Ii сфера практическая и сфера умозрительная

I теория и Схоласты мастерства

Схоласты не создали никакого особоготруда, озаглавленного «Философия мастерства». Это разъясняется, вероятнее, строгостью педагогической дисциплины, которой следовали средневековые философы, глубоко и шепетильно разрабатывавшие узкопрофессиональные неприятности и не заботившиеся об остающихся между этими колодцами-шахтами неисследованных областях. Но же у них возможно отыскать достаточно основательную теорию мастерства, но искать ее фрагменты приходится среди строгих рассуждений по вопросам логики («есть ли логика свободным мастерством?») либо моральной теологии («Чем благоразумие, добродетель одновременно нравственная и интеллектуальная, отличается от чисто интеллектуального мастерства?»).

В аналогичных случаях мастерство выступает как некое целое, включающее в себя все, от мастерства корабела до искусства грамматика либо логика; наряду с этим никак не выделяются «красивые искусства», рассмотрение которых «формально» не входит в затронутую проблему. Затевать нужно с метафизики древних, где изложены их взоры на красивое, после этого двигаться по направлению к мастерству и замечать, что получается из слияния этих двух терминов. Таковой путь, не смотря на то, что и громоздкий, по крайней мере нужен тем, что предохраняет от «эстетизма» — заблуждения, распространенного среди современных философов, каковые разглядывают красивые искусства в отрыве от мастерства в целом, а красивое — только как предмет мастерства, искажая так оба понятия: и красивого, и искусства.

Собрав и переработав высказанные схоластами взоры, возможно составить на их базе достаточно полную и широкую теорию мастерства. Мы желали бы указать тут только на кое-какие стороны данной теории. Приносим извинения за вынужденно догматический темперамент данной работы и сохраняем надежду, что эти замечания около и по поводу схоластических максим, при всей собственной фрагментарности, покажут, сколь полезно обращаться к опыту древних мыслителей, и привлекут внимание читателей к диалогу между художниками и философами, в особенности увлекательному на данный момент, в то время, когда остро ощущается необходимость выйти из унаследованного от XIX века духовного кризиса и отыскать внутренние ресурсы для добротного труда.

II Сфера практическая и сфера умозрительная

Существуют функции разума, направленные только на познание. Они относятся к умозрительной сфере.

Таково начальное постижение баз, которое, когда мы усвоим из чувственного опыта идеи бытия, обстоятельства, цели и т. д., разрешает нам конкретно, в силу природной прозорливости, узреть самоочевидные истины, на которых базируется все отечественное познание; такова наука, которая дает познание посредством доказательств и устанавливает причинную сообщение; такова мудростьт (499 Мы говорим тут о мудрости в смысле познания, теологии и метафизике. Схоласты различают мудрость более высокую, в смысле сродства либо соприродности божественному. Такая мудрость есть одним из даров Святого Духа, она не исчерпывается процессом познания, а познает с любовью и для любви. «Contemplatio Philosophorum est propter perfectionem contemplantis, et ideo sistit in intellectu, et ita finis eorum in hoc est cognitio intellectus. Sed contemplatio Sanctorum, quae est catholicorum, est propter amorem ipsius, scilicet contemplati Dei: idcirco, non sistit in fine ultimo in intellectu per cognitionem, sed transit ad affectum per amorem»2* (Alb. Magnus (Jean de Castel). De adhaerendo Deo, cap. IX)), (2* Созерцание философов осуществляется благодаря совершенству созерцающего и потому остается в уме; так, цель их наряду с этим — познание, достигаемое умом. Созерцание же святых — созерцание действительно верных — осуществляется благодаря любви к самому созерцаемому Всевышнему; исходя из этого, сообразно собственной конечной цели, оно не остается в уме в виде познания, а переходит в чувствование в виде любви (лат.))разглядываю щая причины и охватывающая все вещи единым умственным взглядом.

Эти функции совершенствуют разум в его главном предопределении, в том, что есть его сущностью, потому что разум как такой пытается только к познанию. Разум действует, и, в конечном итоге, сама жизнь его имеется деятельность, но это деятельность имманентная, замкнутая в самом разуме, направленная на самосовершенствование, — деятельность, при помощи которой он с ненасытной жадностью хватается за бытие, завлекает его к себе, поглощает, впивает его, дабы «некоторым образом претворить все вещи в себя». Так, умозрительная сфера — его стихия. Разум мало заботят благо либо страдание субъекта, его нормы и нужды. Он наслаждается бытием, видит лишь его.

Практическая сфера противоположна созерцательной, по причине того, что человек тут преследует не познавательные, а иные цели. Если он и познает, то не для того, дабы покоиться в истине, наслаждаться ею (frui), a дабы пользоваться (uti) знаниями для какого-либо продукта либо совершения какого-либо действия (500 «Finis practicae est opus, quia etsi practici, hoc est operativi, intendant cognoscere veritatem, quomodo se habeat in aliquibus rebus, non tamen quaerunt earn tanquam ultimum finem. Non enim considerant causam veritatis secundum se et propter se, sed ordinando ad fmem operationis, sive applicando ad aliquod determinatum particulare, et ad aliquod determinatum tempus»3* (св. Фома. In lib. II Metaph., lect. 2; Аристотель. Met., 1. И, с 1, 993 b 21)). 3* Цель практического знания — дело, потому что кроме того в то время, когда «практики», т. е. люди деятельные, стремятся познать истину, как она пребывает в некоторых вещах, они, но же, исследуют ее не в качестве конечной цели. Так как они разглядывают истину не саму по себе и не для нее самой, а сообразно с целью действия, либо применительно к чему-то частному и определенному и к какому-то определенному времени (лат.)).

Мастерство принадлежит к практической сфере. Оно направлено на воздействие, а не на фактически познание.

Имеется, действительно, созерцательные искусства, каковые смыкаются с науками, к примеру, логика; эти научные искусства развивают спекулятивный ум, а не практический рассудок, но и они содержат в собственном подходе (mode) что-то практическое; к искусствам же относятся вследствие того что создают некое произведение, действительно, в этом случае в самого ума, обращенное на познание и имеющее целью упорядочить отечественные представления, выстроить некое положение либо рассуждение (501 Ср.: Хуан de Санто-Томас. Cursus philos., t. I. Log. IIa P., q. 1; Cursus theol. (Vives, t. VI), q. 62, disp. 16, a. 4. ). Так или иначе, мастерство, где бы оно ни виделось, всегда связано с исполнением действия либо последовательности действий, с созданием произведения..

Игорь Калинаускас – Музыка сфер. 1/2


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: