I. системы с преобладанием аскетически-идеациональной ментальности

А. Индуизм (брахманизм) и буддизм. Живя в эру преимущественно чувственной либо смешанной культурной ментально-сти, мы склонны думать, что аскетически-ид еацион ал ьная мен-тальность — это что-то редкое, практически из последовательности вон выходящее; однако, кроме того краткий обзор совершенных представлений, которые руководили и до сих пор руководят миллионами людей, каковые пронизывают величайшие мировые культуры, показывает, что аскетически-идеациональная ментальность образует в мире культуры не остров, а пара наибольших континентов. Умонастроение индуизма, буддизма, джайнизма, даосизма, суфизма, раннего христианства, многих аскетических и мистических сект, движений и групп (таких, к примеру, как киники, стоики, гностики, орфики5) было в основном идеацио-нального типа: ид еационально-аскетическим на высоком уровне, энергично-идеациональным — на среднем, идеалистическим и смешанным — на самом низком.

Кроме того беглое знакомство с этими совокупностями ментальности показывает, что их ббльшие посылки и вторичные, вытекающие из них характеристики — совершенно верно такие, как те, что в предыдущей главе были отнесены к аскетически-идеациопальному типу.

Во всех этих совокупностях последняя действительность понимается как что-то нематериальное, находящееся по ту сторону чувственного восприятия. Это Бытие, вечное и неизменное, не владеющее ни одним из особенностей чувственно принимаемого материального мира.

Исходя из этого мир внешний, чувственно принимаемый, рассматривается как что-то нереальное, непостоянное, преходящее, иллюзорное — как майя6.

На высоком уровне сознания эти совокупности включают в себя следующие четыре элемента:

1) Последняя действительность — духовная; к ней необходимо стремиться методом преодоления иллюзорной индивидуации и растворения в ней.

2) Потребности — чисто духовные.

3) Степень их удовлетворения — большая.

4) Метод удовлетворения пребывает в полном подавлении всех чувственных потребностей, впредь до уничтожения самого

3 Конкретные примеры главных типов ментальностей

их источника — другими словами в радикальном преобразовании самого себя как существа социального, психотерапевтического и биологического (самоугасание).

философия буддизма и индуизма — это философия Бытия, а не Становления; она развивает громадную свойство к самоконтролю; с позиций активности ее идеал — целиком и полностью инт-ровертный, впредь до оправдания отказа от ощущений, от контакта с внешним миром, пренебрежения к показаниям «шести усвоения»7 и входов сверхчеловеческой позиции безразличия по отношению ко всему внешнему материальному миру. Из полезностей эта философия признает лишь вечные, непреходящие, нерушимые, отвергая все преходящее и временное как псевдоценности. Совершенно верно так же истина — это не то, что получено посредством органов эмоций, в противном случае, что открыто мистическим методом, благодаря интуиции, медитации, откровению. Истина не относительна, она — безотносительна. Полными и вечными являются кроме этого моральные и другие ценности. Они не имеют ничего общего ни с относительными и условными сокровищами утилитаризма, гедонизма, позитивизма, эвдемонизма, ни с какими вторыми эмпирическими и преходящими сокровищами.

B. Джайнизм. Сообщённое по поводу буддизма и индуизма в полной мере приложимо и к джайнизму. Основанный Паршванатхой (приблизительно в VI в. до н. э.) и реформированный Вардхаманой Махавирой (ум. ок. 528 г. до н. э.)8 примерно в то же время, в то время, когда показался буддизм, джайнизм, как и буддизм, был реакцией на брахманизм.

Джайнизм в основном, чем буддизм и индуизм, настаивает на умерщвлении плоти и тем самым делает больший акцент на физической стороне средств, ведущих к освобождению.

Теоретические и практические основоположения философских совокупностей брахманизма, джайнизма и буддизма распространены по всей Индии, причем не только Старой Индии, но и Индии средневековой и современной; Индии брахманистской, буцдийской, джайнистской, мусульманской, португальской и британской9.

C. Даосизм. Второй великой совокупностью культурной ментальности и поведения аскетически-идеационального типа есть даосизм в его чистом виде (предполагают, что он был основан Лао-Цзы, р. ок. 604 г. до н. э.)- Как и многие другие религиозные либо этические совокупности, даосизм предстает и в высочайших формах, культивируемых только немногими, и в более «практичных» формах, дешёвых весам. В последних формах полностью чистые элементы смешаны с другими, более земными и чувственными элементами, и исходя из этого типы ментальности, образующиеся на этих уровнях, оказываются или энергично-идеациональными, Или смешанными. Но кроме того такие формы, как при «прак-

Часть 1. Введение

тического» буддизма и индуизма, несут на себе отпечатки более чистого аскетически-идеационального характера совокупности в целом. В этом смысле даосизм — это не только идеациональная совокупность правил и мышления поведения, вместе с тем и до некоей степени формула практически существующей культуры и поведения миллионов людей, каковые его исповедуют.

D. Суфизм. Еще один пример аскетически-идеациональной ментальности — секта суфистов в исламе10.

E. Начальное и аскетическое христианство и другие мис-тико-аскетические группы. К аскетически-идеациональному типу относятся многие учения, существовавшие в рамках греко-римской культуры: кое-какие орфики, киники, стоики, гностики и мистики; начальное и монашеское христианство («Царство Мое не от мира этого» и) и очень много аскетически-мистических систем, каковые существовали в течении всей истории, среди разных народов (среди них и среди многих первобытных племен), в различных государствах и под самыми различными заглавиями.

Итак, эта ментальность есть не каким-то курьезно-патологическим либо очень редким феноменом, а формой, выработанной, подтвержденной и включенной в обряды и вероучения большинства мировых религий прошлого и настоящего и нескончаемого множества более сект и мелких групп, по сравнению с которыми все рационалистические, позитивистские, сциентистские, интеллектуальные чувственные учения, существовавшие в истории, по собственному распространению и влиянию выглядят подобно тусклой электрической лампочке рядом с солнцем. Иначе говоря не смотря на точку зрения многих современных интеллектуалов и учёных, склонных недооценивать роль этого умонастроения, оно было одним из самый распространенных, самые устойчивых и самые влиятельных типов культурной ментальности, каковые сыграли решающую роль в совокупностях всемирный культуры и организовали сознание сотен миллионов людей. Ни один ученый, объективно изучающий психосоциальную реальность, не имеет возможности проигнорировать культуры и эту форму ментальности либо пройти мимо нее.

Из-за чего я выбрал аскетизм.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: