Игра в жертву или в мученика.

«мученик» и «Жертва» — две самые опасные игры, в каковые может играться Эго. Это игры, каковые разрушают нашу жизнь, в случае если лишь мы не откажемся в них играться.

Энни была хорошим примером жертвы. Ее били в юные годы, она была приемным ребенком в нескольких семьях подряд, и она стала женой мужчину, что систематично ее избивал. В то время, когда она была беременна третьим ребенком, супруг бросил ее о комод, а позже пинал ногами, и ее увезли в больницу с тремя сломанными ребрами. Что страно, ребенок выжил. Был приглашен работник социальной работы, и при его громадной помощи Энни переехала в женский приют, а после этого на мелкую квартиру. Несколъко месяцев у нее были ожесточённые денежные трудности, тогда она и сошлась с другим мужчиной, что, подобно ее приятелям, имел случаи проявления жестокости. «Я знаю, что я — дура,— она говорит, —, но мне казалось, что я не могу себе оказать помощь.» Энни замечательно осознавала, что портит собственную судьбу, но продолжала вести себя легкомысленно. «В случае если б лишь у меня было хорошее детство, возможно, ничего аналогичного и не произошло…» Тем временем многочисленное число ассистентов-специалистов нервничали около, пробуя оказать помощь ей, в следствии чего она ощущала себя все более и более беззащитной…

Как бедная Энни, многие люди находят, что быть в кризисе — их единственный метод попросить заботы и любви. Они опасаются, что в случае если жизнь отправится прекрасно, если они будут способны совладать сами, то все их покинут. В то время, когда они плачут и рыдают, они сохраняют надежду, что кто-то их спасет, разберется с их проблемами, полюбит их. Само собой разумеется, Энни не желала, дабы ее избивали, но она не ощущала, что заслуживает чего-нибудь лучшего, и потому завлекала ожесточённых мужчин в собственную реальность.

«Жертвы» — магниты для несчастий. «О, я знаю, я не должна себя жалеть. Это все так плохо, — вот их постоянный рефрен. Жертвы создают проблему за проблемой, а позже сидят в сторонке, пока другие стараются оказать помощь им — и не смогут. «Жертвы» живут в прошлом, веря, что, если бы лишь имели любящих своих родителей либо если бы лишь не появилась маленькая сестренка, если бы лишь они не вышли замуж за того-то и того-то, тогда все было бы распрекрасно. Они высказывают собственный бешенство разрушением собственных судеб и этим причиняют боль вторым, а сами выглядят наивными и невинными.

Не хорошо то, что любой играется в жертву иногда. В то время, когда мы виним успех, судьбу, события, наследственность, отечественное детство, общество, правительство, вторых людей либо Всевышнего — за все, что случается в нашей жизни, мы принимаем психологию жертвы и сами себя лишаем сил.

Компенсация для жертвы несложна: она разрешает избежать ответственности за собственную судьбу и наказать вторых, упиваясь жалостью к себе, вместо того, дабы о себе позаботиться. Это не означает, что жертвы сознательно играются в эту игру. Вероятнее, они обучились так жить и не знают, как жить по-второму.

Следовательно, в случае если мы видимся с жертвой, мы не должны пробовать решить ее неприятности, поскольку это лишь усиливает их идею, что они беззащитные игрушки событий, не имеющие собственных ресурсов и сил. Это лишает их сил еще больше. И мы не должны винить их за появившуюся проблему. Вместо этого мы должны подтолкнуть их забрать ответственность за личные судьбы; после этого — в случае если и в то время, когда они готовы — оказать помощь осознать им их скрытые задачи и нерешенные проблемы, дабы они имели возможность сделать выбор и прекратить играться в эту разрушительную игру.

Мученичество еще более изощренно и тонко, и исходя из этого еще более угрожает судьбе, по причине того, что оно возможно не выявлено. А тем временем мы все имеем мучеников в себе. Лазарис уверен в том, что, в случае если мы когда-нибудь переживали что-нибудь из нижеследующего, значит, это показался отечественный мученик, украдкой выскользнувший из собственного укрытия:

  • Чувство, что тебя не знают.
  • Чувство, что тебя недооценивают
  • Чувство безнадежности.
  • Чувство, что тебе предъявляют невыносимые требования.
  • Чувство, что ты навьючен неразрешимыми проблемами.
  • Чувство непричастности.
  • Чувство, что тебя осуждают либо обращаются не подобающим образом.

«Но меня, вправду, недооценивают!» Возможно так, но вы сами создали эту действительность. Для чего вы это сделали?

В течение десяти лет я трудилась в Национальной работе здоровья и видела многочисленное число мучеников. И хорошая часть из них — это сам штат поликлиники. Беседы в служебных помещениях довольно часто крутились около трудностей со перечнем очередности, около темы о количестве больных за сутки, «неисправимых случаев», около недочёта внимания от управления, отсутствия помощи и о неизбежности бесчисленных неоплаченных сверхурочных за счет персонала. «Бедные, бедные мы!» — было невысказываемое единодушное вывод. Рабочие собрания сопровождались единодушными вздохами (мученики обожают вздыхать), а ведь мы пробовали оказать помощь отечественным клиентам, уладить их жизни! Неудивительно, что мы редко определяли отечественных клиентов как мучеников. Они были через чур похожи на нас.

Мученики редко открыто жалуются на собственную судьбу. Они в большинстве случаев отрицают, что жалеют себя: «Нет, всё замечательно!» — но они светло позволяют понять, что жизнь для них — пытка. Они уверены в том, что загружены обязанностями, но редко принимают какую-нибудь помощь. («Я сделаю это сама») Они связывают страдания с праведностью. В случае если жертва живет в прошлом — мученик живет в будущем, золотое время, в то время, когда они поднимут собственную ношу, их упрочнения будут признаны, и они будут всецело реабилитированы. Но почему-то это будущее ни при каких обстоятельствах не приходит.

До тех пор пока я писала эту книгу, я на пару недель заползла в собственного мученика. И я трудилась по четырнадцать часов в сутки, чуть отрываясь, дабы передохнуть, и с нетерпением ожидала, в то время, когда закончу книгу, дабы жизнь моя имела возможность начаться снова — жить на полную, а не наслаждаться от ежедневного процесса письма. Мой внешний мир начал показывать, что не все в порядке: буря уничтожила сад, колесо у автомобили спустило, и пара раз ко мне звонили по неточности. Я боролась некое время, пробуя осознать метафоры, пока внутренний голос не сообщил мне на протяжении медитации: «Ты мученица с данной книгой». Неожиданно это все получило суть! Я посмотрела на собственные убеждения и незаконченные дела, заново организовала собственный рабочее расписание, сделала пара загородных прогулок — и почувствовала огромное облегчение.

Лазарис обрисовывает мученичество, как «негромкий и честный бешенство, что ищет негромкой и честной мести». Он считает, что мучеников нельзя наказывать. Они уверены: они единственные, кто страдает. Мученики отказываются видеть, какое влияние они имеют на вторых. Мученики не бывают неправыми. Они постоянно обосновывают и оправдывают собственный поведение. Это неизменно другие виноваты, а их просто не осознали и не оценили.

Мученики-родители учат собственных детей, как играться в эту игру. («Взгляни, что я для тебя сделала, а как ты себя ведешь! Нет, выйди и поиграй со своим отцом. А я останусь и помою полы на кухне, постираю твою одежду и приготовлю тебе обед.») Дети прекрасно развитых мучеников определят, что это не хорошо — наслаждаться судьбой, не хорошо удовлетворять собственные потребности, не хорошо высказывать бешенство прямо, что «любовь» свидетельствует самопожертвование. Дети, каковые участвуют в данной игре, сами вырастают мучениками и жертвами. Мученики взращивают мучеников.

Джесика была дочерью мученицы и определила игру прекрасно. В семнадцать лет она забеременела от пожилого мужчины, что тут же бросил ее. Семья также отвергла Джесику, и она переехала в второй город, где приложила все усилия, дабы воспитать собственного сына одна и без помощи. В то время, когда ее сын очень сильно пострадал в дорожной аварии, она заботилась за ним до полного изнеможения, отказываясь от посторонней помощи и утешая себя мыслью, что если бы ее семья знала, через что она проходит, то они бы ринулись ее выручать.

Она сошлась с женатым мужчиной, что, в итоге, прекратил отношения, но и десять лет спустя Джесика все еще была уверена: в один раз он осознает, что обожает ее, и прибежит к ее дверям с кольцом, и они будут жить счастливо много лет. Платяные шкафы в ее доме были забиты новой одеждой, обувью, косметикой и парфюмерией, и все это она берегла для собственного нафантазированного будущего. А сама тем временем носила одинаковые ветхие тряпки семь дней за семь дней, жила в бедности, была «преданной» собственному бывшему любимому.

Я замечала Джесику двенадцать месяцев, перед тем как она себе согласилась, что любимый больше не возвратится. И вдобавок позднее она осознала, что сомневаешься, желает ли, дабы он возвращался. На это потребовалось большое количество любви и мужества к себе — признать, что все страдания были понапрасну.

К сожалению, христианство выстроено на хорошем образе мученичества: Христос на кресте. Страдай и возьми вознаграждение на небесах! Эго — это лицемерный мученик в каждого из нас. Это — сатана в нас. И в случае если мы видим мученичество в приятелях, родственниках, сотрудниках, мы должны не забывать: мир — это зеркало!

Мученичество

1. Разглядите семь показателей мученичества, вышеперечисленных, и вспомните, в то время, когда у вас были подобные мысли и эмоции, как вы себя вели в тех обстановках? На кого вы злились? Кого вы желали наказать? (Это мог быть кто-нибудь, кого кроме того реально не существовало, как, к примеру, ваш Родитель в вас.)

2. Запишите то, что вы приобретаете от мученичества. Из-за чего вы играетесь в такую деструктивную игру? Вам нравится жалеть себя? Это делает вас особым либо лучше вторых? Думается ли вам, что вас когда-нибудь наградят за мученичество? Не есть ли это один из ваших приемов быть «сильным»? Это ваш единственный метод выражения бешенства? Как вы думаете, кого вы не могут забыть обиду? Вы верите, что жизнь полна страдания, и что мучиться — значит быть праведным? Вы отказываетесь принимать помощь от вторых, дабы не ощущать себя зависимым либо благодарным? Не есть ли это метод избежать ответственности за собственную жизнь? Вы цепляетесь за неприятности, по причине того, что не понимаете, что еще думать и что еще обсуждать с приятелями? (Не хватает просто заявить, что вы обучились мученичеству у своих родителей. Вы сами выбрали для себя эту игру. Для чего?)

3. Сейчас запишите цену вашего мученичества. Какую цену вы платите? Как второй была бы ваша жизнь, если бы вы отказались играться в эту игру? Как бы тогда вы себя ощущали? Представьте, что вы подвергаетесь неожиданному трансформации, в котором мученичество навеки изгнано из вашей жизни. Как сейчас «новый вы» ведете себя, думаете, ощущаете, говорите? Как изменение оказало влияние на ваши индивидуальные отношения, работу, финансы, здоровье и досуг?

4) И сейчас решите : Вы готовы отказаться от ваших компенсаций для того, дабы избавиться от мученичества? В случае если так, то начинайте быть той новой личностью с этого момента в дальнейшем. В то время, когда возможно, ловите себя на жажде играться в мученика и вместо этого любите, прощайте, будьте честными, благодарными, важными, полными мужества и надежд.

Кто мученики и такие жертвы? | Духовное просвящение | Излечение


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: