Индивидуальные различия, связанные с ложью

Гендерные различия

На протяжении анализа дневников, совершённого Де Пауло и ее сотрудниками, были распознаны гендерные различия, которые связаны с сообщением лжи (DePaulo, Kashy, Kirkendol, Wyer Epstein, 1996).

Не смотря на то, что не было найдено тендерных различий, касающихся частоты сообщения лжи, был отмечен факт, что женщинам и мужчинам более характерны разные типы лжи. Мужчины чаще прибегают к самоориентированной лжи, в то время как дамы — ко лжи, ориентированной на вторых, в особенности при общении с другими дамами. В беседах между двумя дамам практически добрая половина информируемой лжи относилась к категории ориентированной на вторых.

Во втором изучении, совершённом Де Пауло и Беллом (DePaulo Bell, 1996), кроме этого были распознаны гендерные различия.

Участников просили выбрать две картины, каковые им больше всего нравятся, и две, каковые им меньше всего нравятся, из предъявленных им 19 картин. Сделав собственный выбор, они должны были написать, что именно им нравится либо не нравится в тех четырех картинах, каковые они назвали. После этого участникам было сказано, что они будут принимать участие в дискуссии со студентом с факультета искусств, с которым обсудят собственный вывод о выбранных ими картинах. Им заявили, что данный студент сам может оказаться автором некоторых картин и что в этом случае он скажет об этом участнику.

Им кроме этого было сообщено, что эти студенты пока не знают, какие конкретно картины участники выбрали. На самом же деле студент с факультета искусств являлся помощником (ассистентом экспериментатора), что знал, какие конкретно картины участники выбрали в качестве лучших и нехороших. По поводу каждой из четырех картин студент факультета искусств должен был задать вопрос участников, что они думают о картине в целом, что именно им нравится в ней и что именно им не нравится. Начиная обсуждение одной из картин, которая участникам понравилась, и одной картины, которая им не понравилась, студент упоминал о том, что написал эту картину сам.

Так, для каждого участника изучения создавались четыре. разные обстановки. В одной дискуссии они должны были выразить собственный вывод о картине, которая им нравилась и которая не была написана студентом. Во второй дискуссии участники обсуждали картину, которая им не нравилась и которая не была написана студентом. В третьей дискуссии они говорили о картине, которая им нравилась и которая была написана студентом, и в четвертой дискуссии — о картине, которая им не нравилась и которая была написана студентом. Порядок, в котором обсуждались картины, систематически изменялся. Разумеется, что самые неприятным было обсуждение, в котором участники были вынуждены сказать о картине, написанной студентом, которая им не нравилась. Результаты изучения распознали особенно большие тендерные различия как раз в данной ситуации. Дамы высказывали больше хороших эмоций по поводу картины, чем мужчины, в первую очередь преувеличивая преимущества тех качеств картины, каковые им вправду нравились. Тендерные различия кроме этого проявились в случаях, в то время, когда участники обсуждали картину, написанную студентом, которая им понравилась. Дамы преувеличивали чувство, произведенное на них картиной живописца, в основном, чем мужчины.

Подобно изучению Де Пауло с анализом дневников, результаты данного изучения продемонстрировали, что дамы чаще говорят неправда, ориентированную на вторых, чем мужчины.

Саарни (Saarni, 1984) показал тот факт, что склонность дам чаще применять неправда, ориентированную на вторых, присутствует уже в раннем детском возрасте. Дети в возрасте от семи до одиннадцати лет приобретали подарки, каковые им нравились (к примеру, деньги и конфеты), в качестве вознаграждения за помощь взрослым. Практически сразу после этого их опять просили оказать помощь, но в этом случае их вознаграждали подарками, каковые не воображали для них интереса и доходили скорее детям более младшего возраста. Девочки высказывали собственный разочарование в меньшей степени, чем мальчики, и реагировали с громадным энтузиазмом, в то время, когда им вручался скучный презент.

Был кроме этого показан тот факт, что в ходе сотрудничества с другими людьми дамы, в большинстве случаев, более открыты, доверительны и склонны высказывать эмоциональную помощь, чем мужчины. В следствии как дамы, так и мужчины более положительно отзываются о беседах с дамами, чем с мужчинами (DePaulo, Epstein Wyer, 1993; Reis, Senchak Solomon, 1985). Рейс, Сенчак и Соломон (Reis, Senchak Solomon, 1985) внесли предложение пара объяснений этого феномена. Но тот факт, что дамы применяют больше лжи, ориентированной на вторых, чем мужчины, — другими словами склонны к более нередким и более лестным комплиментам, и избегают сказать вещи, каковые смогут задеть другого человека, — кроме этого может являться одной из обстоятельств упомянутого выше феномена.

Наконец, существуют свидетельства того, что женщины и мужчины по-различному ведут себя, в то время, когда лгут. Говоря неправда, дамы чувствуют себя пара более дискомфортно, чем мужчины (DePaulo, Epstein Wyer, 1996; DePaulo, Kashy, Kirkendol, Wyer Epstein, 1996; Vrij, 1997b). Де Пауло и Киркендол (цит. по: DePaulo, Epstein Wyer, 1996) просили женщин и мужчин поведать о самая серьёзной лжи, которую они сами когда-либо информировали, и о самая серьёзной лжи, которую говорили им. Эти случаи создавали более сильное впечатление на дам, чем на мужчин. Говоря о обстановках, в которых они сами информировали важную неправда, дамы обрисовывали себя как испытавших более сильные эмоции вины, страха и тревоги, чем мужчины. Думая о обстановках, в которых они сами были одурачены, дамы говорили, что они были более озлоблены, чем мужчины. Для дам неправда оказала более негативное действие на взаимоотношения с лжецом, чем для мужчин, и дамы чаще, чем мужчины, вспоминали о таких случаях.

Возрастные различия

Дети начинают сказать неправда, ориентированную на вторых, в самом раннем возрасте. Льюис (Lewis, 1983) приводит пример трехлетней девочки, которая отреагировала с громадным энтузиазмом, взяв презент от бабушки, не смотря на то, что в действительности она не была довольна подарком. К для того чтобы рода лжи детей подталкивают родители. В случае если девочка спонтанно не отреагирует в таковой ситуации положительно, мать может побудить ее сделать это. Дети кроме этого подмечают, что окружающие (к примеру, их родители) говорят такую неправда, и начинают подражать их поведению.

Мы кроме этого в самом раннем возрасте приучаемся лгать, дабы избежать наказания (Lewis, 1993). Детей, которым еще не исполнилось и трех лет, оставляли на время одних в помещении, и им говорили, что они не должны оборачиваться и наблюдать на заводную игрушку, которую заводили сзади них. Поведение детей снималось скрытой камерой. В то время, когда экспериментатор через пять мин. возвращался, он задавал вопросы каждого ребенка: «Ты подглядывал?» Не смотря на то, что запись говорит о том, что оборачивались 90 % детей, лишь 38 % сообщили правду и согласились, что они подсматривали. Подобный опыт, совершённый с детьми разного возраста, продемонстрировал, что чем старше дети, тем меньше возможность того, что они рассказать о собственном проступке. Так, к примеру, ни один из пятилетних детей, наблюдавших на игрушку, не рассказал о этом.

Льюис (1993) кроме этого обрисовывает процесс, при помощи которого дети приучаются лгать с целью избежать наказания. К примеру, двухлетней девочке приказывают не есть печенье. После этого, в то время, когда мать задаёт вопросы девочку, ела ли она печенье, та согласится, что ела. Тогда мать злится и наказывает ее. Уже по окончании нескольких аналогичных сотрудничеств ребенок усваивает, что если он рассказать о непослушании, его накажут. Исходя из этого он начинает лгать, дабы избежать наказания. Но непременно ребенок выясняет, что в некоторых случаях его неправда обнаруживается родителями. Родители говорят ему, что лгать плохо и если он солжет, его накажут. В следствии ребенок выясняется поставленным перед непростой проблемой. Его накажут, если он сообщит правду и согласится, что ослушался, но если он солжет, его также накажут. Однако скоро он осознаёт, что родители не смогут в любых ситуациях узнать, что он ослушался их приказа. Соответственно, лучше скрыть собственный непослушание и рассказать о собственном проступке, лишь в то время, когда он раскрыт.

Психолог Наталья Кучеренко. Психология лжи. Выявляем обман и ложь. Лекция № 25.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: