Ибсен, «нора, или кукольный дом»

задания и Вопросы к практическому заданию по зарубежной литературе.

Хенрик Ибсен, «Нора, либо Кукольный дом».

Оскар Уайльд, «Совершенный супруг»

Уточните собственные представления о соотношении главных сословий европейского общества XIX века: буржуазия, аристократия, простонародье. Обратите внимание на то, что значение слова «буржуа», принятое в марксистской политэкономической традиции («хозяин средств производства» и тп.), не в полной мере соответствует его широкому потреблению в европейской традиции («Le Bourgeois gentilhomme» — «Мещанин во дворянстве», пьеса Мольера; «Le Charme discret de la bourgeoisie» — «Скромное обаяние буржуазии», фильм Бунюэля; 60-е годы – «время антибуржуазных революций»). Сравните значение и употребление слов «буржуазия», «средний» класс «и бюргерство». Вспомните произведения отечественного и зарубежного мастерства (литература, театр, кинематограф, живопись), в которых представлен характерный тип хорошего буржуа (бюргера, мещанина) и образы буржуазного быта («Мещанин во дворянстве» Мольера, «любовь и Коварство» Шиллера, «Будденброки» Томаса Манна, «Сага о Форсайтах» Голсуорси, «Бесприданница» Островского и др.).

Поразмыслите, какие конкретно черты в большинстве случаев приписываются буржуазии в отношении к мастерству и к артистической богеме (значение этого слова также нужно уточнить).

В десятнадцатом веке и в начале двадцатого обширно употреблялось выражение «женский вопрос». Какой суть имело это выражение? По дешёвым источникам ознакомьтесь с историей женского перемещения, с главными идеями современного феминизма. Что было обстоятельством и что создало условия для развития женского перемещения?

Обратите внимание, что в обеих пьесах, разглядываемых на занятии, присутствует криминальный нюанс. Поразмыслите, какое отношение к закону и к его нарушениям характерно для хорошего бюргерства.

Имеется инсценировки произведений и превосходные экранизации Ибсена и Уайльда. Стоит познакомиться хотя бы с некоторыми из них («Кукольный дом» с Клэр Блум и Энтони Хопкинсом, коммунистический фильм «Совершенный супруг» 1980 г.).

Ибсен, «Нора, либо Кукольный дом»

Вспомните произведения, сюжеты которых в том либо другом отношении напоминают сюжет пьесы Ибсена. В числе других – произведения Тургенева, главную обстановку которых Н. Г. Чернышевский выяснил как «русский человек на rendez-vous». Поразмыслите о значении «итальянской темы» в «Кукольном доме». В случае если привычны с другими произведениями Ибсена, сравните Нору с их героинями (Гедвига («Дикая утка»), Гедда и Теа («Гедда Габлер»), Эллида («Жернщина с моря»), Хильда Вангель («Строитель Сольнес») и др.).

  • Внешнее и внутреннее воздействие в драмах Ибсена

Просматривать:

Хенрик Ибсен. Кукольный дом. Враг народа. Дикая утка. Гедда Габлер. В то время, когда мы, мертвые, пробуждаемся.

Фрагмент для анализа:

Р а н к (поднимаясь). А вы еще лукавее, чем я думал.

Н о р а. Меня сейчас так и подмывает выбросить что-нибудь такое…

Р а н к. Заметно.

Н о р а (кладет руки ему на плечи). Дорогой, дорогой врач Ранк, не покидайте нас с Торвальдом.

Р а н к. Ну, с данной утратой вы легко примиритесь. С глаз долой — и из сердца вон.

Н о р а (со страхом наблюдает на него). Вы думаете?

Р а н к. Заведутся новые связи, и…

Н о р а. У кого заведутся новые связи?

Р а н к. И у вас, и у на данный момент, в то время, когда меня не станет. Да вы уже на пути к этому, думается. На что пригодилась вам вчерашним вечером эта фру Линне?

Н о р а. Ай-ай, да уж не ревнуете ли вы меня к бедняжке Кристине?

Р а н к. Ну да. Она станет моей заместительницей тут в доме. В то время, когда мне нужно будет отсутствовать, эта дама, пожалуй…

Н о р а. Тсс! Не так звучно. Она в том месте.

Р а н к. И сейчас? Вот видите!

Н о р а. Она пришла лишь оказать помощь мне починить мой костюм. Господи, какой вы несносный. (Садится на диван.) Ну, будьте же умницей, врач Ранк. на следующий день вы заметите, как чудно я буду плясать, и имеете возможность мнить себе, что это я для вас одного, — ну, само собой разумеется, и для Торвальда, само собой. (Вынимает из картонки различные вещи.) Врач Ранк, садитесь тут. Я вам покажу что-то.

Р а н к (садится). Что такое?

Н о р а. Вот! Смотрите!

Р а н к. Шелковые чулки.

Н о р а. Телесного цвета. Разве не прелесть? Да, сейчас мрачно, но на следующий день… Нет, нет, нет, вы заметите лишь до подъема. Но, вам возможно продемонстрировать и повыше.

Р а н к. Гм!

Н о р а. Что вы так критически смотрите? По-вашему, пожалуй, они не в самый раз?

Р а н к. Об этом делать выводы не берусь за отсутствием какое количество-нибудь обоснованного мнения.

Н о р а (смотрит на него с 60 секунд). Фу, как вам не стыдно! (Легко ударяет его по уху чулками.) Вот вам за это. (Опять убирает вещи.)

Р а н к. А какие конкретно же еще сокровища предстояло мне заметить?

Н о р а. Ни крошечки больше не заметите. Вы несносный. (Напевая, роется в вещах.)

Р а н к (по окончании маленького молчания). Сидя с вами вот так, свободно, я не осознаю… не постигаю… что сталось бы со мной, если бы я не бывал в вашем доме.

Н о р а (радуясь). Да, мне думается, вы, в сущности, ощущаете себя у нас совсем недурно.

Р а н к (тише, глядя в пространство). И волей-неволей покинуть все это…

Н о р а. Глупости! Не покинете.

Р а н к (так же, как и прежде).. Уйти, не покинув кроме того какое количество-нибудь благодарного воспоминания, хотя бы кроме того мимолетного сожаления… ничего, не считая безлюдного места, которое возможно занято первым встречным.

Н о р а. А если бы я сейчас обратилась к вам прося? Нет…

Р а н к. О чем?

Н о р а. О громадном доказательстве вашей дружбы…

Р а н к. Ну-ну?

Н о р а. Нет, видите, я желаю сообщить — об огромном одолжении.

Р а н к. Неужто вы в действительности хоть раз доставили бы мне такое счастье?

Н о р а. Ах, вы не понимаете, в чем дело.

Р а н к. Так сообщите.

Н о р а. Нет, не могу, врач. Это уж через чур огромное одолжение – совет и тут, и помощь, и услуга…

Р а н к. Чем больше, тем лучше. Но я не постигаю, что бы это могло быть. Рассказываете же! Разве я не пользуюсь вашим доверием?

Н о р а. Как никто второй. Вы мой вернейший, лучший приятель — я знаю, знаю. Оттого и желаю сообщить вам. Ну, прекрасно, врач. Вы должны оказать помощь мне не допустить что-то. Вы понимаете, как честно, как вечно обожает меня Торвальд. Он ни на 60 секунд не задумался бы дать за меня жизнь.

Р а н к (наклоняясь к ней). Нора, вы думаете, он один-единственный?..

Н о р а (легко содрогнувшись). Один…

Р а н к. …кто с удовольствием дал бы собственную жизнь за вас?

Н о р а (удрученно). Ну вот…

Р а н к. Я дал себе клятву, что вы определите об этом прежде, чем меня не станет. Более эргономичного случая мне не дождаться. Да, Нора, сейчас вы понимаете. И понимаете также, что мне вы имеете возможность довериться скорее, чем кому бы то ни было.

Н о р а (поднимается, спокойным, ровным тоном). Пропустите меня.

Р а н к (давая ей пройти, а сам сидя ). Нора…

Н о р а (в дверях передней). Элене, принеси лампу. (Идет к печке.) Ах, дорогой врач Ранк, это было, право, плохо с вашей стороны.

Р а н к (поднимаясь). Что я обожал вас так же честно, как второй? Это так дурно?

Н о р а. Нет, но что вы рассказываете мне об этом. И так как вовсе не требуется было.

Р а н к. Другими словами? Либо вы знали?..

Служанка входит с лампой, ставит ее на стол и уходит.

Нора… фру Хельмер… я задаю вопросы, вы знали что-нибудь?

Н о р а. Ах, из-за чего я знаю, что знала, чего не знала? Я, право, не могу сообщить вам… И как это вас угораздило, врач! Все было так прекрасно.

Р а н к. По крайней мере вы сейчас имеете возможность быть уверены, что я целый в вашем распоряжении и телом и душой. Так рассказываете…

Н о р а (смотрит на него). Затем?

Р а н к. Прошу вас, дайте же мне определить, в чем дело.

Н о р а. Ничего вы сейчас не определите.

Р а н к. Нет, нет. Не наказывайте меня так. Разрешите мне сделать для вас все, что лишь в силах людских.

Н о р а. Сейчас вы ничего не имеете возможность сделать для меня. Но, мне, пожалуй, и не нужно никакой помощи. Заметите, что все это одни фантазии. Очевидно. Само собой разумеется. (Садится на качалку, наблюдает на него и радуется.) Да, сообщу я вам, хороши вы! Вам не стыдно сейчас, при лампе?

Р а н к. Нет, фактически говоря. Но, пожалуй, мне сходу нужно уйти… окончательно?

Н о р а. Совсем не нужно. Конечно, вы станете приходить так же, как и прежде. Вы же понимаете, Торвальд не имеет возможности обойтись без вас.

Р а н к. А вы?

Н о р а. Ну, и мне неизменно плохо радостно с вами, в то время, когда вы к нам приходите.

Перевод Анны и Петра Ганзен

  • Хенрик женский вопрос «и Ибсен»

Просматривать:

Хенрик Ибсен. Кукольный дом. Гедда Габлер.

Фрагмент для анализа:

Н о р а (идет к дверям кабинета, отворяет и заглядывает в помещение). Торвальд!

X е л ь м е р (из второй помещения). Ну, разрешат войти ли наконец человека в его собственную гостиную? Идем, Ранк, посмотрим. (В дверях.) Но что же это значит?

Н о р а. Что такое, дорогой?

Х е л ь м е р. Я ожидал, со слов Ранка, прекрасной сцены с переодеваньем…

Р а н к (в дверях). Я так осознал, но, видно, совершил ошибку.

Н о р а. Никто не встретится со мной во всем блеске до завтрашнего вечера.

Х е л ь м е р. Но, дорогая Нора, ты какая-то измученная. Зарепетировалась?

Н о р а. Совсем еще не репетировала.

Х е л ь м е р. Но это нужно…

Н о р а. Совсем нужно, Торвальд. Но я ничего не могу сделать без тебя. Я все позабыла.

Х е л ь м е р. Ну, мы быстро освежим это в памяти.

Н о р а. Да, уж ты обязательно займись со мной, Торвальд. Обещаешь? Ах, я так опасаюсь. Такое громадное общество… Пожертвуй мне целый сегодняшний вечер. Дабы ни единого дела — пера в руки не брать! А? Так так как, дорогой?

Х е л ь м е р. Обещаю. Целый вечер целиком и полностью буду к твоим услугам, бедное мое, беззащитное созданьице… Гм! Да… Сперва лишь… (Идет к дверям в переднюю.)

Н о р а. Для чего тебе в том направлении?

Х е л ь м е р. Лишь посмотреть, нет ли писем.

Н о р а. Нет, нет, не нужно, Торвальд!

Х е л ь м е р. Что еще?

Н о р а. Торвальд! Я прошу тебя! В том месте нет ничего.

Х е л ь м е р. Разреши же взглянуть! (Желает идти.)

Нора кидается к пианино и начинает играться тарантеллу.

(Останавливается у двери.) Ага!

Н о р а. Я не могу плясать на следующий день, если не прорепетирую с тобой.

Х е л ь м е р (идет к ней). В действительности ты так трусишь, милочка?

Н о р а. Страшно. Позволяй репетировать на данный момент же. Время еще имеется до ужина. Садись и играйся мне, дорогой. Показывай, учи меня, как неизменно!

Х е л ь м е р. С наслаждением, с наслаждением, раз ты так хочешь. (Садится за пианино.)

Н о р а (выхватывает из картонки тамбурин и долгий пестрый шарф, наскоро драпируется им, после этого одним прыжком делается среди помещения и кричит). Играйся же! Я танцую!

Хельмер играется, а Нора пляшет, врач Ранк стоит сзади Хельмера и наблюдает.

Х е л ь м е р (играясь). Медленнее, медленнее…

Н о р а. Не могу в противном случае.

Х е л ь м е р. Не так бурно, милочка!

Н о р а. Как раз! Так и нужно!

Х е л ь м е р (обрывая). Нет, нет, это совсем не годится.

Н о р а (смеясь и потрясая тамбурином). Ну не сказала ли я тебе?

Р а н к. Дайте, я сяду играться.

Х е л ь м е р (поднимается). Прекрасно, мне так эргономичнее будет показывать ей.

Ранк садится за пианино и играется. Нора пляшет со все возрастающим жаром. Хельмер, поднявшись у печки, постоянно делает Норе замечания и указания, но она как словно бы не слышит, волосы у нее распустились и падают по плечам, она не обращает на это внимания, продолжая пляску. Входит фру Линне.

Ф р у Л и н н е (останавливается как вкопанная у дверей). А!

Н о р а (пляшет ). Видишь, какое у нас тут радости, Кристина!

X е л ь м е р. Но, дорогая, дорогая Нора! Ты пляшешь так, совершенно верно дело идет о жизни!

Н о р а. Так и имеется.

X е л ь м е р. Ранк, прекрати. Это легко сумасшествие. Прекрати, говорю я!

Ранк перестает играться, а Нора разом останавливается.

(Норе.) Вот чему бы ни при каких обстоятельствах не поверил — ты решительно перезабыла все, чему я тебя учил.

Н о р а (бросая тамбурин). Сам видишь.

X е л ь м е р. Да, нужно будет подучиться.

Н о р а. Вот видишь, как нужно заняться со мной. Ты будешь учить меня до последнего момента. Обещаешь, Торвальд?

X е л ь м е р. Будь спокойна.

Н о р а. Ни сейчас, ни на следующий день дабы у тебя и мысли второй в голове не было, лишь обо мне. И писем не вскрывать сейчас… не открывать ящик…

Х е л ь м е р. Ага! Все опасаешься того человека?

Н о р а. Да, да, и это также.

Х е л ь м е р. Нора, я вижу по твоему лицу, в том месте имеется уже письмо от него.

Н о р а. Не знаю. Думается. Но ты не смей просматривать ничего для того чтобы сейчас. Не нужно нам никаких проблем, пока все не будет кончено.

Р а н к (негромко Хельмеру). Не противоречь ей.

Х е л ь м е р (обнимая ее). Ну прекрасно, дитя добилось собственного. Но на следующий день ночью по окончании твоей пляски…

Н о р а. Тогда ты свободен.

Перевод Анны и Петра Ганзен

  • Хенрик средний класс «и Ибсен».

Просматривать:

Хенрик Ибсен. Кукольный дом. Враг народа. Дикая утка. Гедда Габлер.

Фрагмент для анализа:

X е л ь м е р (из кабинета). Что это, жаворонок запел?

Н о р а (развертывая приобретения). Он самый.

X е л ь м е р. Белочка в том месте копается?

Н о р а. Да!

X е л ь м е р. В то время, когда же белочка возвратилась?

Н о р а. Только что. (Прячет мешочек с печеньем в карман и обтирает себе губы.) Поди ко мне, Торвальд, погляди, чего я накупила!

X е л ь м е р. Постой, не мешай. (Мало погодя открывает дверь и заглядывает в помещение, держа перо в руке.) Накупила, говоришь? Все это?.. Так птичка снова улетала сорить денежками?

Н о р а. Знаешь, Торвальд, пора же нам наконец самую малость раскутиться. Это так как первое рождество, что нам нет потребности так стеснять себя.

Х е л ь м е р. Ну и мотать нам также запрещено.

Н о р а. Немножко-то возможно! Правда? Самую чуточку! Тебе так как положили сейчас громадное жалованье, и ты будешь получать много-много денег.

X е л ь м е р. Да, с нового года. Но выдадут мне жалованье лишь через три месяца.

Н о р а. Мелочи! Возможно занять до тех пор пока.

X е л ь м е р. Нора! (Подходит и шутливо берет ее за ушко.) Снова отечественное легкомыслие тут как тут. Ты представь себе, сейчас я займу тысячу крон, ты израсходуешь их на праздниках, а незадолго до Нового года мне свалится на голову черепица с крыши — и готово.

Н о р а (закрывая ему рот рукой). Фу! Не скажи таких противных вещей.

X е л ь м е р. Нет, ты представь себе подобный случай,- что тогда?

Н о р а. Если бы уж произошёл таковой кошмар, то для меня было бы все равно — имеется у меня долги либо нет.

Х е л ь м е р. Ну, а для людей, у которых я бы занял?

Н о р а. Для них? А чего о них думать! Так как это же чужие!

Х е л ь м е р. Нора, Нора, ты еси дама! Но без шуток, Нора, ты так как знаешь мои взоры на данный счет. Никаких долгов! Ни при каких обстоятельствах не занимать! На домашний очаг, основанный на займах, на долгах, ложится какая-то некрасивая тень зависимости. Продержались же мы с тобой, храбро по сей день, так уж потерпим и еще самую малость, — недолго так как.

Н о р а (отходя к печке). Да что же, как желаешь, Торвальд.

Х е л ь м е р (за нею). Ну, ну, вот птичка и опустила крылышки. А? Белочка надулась. (Вынимает портмоне.) Нора, как ты думаешь, что у меня тут?

Н о р а (оборачиваясь, быстро). Деньги!

Х е л ь м е р. Вот тебе! (Подает ей пара бумажек.) Господи, я так как знаю, мало ли в доме затрат на праздниках.

Н о р а (полагая). Десять, двадцать, тридцать, сорок. Благодарю, благодарю тебя, Торвальд. Сейчас мне на долгое время хватит.

Х е л ь м е р. Да, уж ты попытайся.

Н о р а. Да, да, обязательно. Но поди ко мне, я тебе покажу, что я накупила. И как дешево! Смотри, вот новый костюм Ивару и сабля. Вот труба и лошадка Бобу. А вот кукольная кроватка и кукла для Эмми. Простенькие, но она все равно их не так долго осталось ждать поломает. А тут на передники и платья прислуге. старая женщина Анне-Марии следовало бы, само собой разумеется, подарить побольше…

Х е л ь м е р. А в этом пакете что?

Н о р а (вскакивая). Нет, нет, Торвальд! Этого тебе нельзя видеть до вечера!

Х е л ь м е р. Ну-ну! А ты вот что сообщи мне, маленькая мотовка, что ты себе самой присмотрела?

Н о р а. Э, мне ровно ничего не нужно.

Х е л ь м е р. Очевидно, нужно! Назови же мне сейчас что-нибудь такое разумное, чего бы тебе больше всего хотелось.

Н о р а. Право же, не нужно. Либо послушай, Торвальд…

Х е л ь м е р. Ну?

Н о р а (выбирая пуговицы его пиджака и не глядя на него). В случае если уж ты желаешь подарить мне что-нибудь, так ты бы… ты бы…

Х е л ь м е р. Ну, ну, скажи же.

Н о р а (скоро). Ты бы дал мне деньгами, Торвальд. какое количество можешь. Я бы позже, пару дней назад и приобрела себе на них что-нибудь.

Х е л ь м е р. Нет, послушай, Нора…

Н о р а. Да, да, сделай так, дорогой Торвальд! Прошу тебя! Я бы завернула деньги в золотую бумажку и повесила на елку. Разве это не было бы радостно?

Х е л ь м е р. А как кличут тех пташек, каковые всегда сорят денежками?

Н о р а. Знаю, знаю, — мотовками. Но сделаем, как я говорю, Торвальд. Тогда у меня будет время обдумать, что мне особенно необходимо. Разве это не разумно? А?

Х е л ь м е р (радуясь). Само собой разумеется, другими словами если бы ты в действительности имела возможность придержать эти деньги и позже вправду приобрести на них что-нибудь себе самой. В противном случае и они уйдут на хозяйство, на различные ненужные мелочи, и мне снова нужно будет раскошеливаться.

Н о р а. Ах, Торвальд…

Х е л ь м е р. Тут спорить не приходится, милочка моя! (Обнимает ее.) Птичка мила, но тратит плохо большое количество денег. Легко поразительно, как дорого обходится мужу такая птичка.

Н о р а. Фу! Как возможно так сказать! Я же экономлю, сколько могу.

Х е л ь м е р (радостно). Вот уж правда подлинная! какое количество можешь. Но ты совсем не можешь.

Н о р а (напевает и радуется). Гм! Знал бы ты, сколько у нас, жаворонков и белочек, всяких затрат, Торвальд!

Х е л ь м е р. Ты маленькая чудачка! Две капли воды — твой папа. Лишь и хлопочешь, как бы раздобыть денег. А как добудешь — глядь, они между пальцами и прошли, сама ни при каких обстоятельствах не знаешь, куда их девала. Ну что ж, приходится брать тебя таковой, какова ты имеется. Это уж в крови у тебя. Да, да, это в тебе наследственное, Нора.

Н о р а. Ах, побольше бы мне унаследовать от папы его качеств!

Х е л ь м е р. А мне бы не хотелось, дабы ты была второй, чем ты имеется, мой дорогой жавороночек! Но слушай, мне сдается, ты… у тебя… как бы это сообщить? У тебя какой-то странный вид сейчас.

Н о р а. У меня?

Х е л ь м е р. Ну да. Погляди-ка мне прямо в глаза.

Н о р а (смотрит на него). Ну?

Х е л ь м е р (угрожая пальцем). Лакомка не кутнула сейчас самую малость в городе?

Н о р а. Нет, что ты!

Х е л ь м е р. Словно бы уж лакомка не забегала в кондитерскую?

Н о р а. Но уверяю тебя, Торвальд…

Х е л ь м е р. И не отведала варенья?

Н о р а. И не думала.

Х е л ь м е р. И не погрызла миндальных печений?

Н о р а. Ах, Торвальд, уверяю же тебя…

Х е л ь м е р. Ну-ну-ну! Конечно, я …

Н о р а (идя к столу направо). Мне и в голову не пришло бы делать тебе наперекор.

Х е л ь м е р. Знаю, знаю. Ты так как дала мне слово. (Подходя к ней.) Ну, покинь при себе собственные мелкие рождественские секреты, моя дорогая Нора. Они, правильно, всплывут наружу сейчас же вечером, в то время, когда будет зажжена елка.

Н о р а. Ты не забыл пригласить доктора Ранка?

Х е л ь м е р. Не приглашал. Да это и не требуется. Само собой, он ужинает у нас. Но, я еще успею ему напомнить: он зайдет до обеда. Вино я заказал хорошее. Нора, ты не поверишь, как я радуюсь сегодняшнему вечеру.

Н о р а. И я! А дети-то как будут рады, Торвальд!

Х е л ь м е р. Ах, какое удовольствие сознавать, что ты добился верного, обеспеченного положения, что у тебя будет сейчас солидный доход. Не правда ли, приятное сознание?

Н о р а. О, чудесно!

Х е л ь м е р. А не забываешь прошлое рождество? Ты целые 20 дней затворялась у себя по вечерам и до поздней ночи все мастерила цветы и какие-то другие прелести для елки, которыми желала всех нас поразить. У-у, неинтереснее времени я не запомню.

Н о р а. Я-то вовсе не скучала.

Х е л ь м е р (с ухмылкой). Но толку-то вышло мало, Нора.

Н о р а. Ты снова будешь меня дразнить этим? Что же я имела возможность сделать, в случае если кошка забралась и все разодрала в куски!

Х е л ь м е р. Ну, очевидно, ничего не имела возможности сделать, моя бедняжечка. Ты от всей души желала нас всех порадовать, и в этом вся сущность. Но прекрасно все-таки, что эти тугие времена прошли.

Н о р а. Да, прямо чудесно!

X е л ь м е р. Не требуется больше ни мне сидеть одному и скучать, ни тебе портить собственные милые, нежные ручки и славные глазки…

Н о р а (рукоплеща о ладоши). Не правда ли, Торвальд, не требуется больше? Ах, как чудесно, восхитительно слышать это! (Берет его под руку.) Сейчас я поведаю тебе, как я грежу устроиться, Торвальд. Вот, когда праздничные дни пройдут…

Звонок в передней.

Перевод Анны и Петра Ганзен

  • Уайльд. Совершенный супруг

Поразмыслите, из каких элементов в большинстве случаев складывается представление о викторианской культуре, об эре правления королевы Виктории. Вспомните привычные вам образцы викторианского мастерства (романы и рассказы Конан Дойла, живопись Джона Милле и др.). Вспомните кроме этого произведения современной кинематографа и литературы, в которых викторианская культура делается предметом анализа и изображения (проза Фаулза, А.С. Байетт, Сары Уотерс, Мишеля Фейбера, фильмы Джеймса Айвори, «Пикник у Висячей гора» Питера Уира и др.). Перечислите социально-психотерапевтические типажи, каковые считаются характерными для викторианской культуры (джентльмен, леди, дворецкий и др.). Воспользуйтесь материалами русскоязычных и английских сайтов, посвященных викторианству.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: