Ii. неадекватность основных систем истины и реальности как причина возникновения суперритма форм культуры

В прошлых главах «Динамики» было продемонстрировано, что в основе идеациональной, идеалистической и чувственной форм интегрированной культуры лежит в качестве большей посылки ее реальности и система истины. Эта посылка, в случае если воспользоваться выражением У.А. Томаса, «определяет обстановку» для остальных связанных между собой составных частей каждой из форм культуры1.

философия и Искусство, религия и этика, формы и наука социальной организации чувственной суперсистемы являются артикуляциями реальности и чувственной системы истины. Составные части идеациональной, идеалистической либо чувственной культуры артикулируют соответствующие совокупности истины и реальности. Так вот, любая из трех реальности и основных систем истины возможно или полностью подлинной, или абсолютно фальшивой, или частично подлинной и частично ложной.

А. В случае если одна из этих совокупностей полностью подлинна — другими словами есть лишь истиной, полной истиной и ничем не считая истины, — то две реальности системы и остальные истины должны быть полностью либо по большей части фальшивыми. При таких условиях истинная совокупность действительности — и соответствующая ей форма культуры — имела возможность бы существовать и преобладать всегда, кроме того

41. Суперритм идеациональной, идеалистической и чувственной фаз 857

не допуская возможности того, что ее вытеснят фальшивые системы. Трудно высказать предположение, что полностью фальшивая и неадекватная совокупность истины и реальности имела возможность бы вытеснить абсолютно подлинную совокупность либо что полное невежество имело возможность бы победить настоящее знание, которое дает адекватное представление о действительности, благодаря чему носители этого знания смогут жить настоящей судьбой, удачно приспособиться к познанной ими окружающей среде и, благодаря всему этому, в основном пользоваться плодами социальной судьбе и культуры, нежели люди, культура и чьё общество основаны исключительно на незнании и заблуждении. Из этого утверждения направляться вывод: эта совокупность настоящей действительности, подкрепленная ее знанием, имела возможность бы существовать всегда, не испытывая упадка и подъёма, характерных идеационалъным, идеалистическим и чувственным формам.

В. В случае если же мы предположим, что любая из трех совокупностей исреальности и тины полностью фальшивая — другими словами есть ошибкой и заблуждением, — то ни одна из них не имела возможность преобладать в течение какого именно бы то ни было отрезка времени, а тем более повторяться, по причине того, что ни люди, ни общество, ни культура не смогут выжить в условиях заблуждения и полного незнания. В случае если люди не знают, что съедобно, а что нет, и если они попытаются — по невежеству — имеется то, что «не съедобно», и не есть то, что «съедобно», и столь же ошибочно будут относиться к другим своим элементарным потребностям, к разным явлениям окружающего мира, то они весьма не так долго осталось ждать вымрут и вместе с ними погибнут их культура и общество. Минимум настоящего знания об подлинной действительности непременно нужен тля того, дабы любой человек либо любое общество смогли какое-то время существовать; а уж чтобы жить ь течение десятилетий и столетий, знания требуются большие. Если бы любая из трех реальности и основных систем истины была полностью ложной, то ни одна из них не имела возможность подчинить себе миллионы людей в течении столетий, как это было ка деле; и ни одна из них — по окончании собственного исчезновения — не имела возможность ни в коем случае повториться, как это также было. Кроме того с позиций теории естественного отбора полностью реальности и ложная система истины должна была бы провалиться сквозь землю раз и окончательно. При таких условиях неосуществим был бы и никакой ритм, определяющий преобладание чувственной, идеалистической либо идеациональной систем истины и соответствующей формы и реальности культу-

Часть 9. «Из-за чего» и «как» социокультурного измерения • 41. Суперритм идеациональной, идеалистической и чувственной фаз 859

ры. И совершенно верно так же немыслимо было бы какое количество-нибудь продолжительное господство полностью фальшивой и неадекватной формы культуры. В это же время в настоящей действительности каждая из отечественных трех главных совокупностей господствовала в течение столетий и повторялась пара раз в истории греко-западной культур и римской. Да и то же самое происходило в других культурах.

С. Следовательно, разглядываемый нами суперритм возможен, по-видимому, лишь при условии, что любая из трех основных реальности и систем истины — и соответствующая форма культуры — частично подлинна и частично фальшива, отчасти адекватна и частично неадекватна. Любая из них содержит жизнеспособную часть, что дает ее носителям возможность приспособиться к собственной среде — космической, природной и социальной; несет им минимальный опыт, нужный для удовлетворения их потребностей; является основой их культуры и социальной жизни. Но по той причине, что любая из трех систем имеет еще и несостоятельную часть — неточности и заблуждения вместе c истиной, — любая из них уводит собственных носителей прочь от действительности, дает им псевдознание вместо знания настоящего, мешает их адаптации и удовлетворению физиологических, социальных и культурных потребностей. По мере того как такая реальности и система истины получает вес, растет и начинает все более и более монополистически господствовать, ее фальшивая часть также имеет тенденцию расти, тогда как ее здоровая часть имеет тенденцию к понижению. Становясь господствующей, совокупность пытается изгнать все реальности и другие системы истины, а вместе с ними — и жизнеспособные элементы, каковые они содержат. Как и люди с диктаторскими наклонностями, добившиеся власти, эта совокупность все больше утрачивает собственные здоровые и все больше развивает собственные фальшивые элементы. В конечном счете такая тенденция ведет к тому, что совокупность по мере роста ее господства делается все более и более неадекватной. Как таковая она все менее и менее способна служить инструментом адаптации, давать жизненный опыт, необходимый людям для удовлетворения их потребностей. Она перестает быть базой социальной и культурной жизни. культура и Общество, выстроенные на таковой посылке, становятся все более и более безлюдными, фальшивыми, невежественными, а следовательно, и бессильными, дезорганизованными и низменными. Никто не может выстроить собственную либо культуру и общественную жизнь на

неточности, чистой иллюзии и незнании. И вот наступает момент, в то время, когда фальшивая часть совокупности начинает перевешивать. В таких условиях его члены и общество или обречены на смерть, или должны поменять основную посылку — заново «выяснить ситуацию», а вместе с ней — совокупность культуры. Так, господствующая совокупность подготавливает собственное падение и мостит путь для господства и восхождения одной из конкурирующих реальности и систем истины, которая — в информации обстоятельствах — оказывается более подлинной и жизнеспособной, чем устаревшая и изжитая доминантная совокупность. Но с течением времени и новая доминантная совокупность переживает ту же самую катастрофу и непременно вытесняется «соперницей». Так и должны длиться эти corsi и ricorsi2, так они и длятся. Иначе говоря наряду с этим третьем предположении повторение (чередование) отечественного суперритма идеациональной, идеалистической и чувственной совокупностей истины и реальности и соответствующих совокупностей культуры делается не только понятным, но и неизбежным логически и практически. Единственная альтернатива данной неизбежности — смерть общества и культуры. Такова более глубокая обстоятельство, дающая ответ на вопрос, «из-за чего» имеет место изучаемый нами суперритм.

Истинность этого рассуждения будет практически аксиоматической, в случае если удастся доказать, что любая из трех главных систем реальности и истины не есть в действительности ни всецело фальшивой, ни целиком и полностью подлинной, но содержит частицы заблуждения и частицы истины и что по мере роста господства каждой совокупности ее подлинная часть значительно уменьшается, а фальшивая возрастает.

То, что ни одна из трех совокупностей истины — истины 4еры, разума и эмоций — не есть полностью непогрешимой, — это практически разумеется. Если бы так было, то приверженцы таковой системы владели бы полной истиной во всем ее нескончаемом многообразии. Они были бы Всеведущим Всевышним. Ни неточности, ни предстоящий прогресс ни в религии, ни в философии, ни в науке при таких условиях не были бы вероятны: Абсолют имеется абсолют; он не допускает ни поправок, ни усовершенствования. Навряд ли найдется какой-нибудь выдающийся религиозный мыслитель, либо философ, либо ученый, что имел возможность бы претендовать либо претендует на подобное обладание Полной — Полной и чистой — истиной. Для верующего человека это означало бы, что он претендует на роль Всеведущего Всевышнего, чего ни-

Часть 9. «Из-за чего» и «как» социокультурного измерения • 41- Суперритм идеациональной, идеалистической и чувственной фаз 861

в то время, когда не разрешали себе кроме того великие религиозные мыслители. Для ученого такое притязание недопустимо по обстоятельству гипотетического, относительного (релятивистского) характера научного знания. Для философа оно исключено самим наличием философской эпистемологии, какой бы темперамент она ни имела.

Плюс ко всему, предположение об безотносительной истинности, выдвинутое приверженцами любой из совокупностей истины, означало бы, что настоящая действительность якобы исчерпываема и конечна во всех собственных количественных, качественных и других качествах. Такое предположение кроме этого нереально. Ни один мыслящий человек, ни тем более утонченный мыслитель не имеет возможности утверждать, что он обладатель полной истины. Следовательно, первое предположение нужно отвергнуть.

Потом. Можем ли мы высказать предположение, что любая из трех систем истины полностью фальшива и не содержит ничего точного? Нет, такое предположение кроме этого недопустимо. Мы уже знаем — кроме того чисто эмпирически, — что любая из реальности и этих систем истины господствовала в течение нескольких столетий в греко-римской и западной (и вторых) культурах. А как уже указывалось выше, полностью фальшивая совокупность не имеет возможности подчинить не то что широкие веса людей, но кроме того и одного индивида на срок хотя бы в пара дней: люди, потерявшие животные инстинкты и «зомбированные» полностью фальшивыми концепциями реальности и истины, весьма не так долго осталось ждать погибли бы физически. Тем более погибло бы целое общество. Если бы любая из истины и этих систем реальности была целиком и полностью фальшивой, она не имела возможность господствовать в течение столетий — она просто обрекла бы на смерть всех собственных носителей. Еще менее талантливой была бы она оживать и опять и опять становиться господствующей. Безотносительная ложность всех либо одной из трех совокупностей истины исключена кроме этого и логически. Великие теологические, философснаучные школы и кий демонстрируют творческое, логическое и последовательное мышление, имеющее мало неспециализированного с бессвязностью и абсурдностью мышления алогичного. Более того, великие религиозные, философские и научные совокупности являются высшими примерами последовательности людской мысли — лучшими примерами логического и утонченного мышления, а не чем-то таким, что испытывает недостаток в оправдании за недостаточную диалектичность либо нелогичность. Возможно соглашаться либо не соглашаться с Блаженным Августином и

Фомой Аквинским, с Кантом либо Платоном, Исааком Ньютоном либо Дарвином, но, потому, что громадные посылки их учений приняты, мы должны признать эти и другие великие религиозные, философские и научные совокупности высшими примерами последовательности людской мышления.

ЭНТОНИ РОББИНС — Энергия и ЗДОРОВЬЕ ДЛЯ ЖИЗНИ (Аудиокнига)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: