И общественных отношений

Анализ связи публичных и межличностных взаимоотношений разрешает расставить верные выговоры в вопросе о месте общения во всей сложной совокупности связей человека с внешним миром. Но прежде нужно сообщить пара слов о проблеме общения в целом. Ответ данной неприятности есть очень специфичным в рамках отечественной социальной психологии. Сам термин “общение” не имеет правильного аналога в традиционной социальной психологии не только вследствие того что не в полной мере эквивалентен в большинстве случаев употребляемому британскому термину “коммуникация”, но и вследствие того что содержание его возможно рассмотрено только в понятийном словаре особенной психологической теории, в частности теории деятельности. Само собой разумеется, в структуре общения, которая будет рассмотрена ниже, смогут быть выделены такие его стороны, каковые обрисованы либо исследованы в других совокупностях социально-психотерапевтического знания. Но сущность неприятности, как она ставится в отечественной социальной психологии, принципиально хороша.

Оба последовательности взаимоотношений человека — и публичные, и межличностные, — раскрываются, реализуются как раз в общении. Таким образом, корни общения — в самой материальной жизнедеятельности индивидов. Общение же и имеется реализация всей системы взаимоотношений человека. “В обычных событиях отношения человека к окружающему его предметному миру всегда опосредованы его отношением к людям, к обществу” (Леон-тьев А. А. Общение как объект психотерапевтического исследования // Методологические неприятности социальной психологии, 1975. С. 289), т. е. включены в общение. Тут особенно принципиально важно выделить ту идея, что в настоящем общении даны не только межличностные отношения людей, т. е. выявляются не только их эмоциональные привязанности, неприязнь и другое, но в ткань общения воплощаются и публичные, т. е. безличные по собственной природе отношения. Многообразные отношения человека не охватываются лишь межличностным контактом: положение человека за узкими рамками межличностных связей, в более широкой социальной совокупности, где его место определяется не ожиданиями взаимодействующих с ним индивидов, кроме этого требует определенного построения совокупности его связей, а данный процесс возможно реализован также лишь в общении. Вне общения легко немыслимо человеческое общество. Общение выступает в нем как метод цементирования индивидов и вместе с тем как метод развития самих этих индивидов. Как раз из этого и вытекает существование общения одновременно и как реальности публичных взаимоотношений, и как действительности межличностных взаимоотношений. По-видимому, это и позволило Сент-Экзюпери нарисовать поэтический образ общения как “единственной роскоши, которая имеется у человека”.

Конечно, что любой последовательность взаимоотношений реализуется в специфических формах общения. Общение как реализация межличностных взаимоотношений — процесс, более изученный в социальной психологии, тогда как общение между группами скорее исследуется в социологии. Общение, а также в совокупности межличностных взаимоотношений, вынуждено совместной жизнедеятельностью людей, исходя из этого оно нужно осуществляется при самых разнообразных межличностных отношениях, т. е. дано и при хорошего, и при отрицательного отношения одного человека к второму. Тип межличностных отношений не равнодушен к тому, как будет выстроено общение, но оно существует в своеобразных формах, кроме того в то время, когда отношения очень обострены. То же относится и к чёрту общения на макроуровне как реализации публичных отношений. И в этом случае, общаются ли между собой группы либо индивиды как представители социальных групп, акт общения неизбежно обязан состояться, должен состояться, даже в том случае, если группы антагонистичны. Такое двойственное познание общения — в широком и узком смысле слова — вытекает из самой логики понимания связи межличностных и публичных взаимоотношений. В этом случае уместно апеллировать к идее Маркса о том, что общение — абсолютный спутник людской истории (в этом смысле возможно сказать о значении общения в “филогенезе” общества) и вместе с тем абсолютный спутник в повседневной деятельности, в повседневных контактах людей (см. А. А. Леонтьев. Психология общения. Тарту, 1973). В первом замысле возможно проследить историческое изменение форм общения, т. е. изменение их по мере развития общества вместе с развитием экономических, социальных и других публичных взаимоотношений. Тут решается тяжёлый методологический вопрос: как именно в совокупности безличных взаимоотношений фигурирует процесс, по собственной природе требующий участия личностей? Выступая представителем некоей социальной группы, человек общается с другим представителем второй социальной группы и в один момент реализует два рода взаимоотношений: и безличные, и личностные. Крестьянин, реализовывая товар на рынке, приобретает за него определенную сумму денег, и деньги тут выступают наиболее значимым средством общения в совокупности публичных отношений. Вместе с тем данный же крестьянин торгуется с покупателем и тем самым “личностно” общается с ним, причем средством этого общения выступает людская обращение. На поверхности явлений дана форма яркого общения — коммуникация, но за ней стоит общение, вынуждаемое самой совокупностью публичных взаимоотношений, в этом случае отношениями товарного производства. При социально-психотерапевтическом анализе возможно отвлечься от “второго замысла”, но в реальности данный “второй замысел” общения неизменно присутствует. Не смотря на то, что сам по себе он и является предметом изучения в основном социологии, и в социально-психотерапевтическом подходе он кроме этого должен быть принят в мысль.

Обществознание 6 класс. общественные отношения и Общество


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: