Ii. социологический метод

По окончании определения сферы социологии и ее главных подразделений нужно постараться охарактеризовать самые существенные правила применяемого ею способа. Главные неприятности социологии заключаются в изучении того, как сформировался политический, юридический, нравственный, экономический, религиозный университет, верование и т. д.; какие конкретно обстоятельства их породили; каким нужным целям они соответствуют. Сравнительная история, в том понимании, которое мы постараемся ниже прояснить, – это единственный инструмент, которым социолог располагает, дабы решать для того чтобы рода вопросы.

В действительности, чтобы выяснить какой-нибудь университет, нужно знать, из чего он состоит. Это сложное целое, складывающееся из разных частей; нужно знать эти части, растолковать каждую из них раздельно и метод, которым они соединились совместно. Дабы их найти, не хватает разглядывать университет в его завершенной и современной форме, поскольку потому, что мы к нему привыкли, он думается нам значительно чаще несложным.

По крайней мере, нет ничего, что показывает в нем на то, где начинаются и где заканчиваются разные элементы, из которых он состоит. Нет границы, отделяющей их друг от друга видимым образом, совершенно верно так же, как мы не принимаем невооруженным глазом клетки, из которых состоят ткани живого существа, молекулы, из которых состоят неживые предметы.

Нужен аналитический инструмент чтобы вынудить их проявляться зримым образом. Роль этого инструмента играется история. В действительности, разглядываемый университет сформировался неспешно, фрагмент за фрагментом; образующие его части появились друг за другом и медлительно присоединялись друг к другу; исходя из этого достаточно проследить их происхождение во времени, т. е. в историческом развитии, дабы заметить разные элементы, из которых он появляется, естественным образом поделёнными. Они предстают тогда перед наблюдателем друг за другом, в том самом порядке, в котором они сформировались и соединились в единое целое. Думается, нет ничего несложнее, чем понятие родства; история же демонстрирует его неординарную сложность: в него входит представление о родном родстве, но оно включает в себя и другое, поскольку мы обнаруживаем такие типы семьи, в которых родное родство играется совсем второстепенную роль. Родство по матери и родство по отцу – это как следует разные явления, каковые зависят от совсем различных обстоятельств и требуют, следовательно, отдельного изучения и особого подхода, поскольку мы находим в истории типы семьи, в которых существовал один из этих двух видов родства, а второй отсутствовал. Меньше, в сфере социальной действительности история играет роль, подобную той, какую микроскоп играется в сфере действительности физической.

Помимо этого, лишь история позволяет растолковывать. В действительности, растолковать университет – значит дать представление о разных элементах, из которых он состоит, продемонстрировать их обстоятельства и назначение. Но как найти эти обстоятельства, если не перенестись в то время, в то время, когда они были действующими, т. е. в то время, когда они породили факты, каковые мы стремимся осознать? Так как лишь сейчас возможно уловить метод, которым они действовали и породили собственный следствие. Но данный момент находится в прошлом. Единственное средство узнать, как любой из этих элементов зародился, – это замечать его в тот самый момент, в то время, когда он зародился, и находиться при его происхождении; но это происхождение имело место в прошлом, и, следовательно, о нем возможно определить лишь благодаря истории.

К примеру, родство на данный момент имеет двойственный темперамент; его вычисляют как по отцовской, так и по материнской линии. Дабы узнать определяющие обстоятельства данной сложной организации, сперва нужно замечать общества, в которых родство есть в основном либо только утробным, и выяснить, что его породило; после этого направляться разглядеть народы, у которых сформировалось агнатское родство; наконец, потому, что последнее по окончании собственного происхождения довольно часто оттесняет первое на подчиненное место, нужно будет изучить цивилизации, в которых то и второе занимают равное положение, и попытаться найти условия, выяснившие это равенство. Как раз так социологические неприятности, так сообщить, выстраиваются на разных стадиях прошлого, и как раз при условии для того чтобы их размещения, их соотнесения с разными историческими средами, в которых они появились, возможно решить эти неприятности.

Социология, значит, в значительной степени представляет собой в некотором роде осознаваемую историю. Историк кроме этого изучает социальные факты, но он разглядывает их в основном с той стороны, в которой они специфичны для определённой эпохи и определённого народа. В большинстве случаев он ставит перед собой цель изучить жизнь такой-то нации, такой-то коллективной индивидуальности, забранных в такой-то момент их эволюции. Его яркая задача пребывает в том, дабы распознать и охарактеризовать личный, личный вид каждого общества а также каждого периода судьбы одного и того же общества. Социолог же занят только открытием неспециализированных связей, законов, обнаруживаемых в разных обществах. Он не станет намерено изучать, каковы были религиозная судьба либо право собственности во Франции либо в Англии, в Риме либо в Индии в том либо другом столетии; эти особые изучения, каковые, но, ему нужны, для него только средство чтобы прийти к открытию каких-то факторов религиозной судьбе в целом. Но у нас имеется только один метод доказать, что между двумя фактами существует логическая сообщение, к примеру, причинная, – это сравнить случаи, в то время, когда они в один момент присутствуют либо отсутствуют, и узнать, свидетельствуют ли их трансформации в этих разных комбинациях событий о том, что один из них зависит от другого.

В сущности, опыт – это только форма сравнения; он пребывает в том, дабы вынудить некоторый факт измениться, создавать его в разных формах, каковые после этого методично сравниваются. Социолог, так, не имеет возможности ограничиваться рассмотрением одного-единственного народа и тем более единственной эры. Он обязан сравнивать общества одного и того же типа, и разных типов чтобы трансформации в них университета, обычая, каковые он желает растолковать, сопоставленные с трансформациями, параллельно устанавливаемыми в социальной среде, разрешили найти отношения, объединяющие эти две группы фактов, и установить между ними какую-то причинную сообщение.

Сравнительный способ исходя из этого есть инструментом в основном социологического способа. История, в простом смысле слова, – это для социологии то же самое, что латинская, либо греческая, либо французская грамматики, забранные и изучаемые раздельно друг от друга, для новой науки, взявшей наименование «сравнительная грамматика».

Существуют, но, случаи, в то время, когда материал для социологических сравнений направляться черпать не из истории, а из второй дисциплины. Не редкость, что изучению подвергается не то, как сформировались юридическая либо моральная норма, религиозное верование, в противном случае, благодаря чему они более либо менее соблюдаются группами, в которых они существуют.

К примеру, не исследуется вопрос о том, как появилась норма, запрещающая убийство человека, а ставится задача найти разные обстоятельства, по которым народы, всякого рода группы склонны в большей либо меньшей степени нарушать эту норму. Либо возможно поставить перед собой задачу отыскать кое-какие факторы, благодаря которым браки заключаются более либо менее довольно часто, более либо менее рано, более либо менее легко распадаются методом развода и т. д. Дабы решать для того чтобы рода неприятности, направляться обращаться в основном к статистике. Так возможно будет изучить, как число убийств, браков, разводов варьирует в зависимости от характерных изюминок обществ, вер, профессий и т. д. Как раз при помощи этого способа направляться изучать неприятности, относящиеся к разным условиям, от которых зависит нравственность народов. Посредством того же приема в экономической социологии возможно изучить, в зависимости от каких обстоятельств варьируют зарплата, уровень ренты, уровень процента, меновая цена денег и т. д.

Но к какой бы особой технике ни прибегал социолог, он ни при каких обстоятельствах не должен терять из виду одно правило: перед тем как приступить к изучению определенной категории социальных явлений, ему необходимо избавиться от тех понятий, каковые у него сложились о них в течение судьбы; ему необходимо исходить из принципа, что он ничего не знает о них, об их характерных показателях и о обстоятельствах, от которых они зависят, – меньше, необходимо, дабы он вошел в такое же состояние сознания, в каком находятся физики, химики, физиологи, а сейчас кроме того и психологи, в то время, когда они вступают в еще неизведанную область собственной науки. К сожалению, таковой позиции, как бы она ни была нужна, непросто придерживаться по отношению к социальной действительности: нас отвращают от этого застарелые привычки. Потому, что каждый день мы используем правила морали и права, потому, что мы покупаем, реализовываем, обмениваем цене и т. д., мы невольно имеем какое-то представление об этих разных вещах; без этого мы не могли бы делать отечественные повседневные задачи. Из этого совсем естественная иллюзия: мы считаем, что вместе с подобными представлениями нам дано все значительное в вещах, к каким они относятся.

Моралист не через чур задерживается на объяснении того, что такое семья, родство, отцовская власть, контракт, право собственности; таково же отношение экономиста к цене, обмену, ренте и т. д.

Социолог обязан функционировать таким же образом: он обязан вступать в прямой контакт с социальными фактами, забывая все, что, как ему представляется, он о них знает, как словно бы он вступает в контакт с чем-то совсем малоизвестным. Социология не должна быть иллюстрацией устоявшихся и очевидных истин, каковые к тому же обманчивы; она обязана трудиться над открытиями, каковые время от времени кроме того будут вступать в несоответствие с общепринятыми представлениями. Мы ничего еще не знаем о социальных явлениях, среди которых живем; разным социальным наукам предстоит неспешно познакомить нас с ними.

Количественные VS качественные способы в социологическом изучении.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: