Хорошее отношение к себе

А не пойти ли мне в психологи?

Сейчас, в то время, когда эта профессия стала массовой и актуальной, таковой вопрос задают себе многие. Как определить, подходим ли мы для данной работы? И к чему обязан подготавливаться тот, кто ее выберет? Правда и мифы в отечественном маленьком изучении.

Кому-то они кажутся особыми людьми, обладающими ключами от людских душ. Оракулами, талантливыми разгадать отечественные тайны, неизвестные нам самим. Целителями, избавляющими от душевной боли. Попытаемся отрешиться от романтических представлений и посмотреть трезво на эту работу. По причине того, что психолог – это легко работа. Но совсем не несложная.

ЖЕЛАНИЕ ПОМОГАТЬ

Психолог – помогающая профессия, клиенты обращаются к психологам за помощью… Из этого помой-му направляться, что в психологи должны идти люди, каковые стремятся помогать вторым? Не все так конкретно.

«В базе отечественной профессии, само собой разумеется, имеется рвение приносить пользу, помогать, – говорит гештальт-терапевт Нифонт Долгополов. – Но я много лет занимаюсь обучением психологов и могу заявить, что сильно выраженное желание помогать довольно часто ведет к негативным последствиям». С этим согласна системный домашний терапевт Анна Варга. «В случае если психолог горит жаждой оказать помощь и переполнен жалостью к клиенту, это нехорошая мотивация. За ней вполне возможно прячутся личные направляться неприятности самого психолога».

Чем это оборачивается для клиента? «Психолог пытается поскорей взять видимые результаты собственной работы, подтверждая самому себе, что он помог, и так повышая собственную опытную самооценку, – растолковывает Нифонт Долгополов. – Наряду с этим он нарушает границы клиента, подталкивая его продвигаться в терапии стремительнее, чем тот готов». Этим психолог может причинить вред клиенту, в случае если тот усилит сопротивление либо по большому счету уйдет из терапии. Вот из-за чего помощь не может быть целью терапии.

«Основное – осознать клиента, выстроить с ним психотерапевтический контакт, а помощь – это побочный эффект», – заключает Анна Варга.

Таковой ВОТ ПАРАДОКС: ЖЕЛАНИЕ ПОМОГАТЬ МЕШАЕТ ПОМОГАТЬ.

ИНТЕРЕС К ЛЮДЯМ

Что ж, тогда, возможно, будущему психологу необходимо обожать людей? Совсем не обязательно, возражает Нифонт Долгополов. Более того, в некоторых случаях это может стать препятствием в психотерапевтической работе, потому, что сильное чувство мешает эксперту сохранять нужную позицию «нейтральности».

Это справедливо и в отношении негативных чувств. Может ли эксперт испытывать, к примеру, отвращение к клиенту? «Это полностью неумело! – восклицает Анна Варга. – Представьте себе врача, что вместо того, дабы оперировать, начнет думать о том, что больной некрасив. Так же с психологом: в то время, когда на протяжении работы он входит в опытную позицию, он уже «не совсем человек», скорее, функция».

А вот что вправду очень принципиально важно для психолога, соглашаются отечественные специалисты, так это интерес и искреннее любопытство к людям, к их внутреннему миру. Нифонт Долгополов додаёт к этому еще два качества: доброжелательность, дабы вместе с клиентом изучить его внутренний мир, и уважение – оно предполагает, что поступки и любые особенности другого человека заслуживают рассмотрения и внимательного отношения. «В случае если я уважаю другого человека, – говорит гештальт-терапевт, – то я даю ему право на его личные мысли, эмоции, ценности, даже если они не совпадают с моими».

Хорошее отношение к себе

«Я не могу по-хорошему и уважительно относиться к второму человеку, если не обожаю и не уважаю себя, невысоко себя оцениваю, – подчеркивает Нифонт Долгополов. – Мера моей терпимости к вторым людям, и в частности к клиентам, зависит от того, как я терпим к своим недочётам, к своим действиям, как могу признавать их, наряду с этим не разрушая идеалы и свои ценности».

Это подразумевает свойство к рефлексии – сознаванию собственных мыслей, переживаний, действий, которое начинается в обучении. В случае если родители интересуются внутренним миром ребенка, в случае если для них это сокровище, то они и его побуждают обращать интерес вовнутрь себя, отмечает Нифонт Долгополов. Интерес данный может прийти и через литературу, и шире – культуру, в случае если ребенка в семье к ней приобщают. Таковой детский опыт возможно хорошей (но не необходимой) предпосылкой для занятий психологией.

В любом случае на протяжении обучения студент-психолог совершит большое количество часов в терапии, подчеркивает Анна Варга. «Уж следить за собой и отдавать себе отчет в том, что происходит в его душе, психолога научат. В случае если, само собой разумеется, это важное учебное заведение. Иногда приходится сталкиваться с тем, что практикующий психолог сам не был клиентом, и это весьма не хорошо».

САМ СЕБЕ ТЕРАПЕВТ

Бывает и обратная обстановка. Психология довольно часто завлекает тех, кто в действительности желает (довольно часто бессознательно) разобраться со собственными проблемами и трудностями. Другими словами их интерес скорее направлен не вовне, на вторых людей, а вовнутрь, на себя самих. Терапия, которую студент проходит на протяжении учебы, окажет помощь разобраться, что в действительности привело его в эту профессию, и в полной мере быть может, что он сумеет разрешить свои проблемы.

«Нет ничего нехорошего, в то время, когда изначально студентом движет желание взять помощь самому, в случае если на протяжении обучения он удачно продвигается в самоисцелении, – вычисляет Нифонт Долгополов. – Данный опыт может стать хорошим основанием чтобы осознавать вторых и помогать им».

В случае если же его неприятности не решаются и он остается более клиентом терапевта, чем специалистом, то он не сможет соответствовать требованиям, каковые предъявляет к нему совокупность психотерапевтического образования. «Учители ему растолкуют, что лучше бы поразмыслить о второй профессии. Да и сам студент в большинстве случаев осознаёт, что не осилит», – говорит Анна Варга. «Но кроме того если он и возьмёт сертификат психолога, то не сможет реально помогать клиентам и, наверняка, они к нему не отправятся», – додаёт Нифонт Долгополов.

ФАЛЬШИВЫЕ МОТИВЫ

Разобраться с вопросом «для чего я иду в эту профессию?» для будущего психолога очень принципиально важно. В базе этого выбора смогут быть скрытые мотивы, всплывающие в главные моменты личной психотерапии: рвение к власти, самоутверждению, потребность в восторге, любви…

«Все это рентные мотивы (человек желает приобретать «ренту» от собственной профессии), и они недопустимы», – растолковывает Анна Варга. «В случае если на протяжении обучения мы выясняем, что ученик пытается применять клиентов для удовлетворения собственных эгоцентрических потребностей, для нас это сигнал, что ему противопоказано заниматься практикой, и он может не взять сертификат», – подтверждает Нифонт Долгополов.

Хорошее отношение. Как улучшить отношение? Как притягивать любовь? Как обучиться обожать людей?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: