Идиосинкразия (idiosyncrasie)

Смешение (sunkrasis) особенностей (idios) , характерное для данного индивидуума, в противном случае говоря, его единичность, проистекающая из сочетания элементов, каковые таковыми не являются. Это научный аналог более несложного понятия, высказывающий достаточно очевидную идею о разнородности личного бытия.

Идиотия (Idiotie)

Конечный недостаток интеллекта. В классической психопатологии слово «идиот» служило для обозначения человека, страдающего тем, что сейчас именуется серьёзной формой дебилизма (в отличие от имбецила, затронутого его легкой формой). Идиот по большому счету не может к речи; имбецил не может к связной речи. Но около 20 лет назад благодаря Клеману Россе (118) слово «идиот» показалось кроме этого и в чисто философском лексиконе в совсем другом значении, близко связанном с его этимологией. По-гречески Idiotes свидетельствует легко частное лицо (оно происходит от idios , что означает «личный») и противостоит лицам, облеченным властью, либо ученым, предположительно имеющим право сказать от лица универсальности. В этом смысле идиотия имеется свойство единичности, присущее каждому индивидууму, свойство быть собой и больше никем; это «сырая» единичность – без громких фраз, альтернативы и подтекста. Она подобна онтологическому идиотизму, являющему собой чистую единичность существования. Так, идиотия – свойство всякого существа (единичность имеется универсальное свойство). В этом свете делается понятным наименование труда Клемана Россе – одно из самые удачных в истории философии – «Настоящая реальность. Трактат об идиотии» (1977).

Идол (Idole)

Божественный образ (eidolon) либо мнимый Всевышний. В следствии метафорического переноса идолом именуют всякое лицо, которому поклоняются как божеству. Остается прояснить, не есть ли сам Всевышний – первичная метафора.

Идолопоклонство (Idolatrie)

Поклонение идолу, т. е. не столько Всевышнему, сколько образу божества; не столько подлинному Всевышнему, сколько фальшивому божеству. В этом смысле идолопоклонство имеется религия вторых. Избежать идолопоклонства возможно единственным методом – поклоняться Всевышнему, образ которого нереально себе представить. Но в этом случае поднимается вопрос: как выяснить, что он вправду Всевышний?

В более широком смысле идолопоклонством именуют всякое поклонение видимому либо чувствуемому иным образом объекту либо кроме того некой целостности, существование которой предположительно допускается на этом свете. Поклонение Природе, Силе, Стране, Обществу, Деньгам, Науке, Истории либо Человеку – все это идолопоклонство. В собственном комментарии к первым строчкам молитвы «Отче отечественный», на первый взгляд достаточно простодушной («Отче отечественный, иже еси на небеси…»), Симона Вейль отмечает: «Папа находится на небесах, а не где-то еще. И в случае если кто-то верит, что Папа тут, значит, он верит не в него, а в фальшивого Всевышнего» («Ожидание Всевышнего). Всевышний возможно Всевышним только в собственный отсутствие, и, возможно, как раз в этом – секрет трансцендентности. До тех пор до тех пор пока мы поклоняемся чему-то присутствующему, мы поклоняемся фальшивому Всевышнему; и, кроме того будучи монотеистами либо атеистами, мы остаемся идолопоклонниками. Избавлением от идолопоклонства помогает или поклонение отсутствию, или отказ от всякого поклонения.

Иерархия (Hierarchie)

Нормативная классификация, устанавливающая связи господства, зависимости либо подчинения. Норму значительно чаще задают власть либо деньги. Подобную иерархию именуют социальной, и она заставляет усомниться в самой идее иерархии. В случае если все люди равны в достоинстве и правах, как возможно классифицировать их по значимости либо ценности? Дело, но, в том, что иерархия, в случае если речь заходит о законной иерархии, разглядывает не столько индивидов, сколько их творения и функции. Как раз такова иерархия в страны либо партии, предприятия либо Церкви, в мастерстве либо спорте. Из факта равенства людей в достоинстве и правах отнюдь не вытекает равенство власти, ответственности либо талантов. Этимология (hieros по-гречески значит «священный») в этом случае только вводит нас в заблуждение: ничего священного в понятии иерархии нет; оно подразумевает только организацию либо эффективность. Доказательством тому помогает протокол как внешнее выражение иерархичности – это регламентированный свод правил, ничего не говорящий о ценности личностей, но подчеркивающий кое-какие черты власти или других университетов. Как неизменно, лаконичную формулировку находим у Паскаля: «Господин Н. – математик лучший, чем я; и в таком качестве он желает пройти впереди меня: я сообщу ему, что в этом он ничего не смыслит. Математика относится к природному величию; она требует предпочтительного уважения, но люди не связывают с ней никаких внешних предпочтений. Исходя из этого я пройду впереди него; и буду уважать его больше, чем себя, как математика» («Три беседы…», 2). Иерархия власти не равнозначна иерархии талантов, как иерархия рождения не равнозначна иерархии добродетелей. Опять послушаем Паскаля: «Я не обязан вас уважать вследствие того что вы – герцог, но я обязан вам кланяться». Не существует полной иерархии. Это не отменяет все иерархии, но оправдывает их множественность. Особенно справедливо это утверждение для народовластия: равенство граждан ничего не может сказать об исполняемых ими соответствующих заслугах и функциях и не требует восхищаться одними и подчиняться вторым. Так, мысль иерархии сохраняется, но выступает во множественном числе и исключает возможность абсолютизации.

Излишество (Demesure)

Потеря эмоции меры. Понятие hurbis , введенное древнегреческими мыслителями, означало кроме этого гордость и слепоту как источник несправедливостей и насилия. Склонность к излишеству характерна лишь человеку (животные наделены инстинктивным эмоцией меры), что делает чувство меры добродетелью.

Изменение (Changement

Становление либо потенция в действии; переход из) одного места в второе (пространственное перемещение, по Аристотелю); из одного состояния в второе; от одной формы либо величины к второй и т. д. «Все проходит, нет ничего, что остается неизменным», – сообщил Гераклит (фрагмент А6), и это указывает, что все изменяется (panta rhei : все течет) и нет ничего, что неизменно. Исключением из этого правила имел возможность бы быть лишь Всевышний. Но если бы Всевышний ни при каких обстоятельствах не изменялся, он стал бы мертвым Всевышним. И молиться ему – все равно что молиться куску дерева.

Что это, нигилизм? Вовсе нет. Не следует забывать о единстве противоположностей: то, что изменяется, и имеется то, что остается неизменным. Произнося слово «изменение», мы и в действительности имеем в виду последовательность как минимум двух разных состояний одного и того же объекта – но из этого направляться, что сам объект существует . В случае если же он всецело провалится сквозь землю, то изменяться будет уже не он (так как его больше не существует), а его элементы либо мир (каковые так же, как и прежде существуют). Так, изменение подразумевает тождественность, поддержание и продолжительность в бытии того, что изменяется. Что это – субстанция? Не обязательно, в случае если под субстанцией осознавать что-то неизменное (нельзя исключать, что изменяется все). Но точно, в случае если под субстанцией осознавать то, что изменяется (субъекта либо носителя трансформации). Рассмотрим корабль, у которого неспешно заменяют все подробности. В итоге от прошлого корабля не остается ни одного атома, но сам корабль наряду с этим никак не изменился – по крайней мере, в той мере, в какой мы желали, дабы он не изменился (по конфигурации, по назначению, по имени, по сущности). Это в равной мере относится к любой вещи, любой совокупности вещей, любому процессу. Страна, политическая партия, предприятие либо индивидуум смогут изменяться лишь при том условии, что остаются собой, как минимум, частично. Я могу измениться, но для этого нужно, дабы я был так же, как и прежде я. И в случае если все в мире изменяется, значит, мир существует . Да здравствует Парменид.

Итак, дабы изменяться, нужно длиться. Но правильно и обратное: дабы длиться, нужно изменяться. В всегда изменчивом мире неизменность неосуществима либо смертельна. Страна, партия либо предприятие способны держаться на плаву лишь при условии постоянной адаптации к изменяющимся условиям. Индивидуум может оставаться самим собой лишь при условии постоянного развития, даже в том случае, если ему этого совсем не хочется. Жить значит расти и стариться, другими словами изменяться двумя методами. Да здравствует Гераклит: все течет, все изменяется, нет ничего, что стоит на месте – не считая универсального становления.

Мы тем легче подмечаем трансформации, чем они масштабнее и стремительнее. Но кроме того самое медленное либо самое небольшое изменение постоянно есть трансформацией. Превосходно сообщил Монтень: «Всю землю – это вечные качели. Все, что он в себе заключает, непрерывно качается: почва, скалистые горя Кавказа, египетские пирамиды, все это совместно со всем остальным, и и само по себе. Кроме того устойчивость – и она не что иное, как ослабленное и замедленное качание» («Испытания», книга III, глава 2). Так, изменение имеется закон бытия (в силу чего бытие образовывает единое целое со становлением), и, возможно, это единственная неизменная в мире вещь. Все изменяется – это вечная истина.

Изобретение (Invention)

Больше, чем открытие, но меньше, чем творение. Изобрести значит сделать то, чего прежде не существовало (как раз этим изобретение отличается от открытия), но что раньше либо позднее в обязательном порядке должно было показаться (этим изобретение отличается от творчества). Так, Христофор Колумб изобрёл что то новое (он ее не изобрел, по причине того, что она существовала и до него); Ньютон открыл закон глобального тяготения (то же самое примечание), в то время как Дени Папен (119) изобрел (наряду с другими) паровую машину, а Эдисон (120) – телеграф, фонограф и лампу накаливания. Эти четыре прибора не существовали до времени собственного изобретения. Но, не будь Папена и Эдисона, они в итоге все равно показались бы на свет, может, позднее и в пара другом виде, но в обязательном порядке показались бы. Если бы оба упомянутых изобретателя погибли в раннем детстве, техническая картина отечественного мира, возможно, была бы чуточку другой, но различия касались бы подробностей либо исторических подробностей ее развития, а не ее содержательной сущности (революция средств и промышленная революция связи все равно случились бы). Но вот если бы в младенчестве погибли Моцарт и Микеланджело, у нас ни при каких обстоятельствах не было бы ни «Рабов», сейчас хранящихся в Лувре, ни «Концерта для кларнета». Потому что и первое, и второе сущность не изобретения, но творения.

Изоляция (Isolement)

Отсутствие взаимоотношений с другими. Не нужно путать изоляцию с одиночеством – особенного рода отношением, единичным и неотъемлемым, к себе и ко всему миру.

Изономия (Isonomie)

Равный для всех закон, либо равенство перед законом. Это слово пришло к нам из Старой Греции, где входило в юридический и политический лексикон. Но его использование этим не исчерпывалось, распространяясь и на другие сферы, к примеру медицину (означая равновесие гуморов) либо космологию (означая равномерность распределения существ во Вселенной). Наверное, понятие изономии игралось ключевую роль в древнем атомизме, в частности в учении о распределении атомов в пустоте (откуда мысль о множественности миров) либо в учении о равновесии разрушительных и охранительных сил. Приверженцы изономии делают ставку не на правосудие либо природу, а на нейтральность случая.

Идиосинкразия


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: