Информационная и психологическая теории мышления

В информационной теории мышления основной посылкой объяснения людской мышления на уровне обработки информации считается положение, что сложные процессы мышления составляются из элементарных процессов манипулирования знаками. В общем виде элементарные процессы в большинстве случаев описываются так: прочтите знак, напишите знак, скопируйте знак, сотрите знак и сопоставьте два знака. Нетрудно подметить, что «элементарные информационные процессы» либо «элементарные процессы манипуляции знаками» имеется не что иное, как элементарные операции в работе вычислительной автомобили. Так, требование изучать мышление «на уровне элементарных информационных процессов» практически расшифровывается как требование растолковать человеческое мышление только в совокупности понятий, обрисовывающих работу вычислительного устройства

Главными рабочими понятиями в рамках разбираемой концепции являются: 1) информация, 2) переработка информации, 3) информационная модель Информация — это, по существу, совокупность знаков либо знаков; переработка информации — разного рода преобразования этих знаков по заданным правилам («манипулирование знаками», как говорят кое-какие авторы); информационная модель (либо «пространство неприятностей», в отличие от среды задачи) — сведения о задаче, представленные либо накапливаемые (в виде кодового описания) в памяти решающей совокупности.

Что означает мышление психологически? Обрисовывает ли информационный подход настоящие процессы людской мышления либо же он абстрагируется от таких его черт, каковые именно и являются самый существенными? Ответы на эти вопросы мы извлекаем не из опыта моделирования психологических процессов, а из опыта теоретического и экспериментального анализа процессов мышления.

Психологически мышление довольно часто выступает как деятельность согласно решению задачи, которая определяется в большинстве случаев как цель, эта в определенных условиях. Но цель не всегда сначала «дана»: кроме того если она ставится извне, то бывает достаточно неизвестной, допускающей неоднозначное толкование, поэтому целеобразование либо целеполагание имеется одно из наиболее значимых проявлений деятельности мышления. Иначе, условия, в которых поставлена цель, не всегда являются «определенными», их еще нужно выделить из неспециализированной обстановки деятельности на базе ориентировки, анализа данной обстановки. Задача как эта цель в определенных условиях еще должна быть сформулирована. Следовательно, мышление — это не просто ответ, но и формирование задачи.

Что входит в условия задачи либо с чем имеет дело человек, решающий задачу? Это смогут быть настоящие предметы, вещи, наконец, люди, в случае если мы рассматриваем случаи так именуемого наглядно-действенного мышления. Это смогут быть символы, в случае если мы разглядываем случаи речевого мышления. Достаточно ли сообщить про речевое мышление человека, что оно «оперирует символами», дабы выразить значительные стороны мышления? Нет, не достаточно. Следуя за Выготским, мы выделяем при анализе речевого мышления фактически символ, предметную значение и отнесенность символа. «Оперируя символами», человек оперирует значениями, а через них, в конечном итоге, предметами настоящего мира. Так, в случае если мы будем обрисовывать человеческое мышление лишь как манипулирование символами, то мы отвлечемся от наиболее значимого психотерапевтического содержания мышления как деятельности настоящего человека. Именно это совершает информационная теория мышления.

Настоящие предметы, либо предметы именуемые, входящие в условия задачи, владеют таковой ответственной чёртом, как сокровище, различной сокровищем обладают кроме этого действия с этими предметами, т.е. преобразования обстановки. Существуют различные источники образования сокровищ одного и того же элемента ситуации и различные взаимоотношения между этими сокровищами. Формальное представление условий задачи (к примеру, в виде графа либо списка знаков), отражая некую действительность, отвлекается вместе с тем от таких объективных (заданных субъекту) черт условий задачи, как соотношение разных способов преобразования и ценностей элементов обстановки, как план составителя задачи. Эти утрачиваемые при формальном представлении чёрта не только реально существуют, но и определяют (время от времени прежде всего) течение деятельности согласно решению задачи. Так, психотерапевтическая и информационная характеристики структуры задачи очевидно не совпадают.

Объектом психотерапевтического анализа интеллектуальной деятельности человека смогут являться: характеристики операционального смысла обстановки для решающего, смысла конкретных попыток ответа, смысла переобследования, смысла отдельных элементов обстановки, в отличие от их объективного значения; характеристики развития смыслов и процессов возникновения одних и тех же элементов всей ситуации и ситуации в целом на различных этапах процесса ответа задач, соотношение невербализованных и вербализованных смыслов разного рода образований на протяжении ответа задачи; процессы сотрудничества смысловых образований в организации исследовательской деятельности, определении ее количества (избирательности) и направленности; процесс происхождения и удовлетворения поисковых потребностей; изменение субъективной сокровище, значимости одних и тех же действий и элементов ситуации, выражающееся в изменении эмоциональной окраски (при константной мотивации); роль изменяющейся шкалы субъективных сокровищ в организации протекания поиска; формирование, динамика личностного смысла обстановки задачи и его роль в организации деятельности согласно решению задачи.

При ответе мыслительных задач человеком такие настоящие функциональные образования, как суть (операциональный и личностный) и сокровище объектов для человека, не просто соположены («нейтральны») с информационной чёртом материала, но конкретно участвуют в процессах управления деятельностью согласно решению задачи. Этот капитальной важности факт и формирует, в первую очередь, качественное своеобразие мыслительной деятельности если сравнивать с процессом переработки информации. Учет либо не учет этого факта различает психотерапевтическую и информационную теории мышления.

Разделение информационной и психотерапевтической теорий мышления есть нужным условием развития последней, которая в первую очередь обязана отразить специфику творческих процессов, в большинстве случаев отличающихся от рутинных, шаблонных, уже сложившихся. Но разработка фактически психологических неприятностей мышления не только не закрывает путь для сотрудничества психокибернетиков и логов, она делает такое сотрудничество продуктивным.

(Тихомиров О.К. «Структура интеллектуальной деятельности человека»)

Аналитический фильм \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: