И стилистической коннотаций

Эмоциональные, экспрессивные, оценочные и стилистические компоненты лексического значения часто сопутствуют друг другу в речи, исходя из этого их довольно часто смешивают, а сами эти термины употребляют как синонимы. Но совпадение компонентов далеко не обязательно; присутствие одного из компонентов не влечет за собой необходимого присутствия всех остальных, и они смогут видеться в различных комбинациях.

Разглядим сперва пример, где в коннотациях последовательности слов вправду присутствуют в один момент все четыре компонента. В следующем примере многие слова имеют вульгарно-разговорную окраску, эмоциональны, экспрессивны и не оставляют никакого сомнения относительно характера эмоций Тима Кендала к жене:

Then Tim Kendall lost control of himself. «For God’s sake, you damned bitch,» he said, «shut up, can’t you? D’you want to get . me hanged? Shut up I tell you. Shut that big ugly mouth of yours».

(A. Christie. A Caribbean Mystery).

Особенно типично в этом замысле shut up — слово неотёсанное, разговорное, высказывающее сильную степень раздражения, и одновременно с этим образное. Компонент оценки присутствует, но он смещен, поскольку отрицательное отношение направлено не на то, что человек замолчит, а на то, что он говорит.

Совпадение компонентов возможно продемонстрировать и на отдельных словах. Б. Чарльстон1 приводит следующий последовательность слов с узуальной, не зависящей от контекста эмоциональностью: cad, coward, sneak, snob, prig, tale-bearer, boor, lout, stooge, busy-body, spiv, double-crosser, whipper-snapper, trash, tripe.Данный последовательность обличительных эпитетов возможно было бы продолжить. Все эти слова имеют разное денотативное значение2, но однообразный эмоциональный компонент и однообразную отрицательную оценку, поскольку высказывают возмущение теми либо иными недочётами либо пороками. Свойственная этим словам образность делает их экспрессивными, а привычная ассоциация с фамильярно-разговорным стилем, либо сленгом, разрешает установить и наличие четвертого компонента.

Все четыре компонента коннотаций необходимы и для слов сленга.Сленг принадлежит к числу самый изученных, либо, по крайней мере, самый детально обрисованных, и одновременно с этим самые спорных слоев лексики. Сленгом именуются грубоватые либо шуточные сугубо выражения и разговорные слова, претендующие на оригинальность и новизну.

Предложенный выше принцип разграничения типов коннотаций оказывает помощь отыскать и этим словам место в общей лексической совокупности языка. Вправду, в словах сленга в обязательном порядке присутствуют все типы коннотаций: эмоциональный компонент как правило иронический, презрительный и соответственно оценочный. Стилистически сленгизмы четко противопоставляются литературной норме, и в этом частично самый суть новизны их потребления. Они постоянно имеют синонимы в литературной лексике и, так, являются как бы вторыми, более экспрессивными, чем простые, заглавиями предметов, почему-либо вызывающих эмоциональное к себе отношение. Экспрессивность их опирается на образность, остроумие, неожиданность, время от времени забавное искажение.

Сленг, так, имеется лексический слой, складывающийся из выражений и слов с полным и притом своеобразным комплектом узуальных коннотаций, отличающихся от своих нейтральных синонимов как раз этими коннотациями.

Нужно оговориться, что привычное выражение «слова сленга» не совсем совершенно верно, поскольку наровне с отдельными словами единицами сленга смогут быть и частенько бывают лексико-семантические варианты слов, в семантическую структуру которых входят и другие, совсем не сленговые варианты.

Но для несленговых слов полный комплект коннотационных компонентов вовсе не необходим, вероятны слова лишь с тремя, двумя, одним компонентом либо вовсе без коннотаций.

Слова good, bad, beautiful, ugly, к примеру, принадлежат к оценочным, но оценка сходится с их денотативным значением, а в отношении эмотивности, стилистической окраски и экспрессивности они нейтральны.

Слова morn, oft, e’er, ne’er, forsooth и другие общепризнанные поэтизмы имеют лишь эту коннотацию, но эмоциональности, оценочности, образности в них нет.

Интенсификаторы типа terrific, awful, frightful и т.д. частенько теряют собственную эмотивность и оценочность, как о том свидетельствуют оксюморонные сочетания, и сохраняют лишь разговорность и экспрессивность: Too terribly friendly for words. «I’ve just said you could come.» — «Yes, dead keen you sounded.» You’re looking frightfully well.

Неприятность разграничения компонентов коннотаций имеет громадное значение для целей стилистического анализа, потому, что действие, которое коннотаций слов оказывают на читателя, возможно разным. Исходя из этого их нужно не только выяснить, как это было сделано выше, но и отыскать доказательные процедуры для проверки их наличия в коннотаций слова.

Задача эта весьма тяжёлая еще и вследствие того что одно да и то же слово либо вариант слова может в одном контексте проявлять лишь собственные узуальные коннотаций, а в другом купить еще окказиональные, исходя из этого определение коннотаций целесообразно делать в контексте.

Для проверки наличия в коннотаций слова указанных компонентов комфортно пользоваться процедурами типа лексических изменений либо субституций, каковые пребывают в том, что в текст подставляются либо добавляются диагностирующие слова либо фразы, в которых содержится предполагаемый компонент, либо, наоборот, исследуемое слово исключается из контекста, по окончании чего проводится оценка неизменности смысла. Так, к примеру, полагая неоспоримым интенсификатором слова very, quite либо do в утвердительном предложении, подставляем их в вышеприведенный пример и убеждаемся, что суть не изменился и, следовательно, слова dead, thing и terribly имеют экспрессивные компоненты:

Yes, dead keen you sounded — Yes, very keen you sounded

—— Yes, you did sound keen.

She was a thin, frail little thing —— She was very thin, frail and little.

«You look terribly smart,» she said —— «You look very smart,» she said —— «You do look smart,» she said.

Продемонстрировать, что в последнем примере отсутствует эмоциональный компонент, комфортно, воспользовавшись невозможностью следующей изменении: «You look terribly smart,» she said «You look smart,» she said in terror.

Для определения присутствия хорошей оценки у прилагательных в разговорном тексте возможно пользоваться несомненно хорошей оценкой слова nice либо несомненно отрицательной слова horrid:

that’s unfair —— that’s horrid and unfair

that’s womanly — that’s nice and womanly.

Подробная разработка для того чтобы рода процедур есть серьёзной задачей семасиологов, ответ которой будет крайне полезно для стилистики.

От коннотаций, как уже было сообщено в главе I, направляться отличать ассоциации, которые связаны с обозначаемым предметом, илиимпликационал. Так, к примеру, нужными и достаточными компонентами денотативного значения слова woman есть human + female + adult, но в некоторых культурах предполагается, справедливо либо нет — несущественно, что дамам характерны мягкость, изящество, доброта, либо болтливость, либо застенчивость. Эти компоненты входят в импликационал слова woman и проявляются в значениях лексико-семантических вариантов либо производных слов (ср. womanly).

Всякого рода историзмы ассоциируются с эрой, в то время, когда употреблялись обозначаемые ими предметы: halberd — алебарда, habergeon — кольчуга без рукавов, gauntlet — латная рукавица ассоциируются с рыцарскими временами.

Заглавия экзотических животных вызывают ассоциации с теми государствами, в которых они водятся.

Напоследок параграфа напомним, что лексические методы выражения в речи чувства, экспрессии и оценки не только тесно взаимодействуют между собой, но и неотделимы от синтаксических, фонетических и других вероятных способов их передачи в акте общения и потому должны изучаться в ситуации и условиях контекста.

ТОП 5 коннотаций, чтобы выяснить чужестранца


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: