И критика этих взглядов у маркса

Чтобы разобраться в учении о реализации, мы должны начать с Преисподняя. Смита, что положил основание ошибочной теории по этому вопросу, царившей всецело в политической экономии до Маркса. А. Смит разделял цену товара лишь на две части: переменный капитал (зарплата, по его терминологии) и сверхстоимость (“рента” и “прибыль” у него не соединяются совместно, так что всего он считал собкакое количество;ственно три части)[19]. Совершенно верно так же разделял он и всю совокупность товаров, целый годичный продукт общества на те же части и прямо относил их в “доход” двух классов капиталистов: и общества рабочих (предпринимателей и землевладельцев, у Смита)[20].

На чем же основано v него опущение третьей составной части цене — постоянного капитала? Преисподняя. Смит не имел возможности не видеть данной части, но он полагал, что она сводится также на зарплату и сверхстоимость. Вот как он рассуждал об этом предмете: “В цене хлеба, к примеру, одна часть оплачивает ренту землевладельца, вторая — зарплату либо содержание рабочего и работника скота, употребленного на производство этого хлеба, и третья часть — прибыль фермера. Эти три части конкретно пли в последнем счете составляют, по-видимому, всю цену хлеба. Пожалуй, возможно бы было думать, что нужна четвертая часть для возмещения капитала фермера либо для возмещения изнашивания его других орудий и рабочего скота почвадельческого хозяйства. Но направляться учесть , что цена всякого орудия в хозяйстве, к примеру, рабочей лошади, сама складывается из тех же 3-х частей” (как раз: ренты, прибыли и заработной платы). “Исходя из этого, не смотря на то, что цена хлеба и оплачивает содержание и цену лошади, но однако полная цена его разлагается, непосредственно либо в конечном итоге, на те же самые три части: ренту, зарплату и прибыль”[21]. Маркс именует эту теорию Смита “изумительной”. “Его доказательство состоит легко в повторении того же самого утверждения” (II, S. 366)[xxi]. Смит “отсылает нас от Понтия к Пилату” (I. В., 2. Aufl., S. 612[22])[xxii]. Говоря, что цена орудий хозяйства сама распадается на те же три части, Смит забывает добавить: и на цену тех средств производства, каковые употреблены при изготовлении этих орудий. Ошибочное исключение постоянной части капитала из цены продукта стоит в связи у А. Смита (также как и у последующих экономистов) с ошибочным пониманием накопления в капиталистическом хозяйстве, т.е., расширения производства, превращения сверхстоимости в капитал. А. Смит и Тут опускал постоянный капитал, полагая, что накопляемая, обращаемая в капитал часть сверхстоимости полностью потребляется производительными рабочими, т. е. полностью идет на зарплату, в то время как в действительности накопляемая часть сверхстоимости расходуется на постоянный капитал (орудия производства, сырые и вспомогательные материалы) плюс зарплата. Осуждая это воззрение Смита (и Рикардо, Милля и др.) в I томе “Капитала” (отд. VII, “Процесс накопления”, гл. 22: “Превращение сверхстоимости в капитал”, § 2. “Ошибочное познание расширенного воспроизводства у политико-экономен”), Маркс подмечал в том месте: во II томе “будет продемонстрировано, что догма А. Смита, унаследованная всеми его преемникак следует;ками, помешала политической экономии осознать кроме того самый элементарный механизм процесса публичной воспроизводства” (I, 612)[xxiii]. Преисподняя. Смит впал в эту неточность вследствие того что смешал цена продукта с снова созданной ценой: последняя, вправду, распадается на сверхстоимость и переменный капитал, в то время как первая включает сверх того и постоянный капитал. Разоблачение данной неточности дано было уже в анализе цены у Маркса, установившего различие между трудом абстрактным, создающим новую цена, и трудом конкретным, нужным, воспроизводящим раньше существовавшую цена в новой форме нужного продукта[xxiv].

обращения процесса и Разъяснение воспроизводства всего публичного капитала особенно нужно при разрешении вопроса о национальном доходе в капиталистическом обществе. Очень Примечательно, что А. Смит, говоря об этом последнем вопросе, не имел возможности уже удержаться на собственной ошибочной теории, исключающей постоянный капитал из всего продукта страны. “Валовой доход (gross revenue) всех обитателей громадной страны обнимает целый годовой продукт их их труда и земли, а чистый доход (neat revenue) обнимает то, что остается за вычетом затрат на поддержание, во-первых, их главного капитала, во-вторых, их оборотного капитала, т. е. чистый доход обнимает то, что они смогут, не затрагивая собственного капитала, обратить в запас (stock) для яркого потребления, либо израсходовать па средства существования, удобства либо наслаждения” (A. Smith, кн. II. “О природе, накоплении и потреблении запаса”, гл. II, vol. II, р. 18. Русск. пер., II, с. 21). Так, из всего продукта страны А. Смит исключал капитал, утверждая, что он разложится на зарплату, прибыль и ренту, т. е. на (чистые) доходы; но в валовой доход общества он включает капитал, отделяя его от предметов потребления (= чистый доход). На этом несоответствии и ловит Маркс Преисподняя. Смита: как же возможно капитал в доходе, в случае если капитала не было в продукте? (Ср. “Das Kapital”, II, S. 355[xxv].) Незаметно для самого себя Преисподняя. Смит признает тут три составные части цене всего продукта: не только переменный капитал и сверхцена, вместе с тем и постоянный капитал. В дальнейшем рассуждении Преисподняя. Смит наталкивается и на второе наиболее значимое различие, которое имеет большое значение в теории реализации. “Разумеется, — говорит он, — что все затраты на поддержание главного капитала должны быть исключены из чистого дохода общества. Ни материалы, нужные для содержания в исправности нужных автомобилей, промышленных орудий, полезных строений и пр., ни продукт труда, нужного для превращения этих материалов в пригодную форму, ни при каких обстоятельствах не смогут составить части чистого дохода. Действительно, цена этого труда может составить часть чистого дохода, поскольку занятые этим трудом рабочие смогут обратить всю цена их заработной платы в запас яркого потребления”. Но в других видах цепа и “труда” (труда) “и продукт” (труда) “входят в данный запас яркого потребления: как раз — цена труда входит в запас рабочих, а продукт — в запас вторых лиц” (A. Smith, ibid.). Тут проглядывает сознание необходимости различать два вида труда: один — дающий предметы потребления, могущие войти в “чистый доход”; второй — дающий ^полезные автомобили, промышленные орудия, строении пр.”, т. е. такие предметы, каковые ни при каких обстоятельствах не смогут войти в личное потребление. Из этого уже один ход до признания того, что для объяснения реализации непременно нужно различать два вида потребления: личное и производительное (= обращение на производство). Исправление двух указанных неточностей Смита (опущение постоянного капитала из цены продукта и смешение личного и производительного потребления) и позволило Марксу выстроить его замечательную теорию реализации публичного продукта в капиталистическом обществе.

Что касается до вторых экономистов между Преисподняя. Марксом и Смитом, то они все повторяли неточность Преисподняя. Смита[23] и потому не сделали ни шага вперед. Какая путаница царит исходя из этого в учениях о доходе, об этом мы скажем еще ниже. В том споре, что вели по поводу возможности неспециализированного товарного перепроизводства Рикардо, Сэй, Милль и др. — с одной стороны, и Мальтус, Сисмонди, Чомерс, Кирхман и др. — иначе, обе стороны находились на земле ошибочной теории Смита, и потому, по честному замечанию г. С. Булгакова, “при неверности исходных точек зрения и неверном формулировании самой неприятности, эти споры имели возможность повести лишь к безлюдным и схоластическим словопрениям” (1. с., стр. 21. См. изложение этих словопрений у Туган-Барановского: “Промышленные кризисы и т. д.”. СПБ. 1894, стр. 377—404).

Капитал Маркса за 5 мин.!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: