Опыт по сути имеется синтез того чувственного содержания («материи»), которое даётся миром (вещей в себе) и той субъективной формы, в которой эта материя (ощущения) постигается сознанием. Единое формы и синтетическое целое материи Кант и именует опытом, что по необходимости делается чем-то лишь субъективным. Как раз исходя из этого Кант различает мир как он имеется сам по себе (другими словами вне формирующей деятельности разума) — вещь-в-себе, и мир как он дан в явлении, другими словами в опыте.

Как вероятна метафизика в качестве науки? Эта неприятность явилась темой «Трансцендентальной диалектики». Трансцендентальная диалектика, либо логика видимости, наровне с трансцендентальной аналитикой была, по Канту, частью трансцендентальной логики. В отличие от классической формальной логики трансцендентальная логика отвлекалась у Канта не от всякого содержания, а определяла количество, происхождение, объективную значимость априорных понятий рассудка. Тем самым он уже начал поиск логики, которая содействовала бы новому обоснованию философии и сказала бы нам что-то не только о форме, но и о содержании знания.
Кант приходит к отрицательному выводу о возможности метафизики как науки. Метафизика неосуществима как совокупность настоящих фактов о трансфизических предметах. Но из этого не вытекает то, что неосуществима философия по большому счету — она вероятна как критика точного познания, т. е. установление его границ и экстенсивности.
При определении списка вопросов, каковые философия Канта обязана решить, появляется таковой порядок: как по большому счету вероятна метафизика? как вероятна метафизика как наука? Нам как мы знаем, что последний вопрос имеет отрицательный ответ, но как раз таковой ответ обусловливает вопрос: как вероятна метафизика как естественная диспозиция, т. е. как появляются из общего характера людской разума вопросы, каковые ставит чистый разум и на каковые его принуждает отвечать личная потребность?. Этим дано отношение Канта к предметам метафизического мышления. Настоящее познание нереально на базе метафизического мышления, но одновременно с этим должно поставить вопрос: как быть может, что до сих пор и в таковой мере неприятности метафизики занимали людскую идея? Кант решает и данный вопрос указанием на то, что отечественному познанию нужно больше, чем то, что он познаёт эмпирически: Отечественная свойство познания чувствует значительно более высокую потребность, чем легко разложение явлений на слоги, в соответствии с их синтетическому единству, которого достаточно для того, чтобы прочесть их как опыт… а отечественный разум имеет в себе потребность опираться на факты, идущие дальше того, дабы с ними имел возможность согласоваться какой-либо предмет, что может дать опыт.

СЕРЕЖА: До меня, — вычисляет Кант, — попытки объяснения что такое субъект, а что такое объект исчерпаны, исходя из этого куда успешнее будет заняться тем, как по большому счету вероятно отечественное познание, представление, отношение между объектом и субъектом
Обстановка до Коперника: много неприятностей, каковые нереально решить, пока Почва находится в центре совокупности. Коперник «переносит» Солнце в центр совокупности и решает появившиеся трудности.
Кроме этого и Кант переносит субъекта в центр совокупности и заставляет объект вращаться около него: «Принципиально важно, как предмет сообразуется со мной, а не как я сообразуюсь с предметом»
Переворот решает проблему человека совсем по-второму, не подобно Копернику: Коперник забрал у человечества его центральное место в мире, а Кант восстанавливает эту позицию – «отечественный мир вращается около нас, мы сами создаём открываемый нами в мире порядок, мы те, кто творит отечественное знание о мире, мы те, кто исследует данный мир, изучение – это творчество, мастерство, это человек.
Не природа навязывает нам собственные законы, а мы, созерцатели, навязываем отечественным эмоциям, отечественным ощущениям законы и порядок отечественного рассудка. Отечественный космос несёт на себе печать отечественного духа!
В критике чистого разума Кант ставит вопрос о возможности метафизики как науки, основанной на априорных синтетических суждениях, свойственных чистым наукам. Метафизика как знание общих и нужных законах, в итоге, выясняется неосуществимой. Вот из-за чего: Познание осуществляется по Канту за счёт синтеза двух этапов – первого, основанного на чувственном восприятии и дающего чувственный материал и второго, основанного на рассудочном фактически познании, где формируются на базе чувственного материла чистые рассудочные понятия, лежащие фундаментом для научного знания.
Идеи же чистого разума (Всевышний, мир, душа) являются вершиной, поскольку вырабатываются фактически разумом. Но они теряют сообщение с созерцаниями – у них нет предмета в чувственном мире, нет места фактически познанию – синтезу чувств и рассудка. Нет научного знания. Нет науки. Нет метафизики как науки.
16. ноумены и Феномены в кантовской философии.

Познаваемость ноуменов и явлений.
Уже с старейших времен философы, исследователи чистого разума, признавали не считая чувственных вещей либо явлений (Phaenomena), составляющих чувственный мир, – еще особенные умственные сущности (Noumena), составляющие интеллектуальный мир.… В действительности, считая, …предметы эмоций за простые явления, мы …вместе с тем признаем, что в базе их лежит вещь сама по себе, не смотря на то, что мы познаем не ее самое, а лишь ее явление, т. е. метод, каким это малоизвестное что-то действует на отечественные эмоции. Так, рассудок, принимая явления, тем самым признает и существование вещей самих по себе; так что мы можем заявить, что представление таких сущностей, лежащих в базе явлений, т.е. чистых умственных сущностей, не только возможно, но и неизбежно.
…Не обращая внимания на независимость отечественных чистых положений и рассудочных понятий от опыта …вне области опыта при помощи их совсем ничего не может быть мыслимо; вправду, они смогут определять лишь логическую форму суждений относительно данных воззрений; но так как за областью чувственности нет совсем никакого воззрения, то тут чистые понятия и теряют всякое значение, не имея средств к собственному конкретному осуществлению; следовательно, все совокупность и такие ноумены их – умопостигаемый (intelligible) мир – сущность не что иное, как представление задачи, предмет которой сам по себе вероятен, но разрешение – по природе отечественного рассудка – совсем нереально; потому что отечественный рассудок имеется свойство не воззрения, а лишь соединения данных воззрений – в опыт; и данный опыт обязан содержать все предметы для отечественных понятий, но вне его понятия лишены значения, поскольку под них не может быть подставлено никакое воззрение.
…Имеется большое количество законов природы, каковые мы можем знать лишь при помощи опыта, но закономерность в связи явлений, т.е. природу по большому счету, мы не можем познать ни из какого именно опыта, поскольку сам опыт испытывает недостаток в таких законах, на которых основывается априори его возможность.
…Мы должны отличать эмпирические законы природы, предполагающие неизменно особенные восприятия, от чистых либо общих законов природы, каковые, не основываясь на особенных восприятиях, содержат лишь условия их нужного соединения в опыте. Довольно последних возможный опыт и природа – совсем одно да и то же, и без того как тут закономерность основывается на нужной связи явлений в опыте (без которой мы совсем не можем познать никакого чувственного предмета), – основывается, следовательно, на начальных законах рассудка, то будет не смотря на то, что и необычно, но однако действительно, в случае если я сообщу: рассудок не почерпает собственные законы (априори) из природы, а предписывает их ей.
Термин «трансцендентный» употреблялся в философии Канта для чёрта ноуменов, другими словами вещей-в-себе, каковые хоть и проявляются в мире феноменов в виде известных нам явлений, не смогут однако сами быть восприняты в чувственном (эмпирическом) опыте, об их существовании мы выясняем только умозрительно. Так Кантом утверждается принципиальная непознаваемость мира: познанию доступны только явления, но нет никакой возможности выяснить, что же лежит в их основе, чем являются вещи-в-себе в действительности.
. Кант о границах рассудочного знания (см. билет Гаспарян №15 о коперниканском перевороте).

(лекцияПоруса) Цитата Поруса: «Философия Канта – это панегирик людской преимуществу – нравственности, независимой и суверенной воле. Человек так велик, что затмевает идея о Всевышнем».

Кант не разделял бесконечной веры в силы людской разума, именуя эту веру догматизмом.

На одной из собственных лекций Кант указал на вопросы, которыми направляться задаться:

Что я могу знать? – определение границ природы и нашего познания и сути отечественных притязаний в этих границ.

Что я обязан делать? – практическое ориентирование в мире.

На что я смею сохранять надежду?

Что такое человек? – по сути, объединение трёх прошлых вопросов.

«Юм пробудил меня от догматического сна».

Существуют, как отмечает Кант, «два главных ствола людской познания, вырастающие, возможно, из одного неспециализированного, но малоизвестного нам корня, в частности рассудок и чувственность. При помощи чувственности предметы нам даются, рассудком же они мыслятся»1. Правота эмпиризма пребывает в том, что человеческое познание вправду начинается с опыта, но из этого не нужно, что оно полностью происходит из опыта. Чувственное созерцание, либо яркое познание объектов посредством органов эмоций, соединяет, говоря словами Канта, материю явлений (то, что позвано действием объектов на органы эмоций) и форму явлений, либо чистое созерцание, благодаря которому отдельные ощущения выстраиваются в определенном порядке, связываются между собой.

Опыт, по Канту, не сводится к одной только чувственности, а включает кроме этого рассудочные утверждения, устанавливающие сообщение чувственных восприятий. Сообщение эта, либо соединение восприятий, происходящее правильно, задаваемым соответствующими категориями, устанавливается познающим субъектом. Субъект обязан, в первую очередь, зафиксировать полученные восприятия; после этого, при необходимости, он обязан мочь воспроизвести в собственном уме прошлые восприятия и соединить их с новыми; наконец, он обязан мочь выяснять воспроизводимые восприятия (представления). Для этого необходимо, дабы субъект познания оставался одним и тем же в ходе познавательной деятельности, т.е. сохранял абсолютное (априорное) внутреннее тождество с самим собой. Кант именует это условие возможности людской опыта трансцендентальным единством апперцепции, либо доопытным единством самосознания.

Объекты отечественного чувственного созерцания подвергаются, так, рассудочному анализу. Логика имеется наука о деятельности рассудка, рассудок же является способностью образовывать суждения при помощи применения понятий. Чистые рассудочные понятия — это те неспециализированные формы мысли, под каковые должны быть подведены все отечественные восприятия чтобы они стали суждениями опыта.

Процесс познания, согласно точки зрения Канта, проходит три ступени: чувственное познание; рассудок; разум.

1.Чувственное познание. Кант признает существование внешнего предметного мира, что он именует «вещи-в-себе». Они воздействуют на отечественные органы эмоций и порождают наглядные представления. Предметом эмпирического наглядного представления есть явление, в нем две стороны: его содержание, либо материя, которая дается в опыте; его форма, которая приводит эти ощущения в определенный порядок. Форма априорна, это указывает, что она предшествует опыту и не зависит от него. Форма находится в отечественной душе. Существует две чистых формы чувственного наглядного представления:

–время;

–пространство.

Кант отрицает, что пространство и время являются объективными формами материального мира. Согласно его точке зрения, в мире вещей-в-себе ни времени, ни пространства нет.

В соответствии с Канту, пространство и время – только субъективные формы созерцания, налагаемые отечественным сознанием на внешние предметы. Это наложение – нужное условие для познания, по причине того, что вне времени и пространства мы ничего познать не можем. Но вследствие этого между вещами-в-себе и явлениями лежит непреодолимая пропасть (трансцензус): мы можем знать лишь явления и ничего не можем знать о вещах-в-себе. Эта позиция Канта именуется дуалистической: вещи-в-себе существуют вне нас, но наряду с этим они непознаваемы. Субъективный темперамент времени и пространства разъясняется тем, что всем людям во всех поколениях свойственны якобы одинаковые представления о них. Но наука XX в. опровергла кантовские доводы:

–объективные формы времени и пространства изменяются и зависят от материи и движения;

–субъективные представления о времени и пространстве разны у людей различного возраста, образования и т. п.

Но не смотря на то, что мысль Канта об априоризме и ошибочна, в ней имеется рациональное зерно. Личные формы сознания человека унаследованы, почерпнуты из социального опыта, выработаны исторически всеми, но никем в отдельности. По отношению к личному опыту априорными смогут быть не только формы чувственного познания, но и формы работы рассудка – категории.

2.Рассудок есть второй ступенью познания. В случае если предмет нам дается при помощи чувственности, то мыслится он при помощи рассудка. А познание может совершиться только благодаря их синтезу. Орудием рассудочного познания являются категории. Различные явления накладываются на сеть категорий, придающих отечественным знаниям уже не эмпирически-случайный, а нужный, общий научный темперамент. Кант выделяет следующие категории рассудка:

1.Категории количества

Единство

Множество

Цельность

2.Категории качества

Действительность

Отрицание

Ограничение

3.Отношения

самостоятельное существование и Присущность (substantiaetaccidens)

зависимость и Причинность (действие и причина)

Общение (сотрудничество между действующим и подвергающимся действию)

4.Категории модальности

невозможность и Возможность

Существование и несуществование

случайность и Необходимость

В соответствии с Канту, рассудок не открывает законы природы, а диктует их природе. единство категорий и Познавательная способность, в соответствии с Канту, имеют своим источником не объективное материальное единство мира, а трансцендентальное единство самосознания.

3.Разум – верховная ступень познавательного процесса. Разум, по словам Канта, не имеет прямой, яркой связи с чувственностью, а связан с ней опосредованно – через рассудок. Главные идеи разума, каковые Кант именует правилами, делают высшую регулятивную роль в познании: они показывают направление, в котором обязан двигаться рассудок.

19. Кант об априорных формах чувственности.

Трансценденталистская трактовка времени и пространства. пространство и Время как априорные формы чувственности.

Кант производит перерасмотрение прошлое представление о людской чувственности, в соответствии с которому чувственность только доставляет нам многообразие ощущений, тогда как принцип единства исходит из понятий разума.
Многообразие ощущений, говорит Кант, вправду дает нам чувственное восприятие; чувство — это содержание, материя чувственности. Но кроме того отечественная чувственность имеет собственные доопытные, априорные формы, в каковые сначала как бы укладываются эти ощущения, благодаря которым ощущения как бы упорядочиваются. Эти формы — время и пространство. Пространство — априорная форма внешнего эмоции (либо внешнего созерцания), в то время как время — априорная форма эмоции внутреннего (внутреннего созерцания).
Синтетические суждения смогут быть априорными в том случае, если они опираются на форму чувственности, а не на чувственный материал. А таковы, по Канту, как раз суждения математики, которая конструирует собственный предмет, опираясь или на чистое созерцание пространства (геометрия), или на чистое созерцание времени (математика). Это не означает, само собой разумеется, что тем самым математика не испытывает недостаток в понятиях рассудка; но из одних лишь понятий, без обращения к интуиции, т.е. созерцанию пространства и времени, она не имеет возможности обойтись. Исходные положения геометрии, к примеру, что прямая имеется малейшее расстояние между двумя точками, не смогут быть взяты аналитически, потому что, говорит Кант, из самого понятия прямой запрещено логически вывести показатель величины расстояния; тут имеет место синтез различных понятий, а он не имеет возможности основываться на случайном, единичном опыте, потому, что тогда математическое знание не было бы общим. Лишь чистая форма чувственности — пространство — разрешает нам, опираясь на созерцание, одновременно с этим взять нужную сообщение двух различных понятий. Мы чертим прямую линию и конкретно видим, что она имеется малейшее расстояние между двумя точками. Так, рассмотрение пространства и времени не как форм бытия вещей самих по себе, а как априорных форм чувственности познающего субъекта разрешает Канту дать обоснование объективной значимости совершенных конструкций — в первую очередь конструкций математики. Тем самым и дается ответ на вопрос: как вероятны синтетические суждения априори.
В самой неспециализированной форме кантовское познание процесса познания возможно представить себе следующим образом. Что-то малоизвестное — вещь сама по себе, — влияя на чувственность человека, порождает многообразие ощущений; эти последние упорядочиваются посредством априорных форм созерцания — пространства и времени; чувственные ощущения приобретают самую первую форму организации, располагаясь как бы рядом между собой в пространстве и приятель за втором — во времени. Организованные в пространстве и времени, ощущения составляют предмет восприятия. Восприятие носит личный и субъективный темперамент; чтобы оно превратилось в опыт, т.е. в что-то общезначимое и в этом смысле объективное (объективность Кант именно и отождествляет с общезначимостью), нужно участие второй познавательной способности, в частности мышления, оперирующего понятиями. Эту свойство Кант именует рассудком. Кант определяет рассудок как спонтанную деятельность, отличая ее тем самым от чувствительности, пассивности, характерной для чувственности. Но наряду с этим деятельность рассудка формальна, она испытывает недостаток в некоем содержании, которое именно и поставляется чувственностью. Рассудок делает функцию подведения многообразия чувственного материала (организованного на уровне восприятия посредством априорных форм созерцания) под единство понятия.
Рассудок осуществляет интеллектуальный синтез посредством определенных правил синтезирования — категорий. В соответствии с простой школьной логикой Кант выделяет четыре группы категорий: количества, качества, модальности и отношения. Категории количества — всеобщность, множество, единичность; категории качества — действительность, отрицание, ограничение; категории отношения — субстанция, причинность, сотрудничество; категории модальности — возможность, реальность (либо существование), необходимость.

6. Трансцендентализм как философская программа.

The Great Gildersleeve: Gildy the Executive / Substitute Secretary / Gildy Tries to Fire Bessie


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: