I. идеациональный и чувственный (визуальный) стили

Одним из самые важных видов повторения — как для целей настоящей работы, так и per se’ — есть повторение (в пространстве и во времени) и флуктуация идеациональ-ного, чувственного (визуального), идеалистического и других смешанных стилей во всех видах и со всеми вторичными чертями. Они ответственны вследствие того что, осознав их, можно осознать и многие значительные черты данного мастерства в этот период, каковые в другом случае смогут продемонстрироваться тщетными membra disjecta2. Серьёзны они и с позиций воплощенной в данном мастерстве ментальности. Для предварительных замечаний этого достаточно. Сейчас — об определениях.

На вкл. I представлено пара картинок, на которых изображены привычные всем геометрические узоры индойцев. Заключенный в них суть не только очень отличается от того, что высказывают их наглядные формы, но и значительно сложнее по окончаниидних. Настоящие смыслы этих картинок таковы:

На рис. 1 верхняя зигзагообразная линия (а) обозначает землю; прямоугольные поля под ней (Ь) — море, тревожимое ветром. Чёрные участки прямоугольника (с) олицетворяют штиль на глубоководном месте и т. д.

Узор на рис. 2 именуется «совсем одно облако». Суть его еще более сложен. Индейцы племени зуньи3 растолковывают его следующим образом:

«В то время, когда все танцуют, дабы привести к дождю, а она не идет танцевать, то по окончании смерти она идет к Священному Озеру, и в то время, когда

130 Часть 2. Флуктуация идеациональной и чувственной форм мастерства

души всех погибших возвращаются к зуньи, дабы сделать ливень, она не имеет возможности идти с ними, а обязана ожидать в том месте совсем одна, подобно единственному мелкому облачку, оставшемуся на небе по окончании того, как прошли грозовые тучи. Вот она и сидит совсем одна и ожидает — и все наблюдает и наблюдает в различные стороны — не идет ли кто-нибудь. Вот из-за чего мы напрягаем глаза, вглядываясь во все стороны»4.

На рис. 3 различные части обозначают: (а) многоножку; (Ь) траву саванны; (c-f) барвинок; (d) бабочек; (h-j) змей. Суть рис. 4 таковой:

«Крест в центре символизирует четыре облака на горизонте, цветные сегменты, завершающие внутренний круг, — синие птицы и красные, взлетевшие выше туч. Во втором круге изображены кресты, обозначающие красное, желтое и голубое зерно. Во внешней территории зигзагообразная линия воображает Мать Восточной Воды, Божество. Девять треугольников между головой и хвостом змеи — это мескаль, что… употребляется на протяжении молитвы о дожде и о здоровье».

На рис. 5 фигура (а) свидетельствует горы, тропинку и реку; фигура (Ь) — палатки с кострами перед ними. Суть фигур (d) и (с) еще более сложный и слишком общий. Середина воображает собой жизненный путь ребенка. Зеленые точки на ней символизируют «успех либо успех ребенка, каковые ожидают его в жизни. Зеленое свидетельствует развитие и рост; желтое — совершенство и зрелость; красное — кровь, жизнь и радостную судьбу» . Другие части фигур символизируют возраст ребенка, сердце, неожиданные события судьбы и т. п.

Эти примеры свидетельствуют, что в рисунке и живописи существует стиль, где узоры не имеют ничего общего либо имеют очень отдаленное визуальное (чувственное) сходство с теми значениями, каковые символизируют.

На вкл. II помещены египетские картинки (1-4): кувшин в миске, дремлющая дама под одеялом, египетский дворец (в Амарне) и пара узников. Рядом с ними — картина (рис. 5) под названием «Летний сутки» видного современного живописца (О. Hep-лингера) и картинки современных детей (рис, 6). Одного взора на эти картинки достаточно, дабы почувствовать их визуальную (чувственную) «неестественность». Тут перед нами опять последовательность картин, каковые изображают разные предметы не так, как они воспринимаются отечественными глазами, а так, как они существуют в уме живописцев. Наряду с этим внешнее сходство с изображаемыми предметами не имеет значения.

7. Стили в скульптуре и живописи

На рис. 1 (вкл. III) дана репродукция известной картины Пикассо. На ней изображена виолончель либо скрипка, но снова же в форме, совсем хорошей от того, как она воспринимается зрительно. То же самое возможно сообщить и о его «Даме с лютней» (вкл. IX), и о любой «кубистской», «футуристской» либо «модернистской» картине. Они изображают предметы не так, как мы принимаем их глазами, а так, как они мыслятся живописцем в их идеациональной сущности.

Еще пара примеров. Картины, каковые мы разглядим, это сцена из саркофага (ок. IV в. н. э., 2) и две сцены Распятия (рис. 3 и 4) с окладов Нового Завета (ок. IX в.). Как бы ни отличались иллюстрации на вкл. II и III друг от друга и от тех, что представлены на вкл. I, у всех у них одна неспециализированная черта: они не воспроизводят сцены и предметы так, как те являются отечественному взгляду, — подобное скопление предметов и фигур, нагроможденных друг на друга, с позиций естественной возможности невероятно. Это скорее идеациональные, нежели визуальные либо «натуральные» картинки.

В случае если сейчас сравнить с ними картину, созданную человеком эры палеолита, пример которой (бизон, рис. 1) представлен на вклейке IV, картины, созданные в наши дни некоторыми первобытными племенами (бушменские изображения на камне, рис. 2), умирающего льва (рис. 3) и газель в степи (рис. 4) из дворца Ассурбанипала в Ниневии либо любую другую картину, считающуюся «естественной», то контраст очевиден: картины и картинки, о которых шла обращение ранее, не пробуют изобразить предметы так, как они являются отечественным глазам, в то время как все только что рассмотренные образцы стремятся совершенно верно передать зрительное чувство от этих предметов, в противном случае гогоря, изобразить их так, как мы их видим, и лишь так.

По окончании примеров и этих замечаний глубокая отличие в это же время, что я именую тут идеациональным и вигуа^ьным (чувственным) стилями, должна быть в собственных значительных чертах ясна читателю. Затем мы можем приступить к более обстоятельному, более правильному анализу этих стилей, и их промежуточных либо смешанных форм.

По собственной исконной природе идеациональный и визуальный (чувственный) стили, с позиций воображаемой ими ментальности, способов и целей изображения предметов, прямо противоположны и столь разны, как это лишь возможно. Один — «трансцендентен», второй — «эмпиричен» и «наивно романтичен». Один живет в сверхчувственном мире Бытия, дру-

132 Часть 2. Флуктуация идеационаяьнои и чувственной форм мастерства

гой — в чувственном мире Становления. Один символичен в своем рвении изобразить «видимые символы невидимого мира», второй — «импрессионистичен» и «иллюзорен». Один — статичен, по причине того, что мир Бытия неизменен и постоянно остаётся равным самому себе как Мысль Платона, Всевышний верующего либо же Последняя Действительность философа. Второй по собственной природе динамичен, потому что его чувственный мир беспрерывно изменяется.

Какой из этих стилей и ментальностей настоящий либо реалистический? Задавать вопросы безтолку. Ответ зависит от того, что свидетельствует настоящий, действительность, реалистичный. В случае если «неизменную сущность предмета», то идеациональный стиль есть реалистическим. В случае если же это указывает неустойчивую видимость чувственно принимаемого мира, то реалистическим является стиль визуальный.

Moonrise Kingdom — Where Story Meets Style


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: